home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Завершающую фразу анекдота Хэну Соло пришлось проорать. Рядом садился огромный рудовоз с древним планетарным двигателем. Грохот стоял страшный. Мало того, что он занял половину взлетного поля, он еще поднял волну в стаканах в баре пассажирского терминала.

Главный вестибюль бонаданского космопорта Юговосток II'оказался колоссальным помещением. И вдобавок к непрерывному шуму прибывающих и отчаливающих кораблей зал был наполнен говором тысяч пилотов и пассажиров, пользовавшихся самыми разнообразными системами звуков. Прозрачный купол открывал вид на небо, усеянное кораблями самых диковинных конфигураций. Планетарные челноки, пассажирские лайнеры, здоровенные космические баржи, везущие продукты и сырье, корабли флота Секретной Полиции Автаркии и вместительные грузовики, увозящие продукцию бонаданских мануфактур, - все это делало этот порт одним из самых загруженных портов Корпоративного Сектора.

Хотя Корпоративный Сектор Автаркия и включал в себя десятки тысяч звездных систем, он представлял собой не более чем небольшое звездное скопление среди неисчислимого количества солнц, известных цивилизации. В пределах Автаркии не было найдено ни одной разумной формы жизни. Существовало огромное количество предположений, объясняющих, почему Автаркия безраздельно хозяйничала в этом секторе пространства. Самыми популярными словами в этих предположениях были "грабеж" и "нажива". Чем, собственно, Автаркия и занималась. Она сохраняла абсолютный контроль над своими провинциями и протекторатами и ревностно охраняла их прерогативы.

Придвинувшись к Чубакке, Хэн усмехнулся:

- Поэтому старатель сказал… (Чуи, забирай свое пиво!) старатель сказал: "Хорошо, но как ты думаешь, моя банта не будет хромать?"

Он рассчитал время верно. Чубакка поднес двухлитровую кружку эбланского пива к губам, и хохот скрутил его как раз в разгаре длинного глотка. Он хрюкнул, фыркнул и выдохнул прямо в кружку. Белая пивная пена брызнула, в разные стороны. Пара посетителей за соседними столиками недовольно на них покосилась. Но, оценив размеры вуки и его свирепый зубастый оскал, они удержались от каких-либо поступков. Хэн хмыкнул и поскреб плечо, зудящее под воздействием регенерационного коллоида.

Чубакка обиженно тявкнул. Пилот поднял брови:

- Конечно, я специально. Боллукс рассказал этот прикол мне во время обеда, и со мной случилось то же самое.

Чубакка снова вспомнил шутку и засмеялся, хрюкая, булькая и подвывая.

Рассказывая анекдот, да и на протяжении всего долгого бонаданского утра, Хэн неустанно следил за столиком No 131. Тот был до сих пор пуст. Маленький красный огонек его робота-официанта указывал на то, что столик зарезервирован. Хронометр над головой Хэна явно укорял работодателя Зларба в непунктуальности.

Вестибюль был просто забит народом. Так было в любое время суток. Число пассажиров и пилотов все росло и росло.

В этом светлом, продуваемом ветром открытом здании, выстроенном террасами, росли растения с сотен миров Автаркии. С каждого столика обозревался только основной поток движения: листва стремилась скрыть террасы друг от друга. Напарники заняли места, откуда через ароматную занавеску д'нанских виноградных орхидеи с вкраплениями приятно пахнущего мха хорошо просматривался заветный столик No 131.

Их несложный план состоял в том, чтобы полюбоваться на того, кто придет встретиться с Зларбом, потом последовать за ним, пообщаться и любой ценой забрать свои десять заветных тысяч. Но в плане что-то не сошлось: никто не пришел.

Несмотря на шутки, Хэну становилось не по себе: ни он, ни Чубакка не были вооружены. Бонадан - густонаселенная индустриальная планета, передовой мир-производство. Толпы людей и других форм жизни жили бок о бок в многомиллионном муравейнике, и секретная полиция - "СПуны", как ее называли на местном сленге, - делала огромные усилия, дабы изъять смертельное оружие из рук и прочих хватательных конечностей населения. Вся планета была напичкана детекторами оружия и сканирующими системами. И точкой особого надзора являлся каждый из десяти космопортов Бонадана. Самым большим из них и был Юго-восток II.

Носителя огнестрельного оружия - это относилось как к бластеру, так и к самострелу вуки - немедленно брали под арест, чего совсем не хотелось дуэту с "Тысячелетнего сокола". Если их прошлая деятельность выйдет наружу, Корпоративный Сектор Автаркия будет сожалеть лишь о том, что он может казнить каждого только один раз. Единственным плюсом в этой ситуации было то, что, судя по всему, встреча Зларба с его работодателем состоится тоже без оружия.

Или будь что будет. Создавалось впечатление, что их ожидание вообще ни к чему не приведет.

Чубакка набрал заказ на панели робо-официанта и всучил ему пару банкнот. Похоже, последних. Панель скользнула в сторону, и появился новый ряд напитков. Вуки с энтузиазмом забрал очередную кружку, Хэну же досталась пол-литровая бутылка крепкого местного вина. Чубакка, закрыв глаза, с явным наслаждением сделал большой глоток, затем опустил кружку, чтобы тыльной стороной ладони стереть пену с носа. Затем снова прикрыл глаза и звучно пошлепал губами.

Хэн взял свою бутылку с меньшим восторгом. Не то чтобы ему не нравилось вино - оно отдавало супер-цивилизованностью этой планеты, что отражалось даже в конструкции бутылки, - к этому-то он испытывал отвращение. Хэн нажал большим пальцем на пробку, и она с хлопком вылетела. Открыв бутылку однажды, закрыть ее снова было невозможно. Началась та часть, которую Хэн особенно ненавидел: остатки пробки выпустили маленький заряд энергии. Светодиоды сотворили голографическую бутылку, и началось показушное шоу. Фигурки и надписи маршировали вокруг бутылки, расхваливая достоинства ее содержимого. Светодиоды мерцали, распинаясь о высочайшем качестве продукта, о его букете, высоком стандарте гигиены персонала и автоматов, производящих тару. Информация для оптовиков тоже появилась, но маленькими неяркими буковками вдалеке.

Хэн, взглянув на бутылку, решил не притрагиваться к ней к ней, пока та не перестанет похваляться. Мне следовало несколько таких штучек взять с собою на Комар. Дурноземцы стали бы водить вокруг них хороводы, размахивать псевдоподиями и скрипеть гимны.

Через минуту микробатарея исчерпала свои силы, и бутылка превратилась во вполне спокойный сосуд. Но внимание Хэна привлекла жаркая беседа у столика No 131, расположенного на несколько метров ниже, на следующей террасе. Помощник хозяина заведения, покрытый голубым мехом, четверорукий, как и положено уроженцу Фо Ф'етх, никак не мог сойтись во мнениях с привлекательной молодой особой женского пола, принадлежащей к тому же виду, что и Соло.

Помощник нервно размахивал всеми четырьмя руками:

- Но этот столик зарезервирован, человек! Разве вы не видите вежливый красный огонек, подтверждающий это?

"Человек" была на несколько лет младше Хэна. Черные прямые волосы, спадавшие на стройную шею, сильно загорелая кожа и почти черные глаза: все это указывало на то, что она родом из мира, получающего хорошую дозу солнечного излучения. У нее было чуть удлиненное, подвижное лицо, которое, как казалось Хэну, свидетельствовало о чувстве юмора. На ней было обычное рабочее снаряжение - синий цельнокроенный комбинезон и ботинки. Она стояла, грациозно положив руки на бедра, и недоверчиво смотрела на фо-ф'етханца.

Она вдруг скорчила такую же физиономию, как и у помощника, и, несмотря на нехватку рук, принялась размахивать ими и дергать плечами так же, как он. Хэн обнаружил, что смеется вслух. Услышав, она поймала его взгляд и одарила Хэна заговорщицкой улыбкой. И вернулась к диспуту.

- Но он же не был занят, когда я пришла, не правда ли? И никто не претендует на него, верно? Здесь нет больше столиков, а от сидения за стойкой я устаю. Я хочу подождать своих друзей здесь. Или ты больше не хочешь работать в этом заведении? Я не думаю, что за пустующий столик прямо сейчас ты получишь много денег, так?

Она задела жизненно важную струнку. УТрата дохода была непозволительной оплошностью для хорошего служащего Автаркии. Администратор с голубым мехом опасливо оглянулся по сторонам, чтобы увериться в том, что компания или компании, для которых был зарезервирован столик, не материализуются из воздуха и не будут возмущаться и указывать на возможную потерю дохода. С красноречивым четвероруким жестом смирения он выключил красный огонек. Молодая женщина с победным видом заняла свое место.

- Вот так-то, - заметил Хэн Чубакке, который тоже следил за происходящим, - сегодня никаких доходов. Босс Зларба такой же безответственный, как и сам Зларб.

Чубакка заворчал - словно в пещере зарокотал барабан. Поднимаясь посмотреть, как там "Тысячелетний сокол", он пролаял что-то еще.

- После того как посмотришь корабль, - крикнул Хэн ему вслед, - посмотри в здании наемной гильдии и в администрации. Встретимся позже на посадочной полосе. Глянь, нет ли кого из знакомых в порту, может, кто-нибудь поведает нам что-нибудь новенькое. Чуи, если в скором времени у нас не появится какое-то количество монет, мы не сможем улететь с Бонадана. Я сейчас прикончу это зелье и тоже пойду искать знакомых.

Вуки, поскребывая мохнатую грудь, погудел в ответ. Когда его второй пилот покинул зал, Хэн глотнул вина и снова огляделся, надеясь, что приход зларбовых дружков в последнюю минуту даст ему шанс подцепить его законные десять тысяч. Но за столиком No 131 ничего не изменилось.

Мн-да… Похоже, дела плохи… Он ощутил неодолимую жажду денег, к которым во время финансового недостатка относился особенно настороженно.

Хэн посидел еще несколько минут, потягивая вино и любуясь молодой женщиной, теперь занимавшей столик No 131. Наконец она обернулась и снова поймала его взгляд.

- За счастливое приземление, - произнесла она тост, и Хэн поднял свой стакан в ответ на старое приветствие космических волков.

Она задумчиво посмотрела на него:

- Издалека?

Соло состроил равнодушную мину, еще не зная, как себя вести:

- Порта приписки у меня нет. Есть только корабль - так проще.

Она осушила свой бокал.

- Может, повторим?

Ее живое, удивительное лицо снова обернулось к нему, и продолжать беседу сквозь сетку растительности не было смысла. Он взял свою бутылку и бокал и присоединился к ней за столиком No 131.


предыдущая глава | Приключения Хэна Соло-2: Реванш Хэна Соло | cледующая глава