home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Королева смотрелась в зеркало. Выглядела она куда спокойнее, чем чувствовала себя. Иначе нельзя: умение казаться — неотъемлемое качество королевы. Она должна всегда быть спокойна, величественна, ни при каких обстоятельствах не терять самообладания. Королева познала всю важность этого искусства в годы, прошедшие после несчастья, случившегося с королем на охоте. Она поняла, что нужно не только быть сильной, но и казаться сильной. Люди придают внешнему облику огромное значение.

Вот уже пять лет, как она правит вместо короля и без ложной скромности может сказать, что это хорошо ей удается. Она не позволяет враждебным партиям, существующим при дворе, грызться между собой, хотя часть этой заслуги следует приписать войне с Халькусом: мужчины становятся не столь бодливы, когда ведут войну. Несмотря на эту войну, она поддерживает добрые отношения с соседними державами, налоги поступают в казну исправно, если не считать восточных земель, и народ высокого мнения о своей королеве.

Однако сама она постоянно чувствует необходимость укрепить свое положение и положение своего сына. В Обитаемых Землях неспокойно. Рыцари Вальдиса сеют смуту на юге, между тем как алчность герцога Бренского вызывает тревогу на севере. Не считая этих угроз извне, поближе тоже есть такие, что зарятся на ее трон. Престол Четырех Королевств уже не раз захватывали узурпаторы. Трон без сильного короля притягивает взоры захватчиков. Поэтому королева всеми средствами привлекает ко двору самых могущественных лордов, владеющих землями и богатством, располагающих большим количеством людей. Врагов лучше держать под присмотром. Королева ведет тонкую игру, и ведет ее успешно — никто не покушается на ее власть, в Королевствах соблюдается спокойствие, и ее сын — признанный наследник престола.

Увенчать усилия королевы должен был брак ее сына с дочерью самого могущественного из лордов — Мейбора. Однако все вышло не так, как ей хотелось, — единственно из-за упрямства дочери Мейбора. Глупая девчонка взяла да и сбежала, ничуть не помышляя о судьбе королевы и государства. Королева от души надеялась, что Мейбор, если найдет когда-нибудь дочь, задаст ей хорошую трепку, а после лишит наследства: нет большего зла, чем непокорная дочь. Меллиандре за многое придется ответить: это по ее вине королева вынуждена иметь дело с человеком, к которому питает величайшее отвращение, — с лордом Баралисом, королевским советником.

Она заключила с ним пари и проиграла. Придется расплачиваться — этого требует ее гордость. К тому же она даже из проигрыша извлекла некоторую пользу — теперь Баралис даст ей лекарство, которое помогает королю, как никакое иное. Поначалу сделка казалась королеве честной — и лишь теперь она поняла, сколь наивна была, полагая, что Баралис способен вести честную игру. Она сильно подозревала, что он подтолкнул свою чашу весов — и уж наверняка послал наемников захватить девушку прежде королевской гвардии. К несчастью, королева ничего не могла доказать, и ей оставалось лишь признать свое поражение.

Какую же цену придется ей заплатить за свое стремление вылечить мужа? И за свое легковерие?

Она ожидала Баралиса с минуты на минуту. Она послала за ним, и он не заставит ее ждать. Королева поправила волосы, довольная холодным и уверенным видом своего отражения. Она не доставит удовольствия Баралису, выдав свои чувства.

Мажордом доложил с поклоном:

— Лорд Баралис ожидает ваше величество в аудиенц-зале.

Королева заранее решила не являться на аудиенцию прежде Баралиса: пусть он ждет ее, а не наоборот. Преимущество было невелико, но даже таким пренебрегать не следовало. Королева налила себе четверть кубка вина, сильно разбавив его водой: нужно было сохранить ясность мысли.

Она потягивала питье, выгадывая время. Наконец, решив, что Баралис дожидается ее достаточно долго, она встала и в последний раз взглянула в зеркало. Она облачилась в самый свой торжественный наряд, и на груди у нее сверкали драгоценности короны. Королева глубоко вздохнула и отправилась на встречу с противником.

Баралис, стоявший у окна, бросился ей навстречу и отвесил низкий поклон.

— Счастлив лицезреть ваше величество. Надеюсь, вы в добром здравии? — В его голосе проскальзывали резкие нотки — он не любил, когда его заставляли ждать.

— Я здорова, лорд Баралис, чего, к сожалению, нельзя сказать о моем муже. Ваше вторжение к нему возмутительно, и больше я не потерплю подобных выходок.

— Ваше величество можете быть спокойны — это больше не повторится. — Как он галантен, как уверен в себе! Королева, не намереваясь облегчать Баралису его задачу, повернулась к нему спиной и отошла к окну. — Вашему величеству должно быть известно, что срок нашего маленького пари истек. — Баралис сделал паузу. — Но быть может, девушка нашлась?

Королева усилием воли сдержала гнев. Подумать только — «нашлась»!

— Полноте, лорд Баралис, вы прекрасно знаете, что ее не нашли, — спокойно, но с тенью угрозы ответила она. — Не нужно играть со мной, сударь, не то это обернется вам же во вред.

Баралис хотел что-то сказать, но королева знаком остановила его. Паж, приблизясь, налил ей бокал вина, и на сей раз она не стала подливать воду. Пусть Баралис думает, что она пьет неразбавленное вино, — напиток по ее приказу разбавили заранее. Баралису вина она не предложила. Жестом велела пажу уйти и оба собеседника молчали, пока дверь за ним не затворилась.

— Если девушку не нашли, я, целиком полагаясь на слово вашего величества, осмелюсь напомнить, что выиграл пари.

— К чему эти околичности, лорд Баралис? Перейдем лучше к делу.

— Прямота вашего величества обезоруживает.

— Того же я потребую и от вас.

Баралис старался держать свои руки за спиной или прятать под плащом, но королева все же заметила, как скрючены его пальцы, и это зрелище, как ни странно, придало ей сил.

— Тем лучше, ваше величество, я буду откровенен. Принц Кайлок вступил в брачный возраст, и дочь лорда Мейбора, Меллиандра, не является более для него достойной невестой. Согласны ли вы в этом со мною, ваше величество?

— Продолжайте.

— Мне кажется, я понимаю, отчего вы желали этого брака. Вам хотелось укрепить положение своего сына путем союза с могущественным лордом.

— А что, если и так? — бросила королева, чувствуя, что Баралис добивается первенства в разговоре.

— Это весьма мудрая политика, которую я поддерживаю целиком и полностью. Я восхищаюсь усилиями вашего величества, направленными на укрепление государства, но ваше величество могли бы метить чуть повыше.

— Что вы имеете в виду? — чрезвычайно холодно осведомилась королева.

— Только то, ваше величество, что есть лучшие пути укрепить положение трона и его наследника, чем брак принца Кайлока с дочерью собственного придворного.

— На ком же, по-вашему, следует женить принца, Баралис? — Королева в гневе отбросила показную учтивость.

— На Катерине Бренской, единственной дочери герцога Бренского. — Королева лишилась дара речи, и Баралис, пользуясь этим, продолжил: — Мне нет нужды говорить вам, как могуч Брен: численность его армий баснословна. Это государство именуется герцогством, но оно богаче и населено гуще, чем Четыре Королевства. Союз с ним оказал бы великое благодеяние нашей стране, а вы, моя королева, прославились бы в веках, заключив столь славный брак.

Королеву, внешне сохранявшую спокойствие, охватило смятение. Союз с Бреном! Такая возможность никогда не приходила ей в голову: она думала, что Баралис прочит за Кайлока дочь другого лорда. Брен так далек, так чужд и так мало известен. Она слышала слова Баралиса и отметила его попытку польстить ей: кто же не хочет прославиться в веках? О, Баралис мудр как змий: он нарисовал перед ней ослепительную картину, очарованию которой трудно противиться.

— Вы уже обращались к герцогу Бренскому с предложением? — с деланным безразличием спросила она.

— Я взял на себя эту смелость, не давая, впрочем, никаких обещаний.

Королева была уверена, что Баралис лжет, — он явно вынашивал этот план много месяцев, если не лет.

— И герцог, не получивший никаких обещаний, согласен на этот брак?

— Мало сказать «согласен», ваше величество. Он жаждет его. Он тоже хочет укрепить свой трон — ведь у него нет сына. — Баралис сделал многозначительную паузу. — Если этот брак состоится, ваш сын станет наследником двух величайших держав севера. — Королева никогда не видела Баралиса в таком волнении. — Подумайте об этом, ваше величество! Брен и Четыре Королевства — какой блистательный союз!

— Герцог, возможно, и согласен, но я не могу дать согласие на брак моего сына, не видя невесты. — Это было первое возражение, пришедшее в голову королеве. — Мой сын может жениться лишь на достойнейшей из достойных, между тем я не имею никакого представления о Катерине Бренской.

К удивлению королевы, Баралис просиял улыбкой. Он извлек из-под плаща какой-то предмет и подал его ей.

— Представляю вам Катерину Бренскую, ваше величество.

Королева взяла из его рук миниатюрный, не больше своей ладони, потрет — изображение юной девушки. Ангельское личико с восхитительными розовыми губками, невинными голубыми глазами, с золотыми локонами, напоминающими нимб.

— Откуда мне знать, похож портрет или нет?

— У меня имеются верительные письма от герцога и его архиепископа.

— Давно ли он написан?

— Не более полугода назад. Катерине еще не минуло восемнадцати.

— Согласна ли она на этот брак?

— Я взял на себя смелость послать герцогу портрет принца Кайлока, и герцог заверил, что его дочь самым благосклонным образом отозвалась о будущем женихе.

— Как я вижу, вы взяли на себя немало смелости, лорд Баралис.

— Позвольте смиреннейше напомнить вашему величеству что я все еще именуюсь королевским советником.

Они оценивающе посмотрели друг другу в глаза.

— Лорд Баралис, — с величайшим достоинством молвила королева, — вы сделали ваше предложение весьма убедительно. Однако в столь важном деле я не могу принимать скоропалительных решений. Я должна очень внимательно обдумать то, от чего зависит будущее моего сына. Я понимаю, что у меня есть определенные обязательства перед вами, однако я могу обещать вам только рассмотреть ваше предложение, не более. Даю вам слово, что отнесусь к нему со всем вниманием. — Королева сознавала, что несколько нарушает условия их договора, но вряд ли Баралис будет чересчур придирчив в этот переломный момент.

— Покорнейше благодарю ваше величество, — ответил он с легким поклоном. — О большем я и не прошу.

— Прекрасно, лорд Баралис. Вы можете удалиться. — Она оставила портрет у себя и думала, что он попросит его обратно, но Баралис не попросил. Он раскланялся и вышел.

Королева вздохнула с облегчением и велела подать себе неразбавленного вина. Потом села и стала рассматривать портрет Катерины Бренской. Никогда еще королева не видела столь красивой девушки. Она понимала, почему Баралис оставил портрет ей: разве может кто-нибудь устоять против такой красавицы? Королева рассмеялась, но невесел был ее смех. Надо отдать Баралису должное — он мастер управлять людьми.


* * * | Ученик пекаря | * * *