home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



40

На сей раз входная дверь была приоткрыта. Ньеман вошел и сразу повернул направо, к застекленной веранде. Полумрак. Тишина. На столе – причудливые силуэты оптических приборов. Полицейский вытащил револьвер и, сжав его в руке, обошел кабинет. Никого. Только тени деревьев по-прежнему исполняли свой судорожный танец на прозрачной стене и на полу.

Ньеман направился в жилую половину дома. Заглянул на ходу в приемную, где царил мрак, пересек вестибюль, отделанный мрамором; подставка у входа щетинилась тростями и зонтами с роговыми и костяными ручками. Оттуда он прошел в гостиную с тяжелыми портьерами и массивной мебелью; за ней обнаружилось несколько старомодных спален с монументальными деревянными кроватями. Никаких следов борьбы. Никаких следов бегства. Не выпуская из руки револьвер, Ньеман поднялся на второй этаж и вошел в маленький кабинет, пропахший паркетным воском и сигарным дымом. Там, на потертом коврике, стояли рядком дорогие кожаные чемоданы с позолоченными замками.

Полицейский шагнул вперед. Он всей кожей чувствовал здесь угрозу и смерть. В небольшом круглом окне метались под разъяренным ветром верхушки старых деревьев. Ньеман прикинул, что окно должно находиться как раз над застекленной верандой. Он резко распахнул его и бросил взгляд вниз, на прозрачную крышу.

Кровь застыла у него в жилах. В стеклянных, забрызганных дождем квадратах он увидел отражение тела Шернесе. Раскинутые руки, плотно сжатые ноги – поза распятого. Призрак мученика в зеленоватой стеклянной глубине.

С трудом подавив рвущийся из горла крик, Ньеман еще несколько мгновений созерцал жуткий образ, пытаясь определить, где же на самом деле находится тело. Внезапно он понял и, высунувшись из окна, взглянул наверх. Труп висел прямо над его головой.

Эдмон Шернесе, отданный на волю сырого ветра, был распят на стене, как ужасная статуя над вратами ада.

Комиссар выбежал из кабинета, разыскал лестницу и взлетел по узким деревянным ступенькам на чердак. Там было слуховое оконце, из которого ему удалось выбраться на крышу. И здесь, вцепившись в водосточную трубу, он смог рассмотреть вблизи тело Эдмона Шернесе.

На лице покойника не было глаз. В пустые глазницы хлестал дождь. Широко раскинутые руки заканчивались окровавленными культями. Тело сплошь опутывал блестящий крученый провод, натянутый так туго, что он глубоко впивался в мускулистую смуглую плоть. Ньеман стоял, не чувствуя, как холодные струи секут его по лицу, и подводил итоги.

Реми Кайлуа.

Филипп Серти.

Эдмон Шернесе.

Догадки одна за другой обрушивались на него, как порывы ветра, тут же превращаясь в твердую уверенность. ПЕРВОЕ: убийства совершал не маньяк-гомосексуалист, зациклившийся на внешности своих жертв. ВТОРОЕ: это был не психопат-душегуб, уничтожавший случайных невинных людей в очередном приступе ярости. И, наконец, ТРЕТЬЕ: речь шла о холодном, беспощадном монстре, о похитителе самого сокровенного – биологических примет человеческой личности, и его толкал на убийства конкретный мотив – жажда мести.

Ньеман вернулся на чердак. В затихшем мертвом доме слышался только один звук – смятенное биение его сердца. Он знал, что поиски еще не закончены. Этот кошмар должен был получить свое логическое завершение: где-то здесь находилось тело Жуано.

Ибо за несколько часов до того, как быть убитым, Шернесе убил сам.


* * * | Пурпурные реки | * * *