home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





76


Они пересекли горы Санта-Моника у Топаны и выехали на старое шоссе Пасифик-кост. При виде моря Нат почувствовал, как в его груди просыпается ностальгическое чувство. Несмотря на многочисленные опреснительные заводы, усеявшие побережье, оно по-прежнему было прекрасно и сверкало, точно живое.

В старом придорожном кафе, где подавали пиво и жареный картофель, они выбрали столик в уголке, где можно было спокойно поговорить.

— Вы когда-нибудь встречали Дуэйна? — спросил Нат.

— Нет. Когда его судили, у меня были, гм-м… служебные неприятности, поэтому я ни разу его не видел. Я и на казнь-то попал, в общем, случайно. Дуэйн был лишь одним из множества преступников, которых наши суды приговаривают к смерти, поэтому ему в любом случае уделили бы в новостях слов триста. А может, и того меньше. Единственное, что отличало этот случай от остальных, — то, что Дуэйн разрешил использовать свое тело для медицинских исследований. Так гласила официальная версия. Сначала я не обратил на это внимания, но потом мне захотелось проследить, так сказать, посмертную судьбу Дуэйна, узнать, для каких именно экспериментов могло понадобиться его тело. Это было любопытно, и это могло заинтересовать читателей. На свой страх и риск я начал собственное расследование… — Фред говорил в напыщенно-официальной манере, словно участвовал в популярном шоу «Человек месяца», но Нат уже заметил, что репортер не страдает избытком скромности. — …Сначала я разыскал пилота воздушной «скорой помощи», который вывозил тело из тюрьмы «Каньон Гамма», и узнал, что он доставил его в Феникс, в филиал «Икора». Только тут я впервые почувствовал, что дело нечисто. Чтобы узнать подробности, я несколько раз пытался связаться с доктором Баннерманом. но он всякий раз уходил от разговора, и это еще больше утвердило меня в моих подозрениях. И тут случилась одна очень странная вещь…

— Какая же? — с готовностью спросил Нат, чувствуя себя в роли простака-телеведущего.

— Мне позвонил Джим Хаттон, адвокат Дуэйна. Он сказал, что тело Дуэйна находится в анатомическом театре университета Сан-Диего. Естественно, я отправился туда, чтобы проверить информацию на месте. Там мне действительно предъявили обезглавленный труп мужчины, но это был не Дуэйн.

— Как вы узнали? — спросил Нат.

— На теле не было татуировок, а Дуэйн был покрыт ими с ног до головы.

Нат посмотрел на свои руки. На коже еще оставались чуть заметные следы, которым он сначала не придавал значения, но теперь ему стало ясно: это были шрамы после косметической операции по удалению татуировок.

— Я понял, что кто-то, скорее всего «Икор», пытается направить меня по ложному следу. И тогда я задал себе один очень простой вопрос: почему они делают все это, зачем тратят столько времени и усилий, если им нечего скрывать? Но выяснить, в чем дело, я тогда не мог. Я ждал очень долго, несколько месяцев, прежде чем мне представилась возможность проникнуть в тайны «Икора». Мистер Арчибаль…

— Монти! — воскликнул Нат. — Вы нашли Монти и подкупили его?!

— Прошу прощения, — обиженно перебил Фред. — Это он нашел меня и выложил всю историю с «человеком из холодильника» после того, как Баннерман уволил его и еще несколько человек из обслуживающего персонала.

— Понимаю… — Нат покачал головой. — Кстати, как он сейчас?

— Понятия не имею, — честно сказал Фред. — Журнал, на который я в данный момент работаю, должен выплатить ему довольно большую сумму, но мистер Арчибаль исчез. Ни его мать, ни брат не знают, где он, и очень волнуются.

— Вот как? — переспросил Нат, которого эти слова очень встревожили. Он, впрочем, надеялся, что с Монти не случилось ничего страшного. Возможно, он просто испугался и почел за благо временно покинуть Аризону. На его месте Нат тоже бы испугался.

— Что ж, примите мои поздравления, — с горечью сказал он. — Похоже, единственный, кто от всего этого выиграл, — это вы.

Журналист удрученно поник головой.

— Вот что, — жестко сказал Нат, — расскажите-ка мне о Дуэйне поподробнее. Все, что вам известно!

— У меня есть копии его писем к сестре, которые он прислал из тюрьмы «Каньон Гамма». Если хочешь, я мог дать их тебе.

Нат ответил не сразу. С одной стороны, ему было интересно взглянуть на почерк Дуэйна, чтобы сравнить его с теми странными записками, которые он писал самому себе в «Икоре». С другой — трудно было примириться с тем, что у его тела могут быть свои собственные, индивидуальные черты. Нату и без того пришлось нелегко. Узнать, что твое тело некогда принадлежало насильнику и убийце… Бр-р!

— Просто скажите мне, если знаете, почему он убил ту девушку?

— Это очень грустная история, Нат.

— Думаю, рано или поздно я все равно ее услышу, так почему бы не от вас?

— Ну хорошо… — Фред вздохнул. — У Дуэйна было очень тяжелое детство. Родители жестоко избивали его, отец натравливал на него собаку и даже стрелял в него из ружья, заставляя плясать. Очевидно, в результате побоев Дуэйн получил какую-то серьезную травму головы, так как в дальнейшем у него стали появляться провалы в памяти. В частности, он утверждал, что никого не убивал и даже не был там, где нашли труп, хотя анализы ДНК показали — оставленные на месте преступления следы принадлежат ему.

— Какие именно анализы?

— Пятна крови на его одежде. Волосы. Частицы кожи. Выводы экспертизы были совершенно однозначными…

Нат вздрогнул. Каждое слово вонзалось в него, как раскаленная игла.

— Постойте, Фред, — перебил он. — Я хочу услышать об этом человеке хоть что-нибудь хорошее. Я не верю, что он был просто злобным, кровожадным чудовищем. В нем должно быть что-то человеческое.

— Хорошее? — Репортер задумался. — Насчет этого тебе лучше поговорить с Бобби. Это его сестра. Она, кстати, живет совсем недалеко отсюда. Я могу тебя отвезти.

— Бобби? — Это имя показалось Нату знакомым. Кажется, оно тоже попадалось среди тех каракулей, которые выводило его тело. Как видно, клеточная память все же была чем-то большим, чем механическая сумма выработанных на протяжении жизни гормональных связей и химических взаимодействий. Теперь он абсолютно в этом уверен.

— А зачем мне говорить с Бобби? Что мне это даст? — спросил Нат.

— Я не знаю. — Фред пожал плечами. — Ты хотел услышать о Дуэйне что-то хорошее, а если кто и может сказать о нем доброе слово, так это Бобби. Она его любила. Во всяком случае, она пришла на его казнь, значит — он не был ей безразличен. Я бы на твоем месте попробовал…

— А ты, конечно, напишешь об этом статью.

— Мне бы очень хотелось, Нат.

— Но я не хочу.

— Тогда я не буду ничего писать.


Через два часа они добрались до поселка, где жила Бобби Уильямс. Нат пока еще не знал, насколько эта встреча необходима ему для осуществления его планов, но встретиться с сестрой Дуэйна ему хотелось. Почему-то Нату казалось: эта женщина может сказать ему что-то очень важное — что-то такое, что облегчит бремя его вины.

Поселок выглядел убого — не то временный лагерь, не то трущобы. Ряды разборных домиков, пыль, жара… На каждом углу стояли группы оборванных мужчин, провожавших машину Фреда подозрительными взглядами.

— Этих людей, кажется, называют голодранцами? — спросил Нат.

— Да. — Репортер нервничал, и Нат понял, что здесь им может грозить опасность.

— Странно. В мое время Сан-Луис-Обиспо считался мирным, спокойным городом, одним из самых спокойных в штате.

— Времена изменились, — сказал Фред, не поворачивая головы. С тех пор как они въехали в поселок, он вообще не смотрел по сторонам, словно боялся, что один неправильно истолкованный взгляд может спровоцировать насилие. Наконец репортер затормозил перед грязным, покосившимся бунгало. Почти тут же из-за сетчатой двери показалась болезненно худая женщина.

— Это, наверное, Бобби, — быстрым шепотом сообщил Фред, собирая разбросанные по салону орудия своего ремесла — камеры, диктофоны, электронные блокноты. — Когда я увидел ее в первый раз, она была толстая как бочка. Должно быть, подсела на какую-то дрянь. Эти новые наркотики, которые распространились в последнее время, способны вогнать человека в гроб за считаные недели. Я всегда считал, что только безумцы могут так рисковать собой.

— Я тоже, — сказал Нат, выбираясь из машины и шагая к дому следом за Фредом. До двери оставалось еще несколько шагов, когда Нат почувствовал идущий от женщины тяжелый запах, похожий на вонь горелой резины, и увидел ее изможденное, изжелта-серое лицо с провалившимися глазами и запавшими щеками. Одного этого достаточно, чтобы определить даже без тщательного осмотра — Бобби принимает какой-то заменитель метамфетамина.

Увидев Ната, Бобби широко улыбнулась, обнажив почерневшие зубы, потом схватила его за руки и, разведя их широко в стороны, оглядела его с ног до головы, вернее — с ног до шеи. В следующую секунду она крепко прижала его к себе.

— Это ты! — всхлипнула она.

Нат так растерялся, что не знал, как ему быть. Стараясь не делать резких движений, он высвободился из объятий Бобби. Нат уже собирался как можно мягче сказать ей, что она ошиблась, как вдруг заметил, что лицо Фреда исказилось от страха. Обернуться Нат не успел. Кто-то сзади схватил его за шею. В следующую секунду Нат почувствовал, как под ребра ткнулось что-то острое.

— Не дергайся, приятель, — раздался над самым его ухом низкий, хриплый голос.

— Ты же говорила, что он покинул штат! — воскликнул Фред, поворачиваясь к Бобби.

— Она соврала, — сказал тот же голос.

У Фреда задрожал подбородок. От страха он несколько раз лязгнул зубами, но все же нашел в себе силы сказать:

— Послушай, Кит, я… я сделал все, как ты просил. Я нашел тело Дуэйна и привез его сюда, чтобы ты… чтобы Нат мог поговорить с Бобби. А теперь я, пожалуй, поеду…

— Стой где стоишь, и ни с места.

Мужчина, которого Фред называл Китом, рывком развернул Ната к себе. Нат не сопротивлялся. Наоборот, он расслабился, ожидая, что его левая рука начнет действовать самостоятельно, но она словно налилась свинцом и не шевелилась.

— Разве ты не чувствовал меня, приятель? — спросил Кит.

— Чувствовал? — удивленно переспросил Нат. — Почему я должен тебя чувствовать? Кто ты вообще такой?

— Это Кит Уильямс, близнец Дуэйна, — объяснил Фред слабым голосом.

— Я-то знал, что ты жив! Я чувствовал, — сказал Кит и, разорвав рубашку Ната, внимательно осмотрел его грудь, плечи и спину. — Эй, а куда подевались твои татуировки?

— Думаю, их свели, — ответил Нат.

— Ладно, пошли в дом, — приказал Кит, обращаясь ко всем троим. — Там поговорим.

В доме они сели на старую тахту в кухне, а Кит расхаживал перед ними, словно леопард. Его куртка слегка распахнулась, и Нат заметил рукоятку пистолета, заткнутого за ремень, но сейчас он почти не думал о том, что его ждет. Как завороженный Нат смотрел на Кита, и его охватывало странное чувство. Казалось, он глядит на свое отражение в зеркале. У Кита были такие же руки с коническими пальцами и плоскими прямоугольными ногтями, такая же развитая, мускулистая грудь и длинные стройные ноги. Только лицо было другим, но и оно произвело на Ната приятное впечатление, несмотря на лежавшую на нем печать хронического разочарования и горечи. Кит Уильямс был, что называется, эффектным мужчиной; немного портили его разве что чересчур полные, чувственные губы с презрительно опущенными вниз уголками. Да, подумал невольно Нат, братья Уильямсы могли бы, наверное, стать незаурядными людьми, если бы их родители обращались с ними получше. Глядя на Кита, Нат понимал, откуда взялись эти его приступы неконтролируемой ярости, когда ему хотелось только одного — бить, крушить, ломать. Казалось, брат Дуэйна до краев полон уже знакомой Нату злой энергией и силой.

— Ты совсем меня не чувствовал? Никогда? — свирепо спросил Кит.

Нат покачал головой:

— Когда меня оживили, я был слишком болен и слаб. Прошло много времени, прежде чем я более или менее оправился.

— Ну и каково это — проснуться в теле психопата-убийцы?

Хотел ли Кит запугать его или пытался очернить память покойного брата? Нат не мог сказать наверняка. Конечно, Кит обладал не слишком развитым интеллектом, но он был хитрым, скользким как угорь, и Нат не представлял, как ему держаться.

— Почему-то мне кажется, что Дуэйн не был психопатом, — промолвил он наконец.

— А вот я — был. С самого начала был. Правда, сестренка? — Кит повернулся к Бобби, и та кивнула.

— И я был прав! — продолжал Кит, не скрывая своего торжества. — Я чувствовал тебя, и я знал, что ты не умер. Разве я не говорил тебе этого, Фред? Помнишь — я сказал, что мой брат жив, но с ним что-то не так?

— Да, припоминаю… — пробормотал журналист.

Интересно, что нужно Киту, подумал Нат. Чего он добивается? Сам он не сомневался, что все эти разговоры — лишь прелюдия к какому-то решительному поступку. Кит явно «накручивал» себя, как поступают многие жестокие, эмоционально неуравновешенные люди, когда пытаются найти оправдание собственным импульсивным действиям. Нож все еще поблескивал в руке Кита, и Нат подозревал, что в конце концов он попытается отделить от тела брата «чужую» голову.

— Ну, что скажешь, мой маленький братишка?

— Я думал, вы близнецы, — сказал Нат.

— Верно, но я появился на несколько минут раньше. — Кит снова кружил по кухне, и Нат каждую секунду ожидал смертельного удара ножом.

— Я постоянно тебя защищал, — сказал Кит. — И мне постоянно приходилось твердить тебе: делай то, не делай этого. Только у тебя в голове ничего не держалось. Как говорится, в одно ухо влетело, в другое вылетело.

— Я не Дуэйн, — напомнил Нат, но Кит не слушал его.

— Если бы не ты, я мог бы быть богат. Я мог бы смыться из этой проклятой страны и начать новую жизнь в другом месте, но из-за тебя…

— Он нас тоже защищал, — неожиданно перебила Бобби. — Или ты забыл?

— Заткнись, сейчас я говорю! — свирепо огрызнулся Кит, и Бобби съежилась в уголке тахты. По всему было видно, что грубость брата глубоко ее задела. Фред сидел неподвижно и, зажав ладони между коленями, смотрел в пол. Нат снова покосился на нож в руке Кита и вдруг подумал, что на самом деле он нисколько не слабее, а может быть, даже сильнее брата. Надо только выбить у него нож, и тогда они будут примерно равны.

— Ты получал все, что необходимо, — любую помощь, любое лечение. О тебе постоянно кто-то заботился, но никто не заботился обо мне!

— Расскажи мне об убийстве, — спокойно попросил Нат. — По-моему, ты тоже в нем участвовал.

Эти слова подействовали на Кита, как красная тряпка на быка. Нат предвидел это и сознательно пытался вывести Кита из равновесия в надежде, что тот на время забудет о ноже. Тогда он и попробует использовать свой шанс.

— Это он наговорил тебе таких глупостей? — спросил Кит тихим, зловещим шепотом, кивком головы указывая на Фреда.

— Нет. Просто мне так кажется.

Дальше все пошло совсем не так, как рассчитывал Нат. Кит бросился на него без всякой подготовки, выставив вперед руку с ножом. С огромным трудом Нату удалось увернуться, и все же блестящее лезвие слегка задело ему бок. Потом все они услышали это. Сначала это был глухой гул, едва слышный за обычными городскими звуками, но он быстро нарастал и вскоре превратился в грозный рев, похожий на рычание огромного опасного зверя.

— Проклятье! — Кит, готовый повторить свой бросок, спрятал нож и, перепрыгнув через тахту, скрылся в соседней комнате. Никто не произнес ни слова, но Нат инстинктивно чувствовал, что им грозит серьезная опасность. Шум снаружи нарастал, и скоро Нат понял, что слышит многоголосый рев приближающейся толпы.

— Я знаю, кто это, — внезапно подала голос Бобби. — Семья Соннерсов. Братья Дженнер были дома. Верно, кто-то рассказал им, что ты здесь.

Нат вскочил на ноги.

— Видишь, что натворила твоя статья, безответственный кусок дерьма?! — крикнул он Фреду, который трясся как осиновый лист.

— Это не я! — взвизгнул он. — Не я оживил тело казненного преступника. Это все «Икор»! «Икор» во всем виновата.

— Но эти люди собираются линчевать не «Икор», а меня, — возразил Нат. — Впрочем, мне кажется, они способны и тебя вздернуть за компанию.

— Тогда что же мы сидим?! — Фред вскочил. — Давайте убираться отсюда, да поскорее.

В этот момент в кухню снова вбежал Кит. Рванув на себя дверцы стоявшего в углу шкафчика, он начал доставать оттуда оружие и раскладывать на подоконниках, чтобы отстреливаться, перебегая от одного окна к другому.

— Знаешь, как обращаться с этой штукой? — спросил он, бросая Нату штурмовую винтовку.

— Нет.

— Дуэйн знал.

Нат схватил винтовку и прижал к груди. Он чувствовал — еще немного, и он запаникует, запаникует по-настоящему. Быть разорванным толпой, чувствовать первые свирепые удары и видеть ненависть на лицах — это больше, чем Нат мог вынести. Руки его сами рванули затвор. Винтовка была заряжена и готова к бою.

Фред сорвался с места и бросился к дверям черного хода, но тут же вернулся.

— Они идут и по задней аллее! — крикнул он с перекошенным от страха лицом. — Мы в ловушке!

Перед домом тоже собиралась толпа, и Кит не стал ждать. Высадив стекло стволом винтовки, он прижал приклад к плечу и дал несколько выстрелов поверх голов. Этого хватило, чтобы линчеватели с воплями разбежались, но Нат знал, что они вернутся.

На несколько секунд воцарилась тишина, потом грубый голос снаружи прокричал:

— Мы ничего не имеем против тебя, Бобби! Нам нужен Дуэйн!

Кит яростно зарычал и выстрелил. На этот раз он попал, потому что Нат услышал чей-то крик. Потом разразился настоящий ад. На дом обрушился настоящий шквал огня. Пули и картечь буравили хлипкие стены, в щепки разнося мебель и посуду в шкафчике. Одна пуля попала Киту в ногу, и он снова зарычал от ярости и боли. Бобби укрылась за тахтой. Нат нырнул за второй диван и тоже дал короткую очередь. Снаружи ответили новым залпом. Еще одна пуля, влетев в окно, попала Киту в плечо. Винтовка в его руках дернулась, дав длинную очередь. Пули рикошетировали от стен и труб, и воздух в кухне наполнился пронзительным визгом. Фред вскрикнул, и Нат решил, что репортера тоже зацепило. Толпа снаружи скандировала:

— Ду-эйн, выходи! Ду-эйн, выходи!

Потом неожиданно наступила тишина. Воспользовавшись передышкой, Нат стал искать, чем можно перевязать Кита. У раковины ему попались два посудных полотенца, и он туго перетянул ими рану на плече Кита, остановив кровь.

Кит схватил его за руку.

— Я выйду туда! — сказал он хрипло, глядя Нату прямо в глаза. — Вместо тебя… Я буду Дуэйном, понимаешь? Им потребуется время, чтобы понять свою ошибку. Ты должен спасти Бобби. Возьми машину… — Он сунул ему в ладонь скользкую от крови связку ключей. — Пусть она сядет за руль — Бобби лучше знает город.

Казалось, Кит всю жизнь ждал этого момента, готовился к нему. Он хотел умереть героем, и когда ему представилась такая возможность, он не колебался.

— Эй, если вы там еще живы — сдавайтесь! — донесся снаружи все тот же хриплый голос. — Мы все равно возьмем то, за чем пришли!

Нат понял — сейчас или никогда. Он кивнул, и Кит обнял его окровавленными руками.

— Я сделал это, — чуть слышно шепнул он.

— Сделал — что?

— Убил Дженнер… Дуэйн хотел спасти ее, но не успел. Он только вытащил ее из ручья — вот и все, что он сделал. Мы — идентичные близнецы, у нас одинаковые ДНК. Легавые знали… Они использовали Дуэйна как заложника, чтобы заставить меня сдаться. Но они меня недооценили — я никогда не сдавался. И тогда они отомстили — убили моего брата.

Нат почувствовал, что у него в голове все плывет. Фред прав — промелькнула в мозгу единственная связная мысль. Это грустная и грязная история, и лучше бы мне ничего не знать.

— Надеюсь, ты не почувствуешь, когда меня будут убивать, — сказал Кит и оттолкнул Ната. Оставляя за собой широкий кровавый след, он пополз к входной двери и тяжело перевалился через порог.

Нат вскочил на ноги. Дорога была каждая секунда. Схватив Бобби и Фреда за руки, он бросился к черному ходу и, пинком отворив дверь, выскочил на задний двор. Там тоже собралось несколько человек, но они разбежались при виде окровавленной одежды Ната и винтовки в его руках. В три прыжка он пересек задний двор и ворвался в гараж.

С улицы впереди дома донеслась длинная очередь. И сразу же в груди Ната словно что-то оборвалось — оборвалось и умерло.

Вот, значит, что имел в виду Кит, когда говорил, что чувствует своего брата.

Громко всхлипывая, Бобби завела двигатель машины и рванула с места, высадив капотом гаражные ворота. Кит был прав, когда настаивал, чтобы она села за руль. Словно вихрь, они промчались по кривым пустынным переулкам, со скрежетом тормозя, сдавая задним ходом и разворачиваясь. Наконец они выскочили на широкую грунтовую дорогу, которая вела от поселка к холмам, и понеслись по ней.

Когда опасность миновала, Бобби свернула с дороги в укромную ложбину и остановилась. Распахнув дверцы, все трое выбрались из машины и растянулись прямо на земле.

— Кто-нибудь ранен? — спросил Нат.

— Меня, кажется, задело, — отозвался Фред и поморщился.

— А меня нет, — сказала Бобби равнодушным голосом.

Нат подполз к журналисту и внимательно осмотрел простреленную навылет полу его дорогого пиджака. Пуля прошла сквозь ткань, едва оцарапав кожу.

— Ничего, жить будешь, — сказал Нат.

Бобби снова разрыдалась.

— Кому-нибудь нужно стимулирующее? — Фред достал из кармна прозрачную пластиковую коробочку и вытряхнул на ладонь несколько бело-голубых капсул.

Бобби взяла одну и отправила в рот.

— Что это такое? — спросил Нат, качая головой. Ему вовсе не хотелось глотать неизвестный наркотик.

— Откуда я знаю? — Фред пожал плечами. — Мне известно только, что через пару минут ты будешь чувствовать себя намного бодрее.

Фред тоже проглотил капсулу и сел неподвижно. Глаза его были закрыты, словно он медитировал. Бобби перестала плакать и сидела, слегка покачиваясь, не замечая ничего вокруг. Так прошло несколько минут, потом глаза Фреда внезапно открылись.

— Мне нужно позвонить в редакцию, узнать последние новости.

Нат ничего не ответил. Отойдя в сторону, он снова лег на траву. Он смертельно устал и пытался заснуть, но не мог. Свинцовая тяжесть сдавила грудь, и он не в силах был пошевелить ни рукой, ни ногой. Должно быть, подумалось ему, смерть брата-близнеца подействовала на него сильнее, чем он сознавал. Наверное, ему все-таки следовало принять одну из этих бело-голубых пилюль, но с другой стороны, кто знает — может, от этих таблеток ему стало бы еще хуже.

С трудом повернув голову, Нат посмотрел вниз — на раскинувшийся у подножия холмов пыльный поселок. Над тем местом, где был дом Бобби, поднимался столб густого бурого дыма.

Кажется, он все-таки задремал, потому что его разбудил Фред. Наклонившись над Натом, он тронул его за плечо.

— Скажи, тебе знаком некий Альберт Нойес? — спросил журналист так беззаботно, словно они выехали просто на загородную прогулку.

— Я встречался с ним в Вашингтоне. А что?

— Этот человек пытался связаться с тобой через нашу редакцию. Он оставил адрес. Я только что ему позвонил, и он попросил отвезти тебя к нему. Альберт Нойес сказал, что не хочет говорить по телефону — у него есть для тебя очень важные новости.



предыдущая глава | Пробуждение | cледующая глава