home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






54


Послышался низкий, разрывающий барабанные перепонки гром, потом что-то треснуло, и салон заполнился летящими в разные стороны обломками пластика и стекла. Нат, которому после убийства Тони никто уже не мог помешать вернуться в самолет, проснулся мгновенно. Он как раз нашаривал в темноте одежду, когда боковая стенка салона прогнулась от сильного удара. Панели внутренней обшивки разошлись, и в щели показалась грязно-желтая корма танка. Снаружи раздались громкие крики и беспорядочная стрельба. Потом Нат услышал громкое шипение и, машинально подумав о газе, схватил кислородную маску и присоединил ее к выходной трубе воздушного резервуара, который он заметил в кабине пилота. Нащупав кран, он повернул его до отказа, и струя ледяного воздуха ворвалась в легкие.

Слегка отдышавшись, Нат огляделся по сторонам. Остальные обитатели салона медленно ползали на четвереньках среди груд мусора или сидели на полу и, запрокинув голову, жадно хватали ртом воздух. Нат очень надеялся, что газ представляет собой что-то вроде аэрозоля валиума, а не какой-нибудь боевой галлюциноген вроде «Би-Зед». На всякий случай он забился в угол и присел. Легкие болели, а мысли путались — похоже, он все-таки вдохнул немного газа.

Потом он увидел Перл, которая ползла по проходу, прикрывая рот носовым платком. Схватив ее за плечо, Нат подтянул женщину к себе и прижал к ее лицу кислородную маску, но глаза Перл уже закатились. Сквозь пыль и клубы газа Нат видел, что часть племени тоже надела кислородные маски и вооружилась пистолетами и дробовиками. Почему эти люди не воспользовались оружием во время его схватки с Тони, он не понимал, однако сейчас его больше всего занимало другое. Сквозь разбитое стекло кабины Нат ясно различал несколько бронетранспортеров и танкеток, окруживших «боинг». В ночном небе барражировал легкий разведывательный вертолет. Стрекот его винтов был едва слышен за гневным гулом толпы, быстро спускавшейся с холмов, окружавших самолетное кладбище, и Нат подумал: неужели Национальная гвардия пошла на такой риск, чтобы спасти его одного?

— Внимание! Все, кто еще не потерял сознание! — прогремел над долиной усиленный громкоговорителями металлический голос. — У вас есть пять минут, чтобы спасти свою жизнь. Бросайте оружие и выходите из самолета с поднятыми руками!

Нат перехватил безумный взгляд одного из мужчин. Взмахнув пистолетом, он указал на дверь. Нат поднялся и, таща за собой бесчувственное тело Перл, двинулся к выходу. Что-то щелкнуло у самого его виска. Другой мужчина схватил Перл и потянул на себя. 1

— Я отнесу ее вниз! — прокричал Нат сквозь маску, но ему в лицо уткнулся ствол пистолета.

— Им нужен ты!

Бросив последний взгляд на Перл, Нат поднял руки над головой и начал медленно спускаться по самолетному трапу. Внизу какой-то солдат в шлеме с зеркальным забралом схватил его за плечо и, удостоверившись в наличии шрама на шее, быстро повел к приземлившейся неподалеку воздушной «скорой помощи». Там ему сразу дали кислород.

Тем временем кто-то из членов племени совершил роковую ошибку, выстрелив из окна самолета в сторону нападавших. В ответ раздался залп, потом еще один. Сквозь треск автоматных очередей Нат едва различал крики людей, гибнущих в изрешеченном «боинге». Из разбитых иллюминаторов потянулись языки плотного черного дыма, и толпа, остановившаяся в некотором отдалении, снова разразилась сердитыми воплями. Понемногу эти вопли превратились в боевой клич, ритмичный и грозный, и Нат понял, что солдаты, стоящие в оцеплении, отчаянно трусят. Потом он увидел, что разведывательный вертолет погасил прожекторы и быстро понесся в сторону города. Операция закончилась, следовательно, оправдалась мелькнувшая у него догадка. Все затевалось только ради него одного.


Воздушная «скорая помощь» доставила Ната в «Икор» за каких-нибудь полчаса. Аккуратные, четкие линии на посадочной площадке и сверкающая стеклом и сталью башня филиала являли собой разительный контраст с грязью и копотью самолетного кладбища, и Нат вздохнул с искренним облегчением. Здесь он мог чувствовать себя в относительной безопасности.

Персис и Гарт встречали его на посадочной площадке. Персис радостно улыбнулась и крепко пожала Нату руку, Гарт держался более сдержанно. Пока Нат проходил дезинфекцию, с ними все время находились три молчаливых охранника, и он сразу подумал о том, что порядки в «Икоре» переменились. Уже оказавшись на своем этаже, он заметил, что из законсервированных лабораторий исчезло все оборудование и они пустовали, за исключением одной-двух комнат, переоборудованных под посты безопасности.

— А где Монти? — спросил Нат, когда Гарт и Персис ввели его в прежнюю палату.

— Нам пришлось его уволить, — ответил Гарт. За все время это были его первые слова, и Нат сразу заметил, что из его голоса исчезли участливые, дружелюбные нотки.

— Что случилось?

— Федеральное агентство закрыло проект, и нам пришлось расформировать команду, которая им занималась. Слава Богу, нам удалось сохранить остальные направления, иначе филиал «Икора» уже прекратил бы свое существование.

— А Карен?

— С Карен нам тоже пришлось распрощаться. У нас не осталось другого выхода, — мягко сказала Персис.

— Но… Они так самоотверженно трудились, что мне кажется — корпорация перед ними в большом долгу. Неужели нельзя было что-то придумать?

— Совершенно с тобой согласна, но увы… — Персис беспомощно развела руками.

Гарт смерил обоих злобным взглядом и вышел.

— Что это с ним? — спросил Нат. — И что вообще происходит?

— Как Гарт уже сказал, ФАББ пыталось закрыть филиал. К счастью, агентство допустило какие-то процессуальные нарушения, и наши юристы уцепились за это. Рик обратился непосредственно к председателю совета директоров «Икора» и к президенту, который лично интересовался проектом «Пробуждение». Они вмешались, но этого оказалось недостаточно, чтобы спасти проект.

— И что теперь? — спросил Нат.

Персис снова пожала плечами:

— Пока ничего. Разумеется, никаких размораживаний мы пока проводить не будем, во всяком случае — не в Аризоне. Возможно, проект удастся возобновить в каком-то другом штате, где нет таких строгих ограничений. Я знаю, что подобные предложения поступали, но пока дальше разговоров дело не пошло.

— А… я? Что будет со мной? — взволнованно спросил Нат.

— Как нам сообщили в ФАББ, у тебя не было обнаружено никаких инфекционных заболеваний. Они как раз собирались тебя отпустить, но ты сбежал…

Нат закрыл глаза и рухнул на кровать. Значит, все было напрасно. Он никак не мог в это поверить, но что-то подсказывало ему, что он не только не улучшил своего положения, но и погубил несколько десятков жизней.

— Почему, почему ты это сделал? — спросила Персис негромко, но в ее голосе прозвучали нотки отчаяния.

— Я не мог иначе, — глухо проговорил Нат, не открывая глаз. — Ты не знаешь… Меня поместили в одну палату с больными малярией, а мой сосед скончался от этой болезни у меня на глазах. Я боялся, что тоже заболею и… что я больше вас не увижу. Вы должны были предупредить меня!

— Мне казалось, Гарт тебя проинструктировал…

— Только в общих чертах. Но это был ад, настоящий ад! Кроме того, я убил человека…

— Я знаю.

— Откуда?

— Мы следили за тобой через имплантированные нанокомпьютеры. Они передавали всю информацию на спутник.

— Тогда почему, черт побери, вы не вытащили меня оттуда раньше?

— Мы не могли привлечь к этой операции Национальную гвардию, иначе ты снова оказался бы в карантине ФАББ. И власти уже никогда бы тебя не выпустили. Нам пришлось ждать, пока «Икор» перебросит в Феникс собственные силы безопасности.

Нат вытаращил глаза:

— Ты хочешь сказать, что все эти войска, танки… это была не Национальная гвардия?

— Нет. У «Икора» есть свои специальные формирования.

— С каких это пор у корпораций появились собственные армии?

— У «Икора» есть свои интересы во многих странах мира, и их необходимо защищать — в том числе и силой оружия.

— Понятно. И что вы намерены делать дальше?

— Для внешнего мира, и в особенности для Федерального агентства, сегодняшняя спасательная операция никогда не происходила. Для них ты пропал без вести и почти наверняка погиб. Что касается того, как быть с тобой дальше… Мы приняли решение снабдить тебя новыми документами и, возможно, несколько изменить твою внешность. Таким образом, когда ты будешь готов к жизни в большом мире, тебя никто не будет знать и ты сможешь начать с чистого листа. Впрочем, из Аризоны тебе, скорее всего, придется уехать, но это не проблема. Вернешься в Калифорнию или вовсе переберешься в Европу — устроить это будет нетрудно.

— Разве меня не арестуют? Не будут судить за то, что я убил человека?

— Нет. Судебная власть не распространяется на самолетное кладбище. Кроме того, с твоей стороны это была самооборона. У нас есть соответствующая запись.

— В том-то и дело, что это не было самообороной, — сказал Нат. — То есть самооборона, но не совсем…

— Что ты хочешь сказать? — удивилась Персис.

— Во время… ну, когда мы подрались, мои руки словно жили своей собственной жизнью. Особенно левая… — Нат поднял левую руку к глазам и несколько раз повернул. — Она вцепилась в глотку этому парню — Тони — и никак не хотела разжиматься, хотя я сознательно пытался сделать это. Я ведь не хотел его убивать, понимаешь? Но я утратил контроль…

— Ты говоришь — левая? — Персис взяла Ната за руку и внимательно осмотрела. — Быть может, в мозолистом теле сохранились остаточные повреждения… Нужно проверить. К счастью, отсюда вывезли еще не все мое оборудование, так что я попытаюсь.

— Дело в том, — перебил Нат, — что с самого начала мне казалось, будто во мне живет второй человек. В большинстве случаев я контролировал себя, но не всегда… и не полностью. Иногда управление оказывалось в руках того, другого…

— Даже не знаю, что тебе сказать… — неуверенно пробормотала Персис. На памяти Ната это был, пожалуй, первый случай, когда она не нашлась, что ответить.



предыдущая глава | Пробуждение | cледующая глава