home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







2


— У вас есть катетер Альциса или что-то подобное?

— Нет, мэм.

— А охлаждающие пакеты «Медивенс»?

— Ничего такого у нас нет, — ответил чернокожий парамедик. — Пока.

— Но я должна… Мне нужно его… — Мэри никак не удавалось найти нужные слова. Мысли путались, перебивали одна другую. — Мне срочно необходима микросуспензия льда. Вы знаете, что это такое?

— Простите, как вы сказали?

— Чтобы сохранить ткань, необходимо прямо сейчас понизить температуру тела. Это срочно!

Парамедики «скорой» переглянулись. Их взгляды означали только одно: они решили, что Мэри помешалась от горя.

— Мэм, ваш муж мертв, — объяснил парамедик, тщательно выговаривая каждое слово. — И теперь мы обязаны передать тело полиции. Вы меня понимаете?.. Мы находимся на месте преступления. Полицейские непременно захотят осмотреть тело, чтобы разобраться, что здесь случилось.

— Нет! Его еще можно спасти!

— Увы, мэм, нельзя. Это невозможно. Он умер. Сейчас сюда приедет полицейский эксперт, который должен осмотреть… место преступления.

— Кто вызвал криминалистов?

— Мой напарник.

Парамедик хорошо умел успокаивать людей, но Мэри почти не слушала его. Времени оставалось действительно в обрез. В ее распоряжении минут восемь, может быть, немного больше. Выхватив из кармана мобильный телефон-раскладушку, Мэри дрожащими пальцами набрала номер.

— Грег? Ты на работе? Слава Богу! Твоя «скорая» на месте?.. Ната застрелили. Да, только что. У меня с собой только криопротектор. Нет, я не знаю… Сероводород еще остался? Где?.. — Мэри огляделась по сторонам. Она совершенно забыла, где находится. — Я на автостоянке возле «Оптовой лавки Джо» на Ла-Бреа. Ты приедешь?.. Поторопись.

Мэри повернула голову и посмотрела на Ната. Глаза у него все еще открыты, но взгляд неподвижный, невидящий.

— Я думаю, он мертв. Клиническая смерть.

Бригада парамедиков принялась выгружать носилки из «скорой», чтобы снова уложить тело на асфальт.

— Эй, эй, погодите!.. — окликнула их Мэри, пытаясь взять себя в руки. — Я забираю тело для извлечения донорских органов.

Парамедики дружно посмотрели на простреленную грудь Ната.

— От него теперь не много пользы.

— Почему же? — поспешно возразила Мэри. — Роговица. Гипофиз. Мозговая ткань. Прочее… Нет, нам многое может пригодиться, только нужно действовать как можно быстрее. Наша специальная «скорая помощь» уже в пути, она будет здесь через пару минут.

Мэри не только выглядела безумной. Она чувствовала себя безумной, словно она действительно спятила — окончательно и полностью.

— Вы не можете забрать тело с места преступления, мэм.

— Могу и заберу.

— У вас будет куча неприятностей.

— Я хорошо знакома с полицейским экспертом и уверена — он меня поймет.

Чернокожий парамедик повернулся к ней:

— Надеюсь, у вас есть его донорская карточка? Кроме того, мне хотелось бы взглянуть на ваше врачебное удостоверение.

— Вы это серьезно?! — Мэри никак не могла поверить, что он может думать о формальностях сейчас, когда дорога каждая секунда.

— Хотите нарушать закон — валяйте, дело ваше. Но прежде мы должны снять с себя ответственность.

С трудом сдерживая сильную дрожь, Мэри бросилась к машине и принялась рыться в бардачке. К счастью, оба документа оказались на месте и нашлись довольно скоро.

— О'кей. Но вы должны расписаться, — сказал парамедик, качая головой.

Мэри размашисто расписалась, испачкав бумагу кровью. Потом она услышала вой сирены. Подняв голову, она увидела «скорую» Грега, которая как раз сворачивала на стоянку с Третьей стрит. Это тоже было настоящее чудо. Главное, что он успел раньше полиции… Сам Грег, впрочем, казался совершенно спокойным, словно все случившееся нисколько его не взволновало.

— О'кей, Мэри, — сказал он, выпрыгивая из кабины. — Что ты собираешься предпринять?

— Давай отвезем его в Пасадену.

К этому времени на стоянке начала собираться толпа. Девушки-кассирши из «Лавки Джо» громко плакали, а охранник, который во время инцидента любезничал со старшей продавщицей, теперь громче всех шумел и размахивал руками, пытаясь навести хотя бы видимость порядка. Одним из последних на стоянке появился управляющий магазином.

— Помогите мне! — прошипела Мэри, обращаясь к парамедикам. Втроем они подняли обмякшее тело Ната и погрузили во вторую «скорую». Когда с этим было покончено, Мэри обернулась к толпе:

— Вы все — свидетели произошедшего здесь преступления, — громко и отчетливо сказала она. — Моего мужа, доктора Натаниэля Шихэйна, только что застрелил какой-то парень, который побежал вон туда… Меня зовут Мэри Шихэйн, и я тоже врач. Я забираю тело мужа, чтобы использовать его органы для пересадки тем, кто в них нуждается.

Ее руки все еще тряслись, но она сумела записать имена свидетелей и передала список управляющему.

— Скажите полиции, что я забрала тело и что я передам его властям, как только мы извлечем то, что нам нужно.

Управляющий так растерялся, что взял бумагу без возражений. Мэри запрыгнула в «скорую» и взяла безвольно повисшую руку Ната в свою. Грег нажал на акселератор. Завывая сиреной, «скорая» помчалась по улицам.

— Грег, стой!..

— Почему? Разве мы не едем в Пасадену?

— Остановись! Прошло уже десять минут.

Грег свернул к тротуару и остановился. Мэри посмотрела на него.

— Здесь мы ничего не сможем сделать, — сказал он.

— Сможем. Во всяком случае, постараемся.

— Это безумие! — возразил Грег, выключая сирену. — Что, если на нас наткнется полиция?

Но взгляд, брошенный на него Мэри, заставил Грега замолчать на полуслове. Выскочив из кабины, он с грохотом захлопнул дверцу, а Мэри в последний раз окинула взором тело мужа.

— Мы обязательно увидимся снова, обещаю, — негромко проговорила она и, наклонившись, поцеловала Ната в холодные губы.

Грег забрался в кузов через заднюю дверцу.

— Что ты собираешься делать? — спросил он.

— Мне кажется, мы сумеем спасти только голову, — ответила Мэри.

Пока Грег готовил инструменты и оборудование, она уложила тело поудобнее. Чтобы справиться с дрожью в пальцах, она оперлась на него свободной рукой и, вооружившись скальпелем, сделала первый короткий разрез чуть ниже адамова яблока, потом рассекла шею, чтобы добраться до позвоночника. Два верхних позвонка она решила оставить. Грег, сумевший к этому времени полностью овладеть собой, как с ним уже бывало в сходных обстоятельствах, присоединил к перерезанным сонным артериям подающие трубочки термостата. Остальные сосуды он просто пережал и теперь следил, как в черепную коробку нагнетается микросуспензия льда. Это была мрачная, грязная работа, но хорошо знакомая, привычная процедура помогала Мэри держать себя в руках. Кроме того, она должна быть уверена, что сделает эту работу хорошо, и не может позволить себе дать волю эмоциям.

— Как жаль, что мы не работаем с сероводородом, — грустно заметил Грег.

— Ничего, — негромко откликнулась Мэри. — Какими бы ни были технологии будущего, наш метод не поставит перед ними никаких неразрешимых проблем.

Не прошло и пяти минут, а они уже могли начать охлаждение отделенной от тела головы. Как правило, эта процедура занимала не более двух минут. После этого голову можно будет поместить в сосуд Дьюара и отвезти в Пасадену. Мэри знала, что ее почти наверняка ждут крупные неприятности: она увезла тело с места преступления, к тому же парамедики подтвердят, что Мэри сделала это уже после того, как пациент умер, но ей было все равно. Мэри слишком хорошо знала, что может произойти с трупом к тому моменту, когда на место преступления приедут судебно-медицинские эксперты. До сих пор она с сердечным содроганием вспоминала сделанные с воздуха фотографии сельскохозяйственного рынка в Санта-Монике, когда какой-то старик на тракторе случайно врезался в торговые ряды, убив десять человек. Дело было в разгар лета, и пока криминалисты делали свою работу, трупы оставались на самом солнцепеке. Нет, Мэри вовсе не хотелось, чтобы ее муж разлагался под брезентом, пока над местом преступления кружат полицейские вертолеты. Допустить что-то подобное означало для нее лишить себя единственного шанса увидеть Ната снова.



предыдущая глава | Пробуждение | cледующая глава