home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Лиссаэль, маг огня

Действительно, с показательного выступления главного злодея нас потащили не в подвалы, а на третий этаж, где в одной из комнат, драпированной багровыми гобеленами, меня равнодушно ощупал какой-то узколицый тип с нервно подрагивающим веком. Темная мантия с серебряным узором из переплетенных змей скрывала тощую фигуру. Чьи это эмблемы? Я знаю… Безучастно позволив черному целителю делать свое дело, отстраненно наблюдала за тонкими легкими пальцами, скользящими по коже мерзнущих рук. Амулет силы, висящий у него на шее, тускло засиял, когда магия смерти покидала его, трансформируясь в нечто, способное уничтожить меня в любой момент. Слабо трепыхнулась, пытаясь избежать прикосновения черной силы. Мой огонь! Он же погаснет… Пальцы заледенели еще больше, хотя казалось, что дальше уже некуда, но боль в ребрах прошла. Ожоги на шее тоже престало саднить. Сглотнув, заворожено уставилась в глаза человека (человека ли?), залитые бездонной тьмой.

— С-следующий…

Зомби — прислужник отволок меня в сторону, а перед черноглазым предстал алхимик. Он бессильно провис на руках двоих сопровождающий и даже не сопротивлялся, когда бледные тонкие пальцы коснулись его висков. Только глухо застонал, приоткрыв мутные от боли глаза. Воин же попытался отшатнуться и, получив тычок в спину от стоящего сзади живого стража, упал на колени. Цепкие пальцы схватили его за копну волос, заставив поднять голову. Не обращая внимания на гримасы ронийца, пытающегося изобразить героя и не поддаться злым чарам, черный сделал свое дело. Быстро и безупречно…

Мне же было все равно, странное равнодушие поселилось где-то в глубине души. Убьют, не убьют, отпустят… зачем куда-то идти, когда можно лечь на эту лавочку и закрыть глаза. Резкий тычок привел меня в чувство. С трудом поняла, что это губительное безразличие последствие исцеления. Магический голод. Несовместимость энергий… да, я огонь и свет, а целитель это тьма и смерть… а о том, чтоб трансформировать накопленное, он даже не подумал. А я… У меня нет доступа к силе, чтоб облегчить скопившуюся в груди тяжесть, поедающую меня изнутри… изменить… истощение грозило поглотить меня целиком, не оставляя возможности для возвращения. Стиснув руки, попробовала хотя бы согреться. Бессмысленно…

Нас вели по темному безлюдному коридору. Гулко громыхали кандалы, цокали подошвы сапог, шелестел безумный сквозняк… оцепенение все больше охватывало тело, и я уже сомневалась, смогу ли выполнить договоренность. Смогу ли дожить?… может, это была жестокая шутка, дарящая ложную надежду?… не думать об этом… не думать… Ноги начали заплетаться, когда нас троих втолкнули в просторное помещение, где, о радость, был камин и слабо тлеющие в нем угли давали хоть каплю тепла.

Нервно трясясь, бросилась к огню. Замерла, скорчившись у решетки, не обращая внимания на спутников. Краем уха уловила, что стража, живая и мертвая, нас покинула. Воин, бренча кандалами, попытался выломать дверь. Безуспешно… я скривила губы в усмешке. Ремеш с силой навалился на створки, они неожиданно распахнулись и он выпал прямо под ноги какого-то некроманта. На миг мне показалось, что это Великий Магистр Мерль, но нет, просто похож… Тоже неприметный, зеленоглазый, в черной мантии свободного покроя. Вот только он зло, зло в чистом виде. Нерациональное, почти безумное зло. Откуда я это взяла? Не знаю… что-то в посадке головы, в движениях, в глазах… Алхимик, сглотнув, совершенно машинально встал на линии огня, прикрывая мою жалкую фигурку.

По знаку магистра двое сопровождавших его адептов подняли обездвиженного воина и зашвырнули внутрь. Окинув нас презрительным взглядом, будто мы жалкие, недостойные его внимания блохи, некромант отвернулся. Правда, на миг мне показалось, он заинтересовался мною, но… обошлось.

— Подготовьте их как следует, — и неторопливо двинулся дальше, продолжая отдавать распоряжения, — выставьте тут полную пятерку охраны. А где остальные?

— Дальше по коридору… — подобострастный, испуганный голос сопровождающего.

Дверь захлопнулась. Скрежет засова.

И Свист, шипя сквозь зубы, осел на пол, в отчаянии обхватив голову руками.

— За что?? — простонал он. — За что?! Мой Бог…

Я невольно усмехнулась дрожащими губами. Вот оно, осознание… а я уже прошла эту стадию, и горечь в душе сидит мерзлым комком, а не выплескивается бессильными слезами…

Ремеш, кряхтя, поднялся, окинул отчаявшегося Свиста недовольным взглядом.

— Не такой смерти я для себя хотел, — заметил он как-то слишком флегматично.

— А как-кой? — спросила, едва не прикусив язык. Хоть как-то надо обозначить для себя, что я еще жива и борюсь…

Ответил алхимик:

— Он хотел героической смерти… а я, я вообще не хочу умирать! Мой бог…

— Бог тут тебе не поможет! — резко оборвал северянина воин. — Может, стоит облегчить нашу участь? Я могу… — он выразительно поиграл мышцами.

Убить нас? Чтоб мы не достались некромантам? Желай я смерти… может быть, сочла бы такую возможность избежать Звезды Хаоса за удачу, но я хочу жить… И надежда еще теплится в глубине души. Прошу, боги, пусть этот некромант сдержит свое обещание… Северянин окинул нас полубезумным взглядом, почти соглашаясь. Ему, истовому единобожцу, самоубийство казалось грехом. А предстоящее страшило так сильно, что простая смерть от руки товарища казалась благом. Я потрясла головой, сбрасывая оцепенение, и засунула ладони подмышки. Не для того я согласилась на предложение магистра, чтоб погибнуть от меча, то есть удавки, если не друга, то хотя бы соратника…

— Х-хватит уж! Еще не окончена ночь, и утро еще нескоро наступит… все может из-змениться…

Как я на это надеюсь! До боли в прокушенной губе, до звона в ушах. А вот товарищи по несчастью смотрят на меня как на сумасшедшую. Не верят. Их право! Но свой шанс на сомнительную честь умереть легко я менять не собираюсь. Мой шанс… шанс… шанс…

— Не хочешь? Не могу тебя винить… — почему в голосе такая снисходительность? Может, он думает, что я слишком глупа и не понимаю, что нас ждет? Понимаю… и получше некоторых. Я ведь какой-никакой маг.

Проваливаясь в забытье, услышала скрип двери, звуки шагов, лязганье, стук. Кто-то вошел… легкое оцепенение завладело телом. И голос:

— Что бы все съели, иначе накормим насильно…

Шаги… Тишина…

Ждать, ждать, ждать… жить…

Аромат какого-то варева, медленно распространяющийся по помещению, вырвал меня из опасной дремы. Нервно вздрогнув, уставилась на неглубокую миску, полную серой жижи. Опять! Но теперь, всесторонне обдумав свое положение, брезговать едой не стала. Подняв голову, посмотрела на ребят, мрачно сидящих по углам. Хрипло прокашлялась и сказала:

— Вы бы поели, а?

— И не подумаю, — буркнул воин.

— Доставлять радость некромантам — ни за что! — из противоположного угла согласно подал голос алхимик. Именно его рубашка покоилась на моих плечах.

— Как хотите, — равнодушно пожав плечами, запустила руку в миску. Зажмурившись, проглотила… терпимо. Кисло, но терпимо… Я ведь хочу уйти отсюда? И из империи этой… Да, а потому нужно кушать… Так я себя уговаривала и глотала, глотала…

Полюбовавшись на мое перекошенное, страдальческое лицо, соратники мрачно переглянулись, а в глазах у них зажглись нехорошие огни.

— Ты что-то знаешь? — вкрадчиво поинтересовался воин, подходя ко мне.

Я не обратила на его слова внимания, прислушиваясь к тому, что происходит внутри меня. Мелкая дрожь начала утихать, холод медленно отступал… кажется чужеродная энергия так сказать, медленно переваривается… Покачала головой, не желая говорить.

— Куда тебя на самом деле водили? — подступил с другой стороны алхимик, в голосе которого уже не было сочувствия, а только подозрительность.

— Что тебе сказали? Предложили? Что?! — Ремеш вздернул меня вверх и встряхнул. — Что с тобой сделали, магиня?

— Ничего… — прошептала я, сдувая с лица волосы.

— Может быть, расскажешь? — чуть брезгливо морщась, алхимик погладил меня по спине.

Я дернулась вперед и вниз, выскальзывая из захвата воина и подхватывая с пола миску. Размахнулась и заехала ей в лицо Свисту.

— Не тронь меня! — из пальцев посыпались черепки.

— С-с-с-сволочь! — прошипел алхимик, прижимая руку к лицу. — Глаз!

— А чего переживать, завтра все равно умреш-шь! — не отстала я.

— Успокойтесь, оба, — пресек нашу нелепую ссору Ремеш, — ты была у Повелителя, я правильно понял?

Киваю, прижавшись спиной к стене.

— И не хочешь рассказывать о том, что там произошло?

Снова киваю. И обессилено сползаю вниз. Снова хочется плакать… Что произошло? Да если бы знали!

Хватит уж жалеть себя, соберись! Ты же Лиссаэль Огненная, у тебя есть все шансы убраться отсюда… и отомстить. А все остальное… уважение, признание, грядущая ненависть…. Не важно. Переживу. Одергивая себя таким образом, принялась ощупывать ошейник, что хоть чем-то заняться. Не снимается… по краям полосы из зачарованного серебра выгравирован затейливый узор. Заклинание, блокирующее ауру, встроено прямо в основу металла… Даже если его снять. Еще больше суток я не смогу колдовать…

Почему-то вспомнился Шаен, такой, каким он был еще месяц назад. Спокойный и рассудительный, умелый воин и маг… Он навсегда останется здесь, лишенный права перерождения. Никто не даст ему второго шанса. Погибшие здесь навсегда лишаются этого права. Единственный, кто был ко мне если не добр, то, по крайней мере, равнодушен… Как глупо!

Снова шаги… Воин замер у двери в пустой надежде вырваться отсюда. Дверь распахнулась, и в комнату шагнули зомби, на лету подхватывая попытавшегося атаковать Ремеша. Некромант, удивительно похожий на магистра, скользнул внутрь, и я поморщилась… От него отчетливо несло мертвечиной.

Огляделся. Небрежно махнул рукой, отчего тело скрутило судорогой.

— Ай — ай — ай! Не покушали? Регир, Мароя!

В комнату скользнули синекожие личи, подхватили с пола миски и неторопливо двинулись в сторону ребят, замерших под действием чар. С ловкостью, вызванной, вероятно, многолетней практикой, влили в горло бешено вращающему глаза алхимику похожее на кисель варево. Тощая костистая рука сжала горло и заставила сглотнуть. Воин, видя бесполезность сопротивления, смирился…

Некромант, от вида которого внутри меня все почему-то сжималось в комок ужаса, прошелся по помещению. Цокнул языком при виде осколков у камина. Посмотрел на меня, забившуюся под его колючим взглядом в самый дальний угол. Подобрав ноги, я пыталась оттереть с лица липкую паутину страха…

— Жаль, что Великий Магистр уже наложил на тебя свое клеймо, — пробормотал он, — ну да ладно, ритуал я буду проводить лично… Красавица… — и вышел, неодобрительно покачав головой.

Облегченно выдохнув, несколько злорадно посмотрела на перекошенные лица ребят.

— Ну что, гордые, получили?

Чего это я такая злая?

Тишина, равнодушное ожидание… и за временем не уследишь, ибо окно нет, а единственный магический огонек под потолком остается все таким же тусклым и безжизненным.

Когда же? Неужели передумал? Нет… не хочу от этом думать. И чтобы заглушить зарождающееся отчаяние, глухую панику, холод и равнодушие, тихо-тихо завела песню…

Ту, что первой на ум пришла…

Семеро героев отправились в поход,

Злодеев сокрушить и местью насладиться.

Один упал с обрыва

И их осталось шесть.

Шестеро героев пошли быстрее дальше,

С победой чтобы по-быстрому вернуться.

Один изволил влюбиться,

И их осталось пять.

Пятеро героев поплыли бы на лодке,

Но лодка прохудилась,

И их осталось…

Одна из стен неожиданно бесшумно отодвинулась в сторону, и я поперхнулась следующим куплетом. Скользнувшее в комнату пропыленное нечто мало напоминало Повелителя Темной Империи. Чихнув, некромант заявил:

— Хорошо поёшь!

С трудом поднявшись на затекшие ноги, прохрипела:

— Ошейник снимите.

— Чуть позже. Собирайтесь, — и удивленно покосился на настороженно замерших в противоположном углу ребят, явно собирающихся поднять крик, — та-ак, и чего мы ждем? Рассвета?

Я истерически хихикнула. Это, правда, смешно! С запутавшейся в волосах паутиной, осунувшийся и недовольный, он ничуть не напоминал Великого Магистра, объявившего совсем недавно войну целому миру. А после того, как нас посетил тот … Мерль казался просто душкой! Некромант посмотрел на меня скептически, подошел ближе, взял за подбородок и внимательно посмотрел в глаза. Вздохнул, подняв лицо к потолку.

— Познакомилась с магистром Арелем? Н-да… стандартная реакция! Хочешь продолжить близкое с ним общение? Могу оказать тебе эту услугу.

Мотаю головой. Вот уж чего категорически не желаю.

— Так пойдем…

— Куда это? — вскинулся Свист. Ошеломленный, он протирал лицо, пытаясь изгнать непонятное видение.

— По домам, — флегматично пожал плечами зеленоглазый, и неожиданно спросил, — может, оставить их здесь? Представляешь, они не хотят уходить! Зря ты собой пожертвовала!

Гад! Я вскинулась и сделала шаг вперед. Да как он смеет намекать на такое! Некромант склонился в насмешливом поклоне:

— Только после вас. А вы, — неожиданно прищурившись, покосился на воина, и любезно улыбнулся, — если желаете пополнить когорту неудачников, лишенных права перерождения, можете оставаться. Вот только о вашем молчании мне придется позаботиться лично…

Он шевельнул пальцами правой руки, зажигая Огни Забвения. Воин сбледнул и шагнул назад. Свист хмуро сглотнул.

Я уже стояла в проеме хода, теряющегося где-то во тьме.

— Так вы идете?

— Ребята, правда, мы уходим отсюда.

— Но не все! — неожиданно возмутился Ремеш.

Я поморщилась. Алхимик прав, но не время спорить… На лице некроманта расплылась ехидная такая усмешка. Он вытащил из кармана дымчато-розовый неровный кристалл на цепочке и покачал его на пальце.

— Вот это, — назидательно заметил он, — ошибка. Вы уйдете отсюда все! Тем или иным способом. И если не хотите ножками, то могу устроить вам вот такие милые домики, — он выразительно крутнул кристалл.

Ошеломленно замерла, а затем нерешительно спросила:

— Это… души?

— Ну, разумеется. Кто я, по-твоему, красавица?

— Спасибо.

— Спасибом сыт не будешь! Услуга за услугу, милочка, — усмехнулся некромант, — ваша удача в моих интересах. Да и польза от твоего родича будет немалая. Быстрее решайте, господа, вы с нами, или…

Воин буркнул недовольно:

— Как будто у нас есть выбор! — и двинулся в проход.

— Выбор есть всегда, другое дело, что не все варианты понравятся именно вам. Нет, нет, я первый, а вы, неудачники, след в след! И побыстрее.

Проход оказался темный, пыльный и узкий настолько, что я задевала стены плечами. Не особенно широкоплечему некроманту неудобств проход не доставлял, но сзади доносились неразборчивые ругательства. Шли долго, петляли и плутали…

Потом были ступеньки, неожиданно высокие в полной темноте. После того, как я налетела на впереди идущего магистра, он соизволил зажечь огонек. Остановился, невнятно выругавшись, и свернул на одной из развилок вправо. Коснувшись выступающего камня, приказал:

— Быстро зашли, выбрали подходящее облачение и назад, — и тише добавил, — а то в жертвенных балахонах вы далеко не уйдете.

Я послушно протиснулась мимо, а Ремеш начал возмущаться. Но запнулся, наткнувшись на светящиеся в темноте глаза. Свист же, проникшись ситуацией, молча скинул балахон. Моя вынужденная отстраненность помогала, да еще настрой любой ценой вырваться отсюда. А ребята… они не понимали, что происходит, и оттого ерепенились… глупые, неужели они такие глупые…

Вещи были свалены неопрятными кучами.

— Что это за место? — пнув ком окровавленной одежды, валявшийся на полу, буркнул воин.

— Склад ученической прачечной, — ответил некромант, как оказалось, обладающий отличным слухом.

— Брр, — передернулся алхимик, натягивающий некромантский балахон.

Я торопливо подцепила плащик и какие-то непонятные штаны.

— А обувь? — опять возмутился воин.

— А я не сапожник! — хмыкнул некромант, и спросил меня, участливо так, — Может, все же оставишь этих здесь? Уж я найду им применение…

Я лишь вздохнула. Не сомневаюсь… Но нельзя… я же Светлая. Понимающую усмешку Магистра гордо проигнорировала.

— Закончили? Дальше шагаем, шага-аем!

И мы шли, довольно долго, вниз по ступенькам, потом по длинному, заросшему паутиной коридору. Завернули в еще одно помещение, где некромант велел забрать тяжелую сумку. Я торжественно вручила ее воину. Потом каменную кладку сменили деревянные панели, а затем и голая земля. Свист начал нервничать, вслух перебирая все известные ругательства. Идущий впереди магистр обернулся, зло блеснув глазами, и шикнул недовольно.

Уперлись в тупик, но некромант вытянул руку, касаясь поросшей корнями земли, и она раздвинулась, шурша и осыпаясь. Вышли в легкую осеннюю прохладу. Глубоко вдохнув, огляделась. Не верю… не верю… но вот она, воля! Холмы, за которыми скрывается столица Империи. Заросшие травой луга, полоса леса вдалеке, горизонт, уже занимающийся первыми отсветами зари.

Легкое покашливание вернуло меня к реальности. Мы еще не выбрались… Смотрю на магистра, который, недовольно морщась, ерошит волосы.

— Снимите ошейник…

— Ах, да, — он подошел, задрал мне подбородок, кончиками пальцев провел по металлу. Что-то прошептал, и зачарованное кольцо распалось на две половинки. Подхватив их, вручил мне со словами:

— На память о прекрасно проведенном вечере…

Я хмуро покосилась на ребят, замерших совсем рядом. Придется им многое объяснять… Боги, как не хочется! Но тут накатило… сила, свобода… магия хлынула сквозь меня, кружа голову и побуждая к безумствам. Подняла руки и… очнулась от резкой пощечины.

Некромант отступил на шаг и выставил щит от совершенно машинально зажженной мною огненной сферы.

— Очнись, красавица!

Впитав силу, буркнула:

— Извините…

— Что, не разу не блокировалась? — вздернув брови, некромант убрал мерцающую линию.

— Нет, магистр…

— А зря. Впредь, будь любезна, не столь ярко выражай свою радость по поводу освобождения. Советник по безопасности не зря свое вино хлебает! Но да ладно, это не мои проблемы… Какое счастье!

Воин и алхимик недоверчиво косились на происходящее, изображая барельефы на поросшем травой склоне. До них медленно доходило, кто вывел их из Оплота… Ненависть и раздражение сменились благоговейным страхом и недоумением… Как я смогла договориться с этим? Ох, длинных объяснений мне не избежать… Но это потом, а сейчас… Выжидающе уставилась на некроманта. Тот демонстративно хлопнул себя по лбу:

— Самое главное чуть не забыл!

И швырнул мне кристалл. Я едва успела поймать его. Теплый… живой. Полюбовалась на розовую дымку, повесила его на шею. Тонко улыбнувшись, магистр заметил:

— С его помощью минуете посты на границе с Озерным княжеством, отправишься в Ронию через Светлое, не заходя в эльфийский лес, на Геронийском перевале в трактире «Вольный охотник», найдешь хозяина, Риста Снежного, отдашь пакет, — он протянул сверток приличных размеров. И где прятал только?

— Хорошо…

— Это не все. Проследишь, чтоб почту отправили магическим посланником, с помощью вот этой штучки, — показал простое кольцо с печаткой в виде дракона, — не зарьтесь, — бросил в сторону моих спутников, — одноразовое. Красавица, может, все же, оставишь их мне?

— Ээ?

— Вот этих вот, — указал в сторону ребят, — как-то не хорошо они на тебя смотрят.

Качаю головой.

— Не стоит…

— Ну ладно, тем не менее, я прослежу за всеми вами, — пообещал некромант. — Берегите моего почтальона, — обратился он к Ремешу, — от этого зависят и ваши никчемные жизни.

Я как-то сразу поверила, что он может… И не только проследить.

— Да кто ты такой?

— Я разве не представился? — он склонился в издевательском поклоне, и щелкнул пальцами, — Великий Магистр Мерль, к вашим услугам, и прощайте.

Алхимик побледнел от ярости.

— Даже не пытайтес-сь… А ты, красавица, разве не хочешь спросить, что написано в этом письме, и куда оно полетит?

— Хочу.

— Спрашивай.

Я вздохнула…

— Все равно не скажете… а я слово наемника уже дала!

— Пожалуй… — некромант качнулся на пятках и неожиданно схватил меня за ухо, — скажу, — и прошептал, — письмо пойдет в Тирит.

— Ку-уда? — я непонимающе округлила глаза. Как наивная идиотка… не понимаю…

— Это большой секрет, — весело ухмыльнулся магистр, — а теперь брысь! Рассвет скоро. К вам это тоже относится… — покосился он на ребят, — или вы остаетесь?

И я припустила вниз по склону, подхватив на ходу брошенную воином сумку, и чувствуя, как горит ухо. Следом бежали спутники, отложившие выяснение отношений на потом. На далекое, труднодостижимое потом…У подножия холма обернулась, махнула рукой и крикнула:

— Обещаю, сделаю что смогу. До свидания…

И почти уверена, что некромант поморщился и буркнул:

— Прощайте, и желательно вам больше здесь не показываться…

р, — некромант. И хватит уж преживать о прошлом, ды не изгладили поли давясь всхлипами.??????????????????????????????????? идается на? о презрения, ления. ымая руки в глупой попытке призвать магию.


Мерль, некромант | О жизни такой непростой… | Часть 2 Чем заканчиваются благородные порывы…