home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



22

Небо снова нахмурилось. Большой Пик Белладонны высился под облаками, как грозный черный вал, застывший в каменной неподвижности. Его склоны, покрытые щетиной чахлой растительности, таяли у вершины в белесой дымке. Тросы подвесной дороги выглядели издали тоненькими вертикальными ниточками на фоне снегов.

– Я думаю, что убийца поднялся туда вместе с Реми Кайлуа, когда тот был еще жив. Должно быть, они сели в одну из этих кабинок. – Ньеман улыбнулся. – Опытному альпинисту ничего не стоит включить фуникулер в любое время дня и ночи.

– Почему вы так уверены, что они поднялись наверх?

Фанни Ферейра, молодой преподаватель геологии, выглядела великолепно: ее лицо в обрамлении капюшона лыжной куртки сияло юной свежестью, вьющиеся волосы трепетали надо лбом, светлые глаза ярко блестели на смуглом лице. Ньеману нестерпимо хотелось вонзить зубы в эту лакомую сочную плоть. Он ответил:

– У нас есть доказательство того, что тело убитого побывало на леднике на вершине горы. Интуиция подсказывает мне, что гора эта – Большой Пик, а ледник находится в Валлернском цирке. Потому что именно с этой вершины хорошо видны и университет и город. Потому что именно в этом леднике берет начало река, которая внизу протекает вдоль кампуса. Мне кажется, убийца спустился затем в долину по этой реке, погрузив тело в «Зодиак» или другую лодку того же типа. И, спустившись, затолкал труп в углубление скалы так, чтобы он отражался в воде...

Фанни настороженно оглядывалась. Рядом с кабинками фуникулера суетились жандармы. Их воинственный вид добавлял нервозности окружающей обстановке. Девушка упрямо возразила:

– Может, вы и правы, но мне все-таки непонятно, при чем тут я.

Комиссар снова улыбнулся. Облака медленно ползли по небосклону, словно похоронная процессия, провожающая солнце в последний путь. Комиссар тоже облачился в теплую куртку, стеганый комбинезон и крепкие альпинистские ботинки.

– Очень просто: я собираюсь вознестись туда в поисках улик. И мне нужен проводник.

– Что?

– Я хочу обследовать Валлернский ледник, чтобы найти доказательства моей гипотезы. И тут требуется эксперт – вот почему я подумал о вас. Вы же сами говорили, что знаете эти горы наизусть.

– Я отказываюсь.

– Ну, будьте умницей. Я ведь могу привлечь вас к этому делу как свидетеля. Могу просто-напросто заставить служить мне гидом. Я знаю, что у вас есть удостоверение инструктора по альпинизму. Так что не упрямьтесь. Мы сядем в вертолет и облетим цирк с его ледниками, это займет всего несколько часов.

Ньеман сделал знак жандармам, которые складывали рядом с ними на пригорке объемистые непромокаемые мешки.

– Это снаряжение для нашей экспедиции. Если хотите проверить, то...

– Но почему именно я? – опять спросила девушка, упрямо нахмурившись. – Любой жандарм сделал бы это ничуть не хуже. – И она указала на полицейских. – Разве вам не известно, что они занимаются спасательными работами в горах?

Комиссар нагнулся к ней.

– Ну ладно, тогда давайте предположим, что я решил вас закадрить таким оригинальным способом.

Фанни испепелила его взглядом.

– Комиссар, не прошло и суток, как я обнаружила труп, засунутый в скалу. Затем меня вызвали на несколько допросов, и я потеряла массу времени. Так вот, на вашем месте я бы поостереглась изображать из себя деревенского ухажера.

Ньеман пристально разглядывал свою собеседницу. Забыв на минуту об убийстве и мрачной атмосфере следствия, он наслаждался красотой этой сильной неукротимой женщины. Фанни повторила, сложив руки на груди:

– Так почему же все-таки я?

Комиссар подобрал с земли сухую, одетую мхом ветку и нервным жестом согнул ее.

– Потому что вы геолог.

Фанни недоуменно подняла брови. Теперь на ее лице было написано удивление. Ньеман продолжал:

– Согласно анализу воды, найденной в глазницах убитого, она относится к периоду шестидесятых годов. Эта вода содержит следы промышленных выбросов, каких в наши дни уже не существует. Частички отходов, выпавших больше тридцати пяти лет назад. Понимаете, что это значит?

Молодая женщина казалась заинтригованной, но хранила молчание. Ньеман присел на корточки и начертил веткой на земле несколько параллельных линий.

– Я навел справки. Атмосферные выбросы каждый год оседают в ледниках слоями толщиной примерно двадцать сантиметров каждый. И эти слои сохраняются там навсегда, это как бы ледяной архив нашей эпохи. Следовательно, тело убитого побывало на одном из таких ледников, и эта вода из прошлого осталась в его глазницах.

И он взглянул на Фанни.

– Я хочу побывать на этих ледниках, Фанни. Хочу спуститься в какую-нибудь расщелину, где застыли эти стародавние осадки. Я уверен, что убийца прикончил свою жертву именно там. Или пронес ее через те места. И мне нужен специалист, который сможет найти трещину, содержащую слой того льда.

Фанни опустилась на одно колено и внимательно посмотрела на рисунок Ньемана. Тусклый, серый дневной свет подчеркивал сияние ее прозрачных глаз. Трудно было определить, о чем она думает. Наконец она прошептала:

– А что, если это ловушка? Если убийца просто вложил в глаза эти ледяные кристаллы, чтобы заманить вас в горы? Эти слои льда, о которых вы говорили, находятся на высоте трех с половиной километров – прогулка не из простых. Там, наверху, вы потеряете много сил и можете стать легкой добычей...

– Я думал об этом, – признался Ньеман. – Но тогда я получу доказательство, что убийца шлет нам свое «послание», хочет, чтобы мы туда поднялись. И мы поднимемся. Известны ли вам такие расщелины на Валлернском леднике, где можно найти эти старые слои?

Фанни коротко кивнула.

– Сколько их?

– На этом леднике только одна, но необычайно глубокая.

– Прекрасно. Есть ли у нас с вами шанс спуститься туда?

В небе зарокотал вертолет. Гул близился, трава пригнулась и пошла волнами, почва вздрогнула под тяжестью опустившегося на землю аппарата. Офицер повторил:

– Есть ли у нас такой шанс, Фанни?

Девушка окинула взглядом бешено вращавшиеся лопасти и задумчиво провела рукой по своим курчавым волосам. Ньеман посмотрел на ее нежный профиль, и его пронизала приятная дрожь. Фанни улыбнулась.

– Ну если только покрепче привязать вас, господин комиссар.


предыдущая глава | Пурпурные реки | cледующая глава