home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

Как только улицы делового Нармрота опустели, Раждан и Овер направились к гномскому банку. На этот раз они передвигались с особой осторожностью – обилие ручной клади, состоящей в основном из пустых сумок и заплечных мешков, выдавало их преступные цели. Впрочем, в эту ночь городская стража и патрульный демон не изменили своим привычкам.

В небольшой плохо освещенной комнате два человека прильнули к установленному на мольберте хрустальному прямоугольнику. Один, явно начальник, удобно устроился в кожаном кресле, положив ноги на заваленный распотрошенными книгами табурет. Другой, маленький и сутулый, стоял, ему пришлось согнуться лишь чуть больше обычного, чтобы его близорукие глазки подобрались вплотную к экрану, установленному пониже для удобства начальника.

– Шрад начал передачу, командир. – Магическая картинка только это и могла обозначать, так что командир никак не прореагировал на неуместное замечание.

– На сей раз они быстро справились с входным заклинанием и скрылись в здании.

Изображение начало расплываться и исчезло – очевидно, выполняя полученные инструкции, шрад последовал за грабителями.

Старший сплюнул на пол и в первый раз за несколько часов высказался:

– Оставь свои дурацкие комментарии при себе, лучше не забудь сказать этим умникам из гильдии зачарователей, чтобы как следует доработали эту штуковину.

– «Хрустальный глаз» – техника времен старой империи, таких уже две тысячи лет не делают. Незарегистрированный конфискат, – похвастался плюгавый подчиненный. Хотел еще что-то добавить, но магический экран вновь ожил, и повелительный жест начальника приказал молчать.

Этой ночью Овер был повнимательней, так что смог различить тонкую магическую вибрацию, сочащуюся из стен и пола. Присмотревшись и исследовав камень своим магнетическим щупом, он понял, что через наружные стены, фундамент и крышу здания протянута магическая сеть. Чары эти были слишком слабы, чтобы иметь какое-то прямое применение – вероятно, сплетение кинетической и нейтральной магии могло предупредить хозяев, если бы кто-то вздумал, например, взорвать здание. Овер решил взять на заметку эти предполагаемые свойства белых магнетических нитей и при первой же возможности испытать их на практике.

На втором этаже банка за украшенными богатой резьбой дверями прятались кабинеты управляющих и роскошные комнаты для бесед с клиентами. Отсюда уже можно было бы вынести больше, чем им удалось до этого заработать в Треугольнике, но Раждан, ориентируясь по плану темных братьев, вел их к помещению над хранилищем. Банк был не слишком большим, но змей все же пару раз сворачивал не в тот коридор и ругал «проклятую мазню».

Оказалось, что «заскорузлые в своей жадности карлики», каковыми в Нармроте почитали маарбагских гномов, не чужды человеческих слабостей – над хранилищем располагалась парная с бассейном и уютной, полной цветов, комнаткой. Раждан принялся мерить шагами бело-розовые клетки мрамора. Затем опустился на колени и принялся простукивать плиты. Овер решил не дожидаться результатов этих сомнительных изысканий и запустил магический манипулятор.

– Вон там, – указал он на противоположный угол помещения.

Не желая так просто признавать поражение, Раждан еще какое-то время покопался на выбранном им месте. Потом с умным видом заглянул в план и отправился в указанный товарищем угол. Опять постучал по полу и, очевидно удовлетворившись результатом, поднялся с колен.

– Ну что, будем разбивать плитку? – предложил он.

– Думаю, этот бак должен как-то открываться. Маги обычно не замуровывают свою работу в стены.

– Равно как и водопроводчики. Похоже, я начинаю терять хватку, – признался Раждан и с силой встряхнул листки плана. – Посмотрим, что еще можно будет вытянуть из этой пачкотни.

В очередной раз проштудировав бумаги, Раждан направился к серой мраморной колонне, стилизованной под шахтную балку. За ней обнаружилось шесть вентилей различной формы. Змей заглянул в план, но начал вертеть краны явно наугад. Первый, казалось, не делал ничего. Второй наполнял бассейн холодной водой, третий – горячей. Четвертый – регулировал магическое освещение. Пятый тоже вроде как ничего не менял, зато они наконец поняли, за что отвечал первый – парная постепенно наполнялась жаром. И только шестой поднял вверх плиту над баком.

– Слишком долго возятся, – начальник спихнул с табурета взлохмаченную тетрадь. – Может, помочь им?

– Я думаю, пока не поздно, следует приказать шраду поднять тревогу, – вернулся к давнему спору разговорчивый подчиненный. – Вы же согласились, что необходимо нейтрализовать специалиста.

– Ты все еще считаешь, что он может представлять для нас опасность?

– Расчетный коэффициент очень велик… – начал тщедушный подчиненный, но начальник перебил его, передразнив:

– Расчетный коэффициент. Яйца демона, вы в своем научном болоте совсем с ума посходили. Конечно, парень с такими способностями может наворочать камней, особенно если узнает свое настоящее имя. Но какой от его манипулирования толк за пределами напичканного магией Нармрота? У нас же есть задачи и поважней каких-то там мифических отдаленных последствий… Например, бизнес господина Эфрузта, и та вещица, которую мы получим в оплату услуг темных братьев. Если и может существовать идеальный план, то мы сейчас присутствуем при его исполнении. И чтобы я больше не слышал никаких возражений, или… – Командир не договорил, заметив перемены в происходящем по ту сторону магического экрана.

Наконец удалось оттащить закрывавшую бак плиту, и Овер перешел к изучению противопожарного заклинания. Никаких новых, неизвестных элементов в нем не обнаружилось, и это радовало. Впрочем, магнетические потоки переплетались довольно замысловато, так что специалист не мог ручаться, что хоть приблизительно понимает принцип их действия. Оставалось лишь надеяться, что логика магов, установивших чары, в какой-то степени напоминала мышление обычного человека.

Воду в баке удерживала стеаловая заслонка. Оверу пришлось опуститься на колени, чтобы разглядеть ее через множество разноцветных магических светлячков. Стеаловый диск крепился обыкновенным стальным шпингалетом. В эту ничем не примечательную железяку был вправлен небольшой темно-синий камушек. Вероятнее всего, яшретская синеглазка. В кристалле бился примитив холода, именно его глубокое синее свечение сделало заметным темный самоцвет. К острой вершине синеглазки протянулась нить нейтральной магии, на другом конце которой вибрировало кинетическое заклинание. Голубая полоска явно целила в рукоять шпингалета. Судя по всему, эта конструкция должна была открывать бак в случае пожара. Сложнее было определить назначение переплетения кинетической и нейтральной магии, которая крепилась к основному заклинанию и оплетала резервуар. Одна нить даже уходила вместе с проложенной под мраморным полом трубой. Присмотревшись, Овер заметил над заслонкой тонкий серо-голубой купол – возможно, эта магия удерживала воду. Хорошо хоть он не собирался тушить пожар, только убрать непроницаемый для магии люк – так что со второй частью заклинания можно будет не рисковать.

– Приготовься, – сказал он Раждану. – Если что-то пойдет не так, тебе лучше делать отсюда ноги.

Овер выбрал, как ему показалось, простой и естественный способ активизации противопожарного заклинания – крохотный жар-камень хлюпнул в воду и опустился на лиловый металл заслонки. Золотое щупальце поспешило за ним, догнало и выжало чуть-чуть тепла. Дрожь пробежала по белой магической нити, специалист едва успел перехватить волну у развилки. Стальной затвор, как и предполагалось, открылся, красный камушек скатился по падающей заслонке. Другая часть заклинания так и не сработала. Вода тоже вроде бы не собиралась проливаться.

Забавно, что ни специалист, ни создатель чар даже не подумали, что шпингалет можно просто открыть рукой, без помощи магии. Как бы повело себя в таком чрезвычайном случае заклинание, неизвестно.

– Похоже, получилось, – сказал, разгибая спину, Овер. – Теперь давай вниз, просигналишь, если двери откроются.

– Наконец-то самая тяжелая работа выпала не мне, – ухмыльнулся Раждан, наблюдая, как специалист осторожно спускается в бак. – Вода-то хоть теплая? – бросил он, покидая гномскую баню.

Еще одна кармическая буря налетела на «Заоблачного странника», а Нук Гаар еще ни на шаг не приблизился к освобождению душ. По правде говоря, его всегда больше интересовала работа в мире живых. Всего (или уже?) пять лет назад он удостоился чести Комванан Тай-ла-Тир, и Серебряная Река мира мертвых вернула его на ближний берег. Одного из немногих. Для старинной мистерии временной смерти всегда отбиралось тринадцать лучших подмастерьев. Тогда в живых осталось четверо – отличный результат. Смерть явно была благосклонна. В ту ночь он стал мастером гильдии проводников.

«Отнять жизнь – работа подмастерья». – Так напоминали о том, как хрупка и недолговечна человеческая оболочка. – «Не брать жизни – работа мастера». – Нук не был уверен, что правильно понимал вторую и почти неизвестную часть популярной поговорки. Обрядами и предсказаниями занимались старики, верхушка гильдии. Молодые мастера зарабатывали для них деньги, выполняя заказы. Довольно скоро Нук научился пользоваться преимуществами нового состояния – знаки смерти позволяли правильно выбирать оружие и способ его применения. А он-то раньше полагал, что предельно точные указания мастера касательно способа убийства – лишь часть тренировки. Но даже через несколько лет самостоятельной практики он был еще очень далек от настоящей жреческой работы. Теперь оставалось об этом только пожалеть. Мастер Арад Вон наверняка нашел бы способ справиться с кораблем. Нук Гаар еще раз попытался сосредоточиться и сопоставить все, что ему было известно о «Заоблачном страннике».

Во-первых, так называемые кармические бури (когда воздушный корабль начало трясти, стюард постучал в дверь каюты, попросил не беспокоиться и, запинаясь, забормотал некрономские термины). Нук не имел никакого представления об их природе, зато отлично видел, а точнее, слышал, что они делали со «Странником» – в какофонии стенаний плененных душ появлялся ритм, в такт ему вибрировали пол и стены каюты.

Во-вторых… Что же может быть во-вторых? Пожалуй, ничего. Хотя нет – звук. То, что он поневоле обнаружил с самого начала. Он слышал неупокоенные души. А значит, и они смогут услышать его.

«Ритм и звук. Ритм и звук. Чтобы я никогда не нашел Серебряной Воды! Следовало догадаться раньше». – Проводник преклонил колени перед черным металлом. Рукоять кинжала начала выстукивать ритм молитвенного песнопения. Древние слова, те самые, что были выгравированы на оружии, гулко и протяжно срывались с его губ.

Магнетическое щупальце вдоль и поперек исхлестало стеаловую дверь, но ни малейших признаков отпирающего заклинания специалист не обнаружил. Похоже, инженеры упрятали магический замок внутрь двери! Логично. Но специалист надеялся, что и изнутри хранилище все-таки отпирается.

Овер мог определить на ощупь различные виды магии и магнетических материалов. Стеал невозможно было спутать ни с чем. Холод, но жесткий, а не мягкий, как у криомагнетизма. Твердая непроницаемая пустота. Ощущение не из приятных.

Наконец специалист взял себя в руки и начал исследовать дверь систематически: справа налево и сверху вниз. Результат не заставил себя ожидать – в правой верхней четверти металлической плиты обнаружилось отверстие, не больше медного огонька, заполненное нейтральной магией. Золотистое щупальце оттолкнуло белую нить и устремилось в ледяные лабиринты. Очень скоро Оверу начало казаться, что его облили водой и выставили вместо флюгера на шпиль Башни Совета в сезон зимних морозов, но он твердо решил добраться до конца магнетической нити. Скоро гладкая и почти мертвая нейтральная магия сменилась шершавой пульсацией кинетического примитива. Скорей всего это было именно отпирающее заклинание. Точней сказать все равно было нельзя – исследование на ощупь в сердцевине стеаловой плиты могло бы повредить чары или нарушить их фокусировку. Благо втянуть щупальце можно было гораздо быстрее.

Постепенно холод начал отпускать, но дрожь все металась в его теле так, что на поверхности пожарного) резервуара вздымались волны и плескали на пол парной.

«Дверь все еще закрыта», – вспомнил Овер.

Напрямую использовать заклинание движения он не решался, понимая, что может никогда не добиться нужного сочетания силы и направления. А если там несколько кинетических примитивов, которые нужно задействовать одновременно? Или последовательно?

Специалист не слишком много знал о нейтральной магии, но похоже, что нить с этой стороны двери отличалась от того, что он видел на входе в хранилище и перед зданием. Есть надежда, что она сработает и без специального ключа. Он помнил волну, вызывающую срабатывание заклинаний, но не был уверен, что сможет ее воспроизвести. По крайней мере, сегодня. Что ж, возможно, у него есть даже кое-что получше.

– Определенно, вода и холод могут оказаться чрезвычайно полезными магической науке.

Нити нейтральной магии обнаружили не только упругость, но и способность к растяжению. Освободившийся после отпирания шпингалета конец магнетического плетения дотянулся до двери, не без сопротивления, но дотянулся. Вопреки предположениям Овера соединить белые нити не составило труда – после касания они слились, как будто всегда составляли целое. Теперь нужно было опять заставить сработать противопожарную систему. Одно касание магического манипулятора, и темно-синий огонь запустил волну. Она побежала вниз по нити и скрылась в толще стеала – сработало. Наверное. Овер выбрался из бака и не сделал ни малейшего усилия, чтобы подняться с пола. Мрамор был теплым – сейчас это занимало его много больше всех гномских сокровищ.

Раждан осмотрел хранилище. Ожидание увидеть горы золота и драгоценных камней не оправдалось. А он все боялся, что они не успеют вынести все затемно. Под стенкой аккуратным штабелем лежали мерные кошельки с монетами. Весь остальной пол занимали помеченные бумажными бирками с квадратными гномскими каракулями дорогостоящие вещи. Некоторые опередили хозяев по дороге из Маарбага в Нармрот или, наоборот, отправлялись грузовым рейсом в Красные Горы. Гномы обычно везли на продажу изящные статуэтки и миниатюры из драгоценных металлов, уложенные в ящики с опилками самострелы, лезвия мечей и топоров. После того как Дасия запретила вывоз необработанных драгоценных камней, многие ювелиры Маарбага перебрались в Нармрот. Здесь работали только с зачарованными кристаллами. В украшения, декоративное и боевое оружие встраивали заклинания, от простейших и безобидных до самых хитроумных и смертоносных. Все эти магические штуковины расходились по миру, сказочно обогащая торговцев запада.

Еще Раждан заметил три здоровенных, чуть поблескивающих голубым молота. Мифрильное оружие стоило целого состояния, хоть в Дасии и не знали его истинной цены. Гномы не спешили выдавать свои секреты народу, который ценил честный дробящий и колющий металл много ниже магических выкрутасов! Тем не менее мифрильные молоты для знатных старателей делали именно в Нармроте. Магия существенно облегчала работу и заставляла держаться подальше различного рода подземных тварей.

– Ты видел его? – Начальник, похоже, был крайне обеспокоен. – Они перебрали все и рассовали по мешкам половину. Может, этот недоделанный шрад слишком поздно притащил к хранилищу свою демоническую задницу?

– Ничего не понимаю – Красный Ключ должен быть там.

– Заткнись и больше никогда не произноси этого вслух. Наверное, твои ученые умники выдумали вскрытие гробницы. С жиру бесятся, не зная, как потратить казенное золото.

– Но…

– Смотри в эти стекляшки без меня, может, привидится Ледяная Бездна или Поющая Книга!

Овер держал на ладони небольшой плоский треугольник. Казалось, это просто истертый кусок стекла. Но специалист знал, у него в руках драгоценный камень. Из каждого закругленного угла исходило по ярко-красному лучу. Их линии изгибались, плавно сливаясь в одну, на ее конце свечение снова разделялось, образуя треугольные бородки, вроде тех, что нарезают гномы на своих железных ключах. Темные братья потребовали в числе прочего какой-то красный " ключ. Похоже, они сами толком не знали, что ищут. Теперь он был в курсе, но очень сомневался, что их загадочные друзья получат эту штуковину, по крайней мере, если магическое зрение на самом деле такой редкий дар, как принято считать. Все, связанное с магией, специалист полагал своей добычей и так просто делиться не собирался ни с кем.

– А как вы выбрались из города? – Драммр не ожидал сколько-нибудь полезного ответа, но арестант будет ждать этого вопроса. Пусть уж лучше выкладывает свою ложь сейчас, пока не успел ее как следует обдумать.

– Ну, привратная стража оказалась не столь неподкупной, как принято считать. Что же до Овера Мегри, то, когда я уходил, он еще оставался в Нармроте. Все никак не мог решить, куда направиться, хотя, как я думаю, путь один – на Запад. К тому же его девчонка, эта, как там ее… – Драммр едва не подсказал: «Далеа Орманерон». – Ммм, не помню. Запропастилась куда-то.

На самом деле покинуть город им помогли все те же темные братья. Пришлось, правда, отдать им их долю. Еще долго канючили и препирались из-за того, что в банке не оказалось какой-то нужной им штуковины. Но сделка есть сделка – в Убежище свои правила. По узким и вонючим, как сами эти жалкие крохоборы, крысиным норам их вывели за городские стены. Овер по каким-то одному ему известным причинам собрался на юг. По мнению Раждана, на юге ловить было нечего, тем более, когда ты при деньгах, и тем более, когда тебя ищут – худшего места, чем зажатые между морем, Яшретом и Вердугом южные провинции, найти было невозможно. Сам он поспешил покинуть пределы Дасии. Правда, оказалось, нужно было бежать быстрей и дальше.

– Может, когда-нибудь еще провернем вместе выгодное дельце, – сказал он на прощание этому странному парню. Теперь, если уж им и доведется встретиться, то только где-нибудь у вердугской границы в пехотном строю или, не приведи Свет, в яшретских шахтах.

Наконец Раждан решился спросить:

– Э-э-э, контролер, а вы уверены, что мой, то есть ваш, багаж доставили на борт, а не растащили где-то по дороге? Очень не хотелось бы трижды пожизненно его отрабатывать.

Драммр и Шадугерат переглянулись – похоже, их подобный вопрос очень позабавил. Первой заговорила вердай:

– Игноме, конечно, жулики от природы – смошенничать на бегах или в картах для них развлечение, но серьезных преступлений в Орванаше практически нет, особенно против граждан союзных государств.

– Игномери – страна телепатов, – продолжил Драммр. – Неужели ты никогда не слышал анекдота: «Что нужно иметь, чтобы уйти от игномерийской полиции? Плохую память».

Оба довольно расхохотались.

Ритм все глубже проникал в тело корабля. Ближайший к проводнику призрак был уже полностью вменяем, что с неупокоенными вообще бывает крайне редко. Самоубийца. Несчастная любовь, сопли и всё такое. Слишком долго околачивался возле мира живых. Почти лишился рассудка, когда некроном заточила его. В соседних узилищах тоже наблюдались проблески сознания. Нук Гаар прерывал молитву короткими приказами, которые неупокоенные передавали по цепочке. Им следовало повторять слова древней освобождающей молитвы. И до поры до времени тянуть корабль вверх, не выдавая перемен.

Шадугерат осмотрела и попробовала пальцем гадательный воск – что-то шло не так, но она не могла понять что. Внезапно «Странник» как будто провалился в яму. Вся обстановка была закреплена, так что сидящие в креслах и за столиками люди смогли избежать падения. Лишь одного игноме в золотистом шелке, с длинной до пояса косой падение застало по дороге к барной стойке, но он, кажется, отделался лишь помятым нарядом да парой насмешливых взглядов соотечественников. Рука вердай машинально легла на красный рычаг. В следующее мгновение «Заоблачный странник» окончательно потерял подъемную силу. Золотистого беднягу подбросило, размозжив голову о потолок. Еще двух пассажиров сорвало с мест. Рукой и ногами Шадугерат цеплялась за мостик, без веса тела передвинуть рычаг оказалось не так-то просто.


ГЛАВА 11 | Специалист | ГЛАВА 13