home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Звезда мировой величины


Второй месяц Кайл жил в резиденции «Longevity and Prosperity». Вообще-то он не любил однообразие и предпочитал менять место жительства так же часто, как рубашки, но на этом настоял начальник службы безопасности, а Голицыну Кайл доверял даже больше, чем себе.

Второй месяц актер получал по почте странные посылки. Точнее, посылки, адресованные «Кайлу лично в руки, будь ты проклят, мерзавец», получал Борис Игнатьевич, но именно эти посылки стали причиной «затворничества» Кайла в «L&P».

Посылки всегда были одинаковыми: черная картонная коробка в форме гроба, а внутри популярная детская игрушка кукла Lolly: голая и измазанная чем-то липким и красным. Кайл дважды видел кукол в гробу, но они не произвели на него впечатления, а вот Голицын напротив, насторожился и буквально запер своего звездного нанимателя в загородной резиденции.

Поместье как нельзя лучше подходило для обороны. Практически неприступное оно было окружено высоким забором, сотней видеокамер и охранялась десятками охранников в бронежилетах под широкими цветастыми гавайскими рубашками.

Кайлу подобные меры безопасности казались чрезмерными, но Голицын резонно заметил, что лучше перестраховаться. Может, отправитель посылок обычный сумасшедший, которые толпами ходят за знаменитостями, выпрашивая автограф, кусок рукава или мочку уха любимца, а может, это настоящий зверь — опасный и непредсказуемый.

В любом случае, Кайл оказался практически заперт в поместье и, следуя советам Бориса Игнатьевича, покидал его только на время съемок, где из-за обилия охраны чувствовал себя таким же пленником, как дома.

— Эй, кто-нибудь! Принесите мне чаю!

С самого утра у Кайла было отвратительное настроение.

Проснувшись, он не обнаружил на кофейном столике свежего ананаса, сок которого, как полагал суперзвезда, способствовал омоложению организма. Погода не радовала солнцем и теплом, небо затянуло тучами, вот-вот должен начаться мелкий противный моросящий дождь, а бледной коже Кайла требовался солнечный свет, иначе она приобретала оттенок сырого картофеля, становилась землистой и уже не походила на кожу молодого тридцати двух летнего красавца. Третьей причиной отвратительного настроения явилось отражение в зеркале.

Кайл практически прижался носом к стеклу и постарался не дышать, чтобы зеркало не запотело. Волосы, обычно черные и блестящие, уложенные лучшим стилистом страны, топорщились в разные стороны — перед сном он забыл надеть сеточку, и это еще больше расстроило молодого мужчину. Глаза, в лучшие дни сверкающие ярче аметиста в кольце Голицына, сейчас казались просто черными дырами. Нос… на носу появилось подозрительное красное пятнышко. Не подвел только подбородок — небритый, зато волевой и упрямый, такой, какой нравится женщинам.

За спиной раздался негромкий стук.

— Да!

Дверь открылась, чьи-то крадущиеся шаги приблизились к столику у окна, послышался звук льющейся воды, и не вовремя покрасневший нос кинозвезды почувствовал фруктовый аромат.

Мужчина не обернулся, чтобы поблагодарить слугу, он даже не поинтересовался, кто именно принес чай, только поморщился — его отвлекли от важного занятия.

Когда шаги стихли, и едва слышно скрипнула закрывающаяся дверь, Кайл оторвался от зеркала и сел за столик. Здесь все было, как он любил: крепкий черный чай с добавлением фруктов, вазочка элитного печенья «ЛяБемО'ль», веточка корицы для аромата, идеально белые и отглаженные льняные салфетки с фамильной монограммой, свежая газета и карточка с тисненым профилем Кайла и напоминанием дел на сегодня.

Сначала актер отпил из чашки, а потом бросил беглый взгляд на карточку:


11.40 — видеоинтервью для журнала «Люди века»

13.00 — ознакомительная поездка в «Школу подготовки охраны»

18.30 — встреча с представителями «Компани индастрис» по поводу рекламы нового фильма

20.00 — Голицын Б.И.

21.30 — Анастасия Стасюк


— Интервью. До чего же ненавижу этих умников из прессы! Ладно, потерплю, это для дела. Так. Поездку в «Школу» отложим, нет настроения. С «Компани индастрис» пусть Голицын разговаривает, заодно доложит о результатах, когда придет. А кто такая Анастасия Стасюк?

Кайл снова отпил из чашки и занюхал фруктовый аромат корицей.

У него было много женщин, а лучше сказать, у него были сотни женщин: Анны, Марии, Натальи, Берты, Моники, Катерины… все одинаково красивые, длинноногие, пышногрудые и яркоглазые. Одинаково жеманные, хихикающие над всеми его даже самыми плоскими и неудачными шутками, готовые в любой момент снять одежду и вознести своего кумира к облакам. И появление неизвестной Стасюк, осмелившейся без предварительной договоренности записаться на прием, вызвало лишь раздражение.

— Ладно, так и быть, если меня не слишком утомит Голицын, посмотрю на эту Анастасию. Интересно, что ей надо?

Кайл поморщился. Он не любил сюрпризы, а тем более сюрпризы, связанные с женщинами. Пару лет назад он убедился, что от женщин не стоит ждать ничего хорошего, кроме, разумеется, секса. Секс — это хорошо. Женщины — плохо, они слишком непредсказуемы, капризны и взбалмошны. Увы, секс без женщин существовать не может. По крайней мере, для Кайла.

Допив чай, актер наскоро привел себя в порядок, надел легкие брюки и белую шелковую рубашку, сбрызнул дорогими духами виски и спустился к завтраку.

Первый этаж поместья оказался необычно, для столь раннего часа, оживлен. В большой гостиной суетились незнакомые Кайлу люди. Бородатый мужчина неопределенного возраста в джинсах и кожаном жилете поверх синей рубашки устанавливал осветительные приборы, женщина в короткой до неприличия юбке и топике, сшитом из куска ткани вряд ли больше носового платка, сидела на диване.

— Левее, Олег, еще левее.

Третий человек — высокий худощавый мужчина с рыжими кудрями до плеч — колдовал над видеокамерой на треноге. Полуобнаженная женщина с ярко накрашенными губами поминутно отбрасывала со лба светлую челку, обращаясь то к оператору, то к осветителю:

— Если он сядет здесь, нос будет отбрасывать некрасивую тень.

— Ты учти, он немного выше тебя.

— Все равно свет падает под неправильным углом. Мне лучше подвинуться еще левее.

— Тогда выйдешь из кадра.

— Поверни немного камеру.

Кайл поморщился и с невозмутимым видом прошествовал мимо журналистов.

— Кайл, мы уже готовы!

— А я нет. К тому же до назначенного времени еще полчаса. А я не завтракал.

Мужчина проследовал на кухню. Обычно он завтракал именно в гостиной, но раз там сегодня занято, придется обойтись просторной и светлой, но холодной и пустой кухней. Вот тебе и еще один повод не любить журналистов. Но, к сожалению, слава и журналисты ходят, взявшись за руки. Разлучить парочку невозможно без неприятных последствий для первой. А этого Кайл допустить не мог.

Есть не хотелось. Суперзвезда бросил взгляд на накрытый стол с яичницей и гренками, заглянул в холодильник, немного постоял у окна, глядя на серые и мокрые, похожие на старые половые тряпки, тучи, и вздохнул. Стоять в холодном пустом помещении ничем не лучше беседы с журналистами. Отделаться от второго он не мог, поэтому предпочел избавиться хотя бы от первого. Раз уж пропал аппетит, пусть пропадает и все остальное.

Кайл вышел в гостиную. Журналисты снова засуетились. Кудрявый включил видеокамеру, осветитель напрягся в ожидании, когда интервьюер опустится на диван, а полуобнаженная дамочка, почмокав ярко накрашенными губами, широко улыбнулась. Кайлу показалось, еще немного, и он сможет увидеть ее гланды. Он опустился на диван и дал себе слово быть равнодушным и сонным. А эти пусть прыгают.

— Скажите, — дамочка и правда была готова прыгать, а точнее, выпрыгнуть из остатков одежды, — а это правда, что в новом фильме вы будете играть импланта?

Кайл лениво кивнул:

— Вас это смущает?

— Нет, нет, — торопливо закачала головой репортерша, — вы ведь и сами имплант?..

Кайл был имплантом, но он проигнорировал этот вопрос. Причин тому несколько. Во-первых, каждой звезде положено иметь за душой пару-тройку скелетов в шкафу, тайн, сюрпризов, которые будут возбуждать в публике интерес к его персоне, а когда популярность пойдет на спад, раскрытие секрета послужит хорошим катализатором и хотя бы на время вернет былую славу. Во-вторых, Кайл знал, как относятся к имплантам, и не хотел, чтобы на его славу легла хотя бы микрочастица этого негатива. Он был Супер: суперзвездой, суперлюбовником, супермужчиной, суперактером, супервсечтоугодно, и не желал думать, что всему этому он обязан пластической хирургии и имплантатам в собственном организме.

Дама в топике удобнее устроилась на диване и кивнула оператору, и тот включил камеру.

— Добрый вечер, дорогие читатели журнала «Люди века». С вами я, Анастасия Стасюк. Мне выпал счастливый случай сидеть на одном диване с Кайлом, задавать ему вопросы и наслаждаться его мужественным профилем и сексуальным голосом.

Кайл ответил на эту белиберду широченной улыбкой, а про себя подумал, что сегодня в 21.30 у него образовалось свободное время. Женщин Кайл видел насквозь. Порой, для составления предварительного мнения о человеке, ему хватало пары минут, и мнение это обычно оказывалось верным. Вот и сейчас, увидев одежду Анастасии, броский макияж, понаблюдав за ее движениями, мимикой и услышав голос, он понял, что ни за какие гонорары не будет вечером встречаться с Анастасией — пронырливой журналисткой, вульгарной и самовлюбленной дурой.

— Расскажите о вашем последнем фильме.

— Вы слишком рано ставите на мне крест, — Кайл развел руками, приглашая зрителей посмеяться. — Ни о каком «последнем фильме» речь не идет. Напротив, я бы назвал эту картину первой в длинной череде продолжений и аналогов. Трехмерное пространство, эффект присутствия, ароморяд. Это будет лучший фильм, который когда-либо выходил на большом экране.

Анастасия захихикала:

— А вы самоуверенны.

— Иначе и быть не может, дорогуша. Я — супер, и у меня все супер.

— Так что же это за фильм?

— Я только скажу предварительное название, и вы все поймете: «Командор».

— Боже! Неужели вы будете играть этого легендарного человека?!

Кайл кивнул. Он остался удовлетворен эффектом от сказанного.

— Командор — незаурядная личность, герой и первопроходец, можно сказать. Первый имплант-охранник…

— Не нужно, — звезда поморщился, — все и без вас знают, кто такой Командор. Однако я не собираюсь оставлять зрителей без сюрприза. Я привнесу в этот образ новые черты. Это будет не совсем тот Командор, о котором написано в энциклопедиях.

Журналистка оживилась, но Кайл замолчал. Он ждал, когда дамочка начнет прыгать.

— Расскажите читателям журнала «Люди века» о съемках. Я слышала, они будут проходить прямо в городе?

— Да. Частично в городе, в моей киностудии «МегаСтар», а частично в «Школе подготовки охраны» и некоторых других местах, о которых сейчас говорить не следует.

— Ах! «Школа подготовки охраны»! Дорогие читатели, это то самое место, где Командор учился владеть своим телом. Кайл, вы уже видели испытательный полигон?

— Пока нет. До конца съемок еще месяц, я успею туда наведаться, а пока мы снимаем в студии. Без ложной скромности скажу, это будет настоящая бомба. Она взорвет умы обывателей и заставит по-новому посмотреть на имплантов.

— Замечательная новость. Еще один вопрос: в «Матрице» вас видели с юной блондинкой. Кто она? Ходят слухи, что девочке еще нет и восемнадцати.

Кайл, улыбаясь, демонстративно посмотрел на часы.

— К сожалению, у меня назначена еще одна встреча.

— Последний вопрос!

— Меня еще лет пятьдесят будут мучить вопросами, и уж не знаю, к счастью ли… ваш вопрос будет далеко не последним, так что вынужден попрощаться.

Кайл подмигнул в объектив и вышел в сад.

В гостиной разберутся без него, а ему нужно хотя бы чуть-чуть подышать свежим воздухом, пусть даже на улице так и не закончился мелкий противный холодный дождь.



* * * | Импланты | * * *