home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







33


Сегодня был вторник. Нат знал это, потому что ему сказала об этом сиделка. Вторник, вторник, вторник… Снова и снова Нат мысленно повторял это слово, проверяя, как долго он сумеет удержать в памяти, какой сегодня день недели. Потом в палату вошла Карен. Приветливо поздоровавшись с Натом, она установила у его кровати голографический экран для очередного занятия.

— Я хочу познакомить тебя с Абаком, — сказала Карен, надевая на него какие-то неуклюжие очки.

Абак… Вторник… Нат уже мог сидеть на постели, хотя для прогулок по-прежнему надевал лечебный костюм.

— В оправу этих очков, — продолжала Карен, — вмонтированы специальные сенсоры, способные регистрировать движения твоих глазных яблок. На экране ты увидишь красную точку. Это и будет твой оптический фокус.

Красную точку Нат видел достаточно ясно. Это поистине удивительно — особенно по сравнению с тем, в каком плачевном состоянии его зрение было всего пару недель назад. Он попробовал подвигать глазами. Красная точка послушно сдвигалась то влево, то вправо, то вверх, то вниз. Когда Нат вполне освоился с этим процессом, Карен ввела в компьютер какую-то команду, и на экране появилась таблица, в ячейках которой помещались по порядку все буквы алфавита, цифры от ноля до девяти и некоторые специальные символы — пробел, запятая, знак вопроса и другие.

— Все очень просто, — сказала Карен. — От тебя требуется удерживать красную точку на любой букве или знаке больше двух секунд. После этого выбранная тобой буква появится в строке внизу. Если ошибешься — не беда. Подержи красную точку на значке «Отмена» и начни сначала. Ну, давай!

И как только она это сказала, Нат сразу почувствовал, что в голове у него не осталось ни одной связной мысли. Он не знал, о чем ему следует спросить в первую очередь!

— Не волнуйся и не спеши, — ободрила его Карен. — У тебя непременно получится.

Но прошло довольно много времени, прежде чем Нат немного успокоился. Вопрос — главный вопрос, который мучил его все это время, — снова возник в его мозгу. Нат сосредоточился. Красная точка на экране сдвинулась с места и рывками поползла по таблице. Сначала у него ничего не получалось, но спустя несколько минут Нат сумел «произнести» свои первые слова:

— ЧТО… СО МНЙ… СЛЧЛОСЬ…

Приветливое лицо Карен внезапно сделалось очень серьезным:

— Подожди минуточку, я сейчас вернусь.

«Ну вот, как всегда!.. — подумал Нат с некоторым пренебрежением. — Пошла звать главного. Ну почему все важные новости у нас всегда сообщает самый главный начальник? Возможно, подчиненные просто не хотят брать на себя ответственность?»

Карен вернулась с двумя врачами — мужчиной и женщиной, — которых Нат уже видел.

— Мы начали заниматься на Абаке только сегодня утром, — сказала Карен. — Но Нат всегда очень быстро отвечает на любую стимуляцию, к тому же у него есть к вам обоим очень важный вопрос…

Врачи посмотрели на экран.

— «Что… со мнй… слчлось», — прочел врач-мужчина, садясь на краешек койки Ната. Вид у него был слегка растерянный, словно он не знал, как поступить. — Выслушай меня, Нат… Меня зовут доктор Баннерман, Гарт Баннерман, если угодно, а это — доктор Персис Бандельер. — Он указал на светловолосую женщину, которая осталась стоять. — Мы с самого начала осуществляем руководство этим… проектом. Как ты себя сегодня чувствуешь?

Глаза Ната снова заметались по таблице:

— МНЯ… УДАРИЛИ… ПО… ГОЛОВЕ?

Врачи быстро переглянулись.

— Нет, но… То есть не совсем. Вот что, Нат, я обязательно отвечу на все твои вопросы, но сначала я сам хочу тебя кое о чем спросить. Как ты думаешь, какой сейчас год?

Нат озадаченно посмотрел на Гарта. Он никак не мог вспомнить год. Потом на экране появилось:

— 2006.

— Где ты живешь?

— В ВЕНИСЕ.

— А где работаешь?

— БЕВ… ХИЛЛС.

— Сколько тебе лет, Нат?

Нат поискал в таблице нужные цифры:

— 37.

— У тебя есть дети?

— НЕТ!!!

Нат начинал терять терпение. Он навел красную точку на «Г» и держал так долго, словно хотел прожечь в экране дыру. Потом двинулся на одну букву вправо — и еще на одну, торопливо набирая новый вопрос.

— ГГГГГДЕ… ЖЕНА? — получилось у него.

Теперь он был не только взволнован, но и сердит, однако не настолько, чтобы не заметить странного выражения на лицах обоих врачей.

— Видишь ли, Нат, — начал Гарт Баннерман, — то, что с тобой произошло, не совсем обычно. Я бы даже назвал это из ряда вон выходящим событием…

Нат закрыл глаза. Он терпеть не мог эти ритуальные танцы вокруг истины. «Боюсь, у меня для вас не слишком хорошие новости…», «К сожалению, улучшение было только кажущимся…», «Мне очень жаль, но…» и так далее. Все это он уже слышал много раз. Черт побери, он и сам часто говорил подобное!

— Для тебя сегодня большой день, Нат. Ты даже не подозреваешь, насколько большой. К сожалению, твоей жены нет рядом с тобой.

«Большой день? — удивился Нат. — Почему?!» Он ничего не понял, однако от него не укрылось, как Гарт бросил на Персис и Карен быстрый взгляд, словно ища у них поддержки. Это заняло у него не больше секунды, но Нат понял, что сейчас последует пространная речь, где лжи наверняка будет больше, чем правды.

— Короче говоря, Нат, ты — живой феномен. То, что ты дышишь, разговариваешь, ходишь, — это самое настоящее чудо, иного слова не подберешь. Теперь я постараюсь все тебе объяснить, а ты постарайся мне поверить. Сейчас у нас 2070 год. Твоя голова была заморожена или, говоря по-научному, подвергнута глубокой гибернации, больше пятидесяти лет назад. Ты спросишь — почему только голова? Насколько нам известно, тебя застрелили. Очевидно, твои внутренние органы серьезно пострадали, но голову твоя жена сумела сохранить…

Тут Нат почувствовал, как на шее под повязкой надулась и запульсировала вена.

— …Я понимаю, это звучит невероятно, но ты оставался в состоянии так называемой «приостановленной жизни» шестьдесят с лишним лет, пока нам не удалось разработать безопасный способ вывести тебя из криостаза.

Нат снова принялся водить по экрану красной точкой:

— ЧТО… С МЭРИ?

— Мне очень жаль, Нат, но твоя жена умерла много лет назад.

Нат почувствовал, как сводит судорогой мышцы лица. Прыгая через буквы, он лихорадочно писал:

— ЧТО ЗА ИДИТСКЯ ШТКА?!!

— Это не шутка, Нат. К сожалению…

— Я… НЕ ХЧУ… ЗДЕСЬ. ВЫПУТИТЕ МНЯ ОТ-СДА!

— Я понимаю, тебе сейчас очень нелегко, — начал Гарт, но…

Взгляд Ната снова заскользил по «Абаку»:

— ВЫПУСТИТЕМНЯ!!!

Никто ему не ответил. Они молчали и смотрели на него, и Нат машинально ощупал шрам на груди.

— Этот шов остался от операции, которую нам пришлось проделать над твоим донорским телом, — специально для Ната Гарт говорил медленно, четко выговаривая каждое слово. — За последние полтора-два десятка лет нам удалось разработать специальную технологию с применением нанокомпьютеров, с помощью которой мы могли надеяться оживить тебя. Теперь с телом можно проделывать удивительные вещи, Нат! Мы научились выращивать новые органы из горстки клеток и лечить изношенные или больные сердца без трансплантации и аппаратов искусственного кровообращения. Мы умеем восстанавливать кожу, костную ткань, сосуды. Теперь мы можем устранять даже серьезные повреждения мозга и предотвращать десятки опаснейших болезней с помощью генной инженерии. Мы даже победили рак! Можешь себе это представить?! Все сто с лишним разновидностей рака теперь поддаются успешному лечению!

Гарт понимал, что, быть может, он слишком увлекается подробностями, однако ему хотелось показать Нату, что не все плохо в мире, в котором он проснулся. Что ему есть ради чего жить.

— Можно даже сказать, что тебе повезло. Ты чудесным образом перенесся в удивительное будущее и можешь увидеть его своими собственными глазами.

Но Нат ничего не мог увидеть. Из его глаз потекли слезы, и полупрозрачный экран электронных очков запотел. Заметив это, Карен сняла с него очки, протерла стекла и вернула на место. Теперь Нат увидел, что и в ее глазах блестят слезы. Гарт тоже выглядел взволнованным, и только холодное и прекрасное лицо Персис Бандельер не выражало никаких эмоций.

Взяв себя в руки, Нат снова начал писать:

— ЕСТЬ ЛИ… ДРУГИЕ?

— Нет. Ты — первый. Откровенно сказать, для нас твое пробуждение было приятным сюрпризом, и… Словом, мы все очень рады.

Нат поднял руку, повертел перед глазами и снова уронил.

— ЧЬЕ… ТЕЛО?

— Твой донор погиб в дорожной аварии.

Нат снова обратился к Абаку:

— ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА.

Карен взяла его руку в свою и слегка сжала.

— Пойду принесу тебе что-нибудь успокоительное, — сказала она. — Вот увидишь, тебе сразу станет легче.

И она покосилась на Гарта, который чуть заметно кивнул. Нат повернулся лицом к стене, и врач поднялся.

— Мне очень жаль, что Мэри не дожила… — снова сказал Гарт и осторожно положил руку Нату на плечо, но он не отреагировал. Он никого не хотел видеть. Особенно этих троих. Нат никак не мог поверить, что все, что они ему рассказали, — правда.



предыдущая глава | Пробуждение | cледующая глава