home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 13

Уже несколько дней, как бескрайние поля восточного берега Аснура сменили низкие скалистые гор! Оверу новая местность нравилась гораздо больше Скрючившиеся на камнях деревья и густой смолянистый воздух будили неясные воспоминания. Или это ему только так казалось? Уорток никогда не распространялся о происхождении подопечного, хотя Овер был уверен, профессор знает что-то важное. Лишь однажды в беседе с коллегой обмолвился: «Ревенуэр чаще других провинций давал магическое зрение». Мальчик понял, что говорили о нем, и постарался хорошенько запомнить фразу. Лишь много позже он узнал, что Ревенуэром зовется город – центр одноименной провинции на крайнем юго-востоке Дасии.

Овер считал, что вполне готов к путешествию, пока не покинул Нармрот. Уже в пути ему пришлось прикупить одеяло, походную обувь и флягу повместительней. На равнине проблемой был ночлег – постоялых дворов на южном тракте оказалось мало. И далеко не все крестьяне внушали достаточно доверия, чтобы остаться под их крышей с мешком, полным сокровищ.

Однажды он постучал явно не в тот дом, а убедить хозяев, что в его мешке одни лишь книги да зимние вещи, не удалось. Но жизнь в Треугольнике приучила специалиста к осторожности. Оставленный у дверей сарая таз для умывания вовремя предупредил его и задержал вооруженного вилами хозяйского сына. Для начала Овер запустил звуковой примитив в ухо деревенскому верзиле. По плану следовало угрожать:

– Одно движение и я загоню тебе это прямо в мозги!

Но глядя в обезумевшие глаза парня, он сообразил, что тот его вряд ли поймет, даже если услышит. Мгновение казалось, что крестьянский сын все еще может броситься на него и проделать пару дырок, но тот лишь выронил вилы и выбежал, вопя и сжимая покрасневшие уши толстыми ладонями. С тех пор специалист предпочитал спать на свежем воздухе. Пару раз его приютили полуразрушенные храмы какого-то неизвестного древнего культа.

Зато пыльный желтый тракт был практически безлюден. Лишь два-три дневных перехода до Нармрота товары преодолевали по суше. Южнее связываться с носильщиками и повозками никто не хотел – морской путь был и быстрей, и дешевле. Раз или два в день Овер замечал в небе патрульную лодку. Раскинув золотистые деревянные крылья, проплывала она, вся в голубых и оранжевых магических огнях. Иногда Овера обгоняла колонна легкой пехоты с кривыми саблями, в покрытых белой материей кольчужных шапочках. Войска двигались в обоих направлениях, но больше все-таки шло на юг.


К вечеру показался Ревенуэр. Дорога плавно перешла в неглубокое ущелье, заполненное одно-двухэтажными бетонными домиками, каких много в небогатых кварталах Нармрота. Только здесь застройка была значительно плотнее. Узкие каменные улочки лестницами бежали то вверх, то вниз. Все здания были выкрашены в красный, белый либо темно-желтый цвет. Ущелье расширялось, сначала немного забирало в гору, потом пошло вниз, вливаясь в другое, более широкое и глубокое. Над противоположным склоном того ущелья возвышалась сложенная из темного грубого камня крепостная стена. Центральная улица разноцветного пригорода проходила по единственному мосту и терялась в огромных воротах. Никаких признаков стражи Овер не видел, а потому направился прямо во внутренний город. Только в каких-то десяти атах от массивных опор он заметил реку и понял, что вот уже без малого четверть часа слышал именно ее. Далеко внизу между отвесных каменных стен бурлил, извиваясь в белой шерсти пены, поток.


«Должно быть, Тагра, – решил Овер. – А в устье, говорят, она шире, чем Ильд».

Уже стемнело, когда специалист миновал крепостные ворота и широкую площадь за ними. В Нармроте он привык к ярким магическим огням, а здесь царил голубоватый лунный свет, Ревенуэр казался волшебным городом из детской сказки. Возможно, Овер пробродил бы полночи по сказочным улицам, если бы не призывно открытая дверь гостиницы. Тепло и запах горячего ужина заманили путника внутрь. Он заплатил за комнату и ужин, даже не поинтересовавшись, что же в этом заведении подают и куда укладывают гостей. Хозяин, мастер Палери, полный, седой и краснощекий, поинтересовался, откуда прибыл и чем занимается его новый постоялец. У специалиста на этот случай ответ был заготовлен, возможно, не слишком правдоподобный, но лучшего придумать не удалось.

– Мраюр Дрегми, подмастерье архитектора из Нармрота, – представился он. – Путешествую по стране, изучаю стили и особенности строительства различных провинций.

– Ну и как тебе Каменный Кулак?

– Простите, что?

– Ну, Ревенуэр, Каменный Кулак у носа вердуга. На арсенале и башне городского совета рядом с золотистым солнцем Дасии наше красное знамя с раздвоенной горой и кулаком.

– А, город. Простите, я прибыл сюда уже после захода солнца… Но контуры фасадов, э-э-э, вдохновляют.

Неодобрение явственно пропиталось в глубокой изогнутой морщине, залегшей над круглой и гладкой, как яблоко, щекой мастера Палери: то ли высказывание самозваного архитектора показалось ему недостаточно хвалебным, то ли он и вовсе не купился на эту байку. Специалист решил, что завтра лучше будет поискать другую гостиницу, с неразговорчивым хозяином. Но тут как раз подали ужин. Ягненок в пряном соусе заставил его успокоиться, а сыр и горячее, подслащенное медом вино значительно подняли настроение. Окончательно усыпила бдительность специалиста мансарда, пропитанная запахами можжевельника и сандала.

«Пожалуй, внезапная смена гостиницы как раз и может привлечь ко мне нежелательное внимание», – подумал он, засыпая.

На следующее утро ни одной тревожной мысли не забрело в голову Овера – слишком уж он приятно и расслабленно себя чувствовал. Хорошая еда, теплая комната и мягкая постель после долгой дороги творят настоящие чудеса. В тот день специалист собирался осмотреть город —для его поисков могла оказаться полезной любая информация. По правде, он не знал, с чего начать, чем продолжить и как все это может и должно закончиться. Конечно, можно было просто заявиться в городскую гильдию магов да и спросить, что им известно про распространенную в Ревенуэре способность видеть магию. Впрочем, вряд ли местные чародеи намного лучше нармротских, так что веские причины просто не выставить его за дверь у них вряд ли найдутся. И как Овер ни старался, он не мог придумать истории, которая создала бы хоть какую-то их видимость правдоподобия. Или все-таки шанс есть? А вот чего уж точно нет, так гарантии, что чародеи не вычислят его и не сдадут столичным ищейкам. В общем, Овер еще не решил, как подобраться к здешней гильдии магов и стоит ли лезть туда вообще.

«Пожалуй, для начала лучше попробовать положиться на удачу», – решил он.

Специалист вышел из гостиницы и обернулся, чтобы хорошенько запомнить здание, которое в потемках вчера практически не разглядел. Сверху на него смотрело огнедышащее чудовище из сна. Выражение лица Овера, должно быть, не означало ничего хорошего, да и слишком долго он пялился на гостиницу. Так что мастер Палери вышел посмотреть, не случилось ли пожара. А может, беглый демон устроился на его крыше? Хозяин встал рядом с постояльцем и принялся рассматривать гостиницу, не понимая, в чем же дело.

– Что это? – Наконец-то Овер заметил присутствие мастера Палери. Тот проследил за движением руки молодого человека.

– Вывеска, – ответил обиженным тоном хозяин.

– Не-е-ет, – мастеру Палери потребовалось некоторое время, чтобы понять смысл этого растянутого «нет».

– Красный Дракон.

Овер уже постепенно приходил в себя.

– И что, такие твари существуют на самом деле?

– А как же!

– Они водятся в Ревенуэре? Вы такого видели?

– Да нет. Свет миловал.

– А как он, э-э-э, – Овер снова указал на вывеску, – попал сюда?

Мастер Палери с головы до ног оглядел постояльца.

– Вот что я вам скажу, молодой человек: это моя гостиница, и я вешаю на нее все, что хочу. Я честный человек, и черномундирникам нечего мне предъявить. Я никогда не обсчитывал, не разбавлял вина, не готовил из несвежих продуктов, не приторговывал вер-дугским зельем. И как честный человек могу высказать свое мнение. Не знаю, как там у вас, а у нас на Каменном Кулаке кнар-эрты свое дело знали и в чужие дела не лезли. Вот случится еще крупная заваруха с демонопоклонниками – попомните мои слова!

Теперь Овер уставился на хозяина гостиницы, как будто тот стал огнедышащим чудовищем. Зато остальные свидетели разговора не только отлично понимали, о чем идет речь, но и поддерживали мастера Палери. Торговец сырами вышел из-за своего лотка.

– Точно говорите, мастер Палери. Господа Ревенуэроны не указывали, что мне делать на своей земле. Соберут, знай, подать для военных и магических нужд и больше до нас, крестьян, дела им никакого. А нынешние – то сажай, то не сажай. Говорят, посчитали: нужно меньше шерсти, больше хлеба. Так он же на наших склонах никогда от самого Императора не рос!

Тут же из-за бутылей с маслом и вином поднялся еще один высокий и худой торговец.

– Мы люди простые, да и земля у нас небогатая. Нет здесь золота и камушков разноцветных, богатых полей и лесов. Да и оборона страны вся на нас. Раньше хоть господа маги за нас в Совете голос держали. А теперь продажные столичные хмыри всем заправляют – от них помощи не дождешься.

Теперь, похоже, уже никто не желал оставаться в стороне.

– И что, мастер Грамток, – обратился к высокому торговцу парень с перевязанной желтыми тряпицами головой, – раньше всегда военные компенсации выплачивали?

– Еще бы! Ревенуэроны в магии самые что ни на есть доки были, если не Великий Магистр, то глава гильдии или военный советник у города всегда был. Попробуй не выплати. А ежели нармротские крючкотворы зажимали, то из своей казны. Правда, с деньгами у них никогда шибко хорошо не было. Вот помню…

– А к нам, – раненого молодого человека больше интересовала собственная история, – к нам в Красную Балку две фазы назад нагрянули. Десять обычных оборванцев, а с ними, как есть, вердугский воин под вуалью и демон, здоровенный такой. Ну и мы ж не медовые пряники – на каждый дом по два самострела, а у старосты еще камушки с разящим льдом. Так что отбились. Ну и, само собой, отправили в гарнизон человека: так, мол, и так, мы вам ваших жмуриков, а вы золото и серебро на восстановление и вспоможение вдовам да сиротам. Прибыл крючкотвор. Где демон? Нету демона, как положено, растаял к себе под землю, будь он неладен. Где вердуг? Нет вердуга – только жареным запахло, он камень колдовской потер, и поминай как звали. «Так что, – говорит, – время сейчас мирное, а факта вторжения не установлено, значит, на казенные средства вы рассчитывать не можете». Да какое ж оно мирное? Полвиноградника спалили, оливы повырубали. Раждана бондаря демон напополам, а у того трое малых было.

Овер начал тонуть в море новых сведений, нужно было срочно найти какую-то опору:

– А при чем здесь Красный Дракон?

Мастер Палери вспомнил о существовании постояльца, и Оверу показалось, что это не доставило ему ни малейшего удовольствия.

– Всякому известно, что Красный Дракон – герб дома Ревенуэронов.

Овер постарался не упустить инициативы:

– Они правили провинцией до революции, так я понимаю? Жили вон в том замке? – Специалист указал на возвышающиеся над городом мрачноватые строения арсенала.

– Не, – мастер Палери, кажется, не поверил в столь ошеломляющую неосведомленность. – Кнар-эрты на то и кнар-эрты, чтобы жить в эртах. А крепостями управляют хозяева замков, что по-старинному: кнар-гавар.

Хозяину гостиницы явно не терпелось присоединиться к разошедшимся землякам, поэтому на следующий вопрос Овера он коротко бросил:

– Эрт – он и есть эрт, и находится, само собой, к югу от города.

Страсти явно накалились, в общем гомоне выделялся высокий голос раненого из Красной Балки: «Мы ж не медовые пряники – возьмем самострелы да потребуем наши денежки». Мастер Грамток говорил хрипло, но громко: «…А он мне – одолжи из банка, надо маслобойню в Подкруче восстановить, а я слетаю в столицу, продам зачарователям заклинание, и деньги будут. Только не успел слетать – пришли за ним, и плакали денежки…»

Как-то не представилось Оверу в жизни возможности поразмышлять о политике. В Нармроте новая власть была непререкаемым авторитетом, и ее праведность, а главное, справедливость, не вызывала никаких сомнений. В Треугольнике же политику полагали выдумкой: каждый берет все, что может взять, а если у него это выходит слишком легко, выдумывает байку, чтобы остальным не так обидно было. Так что специалист не обратил особого внимания на разговоры горожан.

К сожалению, не все могли себе позволить подобную беспечность. Венор Шамри, бакалейщик, а по совместительству осведомитель Службы, внимательно наблюдал за происходящим из своей лавки. Он уже мысленно составил послание своему покровителю в столице: «Спрашивает про Красных Драконов. Подстрекает народ. Молодой человек, рост средний, телосложения среднего. Внешность – южная Дасия с минимальным влиянием намаров. Волосы – красное дерево. Без особых примет».

Конечно, у Службы была своя контора в Ревенуэре, которой управлял настоящий контролер при звезде и жезле, вот только занималась она по большей части контрабандистами да кражами овец. Здесь, в горах, народ был строгий – из беспорядков терпел лишь те, что устраивал сам. Контролер Умбеври происходил из местных, так что спокойно наблюдал, как земляки сами разбираются со своими проблемами, вмешиваясь лишь в случае крайней необходимости. Из пирамиды тоже наблюдали за ситуацией. Не то чтобы там не доверяли ревенуэрскому контролеру. Просто Служба слишком много взвалила на себя: государственную безопасность и идеологию, расследование преступлений и собственные догмы, судебные функции и старинную вражду. В результате ее отделы действовали независимо, хотя ни раскола, ни противостояния не было. Пока.

Мастер Шамри знал, что в городе работают еще, по крайней мере, три тайных агента. Прислав важное сообщение первым, он мог бы рассчитывать на неплохое вознаграждение, а в дальнейшем, кто его знает, возможно, даже на повышение. Вначале торговец думал послать шифровку магическим телеграфом, но первый восторг быстро прошел: если его информация окажется не такой уж важной, за дорогой и привлекающий внимание телеграф с него могут спросить. Правда, спросить могут и за промедление. Поразмыслив, Венор решил не лезть на рожон и отправить послание курьерской почтой. На новых гомункулах марки «Большой Летун» в Нармроте оно будет через три дня, максимум – через фазу.


ГЛАВА 12 | Специалист | ГЛАВА 14