home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 2. ДЖЕССИКА

Лондон вовсю готовился к встрече Рождества. Улицы сияли гирляндами праздничной иллюминации, на Трафальгарской площади к небу устремлялся гигантский конус новогодней елки, у входа в универмаг «Хэмли», где шла бойкая торговля игрушками, прохожих приветствовали двое служащих, одетых в костюмы героев последнего диснеевского мультфильма. Из широкого окна ресторана, расположенного на последнем этаже отеля «Олимпиад» на Гросвенор-сквер, город представлялся океаном огней.

– Вы не против, если я включу диктофон?

На какое-то мгновение вопрос повис в воздухе, угрожая разрушить хрупкое взаимопонимание, установившееся между сидевшими за ресторанным столиком мужчиной и женщиной.

Исполнительный директор радиокорпорации «Гилкрест» жестом попросила официанта подлить в бокал журналиста вина.

– Нисколько. Можете не стесняться.

Пара занимала уютную нишу, достаточно изолированную от просторного зала. Высокую, едва за сорок, даму можно было назвать скорее привлекательной, чем красивой. Пышные каштановые волосы, крепкое, тренированное тело и цепкие глаза, которые внимательно изучали мир из-за стекол элегантных очков. Крупная фигура мужчины наводила на мысль о добром дядюшке, в его голосе звучали низкие бархатистые ноты, а полноватое лицо свидетельствовало об устоявшейся привычке ужинать в изысканных ресторанах. Одетые в строгие деловые костюмы собеседники осторожно изучали друг друга, подобно опытным шахматистам.

Представитель прессы положил на белоснежную крахмальную скатерть диктофон и нажал кнопку записи.

– Э… Корпорация «Гилкрест» третий раз подряд получает диплом Гамбургской ярмарки электронных технологий, – начал журналист. – Чем вы можете объяснить свой неизменный успех?

Вопрос был приятным.

– Думаю, главная заслуга в этом принадлежит нашим энергичным менеджерам, влюбленным в свое дело специалистам, и, безусловно, большое значение имеет высокое качество продукции, которую мы поставляем на рынок по вполне разумной цене.

Достойный ответ. Исполнительный директор ощутила усталость. После долгого дня в Гамбурге, где «Гилкресту» вручали награду за новую разработку, «Смартмэйт», ей хотелось вытянуться в горячей ванне со стаканом выдержанного виски. Однако пресс-служба корпорации настояла на необходимости дать это последнее, весьма ответственное интервью. От мнения влиятельного комментатора, к которому с уважением прислушивался весь Лондон, во многом зависело, какая судьба ждет «Смартмэйт» в деловых кругах. Решено было даже, что исполнительный директор прихватит один образец с собой – в качестве подарка журналисту.

– Полагаю, это явилось весомым достижением для…

– Женщины? Право, Роберт, я поражена, как вы дожили до сегодняшнего дня с подобными предубеждениями.

Повисла неловкая тишина.

– Предлагаю выпить за молодость, дорогая Джессика. – Мужчина поднял бокал. – За вас!

Джессика Виктория Райт, исполнительный директор «РКГ» – радиокорпорации «Гилкрест», – подняла свой. «Пригласи его в роскошный ресторан и дай ему все, за чем охотится пресса, – рекомендовали ей коллеги, – но помни: в голове у него не мозги, а стальной капкан».

– Ужасно жаль, что меня не было в Гамбурге, – вздохнул журналист. – В моем возрасте авиаперелеты становятся сущей тоской. Расскажите, что представляет собой ваша новая игрушка, наделавшая столько шума?

Джессика достала из сумочки плоский черный прямоугольник размером с карманного формата книгу, положила его рядом с диктофоном и открыла крышку. Ее собеседник увидел жидкокристаллический дисплей и клавиатуру.

– Вот наш «Смартмэйт». Новое поколение оргтехники для делового человека.

– О Джессика! Еще одна записная книжка?

– Вовсе нет. Смотрите. – Она нажала на клавишу, небольшой экран приветствовал их словами: «Добро пожаловать в „Смартмэйт“», через мгновение их сменило меню. – Здесь есть все, что необходимо иметь в современном офисе, и носить это вы можете в своем кармане. Наша разработка – компьютер с памятью в один гигабайт, двумя портами для «смарткарты», видеотелефоном, факс-модемом и выходом в Интернет. Через спутники работать на нем можно в любом уголке земного шара. Кроме того, – Джессика коснулась пальцем диктофона, – это он тоже умеет.

– Надо же! – хмыкнул журналист, поворачивая «Смартмэйт» дисплеем к себе. – Поскольку, судя по всему, передо мной шедевр вашего блистательного руководителя, пресловутого доктора Теодора Гилкренски, можно не говорить о том, что «Смартмэйт» превосходит всякие японские чудеса.

– Именно так.

– Вы сказали, что видеотелефоном можно пользоваться где угодно?

– В любом уголке зоны действия спутника.

Роберт повертел мини-компьютер в руках.

– Стоит он, конечно, безумных денег.

– Мы предполагаем, что первоначальная цена составит около тысячи фунтов, включая налоги. Этот экземпляр прошу вас оставить у себя в качестве подарка. Пусть ваша редакция познакомится с ним поближе.

Журналист опустил «Смартмэйт» во внутренний карман пиджака.

– Что я могу сказать, дорогая Джессика? «Гилкрест» опять обошел всех. – Он наклонился, чтобы поднять стоявшую у столика объемистую бело-голубую папку. – Здесь, полагаю, все технические характеристики и общая информация для прессы?

– Угадали. Коньяку?

– Вы совсем испортите меня, Джессика! «Хеннесси», если уж вы так любезны.

Официант наполнил бокал мужчины густой коричневой жидкостью. Роберт раскрыл папку и стал выкладывать на белую скатерть бумаги. Среди листов пресс-релиза мелькнул крупного формата фотоснимок джентльмена лет сорока: правильные черты лица, уверенная улыбка, лучики морщинок у карих, обладавших какой-то гипнотической силой глаз.

– Как поживает ваш блистательный шеф, Джессика? Судя по снимку, неплохо?

– На здоровье доктор Гилкренски не жалуется, спасибо.

Чуть помедлив, журналист положил фотографию на стол лицом вниз.

– Значит, слухи все врут?

Джессика Райт напряглась. Перед глазами промелькнул образ Тео – в больничной кровати… в санатории… на острове…

– Слухи, Роберт?

Ее собеседник подался вперед, нажал на диктофоне кнопку «стоп».

– Между нами, Джессика. Раньше Теодор Гилкренски лично представлял каждую новую разработку своей корпорации, и делал это с огромным удовольствием. Ровно год назад многие видели, как он высовывался из окна вертолета, размахивая бутылкой шампанского в одной руке и этим самым «Смартмэйтом» в другой. С чего бы ему сейчас прятаться на каком-то Богом забытом ирландском острове, а не сидеть рядом с вами? Что не так?

– Все в полном порядке, Роберт. В пресс-релизе представлена самая подробная информация. Тео занят исключительно важным проектом. Придет день, и он объявит о нем лично… как делал всегда.

– Вы имеете в виду его суперкомпьютер? Тот, что позволит вам оставить японцев далеко позади?

– Совершенно верно.

– Тот, над которым он работает последние пять лет?

– М-м… Да.

Журналист качнул бокалом, наблюдая за маслянистыми разводами коньяка на стекле.

– Джессика, вы привлекли мое внимание в тот день, когда Тео сделал вас руководителем компании своего папочки. Честно говоря, я не думал, что вы справитесь. Вы производили скучную электронику и, используя деньги отца Тео, потакали чудачествам его отпрыска. Вынужден признать – такого я не ожидал. Вы заработали очень неплохие дивиденды и начали вкладывать их в отели, собственную авиалинию, фантастические научные разработки. Каждый год, от силы каждые два года доктор Гилкренски поражает мир очередным своим чудом. «Смаргкарта», новый автопилот, интерактивная видеосеть. Сколько, интересно, все это сейчас стоит?

– Около двадцати миллиардов.

– Однако два года назад вы все-таки оступились, не правда ли? Каким-то образом «Маваси-Сайто», одному из крупнейших японских консорциумов, удалось прибрать к рукам двадцать пять процентов ваших акций. И что же предпринял знаменитый доктор? Да ничего. Если не считать «Смартмэйт», естественно. Но даже его Тео не захотел представить лично, несмотря на то что эта игрушка – единственный прорыв корпорации за весьма длительный период. – Роберт поставил бокал на стол. – Боюсь, великий ученый выработал свой ресурс, Джессика. Я отлично знаю ваш бизнес. Если быть искренним, то «Смартмэйт» для вас – весьма скромное достижение. Можете хмуриться и гневно сверкать своими чудесными глазами, но, по-моему, гибель жены стала для Тео Гилкренски слишком тяжелым ударом. Мифический суперкомпьютер, которым он сейчас якобы так занят, – не более чем дымовая завеса, призванная не допустить массовой распродажи акций. Джессика поправила очки, сделала глубокий вдох.

– Роберт, и Тео, и корпорация «Гилкрест» в полном порядке. Да, действительно, смерть Марии стала для него потрясением. Они были очень близки, а принимая во внимание обстоятельства ее гибели, нам постоянно приходится заботиться о безопасности Тео. Посмотрите на наши финансы: после прихода в совет директоров людей из «Маваси-Сайто» позиции корпорации никогда не были столь прочными. Не думаю, чтобы кому-нибудь из них…

Из-под пиджака журналиста послышалась отчетливая трель электронного сигнала.

– Это не мой пейджер! – воскликнул он.

– Это «Смартмэйт», Роберт. Достаньте его, пожалуйста. Мужчина выполнил просьбу. Джессика подняла крышку и нажала на одну из клавиш. На дисплее появилось лицо молодого человека с аккуратно зачесанными назад волосами. Он тревожно смотрел куда-то за плечо Джессики, как бы пытаясь понять, кто еще может слышать их разговор.

– Добрый вечер, Тони.

– Извини, что пришлось потревожить тебя по этому номеру, Джессика, но твой «Смартмэйт» не отвечает.

– Я оставила его в номере. Какие-нибудь проблемы?

– Не могла бы ты сама со мной связаться? Возник один момент…

– Это срочно, Тони? Мы сейчас где-то в середине интервью.

– Дело очень срочное. Я уже позвонил на стоянку отеля, машина ждет тебя у выхода. Вызови меня, как только сможешь.

Джессика улыбнулась, закрыла «Смартмэйт» и протянула его журналисту. Роберт пожал плечами:

– Спасение с криком петуха, Джессика. И это в самый интересный момент! Но не беспокойтесь. Будучи патриотом, я дам самый положительный отзыв о вашей умной игрушке. Наилучшие пожелания доктору Гилкренски. Хотелось бы знать, когда у меня появится шанс встретиться с ним лично…

Через десять минут Джессика Райт уже гнала свой черный «ягуар» по Оксфорд-стрит. Краткий разговор с Тони Делгадо уже из номера отеля потряс ее: под Каиром произошла авиакатастрофа – самолет, где был установлен один из разработанных Тео приборов, разбился. Деталей Тони не сообщил, но о происшествии подробно рассказывали в новостях Си-эн-эн. По всему выходило так, что причиной несчастного случая оказался новый автопилот.

Черт!

Джессика резко вдавила кнопку сигнала: какой-то таксист опасно подрезал ее.

Черт! Черт! Черт!

На создание корпорации они с Тео потратили годы. У нее ушли долгие месяцы на то, чтобы не дать фирме развалиться, когда гибель жены выбила Тео из колеи. И надо же случиться такому как раз в тот момент, когда победа над «Маваси-Сайто» казалась совсем близкой! Да ведь доверие к Тео будет подорвано, и японцы получат корпорацию на блюдечке!

«Ягуар» стремительно пронесся через Холборн и Чипсайд, почти на красный свет проскочил светофор у «Бэнк оф Инглэнд» и свернул на Кинг-Уильям-стрит. В конце улицы над зданиями из серого гранита высился стеклянный монолит со светящимися на верхнем этаже окнами. На крыше на фоне темного неба гордо горели красные буквы: «РКГ».

Когда Джессика на девятом этаже вышла из кабины лифта, в холле ее уже ждал тот, с кем она говорила по «Смартмэйту». Тони Делгадо, помощник исполнительного директора, нервно улыбнулся и провел рукой по волосам.

– Мне очень жаль, Джессика.

– Еще какие-нибудь новости были?

– Так, мелочь. Я позвонил Нейлу Мартину, вытащил его из постели. Он здесь, в комнате для совещаний. В отделе по связям с прессой все сходят с ума. Мы записали последний ролик новостей Си-эн-эн. Телевизионщикам не терпится услышать наши комментарии, и я кое-что набросал, но решил ничего не предпринимать без тебя.

Они торопливо прошли по коридору, стены которого были отделаны деревянными панелями. Джессика решительно распахнула дверь и ступила в приемную. Из-за стола поднялась женщина средних лет:

– Мистер Мартин ожидает, мадам. Видеомагнитофон я включила.

– Благодарю вас, Шейла. Полчаса не соединяйте меня ни с кем.

Вместе с Тони Джессика вошла в комнату для совещаний. Из окон открывался вид на сияющие огни моста Тауэр и стоявший на якоре в русле Темзы корабль ее величества «Белфаст». Худощавый встревоженный мужчина у огромного экрана на противоположной стене казался совсем маленьким.

– Что ж, Нейл, давайте посмотрим.

Нейл Мартин, руководитель отдела по связям с прессой, нажал кнопку на панели дистанционного управления.

– Боюсь, в восторг вы от этого не придете.

На экране появился репортер, сидевший за студийным столом. Над его правым плечом помещался монитор с изображением самолета, на белой полосе внизу экрана вновь и вновь повторялось одно слово: «Авиакатастрофа».

– Как нам только что сообщили из Египта, несколько часов назад в окрестностях Каира упал лайнер, принадлежавший дочерней компании «РКГ» – «Икзэйр». Через несколько минут после взлета машина потеряла управление и рухнула в пустыне. Это произошло около девяти часов вечера по каирскому времени.

Заполнившее весь экран изображение самолета сменилось кадрами, заснятыми на месте падения. Видны были лизавшие фюзеляж языки пламени. Оператор крупным планом показал начертанную на хвостовом оперении эмблему «РКГ».

– Дерьмово, – негромко заметила Джессика.

– Жертв к настоящему моменту не много, – продолжал репортер на фоне совершивших посадку у госпиталя вертолетов, – по последним данным, из двухсот пассажиров погибли всего несколько человек.

– Слава Богу!

– Дальше будет хуже, – предупредил Мартин.

– О причине катастрофы судить еще рано, однако, по предварительным оценкам, видимо, отказала система автопилота «Дедал».

На экране показались носилки с распростертой на них молодой белокурой женщиной. Объектив камеры задержался на ее неподвижном лице.

– Система «Дедал» разработана известным специалистом в области электроники доктором Теодором Гилкренски. Два года назад она была установлена на всех самолетах компании «Икзэйр». Как заявил представитель «РКГ», это первый подобный случай за более чем миллион летных часов. До окончания официального расследования руководство авиакомпании рекомендовало экипажам своих воздушных судов пользоваться только ручным управлением. Встретиться с самим доктором Гилкренски мы пока не имеем возможности. Землетрясение в Чили…

Тони Делгадо поднял со стола длинную ленту факса.

– Наш каирский офис утверждает, что журналисты врут. Сообщений о гибели пассажиров вообще не поступало, тяжело ранен только один человек.

– Женщина на носилках?

– Да. Стюардесса. Других пострадавших нет, если не считать порезов и вывихов, полученных при спуске по надувному трапу.

– Это уже что-то, – произнесла Джессика, нервно хрустнув пальцами. – В конечном итоге не зря мы напичкали все машины системами безопасности.

– Но в глазах общественного мнения это в любом случае катастрофа, как бы ее ни преподносили, – буркнул Мартин.

– А об успехе «Смартмэйта» ни слова?

– Боюсь, крушение приведет к тому, что наш успех сведется к нулю. Кто захочет покупать компьютер у корпорации, производящей автопилоты, из-за которых падают на землю самолеты?

– Дерь-мо-о! – процедила Джессика. – Хуже не придумаешь. До заседания совета директоров всего неделя. Сколько времени, Тони? Я забыла свои часы в номере.

– Без четверти два.

– Так. Я требую, чтобы всех пассажиров обслуживали по высшему разряду: лучшие врачи, лучшие номера в гостиницах – каких бы денег это ни стоило. Пусть аэродромные техники глаз не спускают с машин «Икзэйр», пока мы не решим проблему с «Дедалом». Нейл, дозвонись до профессора – конструктора самолета, с которым Тео работал во Флориде, и поручи срочно подготовить группу специалистов. Заставь наших людей в Каире собрать максимум сведений о происшествии. Встретимся через десять минут в пресс-центре и посмотрим, что еще можно сделать.

Через четыре с половиной часа Джессика Райт вновь сидела за своим рабочим столом. Крупнейшим общенациональным газетам уже были разосланы подробные комментарии случившегося, пленки с записью заявления исполнительного директора корпорации получили редакции отделов новостей многих радиостанций. Кроме того, Джессике предстояло дать интервью как минимум по четырем телевизионным каналам.

На нее наваливалась усталость. Нескольких часов сна вполне хватило бы, чтобы восстановить силы, но где их взять, эти несколько часов? Мысли Джессики вернулись к Делгадо: она оставила его внизу договариваться о чем-то с журналистами. Слава Богу, что хотя бы на него в самые ответственные моменты она могла положиться.

Послышался негромкий стук в дверь. Вошедшая в кабинет Шейла осторожно поставила на стол большую чашку толстого фарфора с крепким чаем.

– Спасибо, Шейла.

Взяв чай, Джессика подошла к темному квадрату окна. Ее мучили тревога и одиночество.


ГЛАВА 1. КАТАСТРОФА | Файлы фараонов | ГЛАВА 3. ТЕО