home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



39

Пирамида на Бимини

– Надеюсь, что это сработает, – сказал Гилкренски.

Он стоял в дверях открытого «Си-лайэна» и смотрел на взлетно-посадочную полосу. Дождь налетал на нее шквальными порывами и хлестал по мокрому бетону и по обшивке вертолета, не давая как следует разглядеть, что происходит.

Из-за плеча Тео выглядывали Айзнер и Джил. Юкико Фунакоси разместилась в углу салона, Говард сидел в кабине и занимался настройкой генератора. Гроза громыхала все ближе. Одна из молний полоснула по небу, осветив клубившиеся над морем тучи.

– Вероятность успешного создания проекции составляет девяносто пять процентов, – доложила лежавшая на полу «Минерва».

– А потом?

– Дальше показатели падают. Вероятность возникновения моста Эйнштейна – Розена не превышает тридцати одного процента. Большое количество переменных величин не позволяет сделать более оптимистический прогноз.

– Как насчет запаса мощности?

– Энергии должно хватить. Я контролирую голографические проекторы и динамики через главный генератор вертолета.

– Хорошо. Начинай обратный отсчет.

– Выполняю. Создание пирамиды начнется через… ноль секунд!

– Что она делает? – спросил Айзнер.

Красные лампочки бросали тусклый свет на его осунувшееся, испуганное лицо.

– Когда заработают проекторы, компьютер создаст на взлетной полосе образ идеальной пирамиды, расположенной строго с севера на юг и с запада на восток, то есть точно так же, как пирамида Хеопса в Гизе. Кроме того, машина использует генератор вертолета, чтобы воспроизвести последовательность световых и звуковых волн, которую я применял в опыте с настоящей пирамидой. Я надеюсь, что результат будет таким же, как в Каире: энергетическая волна откроет мост Эйнштейна – Розена, и через тринадцать минут мы сможем переместиться в прошлое или будущее.

– Почему через тринадцать?

– Понятия не имею. Это совершенно новая область физики, и она еще плохо изучена. Наверное, все дело в том, что волна энергии нарастает очень медленно, по широкой синусоиде – по крайней мере, так было в Египте. Она достигает своего пика только через тринадцать минут, и как раз в этот момент открывается туннель во времени.

– Проекторы включены, звуковые системы в норме, – сообщила «Минерва». – Начинаю создание проекции…

Гилкренски всмотрелся в бетонную полосу, размытую пеленой дождя. Над его головой снова сверкнула молния. С раскатистым треском ударил гром, и в тот же миг над темным и мрачным островком, словно волшебное видение, сотканное из чистейших лучей света, вырос мерцающий образ огромной пирамиды. Грохот еще не стих, когда в дождь упали три необычно низких и глубоких звука и медленно растаяли в ночи.

– Дим! Дом! Дим!

– Теперь у нас есть тринадцать минут, – сказал Гилкренски. – Часы стоят, так что о времени можно судить только приблизительно, но мы увидим, когда в пирамиде откроется светящийся туннель.

– Батарей компьютера хватит, чтобы поддерживать голограмму до нашего ухода? – спросила Джил.

– Проекторы подключены не к компьютеру, а к запасным аккумуляторам вертолета.

– А что будет с «Минервой»?

– Айзнер дал слово, что уничтожит машину, как только мы войдем в туннель. Независимо от исхода опыта.

– "Минерва" не возражает?

– Ваш план полностью соответствует моей базовой программе, основанной на законах Азимова, – откликнулся компьютер. – Безопасность людей на первом месте.

– А куда делся Айзнер? – спохватилась Джил. – Ты ему доверяешь?

– Он ушел за «вертушку». Пойду его поищу.

Гилкренски нашел Бобби Айзнера под носовой частью вертолета. Воротник его куртки был поднят. Шквалистый ветер трепал волосы летчика, по лицу хлестал дождь, но его глаза смеялись.

– Вы нашли что-то забавное? – спросил Гилкренски.

– Ответьте мне на один вопрос. – Айзнер кивнул на имя, начертанное под логотипом «Феникс авиэйшн». – Это написал тот самый парень, который построил вертолет?

– Да. Его зовут Чарльз Говард. Его сын, Мартин, – наш пилот.

Летчик улыбнулся еще шире. Он потряс головой:

– Неужели! Я должен с ним поговорить. Пусть расскажет мне все, что знает об этом мистере Говарде.

– С вами все в порядке? – спросил Тео. – Что-нибудь не так?

Но Бобби продолжал смеяться.

– Нет, – прокричал он сквозь бушевавший ветер. – Все очень хорошо! Почему-то мне кажется, мистер Гилкренски, что ваш план обязательно удастся!

Айзнер отправился искать Мартина Говарда, а Тео остался под дождем, глядя на женское имя под кабиной вертолета.

«Мария Луиза Бухов».


* * * | Вопрос времени | 40 Путь домой