home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пролог

Пропавший патруль

5 декабря 1945 года. 5.22 по местному времени

– Как только у одного из самолетов кончится горючее, все садимся на воду. Приказ ясен?

Манкуццо слушал звучавший в наушниках голос и чувствовал, как его переполняет ярость. Чертовы офицеры!

– Если бы мы взяли курс на запад, то были бы уже на базе!

– Лиса Четыре-ноль, это Лиса Два-восемь. Повторяю, как только у одного из наших опустеют баки, все идем вниз. Ты знаешь правила, Четыре-ноль. Мы одна команда.

– Приказ понял, Манкуццо! – крикнул сидевший впереди Айзнер.

Бобби Айзнер был зеленым юнцом, которому едва стукнуло двадцать. Этот парень рвался в бой, потому что так приказал Тэйлор.

Манкуццо развернулся в своей тесной кабине и вгляделся в ночь. По стеклу горизонтальными штрихами чертил дождь. Где-то далеко внизу, во мраке ночного шторма, ветер вспенивал огромные буруны. Сажать на них пять десятитонных «Эвенджеров» было чистым самоубийством. Даже если бомбардировщики не взорвутся при ударе о воду, все равно никто не выживет среди моря.

Манкуццо смотрел на свое отражение в стекле кабины и проклинал все на свете. Какого дьявола они с Ронни потащились в эту летную школу?

Хотели сбежать с фронта.

А потом их бросили в самое пекло на атолле Тарава. И опять там что-то напутали офицеры…

Им сказали, что это будет простая операция против кучки японцев и корейцев, рассеянных ударами тяжелой артиллерии и бомбардировкой с воздуха. Но похоже, снаряды отскакивали от японских укреплений, как горошины, а налеты авиации отменили из-за плохой погоды.

– Манкуццо! Подтверди приказ!

Голос Айзнера вернул его к действительности. Почему он еще во время брифинга в Форт-Лодердейле не сообразил, что к чему, и не прикинулся больным, как тот парень Кознер из экипажа лейтенанта Гербера? Проблемы начались уже с того, что возглавлявший миссию пилот-инструктор – новый лейтенант по фамилии Тэйлор – появился с опозданием и попросил заменить его кем-нибудь другим.

Первая ошибка!

Тэйлор не знал местности, но других пилотов на его место не нашлось. И в десять минут третьего, с задержкой в двадцать пять минут, они поднялись с аэродрома в небо над Атлантикой, чтобы, благополучно разбомбив первую цель – остатки какой-то старой посудины, – направиться на север, к острову Большой Багама, где им предстояло сделать новый разворот и вернуться на базу, описав огромный треугольник.

Тут их ждала ошибка номер два.

Компас Тэйлора начал барахлить. Он поручил прокладку курса капитану Пауэрсу, но сам не стал следовать его инструкциям. Наверное, считал, что ему виднее.

Не успели они опомниться, как налетел шторм и самолеты заблудились. А кругом на миллионы миль одна вода!

Но Тэйлор и не подумал обращаться за помощью по радио. Он сказал, что для компании стажеров менять курс прямо посреди полета – значит напрашиваться на неприятности. Черт возьми, неприятностей у них и так хватало! Надо было сразу поворачивать на запад, возможно, сейчас они бы уже вернулись в Форт-Лодердейл. Но теперь было уже поздно. Манкуццо вместе с другими застрял среди непроглядной тьмы на высоте трех с половиной тысяч футов над землей, баки в его самолете стремительно пустели, а офицеры продолжали переругиваться по радио. Но он больше не станет рисковать ради них своей жизнью. Только не после Таравы…

Когда его взвод причалил к берегу, все выглядело так, словно они напали с надувной лодки на вооруженный до зубов линкор. Тех, кого не смыло залпами японских пушек, изрешетили пули из спрятанных в гнездах пулеметов. Горстка выживших солдат – в том числе они с Ронни – продержалась до вечера, а потом, когда стемнело, на них со всех сторон посыпались японцы…

Манкуццо переключился на внутренний канал.

– В море мы погибнем, Бобби. Ты сам это знаешь.

– Есть приказ инструктора, Манкуццо. Я сажусь вместе с остальными.

Рука Манкуццо с такой силой вцепилась в микрофон, что тот едва не треснул. Бобби Айзнер еще ребенок. Как-то он видел, как этот паренек слонялся вокруг базы в Форт-Лодердейле – запускал модели аэропланов и обсуждал с механиками строение моторов с таким видом, словно был Говардом Хьюзом[3] и Чарльзом Линдбергом[4] в одном лице. Мальчишка, вообразивший, что может летать. Ему не приходилось нюхать пороху и смотреть, как его друзья истекали кровью на песке и зажимали ладонями кишки, чтобы они не вывалились наружу.

– Ты в самолете не один. Повторяю, мы поворачиваем на запад и летим домой.

– Заткнись, Манкуццо. Я здесь командир. Выполняй приказ!

В наушниках Манкуццо прорезался голос Тэйлора, сидевшего в ведущем самолете:

– Лиса Два-восемь – всем экипажам! У Восси и Гербера осталось меньше десяти галлонов. Следуйте за мной на посадку. Выполняйте команду.

Манкуццо услышал, как три других самолета подтвердили получение приказа. В голосах пилотов звучал страх, но он чувствовал только бешенство и ярость. Эти чертовы офицеры снова хотят его угробить!

Опять голос Тэйлора:

– Лиса Четыре-ноль! Вы меня слышите?

– Отвечай, Манкуццо!

Манкуццо переключился на внешний канал и нажал на кнопку «Связь».

– Лиса Два-восемь, это Лиса Четыре-ноль. У нас осталось горючее, и мы продолжаем полет.

Он увидел, как Айзнер обернулся в своем кресле.

– Что ты делаешь?

Снова Тэйлор:

– Лиса Четыре-ноль. Следуйте за остальными. Это приказ, черт возьми! Вы меня слышите? Мы должны закончить полет вместе – или…

Айзнер пытался разглядеть его сквозь пуленепробиваемое стекло.

– Манкуццо! Подтверди приказ!

– Продолжай лететь!

Манкуццо увидел, как разноцветные навигационные огоньки других машин пошли вниз.

– Бобби, не надо!

Но Айзнер продолжал действовать по учебнику. Манкуццо почувствовал, как он сбавил обороты двигателя, и «Эвенджер» опустил нос.

– Бобби! Я тебя предупредил!

Рука Манкуццо потянулась вниз и вынула из паза сигнальный пистолет. Одним резким движением он вскинул ракетницу и сунул ее в узкую щель между перегородкой и стенкой кабины, воткнув ствол под правую руку Айзнера. Самолет громко взвыл. Дэвис крикнул:

– Эй, что у вас там?

– Сиди тихо, Ронни. Я вытащу тебя отсюда, как тогда с Таравы.

– Манкуццо, убери эту штуку, или мы все погибнем!

Манкуццо крепче вдавил пистолет в летную куртку Айзнера.

– Послушай меня, Бобби! – крикнул он, перекрывая шум мотора. – Ты еще молод и не знаешь, как это бывает, когда какой-нибудь чертов офицер посылает тебя умирать за здорово живешь. Но мы с Ронни уже хлебнули лиха. Если мне придется сегодня сдохнуть, я прихвачу тебя с собой. Поэтому будь умницей, жми штурвал на себя и прибавь оборотов.

– Но я…

– Сделай это, Бобби, или я поджарю твои кишки!

Манкуццо увидел, как левая рука Айзнера взялась за рычаг газа, и двигатель взял нотой выше. Нос «Эвенджера» пошел вверх, самолет постепенно выправился. Огоньки машин по обоим бортам продолжали уходить вниз… все дальше и дальше… в никуда.

– Молодчина! А теперь поворачивай на запад.

Манкуццо слышал, как Тэйлор и три других самолета вызывают их по радио. Постепенно голоса пилотов стали затихать и пропали совсем. Теперь вокруг не было ни души, только он, Ронни и Айзнер продолжали лететь сквозь ночь. Манкуццо взглянул в черное стекло.

– Когда мы вернемся в Форт-Лодердейл, нас всех отдадут под трибунал! – крикнул Айзнер.

– Если мы вернемся, Бобби.

Манкуццо с трудом разглядел огромные темные облака, грозовые тучи, вздымавшиеся, как горы, по обоим бортам машины в трех, четырех, пяти тысячах футов над землей. Где-то в недрах этого воздушного массива вспыхивали молнии, обдавая небо сполохами белого огня.

– Если мы полетим на запад, то попадем прямо в тучу, – предупредил Айзнер.

– Плевать. Все равно у нас не хватит горючего, чтобы сделать крюк.

Облака теперь обступали самолет со всех сторон, громоздились рядом, словно исполинские скульптуры, высеченные чьей-то чудовищной рукой.

Сидевший в орудийной башне Ронни Дэвис забеспокоился:

– Что там с радио?

Манкуццо взял микрофон и попробовал наладить связь.

– Это Лиса Четыре-ноль. Всем базам! Нас кто-нибудь слышит?

– Лучше ее обогнуть, Манкуццо. Если в нас шарахнет молния…

– Лети вперед, Бобби. Это у тебя хорошо получается.

Вспышки молний все ярче озаряли облачные башни. Сквозь гул мотора слышались шум ветра и раскаты грома. Манкуццо наклонился и покрепче затянул ремень безопасности.

– Вот дьявол…

– Манкуццо, Дэвис! Смотрите!

Айзнер показывал на электрический разряд, извивавшийся среди черных туч. Он выглядел очень необычно – словно настоящий огонь или живое существо. Манкуццо, уже начинавший надеяться на лучшее, почувствовал внезапный страх.

– Какого черта…

– В жизни не видел ничего подобного! – крикнул Айзнер.

Пламя стало ярче. Казалось, оно притягивало к себе облака, которые набухали и клубились, надвигаясь на них со всех сторон.

– Лиса Четыре-ноль, это…

Ослепительная вспышка.

Самолет тряхнуло так, словно по нему ударили гигантским молотком. Дэвис вскрикнул. Айзнер замотал головой из стороны в сторону, пытаясь справиться с управлением и спасти себя и своих товарищей. «Эвенджер» лег на правое крыло, на мгновение завис в воздухе… и рухнул вниз со скоростью двести миль в час.

– Держись, Бобби!

Жизнь Манкуццо снова была в руках офицера…

Он знал, что Айзнер хороший пилот. В летной школе Бобби получал отличные отметки. Правда, это был не тренировочный полет.

– Давай, Бобби!

Он вопил, орал во весь голос. Сила инерции вдавила его в кресло. Дэвис тоже что-то крикнул, а потом…

Они уже снова мчались вверх, поднимаясь от всклокоченной массы океана и возвращаясь в спасительную высоту. Манкуццо вытянул шею и взглянул в окно. Машина снизилась на пару тысяч футов и летела в чистом воздухе ниже границы облаков. Хлеставший по кабине дождь затруднял обзор. По крайней мере они уже не падали.

– Где мы?

По голосу Айзнера было ясно, как он ошарашен и в то же время возбужден. Словно подросток, который в первый раз прыгнул с вышки бассейна.

– Не знаю. Компас снова барахлит.

Они летели в полной неизвестности, посреди бездонной ночи.

И вдруг…

Прямо по курсу в лобовом стекле кабины появился пляшущий огонек. Чей-то корабль? Другой самолет? Или отражение их собственного? Манкуццо увидел, как Бобби Айзнер прикрыл рукой приборную доску, но огонек остался на месте. Нет, это было не отражение. Что-то светилось впереди.

– Видишь его, Манкуццо?

– Да. Не пойму, что это за чертовщина.

– Горит очень ярко. Может, маяк или морской буек?

– На такой высоте?

– Он стоит на месте. Похоже, висит в воздухе.

– Наверное, это спасательный самолет с базы в Банана-Ривер.

– Не думаю. Он не движется. Просто висит, и все.

– Что у вас там? – заорал Дэвис из орудийной башни. – Что случилось?

– Перед нами неопознанный объект… что-то вроде блуждающего огонька, – с запинкой ответил Айзнер. – Явно не самолет, но… я не знаю, что это такое.

Манкуццо вгляделся в пелену дождя.

– Он парит в воздухе, как воздушный шар. Не пойму, почему его не сносит ветром?

Они подлетели ближе и попытались лучше рассмотреть объект. Он напоминал прожектор, который неподвижно стоял в воздухе и светил вниз. Но на что он был направлен? Манкуццо ничего не мог разглядеть под фюзеляжем самолета.

– Держись от него подальше, Бобби!

Но было уже поздно. Предмет резко развернулся на своей оси, и кабина «Эвенджера» вдруг наполнилась слепящим светом.

– О Боже…


Благодарности | Вопрос времени | 1 Пауки