home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3


Лондо сидел в тронном зале, во дворце, за стенами которого шел дождь.

Дождь начался буквально через минуту после возвращения во дворец. Грохотали оглушительные раскаты грома, молнии рассекали небо, и Лондо, который в эти мгновения ощущал себя уже по ту сторону жизни, подумал, что это само небо решило оплакать судьбу Примы Центавра.

Перед его глазами все время стояло лицо Сенны, и он ничего не мог с этим поделать. Сколько боли и гнева было на ее лице! И все же, иногда казалось, что она готова поверить в Лондо. В этой девочке, казалось, воплотился для него раскол между ним и его народом.

Конечно, это было неправильно, нелепо и даже абсурдно. И тем не менее…

Лондо вспомнил, как при первой же встрече с Г’Каром сразу узнал его. Ведь еще до встречи с ним Лондо посещали видения, в которых руки нарна сжимались на его горле, лишая его жизни. И когда он наяву встретил Г’Кара, то мгновенно узнал того, кому суждено сыграть роковую роль в его будущем.

При встрече с Сенной ощущение было, конечно, не столь четким. Во-первых, он уже мимоходом встречался с ней раньше. Во-вторых, она никогда не являлась ему во снах. По крайней мере, до сих пор. И тем не менее, Лондо не мог избавиться от предчувствия, что этой девочке суждено сыграть какую-то очень важную роль. Что от того, как сложится ее судьба, зависит и судьба всего народа Примы Центавра, и его собственная судьба.

Хотя, как теперь может его судьба от этого зависеть?

Вернувшись во дворец, Лондо начал пить, и успел выпить уже довольно много, словно закаляя свою решимость свершить то, что он задумал. Поначалу он решил, что ему потребуется сначала убить Стража, а затем уже - очень быстро - себя. Так, чтобы Дракх не успел осознать убийство маленького монстра. Но теперь, когда содержание алкоголя в крови достигло приятного высокого уровня, Лондо показалось, что чувства Стража стали притупляться. Страж так переплел их нервные системы, что Лондо чудилось, будто прямо у себя в голове он слышит сонное похрапывание монстра.

Получается, что он может споить своего маленького компаньона! Это открытие сильно воодушевило Лондо и принесло ему значительное облегчение. Хорошо, что ему не придется бороться со Стражем, ведь неизвестно, какими еще ресурсами тот обладает.

Шанс необходимо было использовать немедленно. Лондо подумал, не стоит ли ему отравиться, но это показалось не правильно. Яд традиционно считался орудием убийства, а не самоубийства. Ему ли это не знать, когда в свое время он спланировал столько убийств, включая смерть своего предшественника, императора Картажи. Кроме, могло оказаться, что Страж в состоянии обезвредить яд. А меч - это классическое, достойное и почетное орудие самоубийства, традиции использования которого берут начало с самых ранних дней Республики.

Ранние дни Республики?

- Я родился не в тот век, - тихо пробормотал Лондо. - Мне бы жить тогда, мне бы стоять рядом с основателями Республики… что бы я только не отдал за такую возможность. Интересно, у них достало бы силы выстоять в том мире, который я собираюсь бросить на произвол судьбы? У меня таких сил нет. Вся моя жизнь - сплошные неудачи, и наверное, мне действительно пора покинуть это пиршество и уступить свое место другим.

- Ваше Величество.

Голос прозвучал так внезапно, что Лондо едва не подпрыгнул. Даже Страж шевельнулся в своей пьяной дремоте, хотя все-таки так и не проснулся.

Лондо не стал утруждать себя тем, чтобы подняться с трона. Он просто полуобернулся, чтобы разглядеть вошедшего, и в этот момент снова прогремел гром. Это придало театральный эффект появлению гвардейца.

- Прошу простить, что я потревожил ваш… - начал тот.

- Да, да. Я все понял, - нетерпеливо махнул рукой Лондо. - Что там у тебя?

- К вам пришел посетитель.

- Я, кажется, ясно приказал, чтобы меня не тревожили.

- Мы знаем, Ваше Величество. Но эта юная особа утверждает, что она пришла сюда по вашему личному приглашению. Учитывая это, мы решили спросить вашего соизволения, прежде чем вышвырнуть её из…

Лондо приподнялся на троне, опершись на подлокотники.

- Юная девушка?

- Да, Ваше Величество.

- Её зовут Сенна?

Гвардеец одновременно и удивился, и успокоился, поняв, что решение нарушить покой императора не будет иметь для него тяжких последствий.

- Да, Ваше Величество, по-моему, это так.

- Приведи её сюда.

Гвардеец проворно поклонился и секунду спустя вернулся с Сенной. Она вымокла до нитки; ни разу еще Лондо не доводилось встречать кого-либо столь же мокрого. Позади Сенны оставался водяной шлейф, а когда девушка остановилась, безуспешно пытаясь скрыть пробиравшую ее дрожь, вода тут же начала собираться в лужу у ее ног.

- Оставь нас, - приказал Лондо гвардейцу.

- Ваше Величество, - начал тот, - ради вашей безопасности…

- Безопасности? Посмотри на неё, - сказал Лондо. - Где, по-твоему, она прячет оружие? - Это было очень точное наблюдение. Одежда Сенны, насквозь промокшая, прилипла к ее телу, не оставляя возможности спрятать что-либо под платьем. - Может быть, она будет душить меня голыми руками? Что ж, в этом случае мне, конечно, не хватит сил самому защитить себя от столь дерзкого нападения.

- У меня и в мыслях не было оскорблять вас, Ваше Величество, - смутился гвардеец. Похоже, он собирался добавить что-то еще, но передумал и счел за лучшее поспешно откланяться и покинуть тронный зал.

На некоторое время воцарилось молчание, тишину нарушали только звуки капель, падавших с одежды девушки. Потом она чихнула. Лондо прикрыл ладонью невольную улыбку.

- Я хочу знать, остается ли в силе ваше предложение, - сказала, наконец, Сенна.

- Вот, значит, как. И зачем тебе это знать?

- Частью вашего предложения были убежище и помощь семье, которая помогла мне в трудную минуту. И было бы… грубо… с моей стороны отвергать от их имени эту помощь. К тому же, - Сенна прочистила горло, собираясь с духом, - если я буду здесь… я смогу служить для вас постоянным напоминанием о нуждах вашего народа. Здесь, во дворце, так легко можно заиграться и запутаться в махинациях ради удержания власти, и забыть о тех, ради кого вы должны эту власть использовать. Я не позволю вам об этом забыть.

- Понятно. Значит, ты желаешь жить здесь не ради тепла и комфорта, но потому, что твое пребывание здесь может принести пользу также и другим.

Сенна кивнула.

- Скажи-ка, есть ли у тебя какое-нибудь убежище на этот вечер? И не смей лгать мне! - резко добавил Лондо, и тон его стал более суровым. - У меня великолепное чутье на вранье. Пытаться обманывать меня - значит играть с огнем.

Сенна облизнула губы и задрожала явно сильнее.

- Нет. Семья, которая приютила меня… теперь выставила меня вон. Они очень рассердились, когда я отвергла ваше предложение. Они сказали, что, приняв его, я бы могла помочь им. Они сказали, что я думаю лишь о себе, и потому я такая же, как и вы.

- Страшное обвинение. Если ты похожа на меня… то, конечно, как же тогда вообще жить дальше?

Сенна опустила глаза.

- И все же… ваше предложение по-прежнему остается в силе? Или я просто обманывала себя и напрасно потратила свое и ваше время?

Лондо некоторое время раздумывал, а затем позвал:

- Стража!

Гвардеец, который привел девушку в зал, вернулся со всей подобающей поспешностью. Он слегка поскользнулся на входе, ступив ногой на мокрый след, оставленный девушкой, но сразу восстановил равновесие, сохранив столько самообладания, сколько было возможно в таких обстоятельствах.

- Да, Ваше Величество? - спросил гвардеец. В его голосе явственно прозвучала надежда на то, что сейчас все-таки представится возможность выбросить нарушителя вон из дворца.

- Приготовьте покои для юной леди Сенны, - приказал Лондо. - Проследите, чтобы ей выдали сухую одежду и горячую пищу. Она останется жить во дворце. Прошу убедиться, однако, чтобы её комнаты не соседствовали с моими апартаментами. Мы определенно не хотим, чтобы нас неправильно поняли. А соседство с императорской спальней весьма вероятно породит дурную молву. Не так ли, юная леди?

- Я… как прикажете, Ваше Величество, - Сенна чихнула еще раз, и посмотрела на Лондо извиняющимся взглядом.

- Да. Именно так. Всегда так, как прикажет император. Иначе зачем быть императором? Теперь идите. Отдыхайте. А утром мы позаботимся о семье, которая вас приютила. И, если обстоятельства сложатся удачно, им не придется больше сердиться на вас.

- Они очень сердились, Ваше Величество. Очень.

- Я в этом не сомневаюсь. Но возможно, чем яростнее гнев, который обрушивают на вас, тем великодушнее должно быть ваше прощение?

- Это… очень интересная мысль, Ваше Величество.

- Ага, значит, и я иногда бываю прав, юная леди? Итак, до утра. Мы поговорим еще, да? За завтраком?

- Я… - Сенна даже в лице переменилась, когда до нее дошел смысл сказанного императором. - Да, я с радостью принимаю ваше приглашение, Ваше Величество. Я буду с нетерпением ожидать встречи за завтраком.

- Я тоже, юная леди. А раз так, то, как вы понимаете, похоже, я действительно буду здесь завтра утром. С моей стороны было бы неучтиво лишить вас возможности позавтракать в обществе императора. К тому же, мои советники доложили, что к утру шторм утихнет. Над Примой Центавра взойдет заря нового дня. И нет сомнений, что заря взойдет и для нас тоже.

Сенна поклонилась еще раз и направилась к дверям, но в этот момент Лондо окрикнул:

- Гвардеец, еще одно маленькое дело.

- Да, Ваше Величество?

- Ты видишь этот меч, который висит на стене?

- Великолепнейший клинок.

- Я бы хотел, чтобы ты забрал его и отдал в хранилище. Я не думаю, что он понадобится мне в ближайшем будущем.

Гвардеец остался в некотором недоумении, но к счастью, понимания от него и не требовалось.

- Будет исполнено, Ваше Величество. - Он поклонился, снял меч со стены и повел Сенну из тронного зала. Девушка замешкалась в дверях и оглянулась через плечо. Лондо слегка кивнул ей на прощание, стараясь, чтобы его лицо оставалось бесстрастным. И Сенна ушла в сопровождении гвардейца, оставив императора наедине с его мыслями.



Глава 2 | Долгая ночь Примы Центавра | * * *