home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



САМА СЕБЯ ПРИВЕЛА


Улицы были совсем пустынны, и она благополучно дотащила мальчишек до отделения. На крыльце у раскрытых дверей курил пожилой милиционер.

— Это еще что? — спросил он. — Почему это?

— Грабителей поймала, — торжествующе пробасила Граммофониха. — Грабят трудящихся по ночам!

— Придется протокол писать, — нехотя отозвался милиционер и вздохнул: — Везет же мне: как ночь, так протокол! Ну, грабители, марш в дежурку!

И он привел их в знакомую Славке комнату. Но там не было ни лейтенанта, которому Славка отдал яблоки, ни старшины Солнцева. «Где же яблоки, — думал Славка, — в столе или их уже съели?»

— Ну, давайте составлять протокол, — протянул милиционер. — Вот ты, маленький, как фамилия?

Но Славка растерянно молчал. Рухнул его план. Он-то рассчитывал, что в милиции будет лейтенант или старшина Солнцев… Славка уже жалел, что не убежал, когда друг освободил его.

— Я тебя, кажется! Как фамилия? Почему молчишь?

— Я скажу, — вмешалась Граммофониха. — Я их, как облупленных, знаю!

— Подождите, — недовольно сморщился дежурный. — Сами должны сказать. Ну?

— Я ска… скажу только старшине С-солнцеву!

— Что? Ты его знаешь? — удивился милиционер. Строгость сразу слетела с него. — Старшина Солнцев… Солнцев сейчас на задании… Больше ты никому не скажешь? Только Солнцеву?

— Е… еще лейтенанту.

— Да-а, — протянул милиционер. — Чудеса!

Он снял трубку:

— Товарищ лейтенант, вы не зайдете? Домой собираетесь? Да, да, поздно. Тут мальчишка пришел, то есть не совсем пришел… его привели. Он желает только с вами разговаривать! Да, только с вами! Зайдёте? Ясно. Подождём.

Дежурный положил трубку:

— Прошу всех посидеть. И вы, пострадавшая, тоже посидите вон на скамеечке.

Граммофониха села на скамью, ребята пристроились с другого конца.

— Я подожду, время терпит. Я их выведу на чистую воду!

В это время раздался стук, и в дежурное помещение вбежала женщина. Видно было, что она одевалась наспех. Из-под пальто выглядывал халат, платок еле держался на голове.

— Татьяна Сергеевна, — шепнул Виталька.

— Ка… какая? — так же шепотом спросил Славка.

— Географию учит. В старших классах. Ты не знаешь.

— А…

— Здравствуйте, Татьяна Сергеевна, — решил поздороваться Виталька.

Но учительница даже не поглядела в его сторону.

— Кисличкин удрал из дома! Вылез со второго этажа… через окно… я все обыскала, — прерывисто произнесла она.

Славик и Виталька переглянулись. Значит, Нева остался в саду?

— Боже мой, — вздыхала учительница, — сотню мальчишек воспитала, а тут что? Всего ожидала… но такое! Месяца у меня не живет…

— Сейчас примем меры. — Дежурный потянулся к телефону. — Успокойтесь.

— Стойте, стойте, — заторопился Виталька, — не надо принимать меры! Он уже дома, наверное!

Учительница подняла глаза на Витальку:

— Ты? Что ты тут делаешь?

— Мы по делу, — сказал Виталька. — Потом расскажем. А Олег, наверное, уже спит дома!

Но приятели и не подозревали, что Олег всё ещё и не думал покидать сад торговки. Убежав от Витальки, он сразу же пробрался к противоположному краю забора и затаился в траве, чтобы оценить обстановку. Надо начинать поиск. Или он сейчас обнаружит окоп, или придётся признаться, что не выполнил боевого задания.

Где-то в глубине сада возились собаки. Рядом темнел забор. По плану окоп мог находиться только здесь, у самого забора. И Олег пополз, шаря по мокрой траве и включая на короткий миг фонарь. Понятно, что окоп могли давно засыпать землей или просто завалить каким-нибудь хламом… Он дополз до конца забора. В траве попадались щепки, скользкие комки глины и камни, но нигде-нигде не было даже маленькой ямки.

Промокший и усталый, он поднялся с земли и хотел уже уходить, но тут в саду послышался грузный топот, потом крик. Олег сообразил, что Виталька попался.

Вот всё снова затихло. Даже не было слышно визга собак. Олег подождал и не таясь пошел вдоль забора, но не сделал и двух шагов, как оступился и съехал в какую-то глубокую яму. На дне ямы загремели железные банки. Падая, Олег почувствовал, как больно резануло его чем-то по левой руке, но он не обратил внимания на боль, а тут же вскочил на ноги и включил фонарик.

Стенки ямы сверху были покатыми, но ниже оказались ровными и плотными. Яма была узкой и продолговатой.

Окоп! Наконец-то!


С разламывающейся от похмелья головой валялся Василий на своей койке в общежитии. Хотелось подняться и сунуться под кран, чтобы холодная струя воды хоть немного освежила, но соседи его сидели за шахматами, и не стоило им показывать, каким он явился домой.

«Ах, тётка, тётка! Будь ты неладна! И чего ты вцепилась в меня, как клещ? Чего вцепилась? — мрачно повторял Василий про себя. — Как мне от тебя отвязаться?!»

— Ага, теряешь лаечку! — послышался радостный голос долговязого механика Ивана.

— Ну уж ладью я тебе не отдам! — вздыхал партнер.

— Не отдашь лайку, тогда ферзь летит за два пешконосца!

Вот люди получают себе удовольствие! А он?! Ах, как хорошо было бы навсегда избавиться от этой тетки… Черт его, дурака, дернул поехать за яблоками. Получается, что стал теперь соучастником её махинаций! Если тётка попадется — он тоже виноват! Она-то его сразу выдаст, это факт. Что делать? А если рассказать всё ребятам? Нет, нельзя, что он — в уме?! Остается сделать, что просит тётка, и отвязаться от неё навсегда…

— А вот тебе еще шах! — ликовал Иван. — Ну как, нравится? По классическим образцам разбил тебя!

— Ладно, сдаюсь! Будем мы сегодня ужинать? У тебя сколько наличных? У меня копеек тридцать, — сказал партнер.

Получка должна была быть завтра.

— Эй, Иван, пойди-ка сюда, — приподнял голову Василий. — Вот, бери.

— Ого, откуда столько?

— Бери, не спрашивай, — махнул Василий.

Иван нахмурился и из-под очков в упор поглядел на Василия:

— Ты что это сегодня?

— Тётка… хватил немного. Принесите пивка, а?

— Вот так немного! Ничего себе!

— Ладно! Довольно меня учить, не маленький! — взорвался Василий. — Сходи в магазин, покупай жратвы какой захочешь, а мне пивка. Держи десятку.

Не взглянув на деньги, Иван вернулся к шахматам.

— Ещё одну сыграем, — предложил он партнеру.

Василий разозлился:

— Не хотите, и чёрт с вами! Уеду от вас.

— Тебе играть чёрными, — не обращая никакого внимания на Василия, сказал Иван.

— Собственный дом будет и сад, какой вам не снился! И пить буду хоть каждый день, и вам никакого дела нет, — ворчал Василий.

Но его никто не слушал.

— Десять, пятнадцать, сорок рубликов! Ай да тётка, не поскупилась! Сидите тут со своими тридцатью копейками, а я пошёл в ресторан. — Василий тяжело поднялся с кровати. — Соскучитесь — прошу в «Днепр».

— Твой ход, Лёнь, — сказал Иван.

Василий очутился на улице. Вокруг было темно и скользко. Не переставая шел дождь. Прохожих почти не было. В ресторан ему идти не хотелось. Но куда деться? Хотелось вернуться и рассказать все соседям. Но Василий только махнул рукой и пошёл к центру города.

Василий прикурил и осветил спичкой циферблат часов. Уже час! Ресторан не помог. Голова по-прежнему болела. Ночной дождь успел промочить его насквозь, и Василий зябко ежился. «Пойду спать! В конце концов, имею я право спать на своей кровати и никому не давать отчёта?» — думал он, а сам не трогался с места. Ишь, какая темень! Самое время перетащить проклятые яблоки в теткин дом. Перетащить и навсегда отделаться от неё.

И он пошел к теткиному дому. По дороге ему никто не встретился, ни один человек.

«Погодка! Хороший хозяин бобика на улицу не пустит, а тут болтайся из-за этой Дульцинеи!» — ворчал Василий.

В кармане он нащупал ключ от калитки. Сунула вчера тетка, сказав: «Мало ли, без меня придешь». Но калитка, к удивлению, оказалась незапертой. Василий вошел во двор. Все вокруг крепко спало. Даже собаки не учуяли его. «А ну их всех, не буду я Дульцинею поднимать, без неё спокойнее!» — подумал Василий и, захватив вёдра и лопату, пошел к месту, где были закопаны яблоки.

Отыскав канаву, он снял лопатой дёрн и, нащупав деревянные перекладины, отодвинул их в сторону. Дальше лежал брезент. Когда Василий стянул его, в нос ударил запах прелых яблок. Наполнив принесенные со двора ведра, он двинулся к дому. Ему всё мерещилось, что кто-то следит за ним. Но улица по-прежнему была пустынна. Тусклый фонарь светил в конце её.

— Да нет никого, чудится! — бормотал Василий, подбадривая себя.

Вытряхнув яблоки, он отправился за новыми. По дороге опять огляделся. Увидев, что никого нет, он подобрал камень и запустил в фонарь. Рука дрожала, и камень пролетел мимо. Вторым камнем Василий все же разбил лампочку. На улице наступила полнейшая темнота.


— Зачем тебе лейтенант? — шёпотом спросил ничего не понимающий Виталька.

— Мо… молчи. — Славка глазами показал на подслушивавшую Граммофониху. — Уз-знаешь. Как ты думаешь, он уже дома?

— Кто? Нева?

— Нева-то дома. Учительница сейчас ему за… задаст, — не повышая голоса, шептал Славка. — А Р-рекс? Где он?

— Вы чего перешептываетесь, а? Сговариваетесь, жулики? — пригрозила пальцем торговка. — Сговаривайтесь не сговаривайтесь, а штраф заплатите. Вот и товарищ командир идёт!

Лейтенант сразу прошел к столу и оттуда оглядел всю компанию. Славка даже приподнялся, чтобы лейтенант смог скорее узнать его. И тот узнал.

— А-а, все ясно, — коротко бросил он. — Значит, это ты?

— Он! — вскочила торговка. — И ещё вот этот, — она показала на Витальку. — Весь мой сад обчистили. Собак чем-то попортили. Дали им чегой-то, наверное.

Лейтенант весело глядел на мальчишек.



Путаный след


— Так, — протянул он. — Пиши, Симагин, с целью ограбления…

— Нечего там грабить! — неожиданно перебил Виталька.

Граммофониха всплеснула руками:

— Видали! Это у меня-то нечего?!

— Совсем нечего, — упрямо подтвердил Виталька.

Он подбежал к столу и, вытащив рубаху из брюк, вытряхнул несколько зелёных ещё яблок. Потом по одному стал подталкивать их к лейтенанту:

— Это вот антоновка, самый поздний сорт, а эти… эти и вовсе как дички! Всё. Больше ничего там нет. Я весь сад облазил. Нет больше!

Лицо Граммофонихи густо покраснело.

— Неправда! — заорала она.

Лейтенант повернулся к ней.

— Что неправда? — спросил он. — Яблоки ваши?

— Мои!.. Какие бы ни были, а мои! И не имеют права их воровать. Я буду в милицию жаловаться!

— Вы и так в милиции. Пиши, Симагин. Гражданка Рябова признала эти яблоки своими.

Славка радостно ерзал на скамейке. Кажется, всё получается.

Лейтенант снова обратился к Витальке:

— А точно, что других нет?

— Честное пионерское!

— Что вы на это скажете, Рябова?

— Мне и этих хватит. Одна живу… А… а откуда фамилию-то мою знаете? — всполошилась Граммофониха.

— Фамилию пришлось узнать! — загадочно ответил лейтенант.

Он вышел из-за стола, подошел к шкафу и вынул оттуда большой пакет.

— Ну, а сейчас что скажете? — спросил он и стал по одному выкладывать из пакета на стол огромные краснобокие яблоки.

— А эти откуда?

— Почем я знаю… — упавшим голосом пролепетала торговка.

— Зато я знаю! — усмехнулся лейтенант. — Эти яблоки… — он чуточку помедлил и подмигнул Славке, — эти яблоки скупил у вас на базаре один Шерлок Холмс! Вы попались, Рябова!

Виталька с изумлением поглядел на Славку:

— Ты что же, а? И ничего не сказал!

— Я не думал, что так по… получится, — ответил тот, сияя.



В САДУ | Путаный след | ВОТ НАТВОРИЛ…