home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 11. ФУНДАМЕНТАЛИСТ

Из такси Юкико вышла у автобусной станции на площади Тахрир. Убедившись в том, что машина отъехала, она прошла в здание, отыскала в туалете пустую кабинку и, не обращая внимания на резкий неприятный запах, достала из дорожной сумки сверток с длинной галабией, которая скрыла ее с головы до пят. Затем Юкико вывернула сумку голубой изнанкой наружу, сунула в нее бинокль и вышла, чтобы поймать другое такси.

По мосту Тахрир она пересекла Нил и оказалась на острове Газира, в фешенебельном районе города со множеством музеев, посольств и дорогих особняков. Следуя вдоль берега реки, машина пронеслась мимо Кейро-Тауэр, спортивного клуба с полями для крокета и гольфа, нырнула под мест, миновала отель «Мариотт». На противоположном берегу сверкнули стеклянные грани здания «Олимпиад», и секунду-другую Юкико не сводила с него глаз.

Она расплатилась с таксистом, дождалась, пока автомобиль скроется в потоке транспорта, и зашагала вперед, посматривая на таблички с названиями роскошных кварталов: Парк-лейн, Нил-Вью, Дорчестер-Хаус. У двери одного из домов Юкико остановилась и нажала кнопку звонка.

Человека, который распахнул дверь, можно было принять за профессионального спортсмена: высокий, черноволосый, мускулистый, с оливковой кожей и небольшими усиками. Юкико знала, что для непосвященных он – преуспевающий фотограф и в его просторном жилище, фасад которого выходил на реку, есть прекрасно оборудованная лаборатория и роскошная студия. Она ничуть не удивилась, увидев на достаточном удалении от окна штатив: дорогой «Никон» с мощным объективом был направлен на крышу отеля «Олимпиад».

Раскрыв сумку, Юкико достала бинокль и протянула хозяину квартиры:

– Снимки сделаны в аэропорту около часа назад. На них интересующий нас объект и его телохранители. Знаете, как достать пленку?

Мужчина повертел бинокль в руках.

– Я удивлен, что столь ответственное задание поручили даме. Да, я смогу достать ее.

Юкико промолчала, наблюдая за тем, как фотограф, нажав на скрытую кнопку, перематывает пленку. Покончив с этим, он ловким движением разъединил тубы бинокля и вынул из него обычный желтый цилиндрик «Кодака».

– Я дам вам знать, когда снимки будут готовы. – Мужчина улыбнулся, но глаза его остались совершенно холодными. Глаза фанатика.

Проводив японку до двери, Заки эль-Шаруд методично закрыл все замки, прошел в лабораторию, взял с полки бачок для проявки пленки, разобрал его и положил на рабочий стол так, чтобы части можно было без труда найти в темноте. Затем выключил свет, вскрыл кассету, заправил пленку в бачок и плотно закрутил крышку. Теперь можно было включить свет.

Сняв пробку с проявителя, Заки осторожно залил жидкость в бачок. Это могло показаться странным, но после многих тысяч сделанных за годы карьеры снимков во время проявки пленки Заки всегда вспоминал кадры, на которых были запечатлены события того рокового дня в октябре

Тогда ему только исполнилось двадцать три года. Он получил первое в своей жизни назначение: младший фотокорреспондент каирской «Аль-Ахрам». Идеальное прикрытие для того, чем молодой человек собирался заняться в действительности. Никто из опытных газетчиков не возражал, когда новичок, за спиной которого была лишь университетская скамья да служба в армии, вызвался снимать скучную церемонию парада. Многие даже посмеивались: «Заки, почему бы тебе просто не провести время в свое удовольствие, а фотографии принесешь прошлогодние, из архива. Что неожиданного можно увидеть на параде?

Но они ошиблись.

На площадь Заки пришел рано, чтобы установить штатив напротив президентской трибуны. На груди у него был длиннофокусный «Никон», с плеча свешивался «Пентакс» с обычным объективом, карманы набиты кассетами с пленкой. Под рубашкой к телу куском пластыря крепилась миниатюрная рация, и вряд ли кто-нибудь мог заметить под капюшоном легкой ветровки крошечный микрофон с наушником.

День выдался идеально ясный. Собрались, как обычно, толпы горожан, прибывали высокие сановники. Подняв «Никон», Заки с большого расстояния начал вести съемку. На трибуне стояли министры, зарубежные гости, члены правительства, вице-президент Хосни Мубарак. В самом центре, сидя на специальном возвышении, в великолепной военной форме от Кардена с двумя золотыми лотосами в петлицах благожелательно улыбался президент страны Анвар Садат.

Заки опустил мощный объектив ниже – в него попали лица солдат, стволы артиллерийских орудий и приближавшийся к трибуне военный грузовик. Заки повернулся, чтобы вновь посмотреть на трибуну: лица людей, стоявших на ней, оставались спокойными, ничто не говорило о настороженности охраны.

– Полный порядок, – негромко проговорил Заки в прижатый к шее микрофон. – Да хранит вас Аллах!

Теперь у него в руках был «Пентакс». Послышались частые щелчки затвора.

Клик!

В небе над трибуной проносятся истребители, президент улыбается и аплодирует.

Клик!

Перед трибуной останавливается военный грузовик. Из-под тента выпрыгивают четверо с автоматами Калашникова. Слышатся звуки очередей.

Клик!

Садат, видимо, считает происходящее театрализованной частью парада. Он приподнимается, начинает аплодировать.

Клик!

Стволы автоматов направляются на трибуну. Президент понимает: что-то не так.

Покушение!

Клик!

Садат кричит: «Парни! Всем стоять!»

Клик!

В президента попадает пуля. Он падает. Брызги крови летят на Хосни Мубарака. Рикошетом ему задевает кисть руки. При приближении террористов Мубарак опускается на колени.

Клик!

На трибуну летит граната, но взрыва нет. В беспорядочной стрельбе убиты посол Омана и епископ коптской церкви.

Клик!

Стрельба стихает. Садат мертв! В его горле, точно по центру, между двумя золотыми стеблями лотоса на форменном воротнике, зияет пулевое отверстие.

Клик!

В наступившей тишине лидер террористов кричит: «Я – Халид аль-Истамбули! Я убил фараона! Смерти я не боюсь!»

Заки эль-Шаруд поместил негативы под стекло и сделал несколько контактных отпечатков. Затем взял мощную линзу и внимательно всмотрелся в лица, сравнивая их с теми, что видел утром в телевизионном выпуске новостей Си-эн-эн. Особое внимание Заки привлек высокий худощавый мужчина в потертой кожаной куртке. Нижняя часть лица скрыта бородкой, в руке – черный чемоданчик.

– Есть!

Заки вставил негатив в увеличитель: ему требовался крупный снимок.


ГЛАВА 10. ЛЕРОЙ | Файлы фараонов | ГЛАВА 12. НА МЕСТЕ