home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 20. СВЕТ И ЗВУК

Подобно гигантской стрекозе, «белл» опустился на землю у небольшого павильона, где продавали билеты на экскурсию по Великой пирамиде. По обеим сторонам из фюзеляжа опускались две длинные алюминиевые «ноги» со сферическими «ступнями»: в каждой находился лазер и чувствительный приемник звуковых волн.

– Как он в управлении? – спросил Теодор Гилкренски.

– Терпимо, – отозвался Мэннинг. – Мне приходилось летать и с более громоздким оборудованием. Но совершать резкие маневры эта машина не сможет – сила инерции вырвет трубки из креплений.

Они подошли к двери сборного домика. Там Билл Маккарти возился с радиоаппаратурой и компьютерами. Майор Кроуи на повышенных тонах разговаривал о чем-то с полковником Селимом и двумя его подчиненными. Увидев Гилкренски, они смолкли. Кроуи вышел к Тео.

– Селим говорит, ему будет довольно трудно обеспечить безопасность – уже смеркается. Площадка, где будет проходить шоу, ничем не прикрыта с запада. Я бы советовал вам наблюдать за ходом эксперимента из «Мена-Хауса». Мистер Мэннинг поднимет вертолет в воздух, профессор Маккарти займется аппаратурой в домике, а вы будете поддерживать с ними связь по радио. – Он протянул Гилкренски небольшую радиостанцию.

– Я прекрасно чувствую себя в кабине рядом с Лероем.

– И все же мне было бы спокойнее, если бы вы остались в отеле. Во всяком случае, там проще предотвратить нежелательные инциденты. Не забывайте: у вас с собой «Минерва», а это только увеличивает риск.

– Хорошо, майор. Вы отлично справляетесь со своими обязанностями.

– Благодарю вас.

– Хотя… – Тео задумчиво посмотрел на вертолет, покачал головой и направился в сторону отеля.

Войдя в расположенный на верхнем этаже номер, который заказал эль-Файки, Тео положил «Минерву» на стол у окна. В коридоре дежурил Макгуайр, Том Харгривс занял пост в вестибюле отеля, а Кроуи бдительно расхаживал по крыше.

– Извините меня за эти меры предосторожности, профессор, – обратился к историку Гилкренски, – но они необходимы.

– Вам не тяжко нести свой крест? – спросил эль-Файки.

– Какой, собственно говоря, у вас план действий, доктор?

Тео сделал жест в сторону вертолета:

– Машина оборудована теми же приборами, что и «уисперер». Прежде чем начнется голографическое шоу, пилот зависнет над вершиной пирамиды Хеопса. Если лазерные лучи и в самом деле окажут заметное воздействие на датчики, Билл Маккарти сообщит нам об этом.

– Думаю, представление вот-вот начнется. Не хотите поторопить вашего пилота?

Гилкренски поднес к губам рацию:

– Лерой, ты меня слышишь?

– Отчетливо и ясно, босс. Прием.

– Поднимайся. Высота – тысяча футов от вершины. Отцентруй вертолет с помощью навигатора, который мы установили на приборной панели.

– Понял!

За окном раздался рокот турбины.

– Как обычно проходит представление, профессор?

– Это нечто вроде иллюстрации процесса строительства пирамид, начиная от чертежей древнего зодчего Имхотепа и заканчивая возведением последней гробницы фараона Мике-рика. Особенно впечатляет финал, увидите собственными глазами.

– Мне уже не терпится.

– Пожалуйста! – Эль-Файки указал рукой за окно.

На широком пространстве, отделявшем отель от пирамид, вспыхнули десятки ярких светлячков. Со слабым дуновением ветерка в номер влетели звуки настраиваемых инструментов.

Высившиеся в отдалении на фоне темневшего неба силуэты пирамид один за другим озарились странным, шедшим как бы из их недр светом.

Дон! Дин! Дон!

Мощные динамики донесли до зрителей голос диктора, повествовавшего об Имхотепе – жреце, архитекторе и ученом, строителе ступенчатых пирамид в Саккре и Дашуре, гении, намного опередившем свое время. Огромная аудитория слушала рассказ о том, как Имхотеп обрел магическую власть над миром материальных вещей, соизмеряя свои действия с волеизъявлением земных и небесных владык. Комплекс царских усыпальниц в Гизе должен был, в его представлении, явиться зримым свидетельством божественной природы верховного правителя.

– Эта часть сценария написана моими молодыми коллегами, – пояснил эль-Файки. – Представляете, как трудно мне было согласиться с подобной трактовкой!

– Представляю.

Рассказчик между тем продолжал: фараоны Четвертой династии, вторжение мармелюков, приход армий Наполеона. На протяжении тысячелетней истории Египта Великая пирамида оставалась нерушимым памятником цивилизации, воздвигшей ее.

– Сейчас включатся лазеры, – шепнул эль-Файки. – Поразительное зрелище!

– Как аппаратура? – спросил Гилкренски в рацию.

– Приборы готовы, – ответил Билл Маккарти.

– Я на месте! – перекрывая грохот двигателя, выкрикнул в микрофон Мэннинг.

– Смотрите! – Профессор осторожно коснулся локтя Теодора Гилкренски.

Над плато звучали последние слова диктора:

– Чтобы почтить память легендарного Имхотепа, в честь его бессмертной души мы покажем вам, какими получились эти сказочные сооружения у великого зодчего…

Дон! Дин! Дон!

Из неровных, с размытыми гранями исполинских скопищ каменных блоков гробницы – сначала Микерина, затем Хефрена и под конец Хеопса – превращались в безукоризненные, четко очерченные пирамиды, облицованные плитами полированного известняка.

У Тео перехватило дыхание.

– Фантастика! Я не верю своим глазам!

– Такими они и были, – сказал эль-Файки, – до того момента, когда известняк потребовался на строительство города… Доктор! Ваш эксперимент!

– Боже! Конечно! – Гилкренски нажал кнопку рации. – Лерой, Билл! Что у вас там?

– Пирамиды мне сверху не видно, босс. А уже началось?

– Выглядит это все великолепно, Тео, но приборы молчат!

– Ты уверен, что они исправны?

– Судя по телеметрии – да. Каналы передачи информации в полном порядке, установленные у Лероя датчики я проверил перед самым взлетом. Аппаратура зарегистрирует любой сигнал, если только он появится. Черт побери, мы вновь вернулись к отправной точке!

– Значит, воздействие лазеров слишком ничтожно, чтобы повлиять на автопилот, – заключил Гилкренски. – А как насчет космических лучей, Билл?

Сквозь шум далеких аплодисментов послышалась низкая призывная трель «Минервы».

– Извините меня. – Тео поднял со стола компьютер и отошел с ним в дальний угол комнаты. – В чем дело, Мария?

– Вчера вечером во время полета ты сказал, что самую важную информацию я должна сообщать немедленно.

– Да. Что у тебя?

– Узнай у профессора эль-Файки, всегда ли шоу проходит в это время?

– Всегда, – через мгновение отозвался Гилкренски.

– В таком случае мы опять поторопились. По моему хронометру представление закончилось в двадцать часов двадцать две минуты, когда выключили лазеры. Вчерашний же инцидент, как и катастрофа в прошлую среду, произошел в двадцать часов тридцать семь минут, то есть примерно через четверть часа после окончания шоу.

Тео обвел взглядом силуэты пирамид и посмотрел на часы.

– Может, гробница выступает в роли аккумулятора, выбрасывающего пучок энергии с некоторой задержкой? Лерой! Ты меня слышишь?

– Отчетливо и ясно, босс!

– Давай сюда! Мне нужно, чтобы ты сел у отеля «Мена-Хаус», рядом с бассейном, и как можно быстрее!

– Я уже там, босс!

– Что такое? – раздался из рации голос Кроуи.

– Простите, майор, но я не могу упустить случай. Если у вас есть желание, присоединяйтесь. Жду вас на газоне. – Захлопнув крышку компьютера, Тео подхватил чемоданчик и бросился к двери.

Вертолет взмыл в черное небо и по пологой кривой устремился к Великой пирамиде. В пассажирском салоне Гилкренски колдовал над датчиками, а майор Кроуи сквозь стекло иллюминатора с тревогой вглядывался в темное море песков. Между ними на подушке кресла покоилась «Минерва».

– Тебя не укачивает, Мария?

– Это невозможно, Тео. Попроси лучше мистера Мэннинга свериться с навигатором. У меня ощущение, что мы немного отклонились в сторону.

– Поучите свою бабку готовить яичницу, леди! – пробормотал сквозь зубы Лерой. – О'кей, мы на месте!

– Билл! Ты меня слышишь?

– Да, Тео! Телеметрия работает, но никаких отсчетов!

– Машина вновь начала рыскать, – заметила Мария.

– Успокойтесь, все в норме! – прорычал пилот.

Гилкренски не отводил взгляда от дисплеев. Где-то внизу Билл Маккарти тоже следил за показаниями приборов.

– У тебя что-нибудь есть, Тео?

– Пусто, Билл. А у тебя?

– По нулям! Спроси Марию, она связана с телеметрией.

– Над поверхностью земли никаких возмущений, Тео, – доложил компьютер.

– Ты сможешь удерживать нас здесь еще некоторое' время, Лерой?

– Без проблем!

– Сколько сейчас времени, Билл?

– Двадцать часов двадцать минут. Эй, Тео! Взгляни-ка на монитор!

– Ну?

– Моя прямая начинает дрожать. Трудно сказать, может, это статическое электричество.

Светящаяся линия на мониторе слабо пульсировала.

– Причем на обоих каналах, лазерном и звуковом. Мария, что скажешь?

– Внизу находится источник энергии, Тео. Сигнал пока очень слабый, но он становится сильнее. Нельзя ли немного снизиться?

– Лерой! Ты можешь опустить вертолет? Но только опустить!

– Вы и сами знаете! Я могу сбросить высоту, лишь двигаясь по спирали. В противном случае из-за турбуленции управлять машиной станет невозможно.

– Все-таки попробуй, старайся держаться прямо над вершиной пирамиды! С вами все в порядке, майор?

– В полном, сэр, – отозвался Кроу и. Вертолет чуть развернулся.

– Мы отклоняемся, – предупредила Мария.

– Лерой!

– Хотите рухнуть на землю? Я зависну в той же точке, но пятью сотнями футов ниже!

– О'кей… Ага! Видишь, Билл? Вот оно!

Пульсация на мониторе усилилась, прямая линия на глазах Тео превращалась в синусоиду.

– Мощность нарастает! – выкрикнул Маккарти.

– Профессор прав, – подтвердила Мария. – Сигнал усиливается и становится все более ритмичным. Один всплеск каждые восемьдесят шесть сотых секунды.

– Время, Билл?

– Двадцать часов тридцать две минуты. Ну и ну, Тео! Ты только посмотри! Уменьши чувствительность, боюсь, распечатка начнет рваться!

Острые пики кривой линии на бумаге, которую выдавал плоттер9, грозили вот-вот выйти за пределы ленты. На экране закрепленного в вертолете монитора светящаяся ломаная линия напоминала вспышки молнии.

– Вот это да! Ничего удивительного, что «уисперер» вчера так подбросило! Похоже, он прошел прямо сквозь ось луча!

– Эй, док! – послышался тревожный голос Мэннинга. – У меня тут что-то происходит… Мы теряем высоту!

Гилкренски оторвался от экрана. Корпус монитора заметно подрагивал. Внезапно «белл» затрясло.

– Лерой!

– Не знаю, док! Ничего не могу поделать!

– Тео, – сказала Мария, – должна предупредить, что… В наступившей тишине Гилкренски услышал, как завывает ветер.

Двигатель вертолета заглох.


ГЛАВА 19. ЭКСПЕРТ | Файлы фараонов | ГЛАВА 21. ПАДЕНИЕ