home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 18

Последние два квартала до своей душной тесной комнатки в районе северной гавани Шадугинур преодолел бегом. Неужели мастер Дашир больше в нем не нуждается? Видит Огненнорукая, он никогда не рвался в Дасию. Первый некроном Трона Пяти Лун, поставил незаконнорожденного перед простым выбором: либо он делает то, что ему прикажут, либо его жена и дети отправляются в зиккурат Пьющей Смерть. Вердуг даже не пытался угадать, почему выбор столь высокого вельможи пал на него. Впрочем, по всей видимости, мастер Дашир оказался, как всегда, прав – у Шадугинура, или Раждана Атни, как его теперь звали, все получилось гладко: пересечь границу, проникнуть в Нармрот, устроиться рабочим на гномскую фабрику, обзавестись авторитетом и широким кругом общения. Но настоящая работа началась лишь недавно – мелкие провокации с испорченными станками и несвежим продовольствием. До настоящего конфликта гномов и дасских рабочих было еще далеко. И вот теперь эти листовки. Один клочок дешевой желтой бумаги он сжимал в кулаке: «Маарбагские карлики грабят наши недра, они пришли на наши земли и живут как короли, в то время как те, кто делают за них всю тяжелую работу, едва сводят концы с концами. Нармротские рабочие, сколько вы можете терпеть подобное унижение?! Или вы скинули гнет магов только для того, чтобы гнуть спину на карликов?!» Неужели мастер Дашир посчитал, что он плохо работает и внедрил еще одного агента? В голове у вердуга крутилось несколько вполне правдоподобных предположений по поводу происхождения листовки. Во-первых, в Нармроте действительно могло быть несколько агентов, не осведомленных друг о друге – так вердугский мастер не рисковал потерять всех сразу. А во-вторых, листовки могли распространять сами дасы. Шадуги-нур так привык к своей тонкой лжи о несправедливостях и притеснениях со стороны гномских хозяев, что не мог точно сказать, насколько на самом деле плохи или хороши тут дела.

Вердуг взлетел по темной лестнице своего многоквартирного дома, прохрустел тяжелым ключом в замке и, заперев как следует дверь, бросился к плетеной корзине с нестираной одеждой. Матовый лиловый шар упал из черного шерстяного мешочка на его ладонь, тотчас световые блики на гладкой поверхности пришли в движение. Ожидая связи, Шадугинур прошелся взглядом по убогой обстановке. Серый бетон стен,пола и потолка. Зеленоватые циновки и истертые тряпичные коврики. Медный таз, зеркальце, сундучок, ночной горшок – вот и все, что он нажил за неполные восемь лет в Дасии. Зато смог кое-что отложить, хотя некоторые дела потребовали золота.

– Да?! – Голос из шара был пропитан недовольством и чуть украшен яростью. Шадугинур постарался не паниковать раньше времени – интонации имитировал заключенный в парные сферы призрак, сейчас у него уже кое-что получалось, но еще года четыре назад вердуг смеялся над словами своего хозяина до слез.

– Нижайше прошу вашу милость простить дерзость никчемного раба. – Мастер Дашир требовал, чтобы подчиненный говорил четко и коротко, но потревожив господина несвоевременным выходом на связь, вердуг не смел сразу перейти к делу. – Кто-то неизвестный распространяет среди рабочих листовки, агитирующие против гномских хозяев. Что делать мне?

Долгая пауза обнадежила агента, если мастер Дашир думает, значит, не все под его контролем, Шадугинур еще чего-то стоит и может не переживать за семью. Наконец прозвучал ответ:

– Продолжай действовать, но будь крайне осторожен. Учти, темнолицые ни в коем случае не должны обнаружить сферу и Знак Пяти. Дойдет до резни и погромов, уходи – если удастся не попасться. Твое дело сделано.

Слабые огоньки постепенно растворились внутри шара. От радости вердуг подбросил чуть ли не до потолка ценное устройство и едва сумел словить. Неизвестно, кому или чему он обязан этим счастьем, но очень скоро у него появится возможность получить обратно свободу и жизни близких. А он-то думал, что мастер Дашир никогда не позволит ему покинуть Дасию. Впрочем, Шадугинур быстро сообразил, что не стоит относить эго решение на счет добросердечия некронома – просто он не хочет оставлять дасским ищейкам ни единого следа.

Это существо пугало Девяносто Шестого даже больше, чем голодный игрем. Бесшумными шагами оно медленно продвигалось по черным, как ночь, коридорам, и только шуршание складок огромного плаща выдавало его присутствие. Еще гомункул ощущал едва уловимый вибрирующий поток, опережающий существо. Внешнее сходство с человеком не могло обмануть Летуна – стоит откинуть капюшон, пронзительная жуть выберется наружу и поглотит тебя. Другие обитатели подземелья называли его искаженным и старались не попадать с ним в один коридор.

Гомункул дернулся, не в силах сдержать желания выбраться поскорее из переговорной пещеры. По своему обыкновению он следил за высоким контролером, но никак не ожидал, что тому придет в голову встречаться с искаженным. Девяносто Шестому с трудом удалось взять себя в руки, он огляделся, пытаясь определить, не услышал ли кто судорожного взмаха его крыльев. Охрана у входов, как ей и положено, не проявляла излишней активности. Контролер опустошил могучие легкие, почти прокричав:

– Здравствуйте, в Свете!

Сердце Летуна застучало, если бы он не скрывался во мраке, то заметил бы, что его кожа из серой превратилась в розовато-коричневую. Наполненная мраком пасть капюшона уставилась прямо на него. Летун был уверен, что искаженный каким-то ему одному доступным способом видит его. Неизвестно, чего гомункул ожидал и боялся больше – мгновенной смерти или разоблачения.

– Все шутите, повелитель правды? – Искаженный как ни в чем не бывало повернулся к собеседнику. Гомункул поспешил переползти за спину жуткому существу.

– Нам нужно ваше вмешательство. Вы…

– Мы ничего не должны, а ваши бестолковые интриги очень скоро ударят по вам самим. Нас это НЕ УСТРАИВАЕТ. – Гомункул явственно ощутил усилившуюся вибрацию искаженного, он с радостью провалился бы сквозь землю в адское обиталище игремов, только бы оказаться подальше от этой странной силы, но подземному командиру, похоже, все было нипочем.

– Послушай, мастер Я-знаю-что-вам-нужно-де-лать, ваше соседство многим доставляет неприятности. Даже я начинаю думать, что пора прижечь все язвы на теле великого города. Выбирайте…

– Мы решили, что выполним ваше требование, но вы перешли границу обязательств, и будущее непредсказуемо. – Это походило на угрозу. Контролер кивнул искаженному, развернулся и зашагал прочь, неопределенно махнув рукой.

– Даже угрожать как следует не умеют, а все лезут с советами. Ну их к демонам! – дал он волю своим чувствам.

Гомункул поспешил вслед за высокой фигурой. Страх остаться наедине с искаженным так сильно толкал Летуна в спину, что ему с трудом удавалось держаться позади контролера. Прошмыгнув мимо охранника в безопасную тень, Девяносто Шестой обернулся. Искаженный все еще стоял посреди пещеры и смотрел вслед, гомункул очень надеялся, что все-таки вслед контролеру.

Сон никак не шел к Шадугинуру. Несколько часов он проворочался на своей жесткой циновке. Буйные фантазии бежали в его голове наперегонки, предлагая одну за другой захватывающие возможности. Ночные улицы Города Тысячи Алтарей. Вот он ведет Этжель по дорогим магазинам. Отдает детей в ученики. Вуали прикрывают их лица. Через пару лет новой жизни солнечная порча окончательно сойдет с их лиц. Вердуг пытался успокоиться, напоминая себе, что до осуществления этих грез еще очень далеко. К тому же от мастера Дашира можно было ожидать чего угодно: честной благодарности, нового задания, быстрой смерти, медленной смерти. Наконец упало глухое беспробудное забытье.

Заверещал магический будильник, собственность компании «Долбак и Рыжебородый». Шадугинур выглянул за окно. Оранжевые отметины на пухлых белых облаках подсказали, что проклятущая штука опять сработала вовремя – за час до заката. Вердуг все надеялся, что дасская игрушка когда-то даст сбой и он сможет понежиться еще часик до смены.

Дорога на фабрику шла по застроенной мелкими мануфактурами набережной. Местное производство умирало, задавленное конкуренцией со стороны предприятий нового порядка. В половине окон не было стекол. Древние глиняные мазанки крошились, выставляя напоказ белые тростниковые остовы. Отвратительное место.

Вдруг Шадугинур застыл как вкопанный – ему навстречу двигалась процессия из десятка паланкинов. Не слишком роскошных, но с отличными носильщиками. Агент внимательно следил, как колонна преодолевает полузаброшенную улицу. Как брызгает из глубоких выбоин в мостовой мутная, настоянная на отбросах вода. Что может обозначать подобное паломничество? Насколько было известно Шадугинуру, нармротская верхушка – маги и контролеры – передвигалась по воздуху на немощных демонах и зачарованных лодках. Носильщиков часто нанимали гномы, правда, карлики предпочитали богато украшенные паланкины, демонстрирующие достаток и сомнительный художественный вкус хозяина. К тому же у гномов были совсем другие маршруты, в районе старых мануфактур они предпочитали не показываться. Агент попытался незаметно присоединиться к процессии – может, удастся увидеть какую-либо значимую деталь. Нет, бесполезно – плотные темные шторы надежно скрывали пассажиров.

«Обязательно следует выяснить, в чем тут дело», – решил вердуг.

Вот уже последний паланкин поравнялся с ним. Черная занавеска чуть приоткрылась, и Шадугинур смог разглядеть серый стариковский палец на ткани и скрытый капюшоном профиль. Медленно голова стала поворачиваться к нему. Еще мгновение, и свет упадет на лицо.

«Вряд ли это важно», – подумал вердуг, отвернулся и зашагал своей дорогой. Внезапно и необъяснимо он потерял всякий интерес к странной процессии. Нет, он помнил ее, и даже собирался разузнать, кто это был, куда, откуда и зачем направлялся, но не сейчас, потом. Слишком много более важных дел.

Трарген Колотун, полномочный посол совета маарбагских кланов и предводитель нармротской общины гномов, вынужден был жить в роскошном особняке с фонтаном и мозаичной лужайкой. Он, как и большинство гномов, предпочитал уютные подземные жилища. Но положение обязывало. Гномские залы и тоннели строились согласно древним традициям и не предусматривали особого удобства для существ более высокого роста. Трарген подозревал, что потолки именно потому и делали низкими, чтобы никто из наземных жителей не позарился на города гномов, а дойдет "дело да драки, так не смог бы в полную силу биться, согнувшись в три погибели.

Солнце уже давно перевалило за полдень, а посол только спрыгнул с широченной кровати под бархатным балдахином. Помотал тяжелой головой, пытаясь вытряхнуть похмельный гул.

– Представляю, каково сегодня мастеру Андереми, – хихикнул Трарген. Гномы много меньше людей страдали от неумеренных возлияний, а тщедушный глава гильдии зачарователей вчера ночью пил наравне с ним.

Звон отвлек его от веселых мыслей – брызнув осколками витража, изображавшего битву короля Драдерика со змеем, по мраморному полу запрыгал камень.

– Чтоб вам горн в одно место да хорошенько надуть, – Трарген бросился к окну и выглянул из-за тяжелой глухой шторы. Ему удалось заметить уже взмывшего высоко в небо шрада. Призвать демона к ответственности не было никакой возможности, так что гном лишь сплюнул да пнул ногой кресло. Тут только он заметил, что камень завернут в плотную темно-песочную бумагу. Развернув ее, гном обнаружил выведенное ярко-фиолетовыми чернилами послание:

«Спешу известить вас, мастер Колотун, что некоторые враждебные дасскому и маарбагскому народу элементы при поддержке вердугских шпионов готовят направленную против гномов Нармрота провокацию. Поспешите принять меры, приготовиться к обороне квартала и защите соотечественников, господин посол.

В свою очередь берусь поставить в известность о готовящемся заговоре власти». И подпись: «Сторонник дасско-гномской дружбы».

Огромный, крытый листовым железом и проткнутый трубой сарай всегда угнетал Шадугинура. Фабрика напоминала ему нисходящие зиккураты Города Тысячи Алтарей. Вердуг очень удивился, не обнаружив у ворот охраны. Насколько ему было известно, «Долбак и Рыжебородый» помимо чугунных оград, кольчужных сетей и арматуры для башен делали что-то по заказу дасских военных. Еще пару лет назад агент довольно долго безуспешно пытался раскрыть тайну производства – четыре фабрики компании выпускали четыре различные детали неясного назначения. Эти странные штуковины скупала одна близкая к Службе контора, подобраться к которой не было никакой возможности.

Вердуг пересек двор, так никого и не встретив, только красные глотки окон призывно скалились в полумрак. Доносящийся из-за дверей яростный гул голосов напоминал молитвенную оргию жрецов Огненнорукой. Со страхом и почтением, как в святилище, вошел на фабрику Шадугинур. У самого входа на предназначенной для складирования крупногабаритной продукции площадке толпились чуть ли не все рабочие и грузчики обеих смен. За плотной, как на базаре в праздничный день, толпой гудели раздуваемые автоматическими мехами печи и хлопали паровые молоты.

– Долой!!! —взорвалась толпа. Какое-то время крик становился громче, потом начал затихать, пока не распался на отдельные вопли.

– Они тратят огромные деньги на изящные наряды и роскошные дома, отправляют горы золота к себе домой, но не могут поставить простую магическую защиту, чтобы их механизмы не отрывали нам руки! – Оратор взобрался на аккуратно уложенную кольчужную сеть. Грузный лысый человечек демонстрировал отменное красноречие. Странным было то, что он не принадлежал к числу фабричных. Да и рабочим вряд ли мог быть – фигура его никак не свидетельствовала о способности к тяжелому физическому труду.

– Долой! Поотрывать коротконогим руки! Прогнать гномов к их волосатым бабушкам! – Толпа разразилась нестройными проклятиями и пожеланиями различных телесных повреждений. Шадугинур вглядывался в лица: еще совсем недавно те же люди были склонны скорей к покорности и втихаря радовались, если сменщик не успевал убрать руку из-под автоматического молота, а хозяину придется прибавить пару медяков за ученика. Уж он-то знал, насколько они далеки от любой борьбы – все его замечания и намеки, хотя бы о тех же опасных станках, исчезали в их головах, как в темной морской бездне. Впрочем, один раз кто-то принял его слова к сведению – сам Арденик Рыжебородый вызвал его для доверительной беседы, но Шадугинур удачно разыграл недалекого и безопасного болтуна. Теперь в глазах рабочих вердуг замечал ту же дикую ярость, что бушевала в разъярявших себя сладким дымом благородных воинах. Или! от криков и неверного света печей у него просто разыгралось воображение? Агент не успел разобраться' с ответом на этот вопрос – очередная не очень внятная реплика оратора окончательно взорвала толпу. С криками: «На Каменный Холм! Смерть коротконогим! Очистим Нармрот от карликов!» толпа устремилась к выходу, подхватив с собой вердуга. Сопротивляться не было никакого смысла.


ГЛАВА 17 | Специалист | ГЛАВА 19