home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement








42


Фред снял пиджак и опустился на койку в номере дешевого мотеля, где он остановился. Мозг его лихорадочно работал: Фред пытался накрепко запомнить каждое слово, каждую фразу из разговора, который только что состоялся у него в «Пальяччи». Разумеется, он захватил с собой микродиктофон, но по какой-то причине записалась только половина беседы, и теперь он в панике делал торопливые заметки в блокноте, стараясь ничего не пропустить.

Ресторан, который порекомендовал ему филиппинец, оказался самой обыкновенной забегаловкой, приютившейся в подвале административного здания неподалеку от башни «Икора». Его выкрашенные черной краской стены, отсыревший темно-красный ковер на полу, отделанные черным кожзаменителем кабинеты и лакированные столы отдаленно напоминали те немногочисленные питейные заведения в Лас-Вегасе, которые еще не успели закрыться. На каждом столике теплилась красная электрическая свеча, ковер под ногами казался липким, как начавшая подсыхать глина, а в ноздри лез назойливый, чуть сладковатый запах дешевых спиртных напитков. Короче, обстановка ресторана «Пальяччи» разом оскорбляла все пять чувств Фреда, однако то была единственная ниточка, способная привести его к «Икору», и он дал себе слово, что не будет обращать внимание на неудобства. Заняв место в дальнем конце длинной, обитой все той же искусственной кожей стойки бара, Фред стал терпеливо ждать, когда же появится его филиппинец.

Имя Монти Арчибаля Фред обнаружил в икоровских списках персонала, когда предпринял расширенный поиск материалов по этой компании. То же самое имя стояло под фотографией молодого человека, который, глуповато улыбаясь в объектив, был снят вместе с несколькими местными чиновниками на прошлогодней церемонии открытия фестиваля рождественских световых фантазий. Как видно, парень серьезно увлекался этими самыми «световыми фантазиями» (что бы это ни означало) и не пропускал ни одного фестиваля. Фреду потребовалось совсем немного времени, чтобы выяснить: накануне открытия все свободное время Монти Арчибаль проводил в парке, налаживая подсветку своей скульптуры. А поскольку делать это можно только поздно вечером или ночью (к тому же днем у сотрудника «Икора» свободного времени наверняка нет), Фред без труда вычислил не только место, но и час, когда он мог без помех поговорить с мистером Арчибалем. Все остальное было делом техники. Приехав в Феникс, Фред отыскал парк, где готовился фестиваль, и, затаившись в полутьме, стал терпеливо ждать, когда появится добыча.

Фред был уверен — Монти не преминет прийти в ресторан и попытаться выяснить, что именно может предложить ему медицинский директор конкурирующей фирмы, но парень почему-то не появился. В результате Фреду пришлось просидеть в этой вонючей дыре несколько часов, стараясь не напиться вдрызг и в то же время не возбудить у окружающих никаких подозрений. Ему даже удалось перекинуться несколькими словами с двумя младшими служащими «Икора», которые заглянули в бар пропустить по стаканчику, но оба почти сразу ушли. К счастью, Фред успел заметить, как они поздоровались с входившим в бар высоким негром с иссиня-черной кожей.

— Привет! — сказал Фред, когда негр тяжело опустился на табурет неподалеку от него. — У тебя, видать, выдался тяжелый денек.

— Можно сказать и так, — со вздохом откликнулся тот. Было в этом вздохе что-то такое, что заставило Фреда насторожиться.

— Тогда позволь мне угостить тебя какой-нибудь болтушкой. Что бы ты хотел выпить?

— «Крейф».

— Два «крейфа», приятель! — велел бармену Фред. «Крейф» представлял собой обогащенный натуральными протеинами и витаминами напиток, одна порция которого содержала достаточно питательных веществ для целого дня работы. Стоил он довольно дорого, и Фред знал, что может элементарно потерять деньги, но сознательно шел на риск. Столь широкий жест не мог не развязать чернокожему язык. Вопрос в том, знает ли он что-нибудь интересное.

— Как тебя зовут? — спросил Фред.

— Окори Чимве. А вас?

Фред вручил негру еще одну поддельную визитку, и они некоторое время болтали о всякой ерунде. В частности, Фред узнал, что Окори был нигерийцем и что он приехал из Африки совсем недавно. Крупный, мускулистый, с черной, как гуталин, кожей, решительной челюстью, узким, как у европейца, носом и тонкими чертами лица, он наверняка не был простым уборщиком. Скорее всего — санитар, подумал Фред. Или даже медбрат.

— Так почему у тебя был тяжелый день? — спросил он, выбрав подходящий момент.

— Теперь у меня все дни будут тяжелыми, — вздохнул Окори. — Меня уволили.

Фред насторожился. Удача сама плыла к нему в руки.

— Вот как? Кто же тебя уволил? И откуда?

— Я работал в «Икоре»… — Окори снова вздохнул. Только теперь Фред понял, что чернокожий сильно расстроен и подавлен свалившейся на него неудачей.

— А-а, наши конкуренты… — протянул он небрежно.

— Угу. — Окори кивнул.

— А за что тебя уволили?

— Да ни за что! Правда, ни за что… Такие уж в «Икоре» порядочки. Сначала нас заставляют работать как каторжных, а потом увольняют, придравшись к пустяку. Один маленький промах, и готово: я — безработный. — Окори крепко обхватил стакан своими длинными, почти аристократическими пальцами.

— Что же все-таки случилось? — продолжал допытываться Фред.

— Меня подставили — вот что случилось. Оклеветали!

— Оклеветали? — переспросил Фред. — Это звучит серьезно!

Окори промолчал.

— Почему же тебя оклеветали? — снова поинтересовался Фред.

— Потому что я африканец, а руководство нас недолюбливает.

— Да, я слышал, что в «Икоре» этим грешат, — солгал Фред, пытаясь нащупать какую-то общую тему, чтобы заставить парня разоткровенничаться. — А в каком отделении ты работал?

— В том, которое занимается выращиванием искусственных трансплантатов.

— Надо же, какое совпадение! — воскликнул Фред. — Это как раз моя область. Попробую разузнать — не исключено, что у нас найдется для тебя работа.

— Спасибо, — мрачно поблагодарил Окори. Судя по всему, он не принял слова Фреда всерьез.

Некоторое время оба молчали; Окори уставился в стол перед собой, Фред разглядывал обшарпанные стены бара.

— Слушай, а тебе не приходилось работать с трупами? — спросил он наконец, решив зайти с другого конца. — Нам как раз нужны такие работники… И трупы нам тоже нужны — в последнее время мы ощущаем серьезную нехватку материала для наших… гм-м… опытов. Ума не приложу, где взять подходящие тела! В моргах одни старики или фарш — живого места нет.

Окори нахмурился:

— Попробуйте поискать в пенитенциарных учреждениях.

— Ах вот, значит, где «Икор» подбирает себе покойников! В тюрьмах?

— Конечно.

— А с какой тюрьмы ты бы посоветовал начать? В прошлом году я пытался договориться с руководством «Анголы», но они не пошли мне навстречу.

— Попробуйте «Каньон Гамма».

Фред сделал стойку, как собака, почуявшая дичь. Впрочем, он постарался скрыть волнение.

— Что ж, спасибо за совет.

Окори смерил его проницательным взглядом.

— А ведь ни в каком «Адроне» вы не работаете, — сказал он внезапно.

— Почему ты так думаешь? — совершенно искренне удивился Фред. Он считал, что прекрасно замаскировался. С другой стороны, он был рад, что не ошибся, предположив у этого черного незаурядные умственные способности.

Окори Чимве смачно прищелкнул языком:

— Вы не врач. Врач никогда бы не стал задавать таких вопросов.

— Ты совершенно прав, Окори. Я журналист.

Негр глубокомысленно кивнул.

— О'кей. Хочешь еще «крейф»?

— Не откажусь. Вам ведь, наверное, нужна сенсация?

— Конечно. Все, что ты сможешь сообщить.

Фреду уже приходилось слышать, как самые разные люди заявляли, что у них-де имеется сенсационная информация, однако чаще всего их сведения касались какой-нибудь мелкой тяжбы, служебного конфликта или затянувшегося скандала личного свойства. Такая информация не могла принести ни денег, ни славы, поэтому каждый раз, когда Фред слышал из чужих уст слово «сенсация», его охватывали сонное оцепенение и скука. Впрочем, он еще надеялся выжать из этого чернокожего что-нибудь эдакое, что не стыдно будет опубликовать.

— Если только это интересно… — добавил Фред, чтобы разговорить собеседника.

— Это весьма интересно, но я пока не могу рассказать, в чем дело.

— О'кей, я понял. — Фред кивнул. — Кстати, как ты попал в Штаты?

— Мой дед был дипломатом и работал в Вашингтоне. Разумеется, у него остались здесь связи, знакомства, и все равно мне понадобилось пять лет, чтобы перебраться сюда. И вот в каком дерьме я оказался!

— Но здесь, наверное, все-таки лучше, чем в Африке?

Окори залпом допил свой стакан и ничего не сказал.

— Ну так в чем же заключается эта твоя «весьма интересная» информация? — снова спросил Фред, чувствуя себя второсортным актером во второсортной пьесе.

Чернокожий снова прищелкнул языком.

— Тебе, вероятно, нужны деньги, Окори?

— С сегодняшнего дня — да.

— Думаю, этот вопрос мы уладим. Мы только сегодня встретились, но я могу доверять тебе, а ты — мне. Правильно?

Окори только засопел. Фред не знал, означает ли это «да» или «нет».

— Хорошо, — сказал он, — попробую завоевать твое доверие. Итак, в настоящее время я пытаюсь напасть на след некоего тела, которое примерно год назад было доставлено в «Икор» из «Каньона Гамма». Это тело принадлежало человеку по имени Дуэйн Уильямс — преступнику, по приговору суда казненному за убийство. Поначалу я не придал особого значения тому, что труп не был передан родственникам или похоронен. Мне казалось, что это обычная практика — использовать тело убийцы для донорства или для научных экспериментов. Но потом я подумал, что из этого может выйти неплохая статья для медицинского журнала, и начал копать. Тут-то и начались странности! Никто, решительно никто не хотел говорить со мной об этом треклятом теле! В конце концов меня направили в университет Сан-Диего и предъявили обезглавленный труп какого-то мужчины, но я сразу понял, что это не Дуэйн и что меня водят за нос. И тогда я спросил себя: кто это делает, а главное — зачем? Зачем, Окори?!

— А как вы догадались, что это не Уильямс?

— Дуэйн Уильямс был с ног до головы покрыт татуировками. А тело, которое мне предъявили, абсолютно гладкое.

Окори как-то странно улыбнулся.

— Мне понадобится много денег! — сказал он.

От радости у Фреда перехватило дыхание, но он постарался справиться с собой. Значит, подумал он, откидываясь на спинку барного табурета, его неспроста не подпускают к телу. Что-то здесь кроется — что-то весьма важное и… интересное. Может, «Метрополитен» все-таки раскошелится. Правда, платили в последнем бумажном журнале не слишком много, но престиж, престиж! Ну а если с «Метрополитеном» не выгорит, он всегда может предложить свой материал в веб-журналы, где у него есть знакомые и где платят, кстати, довольно щедро. Но в любом случае сначала ему придется доказать, что его сенсация — не вымысел и не клевета.

— Скажи, твоя информация имеет отношение к телу? — спросил Фред у Окори. — Я должен это знать, иначе и начинать-то не стоит. У меня есть выходы на людей, у которых имеются денежки, но ты должен сообщить мне хоть что-нибудь. Какой-нибудь интересный факт.

Окори немного подумал, потом кивнул.

— Да, моя информация имеет отношение к телу, и это настоящая бомба, — сказал он и, соскользнув с табурета, направился к выходу. Фред проводил его взглядом, потом опустил глаза и увидел рядом с допитым бокалом «крейфа» скомканный клочок бумаги с номером телефона. Оглядевшись по сторонам, он накрыл бумажку ладонью и сгреб к себе в карман. Когда-нибудь, пообещал себе Фред, он научится вести себя естественно и непринужденно, как и подобает настоящему журналисту, ведущему серьезное расследование.



предыдущая глава | Пробуждение | cледующая глава