home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

Тросы пели туго натянутой тетивой. Плоты подпрыгивали на мелкой волне. Хэн крепко держался за леер и пытался надеяться на лучшее. А попутно удивлялся: как это не случилось наводнения? Озеро просто кишело зауроптероидами, приверженцами Касаракса и друзьями Шазиена. Длинные чешуйчатые шеи разрезали воду, во все стороны летели брызги от плавников.

- Чуи! Мешок!

Своевременно: мешок вместе с сидящим внутри Скинксом медленно сползал к краю плота. Бадуре успел дотянуться раньше вуки, схватил мешок, цепляясь ногами за пиллерс. Скинкс чуть было не вывалился наружу; глаза руурианина блестели больше обычного. Прежде, чем его успели остановить, Скинкс забрался Бадуре на голову и подбросил пустую фляжку вверх. Теми ножками, которыми он не держался за Солдата, он размахивал в воздухе.

- Йи-хо!!! Ставлю на нас пять дрийт! - заявил он, внимательно посмотрел на плот Касаракса и добавил: - И еще пять на них!

Собственно, Хэна не сильно тревожили неожиданные прыжки и развороты плота, гораздо больше его волновал тот факт, что он участвовал в не совсем обычных гонках. Оба плывуна шли голова в голову. Поначалу Касаракс пару раз вырвался вперед, но Шазиен подналег и сравнял счет.

Тогда Касаракс сменил тактику. Он подрезал Шазиена, поднырнул под его упряжь и резко дернул шеей. Бородач с серьгой в ухе поднял над головой топор с широким полукруглым лезвием; кажется, мальчики Касаракса вознамерились взяться за дело всерьез. Хэн выдрал из кобуры бластер. Узкий Луч ударил в лезвие топора, посыпались искры. Бородач с испуганным воплем отшвырнул топор и пригнулся. Зато кто-то другой подхватил оружие и с размаху опустил на перлинь, как раз когда оба плота столкнулись. Второй выстрел был потрачен впустую, да и первый, в общем, не повредил топора, хотя именно на это Хэн и надеялся. Может, топор был сделан не на Деллалте. Например, завезен с планеты, где уважают добротное прочное оружие. Как бы то ни было, но лезвие с легкостью рассекло перлинь. Плот Шазиена опасно накренился.

Топор вернули хозяину, и бородач тут же нацелился на второй трос. Хэн снова прицелился, но тут Шазиену пришло в голову сменить курс. Оставшийся перлинь перехлестнуло через леера второго плота, попутно подцепив ноги бородача. Тот обрушился в воду. Но и Хэн не удержал равновесия: подошвы скользнули по мокрой палубе, бластер выбило из руки при падении.

Трудно было сказать, с чего вдруг в бородаче проснулся такой энтузиазм, что он развил бурную деятельность. Ему удалось уцепиться за целый перлинь. Топор он утопил и теперь пилил трос ножом.

Некоторое время расстановка сил была следующей: бородач трудился над тросом, Хасти орала, чтобы никто не стрелял, Хэн искал и никак не мог найти пистолет, Чубакка и Бадуре голосили дуэтом что-то неразборчивое, Боллукс бережно, точно добрая няня, укачивал в металлических руках попискивающий мешок с заботливо упакованным туда профессором…

У кореллиан практически все лучше, чем у всех остальных рас в Галактике. По крайней мере, так они утверждают. Но вот чем они точно не отличаются, так это долготерпением. И терпение у Хэна лопнуло. Он сбросил куртку, обложил верещащую девицу, описал, что он с ней сейчас сделает, так красочно и подробно, что Хасти испуганно захлопнула рот, и полез по перлиню к бородачу. Рубашка неприятно намокла и холодила спину. Бородач перестал возиться с тросом и принялся размахивать ножом, вознамерившись то ли не подпустить Хэна к себе, то ли порезать его на мелкие кусочки.

От одного из выпадов Хэн не уберегся, и острие ножа чиркнуло его по подбородку. В азарте кореллианин даже не заметил этого, зато увернулся от следующего удара и исхитрился выбить у бородача оружие. Нож отправился на дно следом за топором. Бородач выпустил трос и вцепился в пилота, Хэн от неожиданности разжал руки. Вода в озере была обжигающе ледяная.

Мгновенно перехватило дыхание, захотелось с воплем выскочить на поверхность. Вместо этого кореллианин нырнул - чем глубже, тем лучше. Одежда поволокла его вниз, он не сопротивлялся. Он услышал глухой удар, поднял голову, силясь во взбаламученной темной воде разглядеть, что творится наверху. Бородач раскроил голову о передок плота и камнем пошел ко дну. Хэн дернулся было к нему, но разглядел густой темный след, тянущийся за бандитом.

Сверху промелькнула квадратная тень, кореллианин вынырнул, отплевываясь и судорожно хватая ртом воздух. Он протянул руку, чтобы поймать край плота, промахнулся и понял, что сейчас наверняка утонет.

Но тут его крепко взяли за шиворот.

Чубакка единым движением втащил своего капитана на плот. Хэн смахнул слипшиеся мокрые пряди с глаз и стал рассматривать развернувшееся перед ним эпохальное полотно. Оба плывуна стряхнули с шей упряжи и сошлись в решающей битве. Над водой разносилось натужное пыхтение, перемежаемое щелканьем острых зубов, громким треском - когда кому-нибудь из противников удавалось боднуть другого - и плеском воды.

Плоты раскачивались на высокой волне. Парни с соседнего плота сумели выудить бесчувственное тело предводителя (видимо, кто-то нырнул за ним следом, не иначе) и теперь приводили бородача в сознание. Джедай в помощь.

Крепкие, негнущиеся пальцы сильно сжали плечо кореллианина.

- Не сомневаюсь, вам хочется… э-э… как вы однажды выразились, сэр, подержать в руке эту штуковину, - с сомнением в тоне прогудел Боллукс. - Я поймал ее до того, как она упала бы за борт. Вы были так заняты, что не услышали, как я вас окликал, сэр.

Хэну в ладонь легла знакомая рукоять тяжелого бластера. Не отрываясь от битвы титанов, Соло чистосердечно пообещал дроиду удвоить зарплату, проигнорировав факт, что в жизни не выплатил Боллуксу ни кредитки.

Касаракс взвыл; он не сразу сумел вырваться из клыков старого плывуна, но все же вырвался. По чешуе текла кровь. Не обращая внимания, Касаракс снова пошел в атаку. Два тела плотно переплелись в воде; плывуны кусались, били ластами и хвостами. Касаракс чуть было не располосовал дядюшке глотку, Шазиен увернулся, нырнул и наотмашь хлестнул племянника по голове хвостовым плавником. Касаракс закричал от боли.

- Держитесь! - взвизгнула Хасти. Она единственная смотрела в другую сторону.

Плот резко накренился - кто-то наподдал им снизу. Один из приятелей Касаракса, молодой, самоуверенный самец, вцепился клыками в корму. Плот затрещал, во все стороны полетели щепки. Юный плывун отодрал приличный кусок, выплюнул дерево и вновь жадно разинул пасть. Хэн, бормоча проклятия, перевел бластер на максимальную мощность.

- Не убивай его! - вновь заверещала Хасти. - Они все на нас кинутся!

Как только ретивый юнец сжует плот, они все окажутся в воде, и тогда на них точно кинутся.

- А что ты предлагаешь, конфетка? - рявкнул Хэн не хуже зауроптероида. - Укусить его в ответ?

Хасти замотала головой.

- Они с этим справятся лучше, - она тыкала пальцем в других плывунов, идущих наперерез.

Один из них - похоже, та самая самка, что беседовала с ними у пристани, - шлепнул ластом, подняв волну. Плот выровнялся. Но упрямая тварь опять ухватила зубами корму.

Фокус в том, чтобы задержать дыхание, пока не подойдет помощь. Любимая поговорка инструктора, обучавшего сопливых кадетов азам выживания в космосе. Хэн отобрал у Хасти кулек с едой.

- Чуи!

Больших объяснений не потребовалось. Вуки протянул длинную лапу и удержал приятеля, уже почти вывалившегося за борт. Молодой красавец-плывун вновь оскалился и выпустил фонтанчик.

Хэн размахнулся. Пакет с жирной вязкой жвачкой приземлился в нужное место и в нужное время - прямо в дыхало, когда юнец делал вдох.

Плывун замер, выпучив глаза. Хэн мог только предположить, в какое отделение носоглотки попал липкий комок, но зауроптероид вздрогнул, напрягся и выдал такое колоссальное апч-чхи!!!, что Хэна чуть было вторично не сдуло в воду.

Словно торпеда, подружка Шазиена боднула головой в бок задыхающегося юнца. Теперь уже две пары плывунов принимали участие в битве. Кипела вода, сверкала чешуя, плывуны кусались, ныряли, трубили. Если дед проиграет, думал кореллианин, завороженный масштабным сражением, до берега добираться придется вплавь. А рыбы сегодня кусаются!

Оба самца были основательно потрепаны и покусаны, в шкурах и плавниках появились свежие прорехи. Старший двигался, пожалуй, помедленнее, измотанный юным неистовством племянника. Но, распахнув зубастую пасть, он первым ринулся в новую схватку. К удивлению всех присутствующих, Касаракс пошел ко дну.

Шазиен был не прочь закрепить успех, но не уследил за, исчезнувшим в темных водах противником и теперь бесцельно кружил. На крики своих пассажиров он не обращал внимания, а может быть, просто не слышал из-за боевых воплей сородичей. Касаракс незаметно подплыл снизу и слева - со стороны слепого глаза, - выпрыгнул из воды, метя клыками в основание черепа дядюшки.

Смертоносные челюсти клацнули в воздухе. Шазиен отдернул голову и изо всех сил боднул племянника в грудь. Громкий хруст эхом отразился от скалистых берегов озера. Касаракс не успел даже охнуть, как старый плывун крепко взял его зубами за горло.

- Вот старый пройдоха! - Бадуре с гиканьем заколотил кулаком по настилу плота.

Чубакка и Хасти на радостях обнялись, а Хэн просто сел на плот и облегченно расхохотался.

Шазиен еще некоторое время полоскал племянника в воде, не разжимая клыков, но и не сжимая их окончательно. Наконец поверженный Касаракс заскулил - жалобно и виновато. При звуках ритуального признания поражения битва, кипевшая вокруг них, прекратилась сама собой. Хэн был вынужден признать, что Плавучий народ действительно почитает Закон. Когда все участники схватки отцепились Друг от друга, был выпущен и Касаракс. Молодой самец вяло помахивал плавниками, а дядюшка шипел и свистел ему яростные назидания. Напоследок он крепко наподдал племяннику плавником.

Касаракс понуро пошлепал к берегу. Следом приверженцы Шазиена погнали своих недавних противников. Сам старый плывун неловко развернулся к плоту с пассажирами. Теперь чувствовалось, что ему больно; драка закончилась, и он мог позволить себе расслабиться. Из вполне серьезных ран текла кровь, но он бодро подмигнул пассажирам единственным глазом и спросил:

- Ну что, как вы здесь?

- Я хлебал водичку, - напомнил ему Хэн. - Ты тащил плот, чтобы надрать хвост главарю местной банды. И к тому же заехал ему прямо в нос. Спасибо.

Старый плывун громко булькнул; Хэн заподозрил, что дед веселится.

- Случайность, крошка! Не говорил ли я, что Закон запрещает нам вмешиваться в ссоры людей? - плывун снова булькнул, навалился широкой грудью на корму плотика и стал толкать его к берегу.

- А что будет с твоим племянником? - поинтересовался Хэн.

- О, он хотел сделать озеро своей собственной лужей. Раньше или позже его бы из-за этой глупой мысли убили, а он слишком ценен, чтобы так просто терять его. Вскоре мне понадобится помощник; он подойдет. Эти юные дураки всегда лопаются от осознания собственной гениальности, когда подбираются ко мне со стороны слепого глаза.

- Я бы не стал доверять ему, - предупредил Хэн.

- Да ты и так никому не доверяешь! - буркнула Хасти себе под нос, слишком громко, чтобы считать случайностью.

- Зато, в отличие от некоторых, мне никто не вставлял пера в… - парировал Хэн.

- О, с Касараксом все будет в порядке, - перебил его Шазиен. - Он просто думал, что хочет, чтобы мы боялись его. Ему станет лучше, если вместо этого мы станем его уважать. Просто вокруг него вечно вертятся дурные личности.

Берег быстро приближался. Шазиен добрался до него, лишь пару раз ударив ластами, затем нырнул под плот и вытолкнул его на песок. Из воды рядом с берегом вынырнула еще одна голова - спасшая их самка приплыла посмотреть, как они выгружаются. Бадуре перенес Скинкса, руурианина сильно мутило.

Самка была озабочена. Она внимательно посмотрела на каждого из пассажиров, пока ее взгляд не уперся в Хасти. Девица откинула капюшон, и ее рыжие волосы стали видны всему миру.

- На этот раз поездка была посерьезнее, человек? - заметила самка.

Хасти недоуменно оглянулась.

- Разве не тебя недавно вез Касаракс? - спросила самка. - Прости, но твои волосы и это… как вы зовете? да, одежда - они те же самые.

- Ланни, - осипшим голосом пробормотала Хасти. - Это ее одежда…

Сообразив, что от Хасти сейчас мало толку, Бадуре спросил, что делала та пассажирка.

- Ходила и задавала вопросы о горах, - если бы зауроптероиды могли пренебрежительно пожимать плечами, самка так бы и поступила. - Потом помахала маленькой машинке в воздухе, потом уехала.

Хэн стащил с ног сапоги, вылил из них воду. Внимательно посмотрел на горы. Горы были как горы.

- А что там? - спросил он.

- Ничего, - сказал Шазиен. - Обычно люди туда не ходят. Немногие возвращаются. Они говорят, там только пустошь.

Плывун с интересом разглядывал Чубакку, с остервенением вытряхивающегося из плаща. Блестящий корпус Боллукса привел старика в восторг.

- Я слышал об этом, - согласился Бадуре, чтобы отвлечь плывуна. - Хэн, лагерь расположен по ту сторону гор, но я уже готов идти кружным путем. Я вот что подумал: почему Ланни заинтересовалась горами?

Хэн натянул сапоги. Встал.

- Давай выясним, - предложил он.


предыдущая глава | Приключения Хэна Соло-3: Хэн Соло и потерянное наследство | cледующая глава