home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8. КРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Непогода, которая доставила так много неприятностей охранным системам майора Кроуи на острове, обрушилась теперь на Лондон. В окна комнаты для заседаний совета директоров «РКГ» хлестал дождь, у горизонта сверкала молния.

– Как я поняла, представители «Маваси-Сайто» вам обоим предлагали весьма щедрую компенсацию за ваши акции «РКГ», – сказала Джессика. – При нормальном положении дел вы сообщили бы мне о своем решении через неделю, то есть в канун Рождества. Но отложим пока эту тему и сосредоточимся на кризисе. В данную минуту для нас чрезвычайно важно как можно быстрее снять все обвинения с «Дедала» и восстановить доверие к корпорации в глазах общества. Изучив мнения наших технических экспертов и отдела по связям с прессой, я набросала кое-какие предложения. У вас было достаточно времени, чтобы ознакомиться с ними. Мне хотелось бы увериться в вашей поддержке еще до того, как сюда явятся японцы.

– А также председатель, – добавил Роберт Файнс, владелец пенсионного фонда, которому принадлежали десять процентов акций «РКГ». – С ним вы эту проблему обсуждали?

На честное, открытое лицо сэра Роберта легла тень озабоченности. Пристальный взгляд его серых глаз напомнил Джессике, что этот человек возражал против ее назначения исполнительным директором и был против разработанного ею плана действий в отношении лорда Ротсэя.

– Я говорила с мистером Гилкренски сегодня утром. Председатель слишком расстроен вестью об авиакатастрофе, чтобы вникать в детали. Вот почему необходимо, чтобы мы точно определили, чего хотим. Тони, есть новости?

Делгадо взъерошил волосы. Джессика знала, что за прошедшие двое суток спать ему пришлось не больше, чем ей, – темные круги под глазами Тони свидетельствовали об этом яснее слов.

– Падение самолета поставило перед нами целый ряд проблем. Несколько контрактов на «Смартмэйт» лопнуло, а заключение сделки с тайваньцами – мы должны были установить «Дедал» на их коммерческие машины – отложено до окончания расследования.

– Последствия катастрофы обошлись нам в головокружительную сумму, – подал голос Джайлз Фултон, глава инвестиционного банка, в чьем распоряжении находились оставшиеся десять процентов акций «РКГ», невысокий мужчина в очках с толстыми стеклами.

– Да, и потери будут расти до тех пор, пока мы не найдем выход из кризиса, – заметила Джессика. – Если корпорация не сможет вернуть позиции, утраченные вследствие инцидента с «Дедалом», вы оба проиграете, вне зависимости от того, продадите свои акции японцам или нет. Цены на них рухнут, и наши заокеанские партнеры наверняка пересмотрят свои предложения. Я считаю, что средства, вложенные в восстановление доброго имени «РКГ», окупятся сторицей. Мы должны добиться этого любыми средствами.

– Любыми? – подал голос сэр Роберт.

– Сейчас наш капитал тает, – пришел на помощь Джессике Тони. – О «Смартмэйте» никто и слышать не хочет.

– Я вас понял, – задумчиво протянул Фултон. – Но почему вы решили, что японцы поддержат ваше предложение? Они могут сидеть сложа руки и ждать, пока корпорация не развалится, а потом по бросовой цене скупить наши акции.

– Могут, – согласилась Джессика. – Однако не стоит забывать: «Маваси-Сайто» уже владеет солидным пакетом. Если кризис зайдет слишком далеко и «РКГ» полностью лишится доверия деловых кругов, обесценятся и принадлежащие японцам двадцать пять процентов. Все зависит от стратегии, к которой прибегнет их совет директоров. Это игра, господа. Нам остается лишь сделать ставки. Ситуация в любой момент может измениться.

– Извините, мисс Райт, – перебил ее сэр Роберт, указывая в окно на приближавшийся со стороны Темзы вертолет. Машина взмыла, готовясь, по-видимому, совершить посадку на крышу здания. – Думаю, через несколько минут к нам присоединится председатель.

Теодор Гилкренски расстегнул ремни, принял из рук сидевшего позади мужчины черный чемоданчик и посмотрел вниз. По углам вертолетной площадки под струями дождя стояли четверо мужчин в желтых накидках. Из-под тента над лестничными ступенями их действиями руководил майор Кроуи. За его плечом виднелась фигура Тони Делгадо: в плаще с поднятым воротником он пытался противостоять порывам ветра.

Гилкренски надел кожаную куртку, спрятал под нее чемоданчик, выпрыгнул из кабины и, втянув голову в плечи, побежал под вращавшимися лопастями к лестнице.

– Рад видеть тебя, Тони!

– Здравствуйте, сэр! Хорошо, что вы прилетели!

– Ты еще не знаком с моими новыми няньками. Это Джеральд Макгуайр. Знакомься, Джеральд, – Тони Делгадо.

Тони приветственно протянул руку.

– Я польщен, – сдержанно отозвался Макгуайр, не вынимая руки из кармана дождевика.

Теодор Гилкренски усмехнулся:

– Что бы ты ни делал, Тони, старайся воздерживаться от резких движений! – Расхохотавшись, председатель начал спускаться по лестнице.

После того как гибель Марии заставила Тео уединиться на острове, Джессика с ним не виделась, а сеансы видеосвязи не давали возможности в полной мере оценить, насколько изменился председатель. Ступивший в комнату для заседаний похудевший бородатый мужчина в старой кожаной куртке мало походил на того, кого она когда-то любила в Бостоне. Если раньше в его взгляде пылал огонь, то сейчас Джессика видела перед собой глаза загнанного животного. Крепкие и в то же время изящные руки Тео были покрыты шрамами.

– Привет, Джесс!

Душа ее моментально расцвела. Не будь сейчас в комнате для заседаний посторонних, Джессика бросилась бы ему на шею.

– Очень рада, господин председатель, что вы смогли выбраться к нам, – с официальным радушием приветствовала она, протягивая Тео руку.

Приняв от Теодора Гилкренски кожаную куртку, Шейла Браун повесила ее на вешалку у двери.

Во время совещаний Шейла сидела слева от председателя, вела записи и управлялась со сложной аппаратурой. Сейчас же, повернувшись, она увидела, что босс опустился в ее кресло. Заметив ее растерянность, Тони склонился к плечу шефа:

– Не согласитесь ли пересесть на свое обычное место, сэр?

– Я бы остался здесь. Если, конечно, вы не против, Шейла.

Достав из кармана толстый серый шнур, Гилкренски подсоединил лежавший на консоли с аппаратурой чемоданчик к основному компьютеру. Тони пожал плечами.

– Тогда на «жаровню» сегодня усядусь я, – предложила Джессика. – Уверена, что Шейла не возражает.

Она заняла кресло во главе стола, напротив нескольких экранов, размещенных на стене. Справа устроился майор Кроуи, он окинул быстрым взглядом видневшиеся за окном крыши соседних зданий.

– Отлично, – заметила Джессика. – Начнем, пожалуй, с Японии?

Стоя позади председателя, Шейла протянула руку к панели управления. Однако не успела она коснуться кнопки, как вдруг загорелась красная лампочка. Секретарша в изумлении приподняла брови.

Самый большой из висевших на стене видеомониторов ожил, на экране появилось почти зеркальное отражение такого же точно, без единого листка бумаги стола, вокруг которого со строгими лицами сидели японцы. За их спинами Джессика рассмотрела выполненный кистью Мусаси рисунок птицы.

– Я рассчитывала, что мы переговорим с Фунакоси наедине, – шепнула она Тони Делгадо.

Когда человек, сидевший на почетном, самом удаленном от дверей токийского кабинета месте, заговорил, знакомый Джессике голос прозвучал так, как если бы Фунакоси-сан находился в одной комнате с ней.

– Надеюсь, мы правильно поняли друг друга, мисс Райт. Ввиду серьезности сложившейся ситуации я решил, что моим коллегам по «Маваси-Сайто» необходимо принять участие в совещании. А! Оказывается, нас почтил своим присутствием уважаемый председатель! Как поживаете, сэр?

Приветствуя членов правления «Маваси-Сайто», Теодор Гилкренски слегка склонил голову. Его японские партнеры единым движением покивали в ответ.

– Очень неплохо, Фунакоси-сан. Время излечивает раны. Будьте любезны, представьте нас вашему совету директоров.

Процедура знакомства длилась минуты три.

– А теперь, – попросил Гилкренски, – не могли бы мы связаться с самолетом Билла Маккарти?

И вновь кнопки панели управления сработали как по собственной воле. На небольшом мониторе, справа от главного, возникло изображение крупного усатого мужчины с темными курчавыми волосами. Он был занят раскуриванием трубки. Пыхнув клубом дыма и отогнав его рукой, мужчина прищурился, сузив глаза за стеклами очков в стальной оправе, и всмотрелся в экран:

– Так-так, кто тут у нас? Как дела, Тео? Кстати, борода… пожалуй, даже идет тебе!

– Я в полном порядке, Билл. Уж кому-кому, а тебе первому следовало бы знать о том, насколько опасно курить трубку на борту самолета!

Профессор Уильям Маккарти, бывший сотрудник Массачусетсского технологического института, бывший эксперт НАСА5, ведущий теперь исследования в области авионики на базе «РКГ» в Орландо, штат Флорида, усмехнулся в объектив:

– Ты прав, Тео. Но, черт побери, до Каира еще час лета, а если я сейчас не покурю, то просто взорвусь! Чтобы успокоить тебя, готов поставить рядом кого-нибудь из членов экипажа с огнетушителем в руках.

– Полагаюсь на тебя, Билл. Прочитал доклады?

– Естественно, еще за завтраком. Сдается мне, леди и джентльмены, что последствия катастрофы лишь подтвердили надежность систем безопасности самолета. В конце концов, часто ли после падения с такой небольшой высоты, при полной невозможности любого маневра девяносто девять процентов пассажиров стоят на собственных ногах, обозревая горящую машину?

– Профессор, сам по себе лайнер может быть великолепен, – заметила Джессика. – Куда больше нас беспокоит «Дедал», автопилот, который, как утверждают многие, стал причиной катастрофы.

– Полностью согласен с мисс Райт, – поддержал исполнительного директора Роберт Файнс. – Конечно, мы не преминем отметить надежность конструкции самолета и минимальное количество пострадавших. Однако пока мы не докажем, что наши компьютеры безупречны, доверие к нашей продукции будет падать.

Державший в руках распечатку факса Тони Делгадо поднял голову:

– Сэр Роберт прав. Как, без сомнения, хорошо известно профессору Маккарти, завис весьма выгодный контракт на поставку наших самолетов «уисперер» компании «Вирджин Атлантик». Люди Брэнсона начали активный поиск нового партнера, кое-кто уже поговаривает о том, что скоро лопнет и наша сделка с «Боингом». Необходимо в ближайшие дни выяснить причину отказа «Дедала». Более важной задачи у корпорации сейчас нет.

– Главный компонент узла, та его часть, где расположен блок памяти и биочип, защищена титановым кожухом, который практически невозможно разрушить, – пояснил Гилкренски. – Если мы получим доступ к содержащейся там информации и пропустим ее через достаточно мощный компьютер, то выяснить истинную причину катастрофы не составит труда.

– Полагаю, для корпорации не составит также проблемы найти соответствующий компьютер и доставить его в Каир? – поинтересовался Фунакоси. – А как продвигается работа над новым прототипом «Минервы», господин председатель? Существует хотя бы возможность использовать его в этой весьма непростой ситуации?

Джессика невольно бросила взгляд в сторону черного чемоданчика и тут же подняла глаза на сохранявшего полную невозмутимость Тео. Охватившее его напряжение угадывалось по прижатым к поверхности стола ладоням.

– Я столкнулся с определенными проблемами при подготовке программного обеспечения, которое гарантировало бы оператору полноценное общение с совершенно новой системой, Фунакоси-сан. Однако модель «2000» абсолютно готова к запуску в производство.

– При всем уважении к вам, господин председатель, не могу не напомнить, что то же самое заявили представители «РКГ» в Ирландии ровно полгода назад, когда мы поинтересовались у них успехами проекта «Минерва». К сожалению, нам так и не дали возможности даже краем глаза увидеть принципиальную схему биочипа «3000».

– Любая новая разработка требует времени, чтобы довести ее до ума. Относительно же мер безопасности ваш совет директоров, уверен, по достоинству оценит то, что предпринято нами для защиты этой новейшей разработки. Если некоторые детали станут известны нашим конкурентам, то «РКГ» утратит всякий контроль над реализацией проекта и лишится баснословных прибылей, которые он сулит. Мы всего лишь стоим на страже ваших инвестиций, Фунакоси-сан, не более.

– Система, обладающая потенциалом модели «3000», способная в режиме виртуального времени восстановить полную картину катастрофы, оказала бы сейчас корпорации неоценимую услугу, – продолжал гнуть свое японец.

– Это правда. Но, уверяю, с подобной задачей справится и имеющаяся модель «2000». Сэр Роберт, Джайлз, слушаю вас. Хотите дополнить?

Совет директоров приступил к обсуждению наиболее деликатного вопроса – разработанного Джессикой плана действий. Основные его пункты изложил появившийся на экранах видеомониторов руководитель отдела по связям с прессой Нейл Мартин. Главная трудность, несколько раз подчеркнул он, заключается в том, что все усилия восстановить доверие к корпорации окажутся тщетными, если эксперты не смогут подтвердить безупречность работы автопилота.

– Думаю, ни у кого не осталось и тени сомнений в скорейшей необходимости доказать публике, что не «Дедал» стал причиной катастрофы, – подвела итог Джессика.

– Мы в состоянии будем сделать это, как только получим доступ к самому узлу, к «черному ящику» самолета, а еще лучше – к тому и другому одновременно. Данные одного прибора явятся подтверждением показаний другого, – напомнил профессор Маккарти. – Да, потребуется также подробно переговорить с членами экипажа…

– Мне кажется, если в Каире к вам присоединится председатель корпорации, это только пойдет на пользу делу, – решила выложить главный козырь Джессика.

Гилкренски резко поднял голову от консоли с аппаратурой. Майор Кроуи окинул изумленным взглядом исполнительного директора. Не обратив на обоих мужчин никакого внимания, Джессика продолжила:

– – Мы все согласились с тем, что в первую очередь необходимо снять подозрения с «Дедала». Детальное расследование причин катастрофы может растянуться на недели, за это время корпорация станет банкротом – пусть даже в конечном итоге выяснится, что наш автопилот действительно ни при чем. Если наш председатель проявит личную заинтересованность и вылетит на оборудованной новым автопилотом машине в Каир, то…

– Я никуда не полечу! – оборвал ее Гилкренски.

– Тео! Позволь мне закончить!

– Какой смысл, Джессика, в твоих публичных наскоках? Я уже сказал: не полечу!

– Извините, мисс Райт, – приподнялся Кроуи, – но в Каире мы не будем в состоянии гарантировать безопасность господина председателя.

– Почему бы не поставить этот вопрос на голосование? – спокойно осведомился Роберт Файнс.

– Но, мисс Райт! – вновь воззвал к ней Кроуи. – Соображения безопасности требуют…

– Вас пригласили сюда слушать, а не выступать с заявлениями! – обрушилась на него Джессика. – Требования безопасности мы обсудим позже. Сэр Роберт, продолжайте, пожалуйста.

Бросив полный недоумения взгляд на майора, Файнс закончил свою мысль:

– План мисс Райт представляется мне вполне разумным. Точку зрения человека, ответственного за связи с прессой, мы уже выслушали. Акции корпорации можно будет смело швырнуть в корзину для мусора, если авторитет «РКГ» не удастся восстановить.

– Дайте мне слово! – потребовал Джайлз Фултон. – Предлагаю проголосовать.

На вращающемся кресле Гилкренски стремительно повернулся в его сторону:

– Ты окажешься в меньшинстве! У меня сорок пять процентов акций!

– Господин председатель, – послышался из скрытых динамиков вкрадчивый голос Фунакоси. – Но ведь мы еще не голосовали.

До присутствовавших донеслась приглушенная скороговорка японской речи. Теодор Гилкренски в упор посмотрел на Джессику, однако та не отводила взгляда от экрана монитора.

– Послушайте, вы, – решительно начал он, – я просто не могу позволить себе покинуть страну. Во-первых, Билл Маккарти уже почти добрался до места с командой экспертов и необходимым оборудованием. Он справится с задачей намного лучше меня. К тому же… существует проект «Минерва». Кто завершит его, если я отправлюсь в пустыню?

Голос Фунакоси вновь заставил всех повернуться к экрану.

– Глубочайшие извинения, господин председатель, однако мы полагаем, что совет директоров не в состоянии считаться с вашим нежеланием лететь в Египет. Присутствие там первого лица корпорации продемонстрирует нашу глубокую заинтересованность в разрешении кризиса, а это напрямую связано с репутацией «РКГ». В глазах мирового сообщества именно вы, доктор, и есть «Гилкрест». Вот почему мы, по-видимому, одновременно с мисс Райт, пришли к выводу: ваш полет в Каир на машине, управлять которой будет «Дедал», станет убедительным свидетельством в пользу автопилота – знаменитый Теодор Гилкренски без колебаний доверил свою жизнь новому навигационному прибору. Мы поддерживаем предложение мисс Райт. В сумме это дает пятьдесят пять процентов. Я не ошибаюсь?

Тео медленно выпрямился в кресле. Его руки подрагивали.

– Похоже, мне придется-таки вылететь в Египет, – еле слышно пробормотал он.

Утвердив предложенный Джессикой план, совет директоров довольно быстро рассмотрел и практические шаги по его осуществлению. Профессор Маккарти зачитал список приборов, необходимых для детального изучения «Дедала». Нейл Мартин и Тони Делгадо поделились с аудиторией блестящими идеями, воплощение которых позволило бы извлечь из полета председателя максимальную пользу. На протяжении всей дискуссии Теодор Гилкренски хранил молчание. Перехватив пару раз настойчивый взгляд майора Кроуи, Джессика поняла, что по окончании совещания этот человек непременно захочет с ней объясниться.

К четверти седьмого обсуждение завершилось. На экране монитора было видно, как профессор Маккарти выколачивает трубку: его самолет уже совершал круг над каирским аэропортом. Тони Делгадо давал Шейле Браун последние инструкции относительно персонального лайнера председателя корпорации.

– Никто не желает выпить? – наконец обратился он к присутствующим, раскрыв скрытый за дубовыми панелями стены бар.

– Мне нужно поговорить с исполнительным директором, – тихо сказал Гилкренски, однако при звуке его голоса в комнате мгновенно воцарилась тишина.

Шейла многозначительно посмотрела на Делгадо, обменялись взглядами сэр Роберт и Джайлз Фултон, прекратила разбирать свои бумаги Джессика.

– Хотите, чтобы мы подождали в вестибюле, сэр? – предупредительно осведомился Кроуи.

– Да, майор.

– Не пойму, для чего тебе это понадобилось! – взорвался Тео, когда они остались вдвоем. – Разыграно все было как по нотам, ты привлекла на свою сторону даже японцев! Признайся, не с благословения ли Фунакоси ты разработала свой гениальный план?

Джессика неподвижно сидела в кресле председателя, не сводя глаз с потухших мониторов. Когда первая волна гнева руководителя корпорации улеглась, она спокойно ответила:

– Мне очень жаль, Тео, что все так обернулось. Но это необходимо было сделать. Я собиралась серьезно поговорить с тобой еще до авиакатастрофы.

– Сделать что, Джесс? О чем поговорить?

Она повернулась к Гилкренски; глаза ее блестели, со стороны могло показаться – от готовых брызнуть слез.

– Тео, на этом проклятом острове ты просто погибаешь. За последние два года твои лаборатории не выдали ни одной мало-мальски стоящей идеи. Фунакоси прав: для всего мира ты – воплощение корпорации «Гилкрест». Да подойди же к зеркалу, взгляни на себя! От тебя почти ничего не осталось!

Гилкренски выдвинул кресло, где только что сидел майор Кроуи, и медленно опустился на него.

– А «Смартмэйт», Джесс? А «Минерва»?

– Совсем недавно у меня состоялась беседа с репортером Робертом Старком. Он сказал, что «Смартмэйт» – просто сумма старых достижений. И он… прав! Не пройдет и трех месяцев, как японцы обойдут тебя.

– Но «Минерва»! Ведь она готова!

– Неужели, Тео? Ты работаешь над ней уже пять лет. И каждый раз, когда спрашиваю тебя о сроках запуска ее в производство – чтобы организовать рекламную кампанию, – я слышу одно и то же: еще чуть-чуть… необходимо довести биочип, программное обеспечение, интерфейс пользователя…

Гилкренски снял с консоли черный чемоданчик и осторожно положил на стол:

– Вот она, Джесс. Работа закончена.

Джессика с недоверием посмотрела на обтянутый кожей чемоданчик.

– Так показывай!

– Я… Мне бы не хотелось. Не здесь.

– Почему?

– Видишь ли…

– Но почему ты не хочешь показать ее мне? Ты же сказал, что она готова!

– Джесс! Не проси меня…

В какую-то долю секунды усталость, отчаяние и злость, копившиеся в ней на протяжении последних тридцати шести часов, – все это разом выплеснулось наружу. Стремительным движением Джессика смахнула со стола «Минерву». Падая, чемоданчик увлек за собой на пол бутылки с минеральной водой и стаканы.

– Я скажу тебе, почему ты не хочешь показать свое детище! – Ее голос сорвался. – Потому что оно появилось на свет недоноском, вот почему! Я с ума схожу, пытаясь удержать корпорацию на плаву, заигрываю с держателями акций. Я стеной оградила тебя от японцев и иду черт знает на какой риск, защищая наши инвестиции! А ты в это время валяешь дурака на трижды проклятом острове, жжешь поминальные свечи! Мария мертва, Тео! Уже почти год как мертва! А мне ты нужен сейчас, слышишь?

Гилкренски бросился к противоположному концу стола, поднял черный чемоданчик, рукавом бережно вытер с него капли воды.

– Ты слышишь меня, Тео? Ты не сможешь отключить меня, выдернув шнур питания, как было сегодня утром! Я рядом, в одной с тобой комнате… Ты нужен мне, Тео. И ты должен лететь в Каир, должен драться за то, что мы строили вместе. Ты необходим мне!

Гилкренски увидел, как голова Джессики бессильно упала в ладони, а плечи стали подрагивать в беззвучных рыданиях. Осторожно положив компьютер в кресло, он подошел к ней и уселся рядом.

– Джесс! Джесс, прости меня. Но «Минерва» действительно работает. Работает лучше, чем ты могла бы представить. Показать ее я не могу по глубоко личной причине. Пойми меня правильно и дождись, пока я вернусь из Каира. Наверное, ты права. Мне и в самом деле стоит на время забыть об острове. Просто я не чувствовал, что готов к этому. Джесс?

Она подняла голову. Лицо закрывала прядь темно-каштановых волос, и когда Джессика отбросила ее, на щеках стали видны мокрые дорожки слез.

– Я всегда ревновала тебя к Марии, – мягко проговорила она. – Ты был с ней счастлив – не то что со мной, правда?

Тео почти физически ощутил исходившую от нее боль. Наклонившись, он взял Джессику за руку:

– Мы с тобой очень похожи. Оба родились под знаком Скорпиона. Оба слишком впечатлительны.

– Но все же мы остаемся друзьями?

– Навсегда.

Обеими ладонями она стиснула руку Тео, вспомнив прикосновения, которые он дарил ей в Бостоне. Затем подняла эту руку к лицу и нежно коснулась губами покрытой шрамами кожи.

– Спасибо тебе.

– За что?

– За то, что подобрал, когда Торп вышвырнул меня на улицу. За то, что поверил в меня, не пошел на поводу у тех, кто утверждал, будто я не справлюсь с работой.

– Они ведь не знали тебя так, как я. К тому же не составляет особого труда настоять на своем, когда являешься владельцем компании.

– По крайней мере сорока пяти ее процентов, – заставила себя улыбнуться Джессика.

– Хотя бы.

Где-то вдалеке послышался гул возвращавшегося после заправки вертолета.

– Ты уверен, что захочешь пойти до конца, Тео? Еще не поздно передумать.

– Уверен.

Склонившись, Гилкренски нежно поцеловал Джессику. Затем подхватил «Минерву» и вышел, оставив ее одиноко сидеть во главе стола.

Перед глазами Джессики всплыла сцена их прощания в аэропорту Бостона.

– Что я наделала? – прошептала она.


ГЛАВА 7. ЗАХВАТ | Файлы фараонов | ГЛАВА 9. СБОР ИНФОРМАЦИИ