home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

ТАИНСТВЕННАЯ ДВЕРЬ

Все тайные ходы замка создавались черными колдунами для каких-то им одним ведомых нужд и были совершенно не приспособлены для нормального человека, не умеющего рассеивать тьму взглядом или зажигать огонь на собственной ладони, как это любит проделывать мой друг Энди. Зачем колдунам понадобились эти запутанные лабиринты коридоров, когда они могут пройти сквозь любую стену или попросту появиться, где захотят, я понять не мог, да особенно и не задумывался, просто пользовался заброшенными ходами, и все.

Захватить факел я, как всегда, не удосужился, но ходить по лабиринтам Черного замка я мог и с закрытыми глазами, а подземный ход, ведущий за его пределы, и назвать лабиринтом можно было только в состоянии очень сильного опьянения. Главное было спуститься пониже и свернуть в нужный коридор, а дальше хоть на лошади скачи — такой он прямой, широкий и ровный. Только с потолка капает и под ногами хлюпает, потому что вокруг замка озеро, а подземный ход прямо под ним.

В сущности, винный погреб находился уже в подземелье. Чтобы попасть на нужную мне лестницу, достаточно было свернуть в узкий боковой коридор, успевший со времени моего последнего посещения зарасти паутиной до самого потолка, открыть потайную дверь, которая делала вид, что она кусок каменной стены, а на самом деле была деревянной и довольно трухлявой, и не угодить в неизвестно для кого поставленную ловушку.

Лестница начиналась в храме богов Хаоса, спиралью вилась до самого подножия скалы, на которой в древние времена был построен Черный замок, и, прилепившись к стенке колодца, куда черный колдун выкидывал жертвы Темным богам, уходила дальше вниз, куда-то в Бездну и, по-моему, не имела конца.

Идти по лестнице надо было осторожно, вокруг царила кромешная тьма, даже мои привычные к темноте глаза не видели абсолютно ничего, а ступени местами попросту отсутствовали. Можно было запросто свалиться вниз, правда, не в царство Хаоса, а всего-навсего на следующий виток лестницы, но все равно высоко и больно. Однажды в детстве я бежал по этой самой лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и в результате слетел вниз и даже сломал ногу. Страшно вспомнить, как я потом выбирался. С тех пор по этой лестнице я бегом не бегаю, разве что с факелом. Так что шел я медленно, можно сказать плелся, вел рукой по стене, считая боковые коридоры, чтобы не пройти нужный, и злился на отца. У всех отцы как отцы, думал я, а у меня вместо отца — король, которому только и нужно, чтобы ему беспрекословно повиновались. А я для него не сын, а просто один из многочисленных подданных, и плевать он хотел на меня так же, как на любого из слуг. Мою сестру Линделл он вообще проклял. Боюсь, скоро и до меня очередь дойдет. Правда, как раз это меня волнует меньше всего. Кроме родового проклятия фаргордских королей на мне еще не меньше десятка проклятий, которыми меня наградили враги перед своей смертью. Одним проклятием больше, одним меньше, роли не играет. Так что пусть проклинает, если ему это доставит удовольствие. Я могу вообще уйти из замка куда глаза глядят и никогда не вернуться. Посмотрим, что он тогда скажет! А то даже выпить нельзя в собственном замке, приходится в трактир тащиться!

Внезапно раздалось тихое шуршание, и я ощутил, как кто-то прикоснулся к моему лицу. Я даже не успел сообразить, что произошло, а моя рука уже выхватила меч, взмахнула им в воздухе, резким движением стряхнула с лезвия кровь и водворила меч обратно за спину. На ступеньку шмякнулось что-то мягкое, наверное, останки летучей мыши. «Что-то я какой-то нервный стал. Скоро от комаров начну мечом отмахиваться, — с досадой подумал я. — Надо все-таки выспаться сегодня ночью, а то уже сам не соображаю, что мои руки делают».

На ум пришел давний разговор с отцом. Мне тогда было лет двенадцать, и отец в очередной раз пытался объяснить мне, что орков убивать не стоит, потому что они составляют больше половины дворцовой стражи и неплохо справляются со своими обязанностями. «Ты наследный принц, моя правая рука, — пытался втолковать он мне. — Представь себе, что твоя рука начнет сама по себе убивать всех, кого захочет, и перестанет тебе подчиняться… » Я тогда даже и представить не попытался, просто заявил отцу, что его правая рука — не я, а черный колдун, а левая — лорд Готрид, я же сам по себе и буду убивать орков, пока они все не сдохнут. Только так я смогу отомстить за брата, который, как и я, был ему родным сыном и на которого ему, как и на меня, было глубоко наплевать! В общем, наговорил много разных дерзостей, убежал, тут же ввязался в драку с целым отрядом орков и едва не погиб.


Шел я медленно, можно сказать, еле ноги переставлял, аккуратно ступая на каждую следующую ступеньку и ожидая того момента, когда опоры под ногой не окажется. Я прошел уже коридоры, ведущие к темницам, к арсеналу и к королевской сокровищнице, и теперь ждал провала в лестнице, когда надо будет прыгнуть в темноту, чтобы оказаться на ее продолжении. Рукой я по-прежнему держался за стену — просто чтобы сохранить равновесие, когда нога провалится в пустоту. Внезапно вместо холодного, чуть влажного камня, кое-где покрытого шершавым лишайником, моя рука ощутила сухое дерево. Я как слепой начал ощупывать деревянную поверхность, изо всех сил напрягая уставшие глаза, чтобы хоть что-нибудь увидеть, хотя и так уже знал, что это такое. Ошибиться было невозможно, передо мной была Таинственная дверь! Она выделялась на черном фоне каменной стены более светлым прямоугольником в человеческий рост и как будто смотрела на меня вырезанными на ней огромными деревянными глазами, которые при свете казались живыми, а сейчас в темноте были похожи на сгустки желтого тумана.

Таинственная дверь была еще одной загадкой Черного замка, которую мне пока не удалось разгадать. Она могла появиться в любой стене и, если в нее войти, приводила в самые невероятные места, иногда расположенные на другом конце замка и уж обязательно на другом ярусе. Про Дверь рассказывали множество разных историй, начиная с детских сказок о проходимце, который нанялся работать на королевскую кухню, случайно зашел в Таинственную дверь, попал в сокровищницу и набрал там столько золота, что выдал себя за эльмарионского принца и женился на принцессе, и кончая страшными историями о том, как один лорд зашел в эту дверь и попал вниз, в Бездну, со всеми вытекающими из этого последствиями. Рассказов было много, думаю, гораздо больше, чем людей, которые заходили в Дверь со дня основания Фаргорда. Роксанд говорил, что Дверь появляется только перед теми, в чьих жилах течет королевская кровь. Может, он и прав, потому что среди моих знакомых не было ни одного, кто видел Таинственную дверь своими глазами. Самому мне Дверь встречалась только однажды, в детстве. Через нее я впервые попал в Закатную башню, к которой мне было запрещено даже подходить и где я сейчас успешно проживаю. Ни разу после этого я не находил Таинственную дверь, хоть и обследовал все закоулки нашего древнего замка. И вот надо же, какая удача! Я на время забыл обо всех своих неприятностях, распахнул Дверь и шагнул в неизвестность.

На какое-то время я попросту ослеп от хлынувшего мне в глаза яркого света. Я немного постоял, крепко зажмурившись, потом с трудом заставил себя приоткрыть один глаз, чувствуя себя так, будто мне в этот несчастный глаз ткнули раскаленным железным прутом, и понял, что попал всего-навсего в Большую библиотеку. Несмотря на полное отсутствие окон, в библиотеке было светло как днем. На потолке, на полу и на многочисленных полках, уставленных тысячами книг, горели маленькие, но очень яркие звездочки. Казалось, что в библиотеке собрались миллионы светлячков, сверкающих, как искры от костра.

— Силы Тьмы! — восхищенно выдохнул я, когда наконец раскрыл оба глаза и как следует рассмотрел всю эту красоту.

— Не Тьмы, а Света! — откуда-то сверху раздался голос Энди. — Здорово, правда?! — Я поднял голову и увидел своего друга, сидящего верхом на лесенке-стремянке, которая использовалась, чтобы доставать книги с самых верхних полок. В руках он держал огромнейший фолиант в кожаном переплете, раскрытый на самой середине и угрожающий свалиться прямо мне на голову. — В этой книге столько всяких полезных заклинаний, ты себе не представляешь! — похвастался маленький колдун. — Сейчас я тебе такое покажу!

Энди взмахнул рукой и собрался произнести заклинание, но тяжеленная книга не удержалась и полетела вниз. Я аккуратно подхватил ее и захлопнул.

— Может, не надо, Энди? Ты же знаешь, как я отношусь к магии.

— Но тебе ведь понравились мои огоньки?

— Понравились, — честно признался я.

Энди спрыгнул на пол:

— Сейчас еще больше понравится! Смотри!

Взмахом руки Энди погасил все огни, так что мы оказались в полной темноте, а потом начал одно за другим говорить заклинания. И как он их только помнит! Что тут началось! Вся библиотека озарилась светом, а под потолком заплясали искры, почти такие, какие бывают, если в костер из очень сухих дров в безветренную погоду бросить толстое полено. Только искры у Энди были разноцветные, очень яркие и складывались в чудесные картины. Действительно красиво! Я завороженно смотрел, раскрыв от восхищения рот, и к тому времени, когда последняя вспышка света погасла, успел передумать уходить из замка куда глаза глядят. Не могу же я бросить Энди тут совсем одного! И в «Сломанный меч» идти передумал. Решил, что раз уж вечно занятый Энди все-таки выбрался из Черной башни, надо этим воспользоваться и по крайней мере постараться узнать, чего отец потребует от меня в ближайшее время. А выпить при наличии собственного волшебника можно где угодно, хоть в библиотеке.

— Будь другом, Энди, — попросил я, опускаясь в массивное старинное кресло и вытягивая ноги, совсем уже потерявшие всякую чувствительность от усталости. — Достань из винного погреба бутылочку эстариольского вина урожая четыреста тридцать восьмого года, а лучше две или три, если умеешь, конечно. — Что Энди умеет, я не сомневался. Просто он терпеть не мог, когда я пью, и ни за что не стал бы обеспечивать меня выпивкой, если бы я не усомнился в его способностях.

— С чего это ты взял, что я не умею? Я умею все, что и мой старик, и даже больше! — тут же начал хвастаться Энди, и мне осталось только чуть-чуть подтолкнуть его:

— Ну что ты, Энди, я и не сомневаюсь, что ты можешь раздобыть бутылку вина, не выходя из библиотеки. Только вот боюсь, что это будет какая-нибудь дрянь, которую держат для слуг. Ты же в винах не разбираешься.

— Зато я в магии разбираюсь, а этого достаточно! — гордо заявил Энди.

Хорошо иметь знакомого мага, который всегда не прочь блеснуть своим мастерством. Через мгновение передо мной стояло три бутылки лучшего вина, которое только имелось в королевских винных погребах и было припасено для особо торжественных случаев. Я удобно расположился в кресле, попросил у Энди обеспечить меня подходящим к случаю золотым кубком из королевской сокровищницы и продолжил разговор, наслаждаясь превосходным вином. Мне уже начало казаться, что судьба привела меня в библиотеку исключительно, чтобы я повидал Энди и посоветовался с ним, как мне быть дальше.

Спрашивать совета у Энди было одно удовольствие. Во-первых, можно было ничего не рассказывать, Энди и так все знал заранее, потому что умел читать мысли, а, во-вторых, вместо того, чтобы давать совет, обычно он просто сам решал проблему при помощи магии.

— Ну и как ты считаешь, есть у меня какой-нибудь шанс заполучить меч? — поинтересовался я, когда все-таки рассказал Энди о своих проблемах, правда, очень коротко.

Энди уселся в соседнее кресло и сосредоточенно уставился куда-то на книжную полку. Через некоторое время он как-то уж очень сочувственно посмотрел на меня и спросил:

— Послушай, Рик, а зачем тебе еще один меч? У тебя их и так столько, что можно частокол вокруг Черного замка построить. Может, обойдешься без этого меча? Забудь про него и живи себе как жил.

— Ты хочешь сказать, что отец никогда не отдаст его мне?

— Ничего я не хочу сказать. Я тебе не гадалка, чтобы будущее предсказывать.

— А почему тогда ты советуешь мне забыть про меч? Не смогу я про него забыть! Если бы ты только его видел!

— Сомневаюсь, что это произвело бы на меня впечатление, — поморщился Энди. — Я не любитель этих твоих орудий убийства себе подобных.

— Орки — это не себе подобные, вернее, не мне подобные, — обиделся я. — Они и на людей-то не очень похожи.

— Как будто ты только орков убиваешь! В общем, мой тебе совет: плюнь ты на этот меч, не стоит он, чтобы из-за него переживать. Завтра полнолуние, в Веселой деревне ярмарка будет. Съезди туда и купи себе новый меч, если уж тебе неймется.

— Да не нужен мне новый меч, мне только тот нужен! И я его получу во что бы то ни стало, а ты мне должен помочь.

— А если я не захочу?

— Ну и катись тогда к дракону в задницу! Без тебя как-нибудь обойдусь! — Я прихватил последнюю бутылку вина и собрался гордо удалиться.

У Энди моя реакция вызвала приступ здорового детского смеха.

— Ой-ой-ой! — залился он. — Его высочество принц Рикланд не привык, чтобы ему отказывали. Видел бы ты выражение своего лица! Был бы ты королем, я бы уже, наверно, болтался на виселице. Да успокойся ты, бешеный! — Он догнал меня у самой двери и потянул обратно к креслу. — Чего ты от меня-то хочешь? Чтобы я заколдовал короля и он сам подарил тебе меч? Так с меня мой старик шкуру спустит, если узнает.

— Нет, пожалуй, не надо никого заколдовывать. — Я вернулся в кресло и плеснул в кубок еще вина. — Лучше расскажи, почему ты решил, что мне нужно забыть про этот меч?

— Потому что король собирается поставить тебе условие, которое ты вряд ли захочешь выполнить. Могу себе представить, как ты взбесишься, когда о нем услышишь.

— Интересно, от чего я могу взбеситься?

— Ну, взбеситься-то ты можешь от любого пустяка. Ты только что это наглядно продемонстрировал. А король… Как бы тебе сказать? Просто он собрался натравить тебя на Ленсенда.

— Что я, собака, что ли, чтобы меня натравливать? — обиделся я.

— Ну, я не так выразился. Короче, он отдаст тебе меч, если ты принесешь ему голову лорда Ленсенда.

— Он что, с трона свалился и головой ударился? Да я за Ленсенда готов жизнь отдать! — Моему возмущению не было предела.

— Вот я и говорю, взбесишься, когда услышишь, — медленно проговорил Энди, неотрывно глядя округлившимися глазами на мою руку. Я тоже посмотрел на нее и обнаружил, что кубок, который я держал, превратился в бесформенный кусок золота. И когда я научусь скрывать свои эмоции? А Энди усмехнулся и добавил: — Так что, Рик, плюнь ты на этот меч или приготовься убить Ленсенда.

Я отшвырнул в угол покалеченный кубок и залпом осушил бутылку прямо из горлышка, хотя королевское воспитание не позволяло этого делать ни под каким видом. Не верить Энди у меня не было оснований, до сих пор он меня ни разу не обманывал. Значит, отец действительно задумал использовать меня для осуществления своих грязных планов.


Замок Ленсенда уже давно был головной болью короля Ролмонда. С той самой поры, как моя сводная сестра Линделл вышла замуж за Ленсенда и покинула Черный замок, отец не мог успокоиться. Он вообразил, что Ленсенд женился на принцессе Линделл, чтобы получить корону Фаргорда. Он посылал на замок Ленсенда один отряд орков за другим, но захватить и разрушить его не удавалось.

Вообще-то Линделл и Ленсенд любили друг друга очень давно. Насколько я помню, они всегда были вместе. После того как мы с братишкой в два года, можно сказать, осиротели — мать нашу испепелил дракон, а отец больше не вставал с постели, заботу о нас взяла на себя четырнадцатилетняя Линделл. А через два года в моей жизни появился Ленсенд. Это был молодой лорд, Главнокомандующий фаргордской Королевской армии, только что вернувшийся с Гномьей войны. Все свое свободное время он проводил с моей сестрой, а она целыми днями занималась с нами. Думаю, ни одна королева не уделяла столько времени своим детям, сколько тратила на нас Линделл. Она учила нас читать и писать, играть на разных музыкальных инструментах и даже вышивать. Все это замечательно получалось у моего толкового братишки и совершенно не получалось у меня. Мне было очень скучно на этих уроках, я только и думал, как бы развлечься. В моей голове были одни шалости, и Линделл не могла со мной справиться. Я мешал и ей, и братишке Рилседу. В один прекрасный день ее терпение лопнуло, и она попросила Ленсенда увести меня куда-нибудь с глаз долой, чтобы я не мешал.

С этого дня началась наша дружба с Ленсендом. Он учил меня тому, что умел сам, — скакать на коне, стрелять из лука, владеть мечом. Это не казалось мне скучным занятием. Я всегда восхищался Ленсендом и мечтал стать таким, как он, поэтому старался изо всех сил. Ленсенд был мной очень доволен. Он сказал Линделл, что в будущем я стану великим воином и что я очень понятливый и сообразительный и ловлю все на лету. А Линделл ему не поверила и сказала, что более бестолкового и тупого мальчишки, чем я, она в жизни не встречала. И они даже поссорились из-за меня, но это, по-моему, была единственная их ссора. А потом они нас, так сказать, поделили. Рил стал учеником Линделл, а я Ленсенда. Хотя к шести годам Линделл, не без помощи Ленсенда, конечно, все-таки добилась своего и с горем пополам научила меня читать и писать.

А потом, когда нам с братом исполнилось по семь и отец уже начал выздоравливать, лорд Готрид, жена которого, приходившаяся королю родной сестрой, тоже погибла в Эльмарионе в тот страшный день, попросил у него руки Линделл, и отец дал согласие. Узнав об этом, Линделл сбежала с Ленсендом в его замок.

Прощаясь, Ленсенд обнял меня и сказал: «Я научил тебя, чему успел. Теперь не знаю, кто будет тебя учить, наверное, орки». И он оказался прав, именно орки поневоле стали следующими моими учителями.

Узнав о бегстве Линделл, отец послал ей вслед свое отцовское проклятие, хотя не думаю, чтобы проклятие короля, который и сам проклят, имело какую-либо силу, а Ленсенду объявил войну. Но недаром он сам в свое время назначил Ленсенда Главнокомандующим своей армией. Завоевать его замок оказалось не простым делом, тем более что сам отец был не в состоянии руководить военными действиями. Самое замечательное, что в замке Ленсенда издавна хранится древний талисман, то ли кристалл, то ли еще какой-то камень, защищающий замок от магии. Так что даже черный колдун до сих пор не может помочь отцу уничтожить Ленсенда.


Так что же выходит? Отец, наслушавшись рассказов о том, как я с легкостью завоевываю чужие замки, решил вынудить меня уничтожить Ленсенда и выбрал для этого самый удобный момент. Одного только он не учел — никакая сила не заставит меня напасть на замок друга. Энди-то это сразу понял.

Я сидел в кресле, закрыв руками лицо, и пытался сообразить, что же мне делать дальше. Вино, выпитое после нескольких бессонных ночей и на пустой желудок, совсем не способствовало стройному течению мыслей. Они путались в голове, я даже не мог сообразить, чего же я все-таки хочу. Меч получить хотелось, но явно не такой ценой. Из этого бессмысленного состояния меня вывел Энди. Он потряс меня за плечо и тихо спросил:

— Эй, Рик, ты спишь или плачешь?

— Я пытаюсь думать, а ты мне мешаешь, — ответил я с вымученной улыбкой. Еще не хватало, чтобы Энди решил, будто я переживаю.

— Что-то не похож ты на человека, который думает. — Как это я забыл о способности Энди копаться в чужих мозгах? — У тебя в голове нет ни одной законченной мысли. Обрывки какие-то.

— Это потому, что я не знаю, что делать, — вздохнул я.

— Да не расстраивайся ты так, было бы из-за чего! Ну хочешь, этот меч сейчас здесь появится?

— Не надо, Энди. Мне, конечно, очень хочется еще раз хотя бы подержать его в руках, но, боюсь, не смогу с ним расстаться.

— А кто тебя просит расставаться? Возьмешь его себе.

— Знаешь, как это называется? Воровство!

— Ну, тогда вообще не делай ничего. Что-нибудь и так произойдет, а там видно будет, — весело сказал Энди, потом пристально посмотрел мне в глаза, поморщился и добавил уже совсем не весело, а скорей раздраженно: — Только не надо на меня так смотреть, а то мне от твоего взгляда холодно делается! Ну ладно, я постараюсь что-нибудь придумать. Только сам ничего не предпринимай! Уж больно мне не нравятся обрывки того, что ты называешь мыслями! Ой, заболтался я с тобой, — вдруг спохватился он. — Я же в библиотеку на минутку забежал, пока мой старик заснул, а сам завозился тут с тобой и совсем про него забыл. Что сейчас будет, если он уже проснулся! — Энди подхватил толстую волшебную книгу, которую читал, когда я пришел в библиотеку, и полез на верхнюю полку ставить ее на место.

И тут появился черный колдун. Сначала часть книжных полок осветилась слабым мерцанием, я даже подумал, что это Энди напоследок решил показать мне действие еще одного красивого заклинания. Но потом раздался знакомый звук, чем-то напоминающий шипение факела, брошенного в воду, и из мерцания возник черный колдун собственной персоной, как всегда закутанный с головы до ног в черный балахон с надвинутым на самые глаза капюшоном. В руке он держал волшебный посох, от которого и исходило мерцание.

Черный колдун был очень стар. По-моему, он был ровесником моего Роксанда, а может, даже старше. По крайней мере, с темными эльфами они воевали вместе. Черный колдун оглядел библиотеку, бросив на меня лишь мимолетный хмурый взгляд, увидел Энди и направил свой посох в его сторону.

— Эндилорн! — прогремел его голос— Кажется, я запретил тебе читать книги по белой магии!

Из кристалла на конце посоха вылетела тонкая голубая молния и ударила Энди прямо по руке, сжимающей книгу. Книга с грохотом свалилась на пол, а Энди, замахав обожженной рукой, слетел с лесенки следом за ней. Он бросил на меня укоризненный взгляд, как будто это я был виноват в том, что колдун застал его в библиотеке. Как же мой маленький приятель боялся своего учителя! Честно говоря, я и сам чувствовал себя в присутствии черного колдуна не очень уютно.

Рядом с высоким стариком Энди выглядел беспомощным ребенком, и, когда тот, грубо встряхнув мальчишку за шиворот, ударил его посохом и поволок к выходу, я не выдержал.

— Оставь моего друга в покое, колдун! — приказал я. — И можешь убираться ко всем демонам в Черную башню.

Теоретически черный колдун обязан мне подчиняться, но это только теоретически. Даже отец не решался приказывать Повелителю темных сил, а мне вообще лучше было бы помалкивать и радоваться, что меня не заметили. Будь я трезв, скорее всего так бы и поступил. Энди прекрасно мог постоять за себя сам, причем для него это было бы более безопасно, чем для меня. Но вино напрочь лишило меня здравого смысла. Я вытянул из ножен меч, положил на колени и многозначительно посмотрел в глаза колдуну, пытаясь образно представить, как я с ним разделаюсь, если он только тронет Энди пальцем. Наверно, у меня неплохо получилось, потому что старик отпустил Энди, направил свой посох на меня и сделал защитный магический жест. Энди отскочил за спинку моего кресла и чуть слышно прошипел:

— Ты что, сдурел? Он же тебя сейчас испепелит!

— Посмотрим, кто окажется быстрее! — громко сказал я.

Но черный колдун уничтожать меня не спешил. Он изобразил на лице крайнее удивление.

— Какая неожиданность! — воскликнул он. — Вот уж кого я не предполагал здесь увидеть, так это вас, юный принц! Неужели вместо того, чтобы веселиться на пиру в честь приема послов, вы корпите над книгами? Или готовитесь взойти на престол и решили восполнить пробелы в образовании? — Старик явно издевался, и это добавило мне решимости поставить его на место раз и навсегда.

— Послушай, черный колдун, и постарайся запомнить, — с угрозой произнес я. — Во-первых, мои дела тебя не касаются, а, во-вторых, если ты еще раз хотя бы пальцем тронешь Энди, то недосчитаешься головы!

— Кому ты угрожаешь, пустоголовый мальчишка, возомнивший себя героем? У тебя ведь даже воображения не хватит представить, что я могу с тобой сделать!

— Меня не интересует, что ты можешь со мной сделать, потому что ты просто этого не успеешь!

Но черный колдун уже начал говорить, направив на меня руку с посохом. Кристалл светился все ярче и ярче. Я выхватил меч из ножен и бросился в сторону. Вспышка, вырвавшаяся из кристалла на посохе, превратила кресло в кучку дымящегося пепла, но я стоял уже рядом с колдуном. Теперь он был полностью в моей власти, но убивать старика я не собирался, вот этого отец уж точно бы мне не простил никогда в жизни. Хотелось просто проучить его, чтобы впредь знал, с кем имеет дело. Я взмахнул мечом, чтобы разрубить волшебный посох, но колдун на какое-то мгновение успел опередить меня, видно, дало о себе знать выпитое вино. Он произнес всего одно короткое слово, и мой прекрасный старинный меч, носивший возвышенное имя «Клинок возмездия», раскалился докрасна, потом вспыхнул оранжевым пламенем, став на миг похожим на гномий огненный меч, и пролился раскаленным дождем, превратившись в лужицу расплавленного металла на полу. А я смотрел на все это как бы со стороны и только в самый последний момент все-таки сообразил, что неплохо бы выпустить из рук бесполезную рукоятку, кожаная оплетка которой сморщилась и начала обугливаться. Рука у меня покраснела, на ладони вздулись волдыри, но боли я не чувствовал, не до этого было.

— Ах ты гад! — завопил я. — Это был мой лучший меч!

Я рывком выхватил посох из рук черного колдуна и попытался переломить пополам. Но это оказалось не так просто. Силы, казалось, оставили меня, и я не мог даже согнуть дубовый посох. Тогда я просто упер его одним концом в пол и переломил ногой. Что тут началось! Весь замок тряхнуло, меня отбросило назад и ударило спиной о книжные полки. С полок посыпались книги. Какой-то внушительный том упал прямо мне на голову, и я ненадолго потерял сознание.

Когда я пришел в себя, в библиотеке висел сизый дым и царил беспорядок. Я выбрался из-под груды книг, зажег факел и осмотрелся. Книга, свалившаяся мне на голову, имела довольно плачевный вид. Ее деревянная обложка, обтянутая кожей, сломалась пополам и стала похожа на крышу деревенской хижины. «Ну и голова у меня! — искренне удивился я. — Доска толщиной в палец переломилась, как щепка, а ей хоть бы что, только слегка побаливает». Я взял в руки книгу. Тонкая кожа с внутренней стороны обложки прорвалась, и из прорехи торчал кончик тонкой рейки и краешек свернутого трубочкой пергамента. В книге оказался тайник. Я аккуратно вытянул рукопись, постарался придать переплету первоначальный вид, поставил книгу на полку и развернул пергамент. Часть пергамента занимала карта какой-то незнакомой мне местности, расположенной где-то в горах, а все остальное свободное место на этом кусочке кожи было вдоль и поперек испещрено мелкими эльфийскими рунами, очевидно, пояснениями к карте. «Опять эльфийские сокровища, — поморщился я. — Ладно, займусь, когда будет особенно скучно, если Энди найдет время, чтобы перевести всю эту белиберду». Я без особенного почтения сунул карту в карман и еще раз внимательно огляделся. Мне хотелось найти и подобрать волшебный кристалл, чтобы отдать Энди, но кристалла нигде не было. Внезапно откуда-то из коридора до меня донесся гневный голос черного колдуна:

— Мало того, что ты ослушался меня, придя в библиотеку, так ты дважды ослушался, общаясь с принцем! Я же запретил тебе даже думать о нем. Держись от него подальше, пока не пройдешь посвящение. Даже трезвый Рикланд опасен для окружающих, а уж пьяный — это вообще стихийное бедствие! Как я теперь объясню королю, что это землетрясение вызвано не мной, а его безрассудным наследником, который по собственной глупости чуть не разрушил весь королевский замок? Ладно, пойду к королю, если он еще не спит, а ты возвращайся в башню и учи «Тридцать девять обрядов церемонии посвящения». Не говори глупости, не может человек так быстро это выучить! Ладно, вернусь от короля, проверю!

Я стремглав выскочил из библиотеки, но коридор был пуст.


Глава 3 ДУШЕВНАЯ ТРАВМА | Произвол судьбы | Глава 5 ОБЕЩАНИЕ КОРОЛЯ