home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4


Сенна лежала на спине на газоне, глядя в небо на проплывавшие в вышине облака.

- Что ты видишь? - прозвучал вопрос. Задал его лежавший рядом Телис Эларис.

Так обычно и завершались их занятия, Сенны и Телиса. Телис говорил, что только так ему удается понять, на сколько в этот день удалось расширить кругозор ученицы. Сенна, однако, пришла к выводу, что учитель просто пытался оправдать свою любовь к дольче фар ниенте.

В отличие от Сенны, которая обычно ложилась прямо на траву, Телис никогда не забывал захватить с собой циновка, на которой и устраивался.

- Я не так молод, как ты, - оправдывался он, и это казалось Сенне весьма смешным, ведь учителю едва перевалило за тридцать. Телис, однако, всегда утверждал, что возраст определяется не годами, а накопленным жизненным опытом.

После того, как восемь месяцев назад Сенна поселилась во дворце, к ней было приписано множество учителей. Та давняя ночь, когда она повстречалась с императором, вспоминалась ей теперь, как смутный сон, и с трудом верилось, что это она, молодая придворная дама, была той самой бездомной сиротой.

Император протянул руку дружбы девочке, которая бросила в него камень. А у нее хватило безрассудства шлепнуть по протянутой руке. Но той же ночью она сама приползла к нему, уверенная, что сейчас ее вышвырнут вон, весело посмеявшись над жалкой малявкой, которая думала, что ей почему-то полагается нечто большее, чем презрение.

Вместо этого, ей предоставили все, о чем только можно было мечтать.

- Почему? - спросила Сенна императора на следующий день за завтраком. Она чувствовала, что нет нужды расшифровывать свой вопрос. Иногда одно слово вмещает в себя целую речь.

И Лондо понял.

- Потому, - ответил он, - что если я окажусь не в состоянии спасти тело и душу одной-единственной женщины… то, как посмею я надеяться, что смогу сделать что-нибудь для целой планеты?

- Итак, мне суждено быть живым символом?

- А ты имеешь что-нибудь против?

После некоторого раздумья Сенна ответила:

- Нет, Ваше Величество.

И на этом вопрос был исчерпан.

Гораздо более жаркие дебаты вызвал выбор учителей для нее. В список тех, кто должен был заняться обучением Сены, Лондо без колебаний включил всех самых лучших ученых и репетиторов. Но этот список, однако, не вызвал одобрения со стороны Дурлы, бывшего капитана гвардии, которого Лондо - по причинам, совершенно не понятным Сенне - назначил на ключевой пост министра Внутренней Безопасности. Сенна была уверена, абсолютно, на сто процентов уверена, что Лондо не доверяет этому человеку. Но, Великий Создатель, как же можно назначать министром Внутренней Безопасности человека, которому не доверяешь?

Сенна припомнила, как однажды услышала особенно громкие дискуссии, проходившие в тронном зале. Лондо и Дурла не могли прийти к соглашению по какому-то вопросу чрезвычайной важности. Когда-то, в прежние времена, Дурла немедленно отступился бы, но теперь все было иначе. Дурла больше не боялся высказывать императору все, что он думает, и объяснять, почему император будет дураком, если не прислушается к его мнению.

В тот запомнившийся ей день Сенна услышала, что обсуждались несколько имен. И все это были имена наиболее любимых учителей Сенны. Одно из них обсуждалось на особо повышенных тонах, и это было имя Телиса Элариса.

И это не удивило её…

Сенна перевернулась на живот, и Телис лукаво на неё посмотрел.

- Ну? - спросил он голосом, исполненным серьезности. Телис принадлежал к числу тех, кто открыто насмехался над обычаями и традициями. У него были длинные черные волосы, но вместо того чтобы зачесывать их в гребень, Телис позволял своим волосам свободно падать на плечи. Этот стиль ненавидели большинство стариков, и его обожали большинство молодых женщин, что возбуждало еще большую ярость у первых.

- Что, ну? - переспросила Сенна.

- Что ты думаешь, глядя на облака?

- Да к Великому Создателю эти облака, - раздраженно ответила девушка. Несколько месяцев назад Лондо, по ее же собственной просьбе, назначил Телиса ее учителем исторической философии. Сенна с давних пор увлекалась чтением трактатов Телиса, после того как однажды, когда еще ребенком, случайно увидела, как отец выбросил в мусор одну из книг Телиса. Девочка спасла книгу из мусорного бака, и с тех пор чтение трудов Элариса стало её тайным запретным удовольствием. В этих трудах рассказывалось о различных философских течениях, которые внесли вклад в формирование облика ранних лет Республики, изучалась взаимосвязь этих философские течений с политикой, и именно это было особенно интересно Сенне. - Почему мы должны глазеть на эти бесполезные облака, когда у нас прямо под носом происходит сейчас множество важнейших событий?

С этими словами Сенна махнула рукой в направлении той части столицы, которая представляла собой, по сути, одну гигантскую стройплощадку. Целый район, практически полностью разрушенный во время бомбардировок, был блокирован, расселен, и теперь быстрыми темпами застраивался заново. Можно даже сказать, захватывающе быстрыми.

- Ты спрашиваешь «почему»? Да потому, что эти события ровным счетом ничего не значат, - сказал Телис. - то, что мы строим сами, по определению, не вечно. Облака, с другой стороны…

- Проживут и вовсе одно мгновенье, - вместо учителя закончила Сенна. - Посмотри. Налетит легкий ветерок, и развеет их. Скоро от них останутся только воспоминания, а здания будут по прежнему стоять там.

Телис криво усмехнулся.

- Я слишком хорошо тебя выучил. Возражать учителю в такой манере… И что мне теперь с тобой делать? - Затем выражение его лица вдруг стало серьезным. - Я имею в виду не эти конкретные облака, Сенна. Я имею в виду природу, красоту, свет. Все это останется после того, как уйдем и ты, и я… После того, как во мгле времен скроется сама память о Республике Центавра.

- Вот уж этого никогда не случится, - с уверенностью заявила Сенна. - Нашему народу предначертано исполнить еще столь многое.

- Это, - Телис ткнул в неё пальцем, - слова императора, а не твои.

- Почему? Тебе не нравится, что я позволила себе хоть раз во что-то просто поверить? - Сенна опять перевернулась на спину, подложив ладони под голову. - Иногда ты бываешь просто невыносим, Телис. Все, все, все на свете ты постоянно ставишь под сомнение. Ничего не принимаешь за данность. Все-то тебе нужно обсудить, проанализировать, опять обсудить и опять проанализировать…

- Что с тобой, Сенна?

- Неужели тебя самого это не печалит? То, что нет ничего, во что бы ты просто верил?

- Так вот что ты думаешь?

Уловив печаль в голосе Телиса, Сенна подняла голову и удивленно взглянула на учителя.

- Так вот что ты думаешь? - повторил тот. - Если так, то значит, за все эти месяцы обучения у меня ты так ничему и не научилась.

Сенна вовсе не собиралась огорчать наставника, потому что, по правде говоря, Телис Эларис был её любимым учителем. Но, поднявшись на ноги, девушка вдруг почувствовала желание на этот раз отстоять свое мнение.

- Хорошо, а что еще я должна думать? Ты оспариваешь любое мое умозаключение. Даже когда я говорю о самых основах нашей жизни, ты продолжаешь спрашивать «почему». Иногда мне кажется, что ты стал бы оспаривать даже само существование Великого Создателя.

- Да, стал бы.

Услышав такое заявление, Сенна побледнела.

- Неужели ты это серьезно?

- Вполне.

- Но почему?

- Чтобы заставить тебя думать, конечно, - ответил Телис. - Чтобы заставить тебя в свою очередь задавать вопросы, чтоб подтолкнуть тебя к размышлениям. Ты всегда должна искать, что скрывается за внешней стороной дела.

- Ты говоришь мне, что я никогда ничему не должна доверять.

- Неужели?

Сенна в изнеможении вновь шлепнулась на землю.

- Ну вот! Опять! Вместо ответа новые вопросы.

- Это должно приветствоваться в свободомыслящем обществе, - Телис устремил взгляд куда-то вдаль и добавил тихо, - и потому меня очень беспокоит… что сейчас это приветствуется далеко не всеми.

Сенна заметила, что ее наставник смотрел в сторону дворца, стоявшего поодаль на холме.

- Телис, - сказала она твердо, - не может быть, чтобы ты имел в виду императора. Он выдержал целую битву за то, чтобы ты стал моим учителем.

- Да. Он сражался. Ему пришлось сражаться, потому что во дворце слишком много тех, кто не переносит свободу слова… свободу мысли. Потому что свобода им не нужна. Им нужно, чтобы вы без раздумий принимали то, что вам преподносят.

Если, как ты говоришь, император сражается за свободу, что ж, этому можно только аплодировать. Но, дорогая моя Сенна… императоры приходят и уходят. Общество остается… по крайней мере пока что. И часто бывает так, что те, кто на самом деле направляет общество… предпочитают делать это спрятавшись.

- Но ты не прячешься. Смотри туда… - Сенна указала пальцем в сторону городской окраины, где стояло маленькое здание, с виду ничем не примечательное. Впрочем, сам факт того, что это здание уцелело, когда вся планета была разбомблена, уже производил впечатление. - Там твоя общественная приемная. И все это знают. Оттуда расходятся твои книги и статьи, оттуда ты бросаешь вызов всему, что мы делаем на Приме Центавра. Ты открыто говоришь всем, что ни во что не веришь… и после этого ставишь мне в вину, что я тебе на это указала?

Телис печально покачал головой.

- А я-то думал, что ты одна из моих лучших учениц. Во-первых, моя дорогая, я не пытаюсь направлять общество. Даже в мыслях этого не допускаю. Я просто хочу добиться, чтобы общество само размышляло. И само направляло себя. А что касается моей веры, Сенна… во что я верю… Я верю в неверие.

- Невозможно верить в неверие.

- Конечно, можно, - беспечно отозвался Телис. - Видишь ли, дитя мое, мало быть просто открытым для новых идей. Это может каждый. Проблема в том, что у каждого есть свой предел «открытости», то количество новой информации, которую человек в принципе способен воспринять. Рано или поздно, двери разума, открытые для восприятия чего-то нового, захлопнутся, потому что места, чтобы вместить это новое, уже не останется. Большинство из нас воспримет ровно вот столько, и не больше. Однако настоящие мудрецы умеют очищать свой разум от старых знаний… и потому всегда готовы принять новые. Только так можно оставаться всегда открытым для нашего изменчивого мира.

- Отличные слова, Телис, - ответила Сенна. - Но тебе-то легко быть открытым, ты легко даешь советы, потому что не чувствуешь на себе ответственности, потому что ты не вождь. А вожди не могут постоянно оставаться открытыми всему новому. Вожди должны руководить. Они должны принимать решения.

- А ты считаешь, что наши вожди принимают хорошие решения?

- А ты?

- Новый вопрос вместо ответа, - улыбнулся он. - Возможно, ты не безнадежна.

Внезапно Сенна почувствовала, что ей ужасно надоела эта бесконечная словесная пикировка. В последнее время её занятия с Телисом именно к этому и сводились.

- Ответь мне, - потребовала она. - Ответь мне, что ты думаешь.

- Но я спросил тебя первым, - спокойно откликнулся Телис.

- Ну, хорошо, - девушка кивнула, почувствовав, что сейчас подходящий момент, чтобы капитулировать. - Хотя, мне кажется, я и так уже все сказала. Вот посмотри. Видишь, там внизу ведутся работы? И люди… Они пережили бомбардировки, они видели, как рушатся их дома, как ломаются их жизни. Было время, когда для императора выйти к народу означало подвергнуть себя огромному риску, потому что слишком велики были их горе и гнев. Теперь они заняты воссозданием Примы Центавра и нашего прежнего величия. Император обрисовал им будущее, и у них захватило дух от этой картины. Несомненно, это лучше, чем гнев или отчаяние. Перспектива значит для людей больше, чем что-либо.

- И для тебя тоже? - спросил Телис.

- Конечно! Зачем было спрашивать об этом?

- Потому что, когда ты говорила о народе, ты говорила «они», а не «мы». Похоже, Сенна, ты настолько глубоко пропиталась снобизмом, что при малейшей попытке расшевелить тебя, он тут же всплывает на поверхность.

- Ты считаешь, что я не знаю тебя, Телис, - сказала Сенна. - Ну а я считаю, что ты меня не слишком хорошо знаешь. Пожалуй, даже совсем не знаешь.

- Возможно. Но я открыт для такой возможности.

Сенна взбрыкнула ногами и, поджав их к подбородку, демонстративно перевернулась к учителю спиной.

- Я ответила. Извиняюсь, если мой ответ не соответствовал твоим высоким стандартам. А ты мне так и не ответил.

Наступила долгая пауза. А потом Телис спросил:

- Почему?

Сенна оглянулась на него, скривив кислую рожицу.

- Опять «почему»?

- Это должен быть твой первый вопрос обо всем на свете. И если даже у тебя есть ответ, продолжай спрашивать дальше. Почему возникло это движение за реставрацию Примы Центавра?

- Чтобы вернуть наше величие, - смущенно ответила девушка. Ответ казался очевидным.

- Почему?

- Телис, это глупо. Словно ребенок, «почему, почему, почему».

- Дети - величайшие философы. А цель взрослых - изгнать этот дух из детей, потому что он грозит разрушить статус-кво, старательно возводимый взрослыми. Вот так… а теперь я отвечу на твой вопрос, поскольку, сдается мне, думать самостоятельно тебе уже надоело.

- Дело не в том, что надое…

Но мысль Телиса было уже не остановить, она помчалась вперед, словно набравший скорость курьерский поезд.

- Приму Центавра хотят возродить в прежнем блеске и величии. Зачем? Чтобы ослепить этим блеском народ. Почему? Потому ослепленных людей проще увести туда, куда вы хотите. А зачем вам это нужно? - Телис выждал паузу, а потом медленно и четко сказал: - Потому что вы поняли, что возврат на старую дорогу неминуемо приведет к экспансионизму, типичному для старой Республики. Потому что вы решили, что не следует извлекать никаких других уроков из катастрофы, постигшей нашу планету, за исключением того, что нужно быть сильнее и всегда концентрироваться на одном противнике, если хочешь победить. Потому что на самом деле, вы хотите вернуть не просто блеск и величие, а те времена, когда Республика Центавра была доминирующей силой в галактике, присваивала себе все, до чего могла дотянуться. Потому что вы понимаете, что времена изменились, и на пути теперь стоит Альянс. Чтобы превозмочь Альянс, требуются новые решения, новое оружие, новые, еще более грозные союзники, требуется возрождение духа самоотверженности и чувства неминуемости новой войны. Все это уже было в истории, Сенна. Например, так называемая Эпоха Рациональности у Гаимов, которая привела их к Великому Завоевательному Походу, кампании, во время которой четыре мира были сожжены дотла прежде, чем это безумие удалось остановить. Или возрождение Германии на Земле, после их Первой Мировой войны, которое подготовило арену для еще более бедственной Второй Мировой войны.

Сенна смотрела на учителя, широко раскрыв глаза.

- Ты ошибаешься, - начала она… и не смогла продолжить.

- Я говорил о том, что надо уметь освобождать свой разум от всего лишнего, создавая пустоту, которую можно было бы наполнить новыми знаниями. Но бойся тех, Сенна, кто чувствует свою пустоту, но наполняет её лишь невежеством.

- Ты ошибаешься, - повторила в ответ девушка и решительно тряхнула головой. - И я объясню тебе почему. Давай, в самом деле, посмотрим на историю. В тех ситуациях, о которых ты упомянул, такому разговору, какой у нас с тобой сейчас идет, не позволили бы состояться. И тем более, не допустили бы, чтобы он произошел между учителем и воспитанницей самого императора. Таким режимам, которые ты описал, мышление противопоказано. Свободная воля там не только не приветствуется, она запрещена. Инакомыслящих, интеллектуалов, писателей… всех, кто, подобно тебе, может задавать вечное «почему», заставили бы замолчать. А у нас такого нет.

- Ты в этом уверена?

- Конечно, я уверена. Я…

И тут, к удивлению Сенны, Телис склонился к ней и схватил за предплечье. В глазах учителя девушка увидела напряженность и даже, отчасти, страх, чего она никогда не замечала раньше.

- Ты девушка из высшего общества, Сенна. Ты живешь во дворце, и видишь лишь то, что происходит в его стенах. Если то, чего я опасаюсь, началось, ты не узнаешь об этом до тех пор, пока не станет слишком поздно. А вот я вижу, как те, кто, подобно мне, ставили вопросы и все подвергали сомнению… внезапно изменили свои взгляды. Внезапно согласились принять на веру то, что им подают…

- Может быть, они просто осознали правоту…

- …или просто исчезли, - закончил Телис.

Сенна некоторое время молчала.

- Исчезли? Что ты имеешь в виду?

- Отправились во внешние миры. Или просто пропали с лица планеты. О, все это происходит очень незаметно. Очень эффективно. Когда придут за мной… - сказал Телис очень задумчиво, словно рассуждая о судьбе кого-то постороннего, - Мне кажется, я буду одним из тех немногих, кто просто умрет. Потому что все знают, что невозможно заставить меня замолчать никаким другим способом. В конце этой недели выходит публикация, в которой я задаю вопросы об истинных мотивах тех, кто управляет нашей огромной государственной машиной. Это не прибавит мне друзей, зато среди недоброжелателей могут появиться грозные враги.

Сенна понимала, что рассуждения Телиса давно уже вышли за рамки обычного головокружительного полета его странной логики. Она взяла учителя за руку и крепко пожала.

- С тобой ничего не случится, Телис. Ты мой учитель. Тебе благоволит император. Ты защищен, а твои мысли ценятся. Говори, что считаешь нужным. Никакой беды не будет.

- Ты обещаешь мне? - Телиса, похоже, искренне обрадовала горячая поддержка Сенны.

- Я всего лишь верю в нашу систему, в наше общество и в нашего императора. Я верю в эту троицу.

Телис не смог сдержать улыбку.

- Почему? - спросил он.

Сенна рассмеялась.

- Потому.

- Это не ответ, замкнутый круг, - укоризненно сказал Телис.

- Возможно. Но замкнутый круг хорош тем, что из него невозможно вырваться.

К удивлению Сенны, учитель склонился к ней и крепко обнял, и прошептал прямо ей на ухо:

- Постарайся такой и оставаться всегда, - и после паузы добавил: - Разве что увидишь способ стать еще лучше.



Интерлюдия | Долгая ночь Примы Центавра | * * *