home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 36. БОНБОН

– С Тео все в порядке? – подавшись вперед, в третий раз спросила Джессика Райт. – Сотрудник египетского посольства сказал, что он ранен и были другие жертвы.

Тони Делгадо провел рукой по покрытой двухдневной щетиной щеке, поднял к глазам лист факса.

– Успокойся, Джесс. Вчера около полуночи председателя посадили в Каире на борт самолета. Несколько часов назад самолет совершил посадку в Хитроу. Египетское правительство заявило официальный протест, и сейчас доктор Гилкренски вместе с майором Кроуи объясняются в министерстве иностранных дел.

– Но в каком он состоянии?

– Убитых двое: Макгуайр и профессор эль-Файки, оказавшийся исламским фундаменталистом. Это он привез в лагерь бомбу. Детали случившегося пока неизвестны, однако с доктором Гилкренски ничего страшного не произошло. Он должен подъехать с минуты на минуту. Ты же знаешь, утром движение в Лондоне…

Раздался зуммер интеркома.

– Председатель, мисс Райт.

– Спасибо, Шейла!

Джессика бросилась к двери – в кабинет, опираясь на алюминиевую палочку, уже входил Тео. На левой лодыжке тугая повязка из эластичного бинта, на кожаной куртке – грязь, джинсы – в пятнах крови. Когда-то белая рубашка, мокрая от пота, прилипла к телу.

– Извини, Джесс, – коротко сказал Гилкренски. – Переодеться не было времени.

За ним следовал майор Кроуи, который выглядел ничуть не лучше босса: въевшаяся в темно-синий пиджак пыль и глубокая, покрытая коркой запекшейся крови царапина на лбу. В правой руке Кроуи держал «Минерву».

– Господи! Да вы прямо с поля боя! – воскликнула Джессика. – Садитесь, сейчас я налью вам чего-нибудь выпить!

Гилкренски отрицательно покачал головой:

– Я хотел бы поговорить с тобой наедине, Джесс. Глаза их встретились.

– Тебя смущает присутствие Тони?

– У меня вопрос личного характера. Джентльмены, – повернулся он к Делгадо и Кроуи, – не могли бы вы нас оставить ненадолго?

Тони обвел взглядом присутствующих.

– Давайте пройдем ко мне, майор.

– Я приглашу вас, когда мы закончим, – бросила вслед мужчинам Джессика и опустилась в кресло. – Слушаю, Тео. В чем дело? Я виновата, что не дала тебе задержаться в Каире еще на одну ночь? Тебе грозил арест, и я…

– Бонбон, – негромко сказал Гилкренски. Выдвинув стул, он сел напротив Джессики, морщась от боли и устраивая между ногами алюминиевую палочку.

– О чем вы, господин председатель?

– Так назывался магазин твоего отца в Лоуистофте. Ты рассказывала мне о нем в Бостоне. «Определяющий момент», помнишь? А потом ты сделала это название паролем для своего компьютера. И многим он известен?

– Я… не знаю!

– Во всяком случае, для Юкико Фунакоси он не представляет тайны. Японка заявила, что пароль ты дала ей в обмен на некоторые услуги с ее стороны.

– Что?

– Прекрати эту игру, Джесс! А я-то думал, мы друзья!

Джессика потрясла головой, как бы пытаясь стряхнуть остатки дурного сна.

– Ничего не могу понять, Тео! Я полночи провела у телефона, чтобы вытащить тебя из Египта, я устала. То, о чем ты говоришь, – загадка. Единственный известный мне Фунакоси – это глава «Маваси…» – черт бы его побрал – «…Сайто»!

– Может, тогда мне следовало бы назвать другое имя – Ротсэй?

– Тео, ты рехнулся! Пирамиды лишили тебя разума! Я позову Тони!

Рука исполнительного директора потянулась к кнопке интеркома, но Гилкренски с силой припечатал ее ладонь к поверхности стола. Джессике стало страшно. Вскочив, свободной рукой она принялась колотить Тео по плечам.

– Тони! Тони!

– Зачем тебе понадобилось убивать Марию, Джесс? Зачем? Пораженная, она остановилась и пристально посмотрела Гилкренски в глаза:

– Тео, что происходит?

Разжав стискивавшие ее узкое запястье пальцы, он откинулся на спинку стула.

– Знаешь, кто такая Юкико? Дочь лорда Сэмюэла Ротсэя. Оказывается, я виноват в смерти ее матери и довел до самоубийства ее отца. Она рассказала мне о гибели Марии, просто так, чтобы я знал.

– Что она тебе рассказала?

– Ты… ты помогла ей, потому что ненавидела Марию… хотела ее смерти.

Джессика без сил опустилась в кресло. Над Темзой поднималось позднее зимнее солнце. Мозг отказывался признать реальность происходящего… За ней гнался призрак!

– Тео! Уж со мной Юкико Фунакоси никогда бы не нашла общего языка! Помнишь разразившийся несколько лет назад скандал в прессе по поводу любовницы лорда Ротсэя? Так вот, информацию журналистам… дала я!

Во взгляде Гилкренски читалось откровенное недоверие.

– Я была вынуждена сделать это. Ротсэй обманывал тебя. Я не могла позволить ему разрушить дело всей моей жизни. С меня хватило братьев и Торпа! А ты… добрый и мягкий… ты мне всегда верил… до последнего момента. Кто предполагал, что она покончит с собой?

– Но Юкико все о тебе известно, Джесс. Она знает твой пароль, знает про магазинчик. Откуда?

Лицо Джессики застыло.

– О Боже! Это Тони!

– Делгадо?

– Все сходится. Свой пароль я давала только ему. Он был…

– Кем?

Джессика посмотрела ему в глаза:

– Черт возьми, Тео! Мы были любовниками! Ведь я тоже человек!

– Сюда его. Немедленно! Вместе с Кроуи. Джессика нажала кнопку интеркома.

– Тони! Тони! Тео, он не отвечает!

– Кроуи унес «Минерву»! – воскликнул Гилкренски. Вырвавшись из кабинета первой, Джессика бросилась по коридору. У двери Тони Делгадо она остановилась, начала бешено тянуть ручку. За дверью прозвучал выстрел.

Тони провел майора Кроуи по выстланному коврами коридору, гостеприимно распахнул дверь кабинета.

– Прошу вас, майор. – Он указал гостю на кожаный диван напротив окна. – Желаете выпить?

Кроуи осторожно положил «Минерву» на низенький журнальный столик, с облегчением сел. Было видно, что от усталости он едва держится на ногах. Делгадо заметил под его пиджаком рукоятку пистолета.

– Спиртное для меня рановато, а вот от глотка крепкого кофе не откажусь.

– Как хотите.

Делгадо обвел взглядом кабинет в поисках того, что могло бы заменить оружие. Тяжелое пресс-папье? Слишком далеко. Подойдя к бару, Тони потянул на себя дверцу. Ага, отлично! Пальцы сжали горлышко бутылки с шампанским.

– Расслабьтесь, а я сейчас…

Стремительно развернувшись, он изо всех сил ударил Кроуи бутылкой по голове. Майор ничком упал на пол. Делгадо отшвырнул бутылку и торопливо вытащил из-за пояса упавшего пистолет – тяжелый «смит-и-вессон».

Из ящика стеллажа Тони достал моток скотча, стянул им руки и ноги майора, залепил рот. Затем подошел к двери, закрыл ее на замок и подпер ручку спинкой стула. Теперь можно было заняться «Минервой». Перенеся компьютер на рабочий стол, Тони уселся в кресло и поднял крышку чемоданчика.

– Доброе утро. Как я понял, вы отзываетесь на имя «Мария»?

Экран вспыхнул голубым, и через мгновение Делгадо увидел несколько удивленное лицо Марии Гилкренски.

– Доброе утро, мистер Делгадо. Только что здесь был какой-то шум. Почему я не слышу майора Кроуи? Он упал?

– В некотором роде да, мадам. Я хочу, чтобы вы выполнили для меня одно несложное дело. Согласны?

– Вашего имени нет в списке пользователей, однако, если ваша просьба не относится к разряду необычных, я, безусловно, помогу вам. Что от меня требуется?

Тони вытер обильно струившийся по лицу пот. Каким временем он располагает?

– Надо переслать всю информацию о вашей электронной схеме и химическую формулу материала, из которого изготовлен биочип, на другой компьютер.

Женщина на экране озабоченно нахмурилась:

– Эти сведения доступны лишь для доктора Гилкренски и доктора О'Коннора, руководителя отдела новых разработок.

Тони оглянулся на дверь.

– Мария, это не просьба. Я приказываю тебе выдать требуемую информацию. Ты поняла?

– Ничем не могу помочь, мистер Делгадо. Без особого разрешения информация недоступна.

– Я настаиваю.

– При попытке несанкционированного проникновения в программы я подам сигнал тревоги.

Он повернул «Минерву» так, чтобы в объектив телекамеры попала распростертая на полу фигура.

– Глава службы безопасности уже здесь, Мария, и он меня не остановит. Твой искусственный интеллект способен делать выводы самостоятельно, правда?

– Да.

– Тогда слушай внимательно. – Тони наклонился прямо к камере. – Если ты откажешься выполнить мой приказ, я буду вынужден прострелить голову майору Кроуи. Тебе ясно, к чему это приведет?

– Да.

– Твои действия?

После минутной паузы он услышал ответ:

– На какой электронный адрес я должна переслать информацию?

Делгадо продиктовал. Из динамика интеркома раздался голос Джессики Райт, но Тони не обратил на него никакого внимания.

– Сколько времени потребуется на загрузку схемы и формулы?

– Десять и две десятых секунды.

– А всей памяти?

Если бы Делгадо не знал, что разговаривает с машиной, он мог бы поклясться, что в глазах Марии блеснул страх.

– Включая интерфейс пользователя?

– Включая все!

– Предупреждаю: программное обеспечение, на основе которого функционирует моя нейронная сеть, требует дополнительного объема памяти.

– Это для меня не проблема, поверь.

– С учетом компрессии – одна минута пятнадцать секунд.

– Приступай!

Женское лицо на экране распалось на множество точек, растаяло. По голубому полю неторопливо поплыли бесстрастные слова: «Компьютер системы „Минерва-3000“. Ожидайте окончания разгрузки…»

За дверью кабинета послышались шаги, кто-то несколько раз энергично дернул ручку.

– Дверь заперта! – раздался в коридоре голос Джессики Райт. – Тони! Мы знаем, что ты здесь. Открой! Нет, Тео, придется вызвать охрану!

Делгадо бросил взгляд на экран: «Разгрузка завершена. Загрузите, пожалуйста, новую операционную систему».

– С удовольствием, – негромко произнес он, направив в клавиатуру револьвер.

Прозвучал выстрел.

Тео заставил Джессику опуститься на пол. Неловким движением та толкнула его, и его левую ногу пронзило болью.

– Тони! Какого черта ты там делаешь?! – выкрикнула Джессика.

Ручка двери медленно повернулась. Не имея возможности где-нибудь укрыться, Гилкренски попытался прикрыть Джессику собой.

– Тони!

Дверь распахнулась. На пороге стоял Делгадо с пистолетом в руке. По коридору растекался резкий запах сгоревшего пороха.

– Где Кроуи? – спросил Гилкренски. Тони криво усмехнулся:

– Спит на полу. Ему в голову ударило шампанское, ничего страшного.

– А выстрел?

– Будет лучше, если вы увидите все сами. Вместе с Джессикой. А потом мы немного поговорим.

Пол коридора дрогнул от топота бегущих людей. Переводя дыхание, перед Джессикой остановились трое охранников.

– До окончания разговора можете отослать их, – бросил Делгадо.

– Сначала я посмотрю на Кроуи, а вы сдадите свое оружие, – ответил Гилкренски.

Тони отступил на шаг, и Тео с Джессикой увидели лежавшего на полу майора. Руки и ноги его были схвачены широкой лентой скотча, из заклеенного рта рвалось нечленораздельное мычание.

– Уверяю вас, майор жив, господа. Что же касается пистолета, то входите, и мы договоримся. Джессика мастерица заключать сделки. Правда, Джесс?

Гилкренски повернулся к Джессике, но она лишь пожала плечами и взмахом руки отправила охранников в конец коридора. Миновав стоявшего у двери Делгадо, Тео вошел в кабинет. Первым, что бросилось ему в глаза, были разлетевшиеся по полу обломки «Минервы-3000».

– Прошу, садитесь, господин председатель. Вы тоже, мисс Райт. Старайтесь избегать резких, неожиданных движений.

– Ты упомянул о сделке, Тони. Что тебе нужно? – спросила Джессика.

– Мои запросы очень скромны. Я хочу выйти из этого здания. Мой оклад и премиальные за этот месяц останутся у вас. Мне нужен только мой костюм. Да, и пистолет. На улице я его выброшу.

Гилкренски тяжело опустился в кресло, выпрямил больную ногу.

– Сколько же вы получили от «Маваси-Сайто» за свою работу?

– Думаете, все так просто, господин председатель? Считаете меня еще одним мерзавцем, который вас продал?

– А вы считаете себя кем-то другим?

– Два года назад, после того как вам не удалось полностью захватить контроль над «РКГ» и в правление пришли японцы, я познакомился в Гонконге с молодой женщиной. Она назвала себя китаянкой.

– И призналась, что ее отец – европеец, так? Могу представить. Я тоже познакомился с ней вчера в Каире.

– Тогда вам должно быть известно, насколько она одержима идеей мести. Помнишь сделку, которую я заключил в Корее полтора года назад, Джесс? Именно после нее меня назначили твоим помощником. Так вот, сделка состоялась лишь благодаря моей знакомой – или ее дяде. По возвращении из Сеула я получил весточку, где говорилось, что мне необходимо выполнить еще несколько поручений, в противном случае руководство корпорации узнает не только детали переговоров с корейцами, но и номер счета, открытого неизвестным благотворителем на мое имя в банке на Каймановых островах. В тот день, господин председатель, когда в Уиклоу была убита ваша жена, я отключил сигнализацию, и японка смогла без препятствий пробраться на территорию поместья. Я думал, она собиралась похитить программную документацию «Минервы»… Тео вспомнил, как смотрела на него из машины Мария за секунду до…

– Тони! Почему ты не подошел, не рассказал правду? Я бы помогла тебе!

– Прости, Джесс, но Юкико предусмотрела все: у нее были доказательства того, что бомбу в «БМВ» установил я, копии переводов на мои счета, расписки в получении денег… Мне оставалось лишь принять ее условия.

Гилкренски покачал головой.

– А это? – Он указал на обломки компьютера. – Зачем уничтожать то, что можно было унести с собой?

– Вы сами знаете: выйти из здания с «Минервой» мне бы не позволили. Да она в любом случае подняла бы тревогу на весь Интернет. Поэтому я перегрузил все программы на известный мне адрес и уничтожил машину. Это была моя последняя задача.

– Что же вы собираетесь делать теперь?

– Надоело жить в постоянном страхе. Сниму деньги со счетов на Кайманах и исчезну. Прощайте, господин председатель. Прощай, Джесс. Я выхожу из игры. – Делгадо повернулся к двери.

– Тони, – стиснув руки, проговорила ему в спину Джессика, – я тоже была частью игры?

– Извини, Джесс. – Делгадо не смог заставить себя обернуться. – Японка решила, что это может здорово помочь делу – если мы с тобой станем чуточку ближе друг другу. Спасибо за пароль. Он действительно оказался весьма полезен.

– Ничтожество!

В затылок Тони ударило пущенное тренированной рукой тяжелое пресс-папье. От неожиданности он выпустил из рук оружие. Пистолет с глухим стуком упал на ковер. Не успел Делгадо опомниться, как бросившаяся к двери Джессика коленом нанесла ему удар в пах.

– Подонок! Мразь! Негодяй!

Подобрав с пола «смит-и-вессон», она направила его Тони в грудь, но нажать на курок не успела.

– Спокойно, Джесс, спокойно! – Тео осторожно высвободил из ее пальцев оружие, поставил на предохранитель, затем распахнул дверь и позвал охранников. – Сейчас мистер Делгадо вручит вам свои ключи, и вы проводите его на улицу. Обратного хода для него сюда нет. Ни при каких условиях!

Джессике показалось, что она ослышалась.

– Как, Тео? Ты позволяешь ему уйти? Он участвовал в убийстве твоей жены! Он продал «Минерву»! Ты его отпускаешь?!

Дождавшись, пока Делгадо вместе с охраной отойдет на достаточное расстояние, Тео сказал:

– Понимаю твои чувства, Джесс, но так будет проще, поверь.

Он подошел к столу, взял ножницы и принялся разрезать скотч, которым был стянут майор Кроуи. Получив возможность двигать руками, тот первым делом ощупал шишку на затылке и содрал с губ остатки клейкой ленты.

– Не пытайтесь встать, майор. Я вызову «скорую». Джесс, нам необходимо подготовиться к заседанию совета директоров. Хочу принять душ. Интересно, рубашки Тони на месте? У нас с ним должен быть один размер.

– Сначала скажи, почему ты дал ему уйти?! Да ведь он мог до конца дней гнить за решеткой!

– Пусть мера наказания соответствует совершенному преступлению. – Гилкренски бросил взгляд на часы. – После того как в «Маваси-Сайто» узнают об оказанной им услуге, не думаю, чтобы Тони пришлось слишком уж долго ждать конца своих дней.

– Это превзошло наши самые смелые ожидания, господин президент! – с воодушевлением воскликнул Тайсэн Накамура, описывая процесс загрузки вожделенных программ. – Пришлось увеличить объем памяти на пятьдесят процентов. Менее значимые материалы сейчас архивируются, чтобы освободить место для интерфейса пользователя, Фунакоси-сан. Кобун обойдет конкурентов на годы!

Стремясь скрыть радость, Гитин Фунакоси лишь сдержанно кивнул:

– Превосходная новость, Накамура-сан. Но можно ли определить адрес получателя бесценной информации?

Накамура широко улыбнулся:

– В том-то и дело! После передачи всех данных и операционной оболочки наш агент уничтожил жесткий диск «Минервы». В Лондоне не осталось никаких следов!

– А что слышно о руководителе отдела промышленной разведки?

– Мисс Фунакоси находится в хирургической клинике Токийского университета. Врачи утверждают, что руку можно будет спасти. Удивительно, как она выбралась из Каира живой!

– Моя племянница обладает редкими способностями, – с едва слышной ноткой гордости в голосе заметил Фунакоси. – Какие-нибудь вести от ее лондонского агента?

– Тут мы имеем нечто странное, господин президент. При передаче данных и уничтожении «Минервы» его застали с поличным, но почему-то позволили уйти. Полагаю, его должны были задержать хотя бы для допроса.

По лицу Фунакоси проскользнула тень сомнения.

– Вы уверены, что полученная информация не содержит вирусов? Мне бы очень не хотелось, чтобы наши компьютеры превратились в никому не нужное «железо».

– Пока эксперты держат программное обеспечение «Минервы» на отдельной, изолированной системе и прогоняют его через все известные тесты. Вероятность подцепить вирусы исключается.

– Сейчас сюда подойдут члены совета директоров, через полчаса у нас телеконференция с «РКГ». Не могли бы вы к десяти часам представить мне хотя бы предварительный отзыв о «Минерве»?

– Сделаю все, что в моих силах, господин президент. Но вряд ли стоит подвергать риску нашу сеть, пока не закончена проверка на вирусы.

– Согласен, Накамура-сан. Оставьте материал в письменном виде у мисс Дэсимару. А теперь мне необходимо подготовиться к заседанию.

Поднявшись, Накамура отвесил почтительный поклон и уже у самой двери кабинета обернулся:

– Примите мои поздравления, господин президент! Кобун одержал историческую победу.

Минуту-другую Гитин Фунакоси мысленно повторял эти приятные слова. Затем он встал из-за стола, подошел к окну, откуда открывался прекрасный вид на зеленый массив парка Синдзюку. Вечерний Токио продолжал жить яркой, напряженной жизнью. Неистовые сполохи неона, эти символы бескомпромиссной жажды деятельности, озаряли дорогу к процветанию и успеху.

Что сказал бы Кадзуёси Сайто, если бы стоял сейчас рядом, у вершины здания, которое носит его имя? Какие чувства испытал бы, глядя на великолепный, возродившийся из руин город? Ощутил бы он гордость за своего друга-«чиновника», чья готовность к самопожертвованию сделала их мечты явью?

– Я выиграл, Сайто-сан. И я сделал это для тебя, – прошептал президент, восхищаясь буйством электрических огней.

К изумлению Фунакоси, огни начали гаснуть.


ГЛАВА 35. БОМБА | Файлы фараонов | ГЛАВА 37. КРУПНЕЙШИЙ В ЯПОНИИ