home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Плохие новости

Анастасия мирно спала в своей кровати под шелковым одеялом. В комнате было темно. Темноту нарушал лишь фиолетовый отблеск света, проникающий сквозь шторы с улицы. Этот отблеск создавал вместе с непроглядной теменью причудливые узоры на Настиной кровати.

В противоположной части комнаты спал компьютер Пориковой. Вернее он не спал, а находился в ждущем режиме. Настя довольно долго засиделась за ним и легла спать — так и не отключив его. Потому машина все еще работала, хотя и не подавала никаких признаков.

Вдруг компьютер включился: замигали лампочки на системном блоке, засветилась мышка, и прямоугольным озером ожил экран. Но монитор не показывал загрузку операционной системы, — он лишь изображал волнующую гладь помех.

В комнате вмиг стало светлей. Моргающие отблески задорно играли с темными углами.

Настино тело медленно начало подниматься над кроватью. Одеяло почти бесшумно слетело с нее, оголив девушку. Порикова сделала пару бессознательных движений, но не проснулась. Она зависла над кроватью. Настины руки плавно и медленно легли по швам.

После этого девушка медленно полетела к монитору компьютера. Кровать осталась позади — под ней проплывал, утопающий в черной бездне пол. И вот ее ноги почти соприкоснулись с поверхностью экрана. Но экран не задержал ее: ступни спокойно прошли по ту сторону, оказавшись на фоне мелькающих помех. Вскоре в квадратное окно вошли ее стройные бедра. Девушка была вся залита голубым светом. И когда половина ее туловища была уже по ту сторону, ее резко втянуло в монитор полностью. В прямоугольной рамке было видно, как она улетает в мерцающую помехами даль, пока ее тело не превратилось в маленькую точку, которая вскоре и вовсе исчезла.


Нежная женская ладонь толкнула руками створки дверей. Они послушно открылись, впуская девушку в танцевальный зал диско-клуба. Настю сразу же захлестнула ломаным ритмом басистая волна прогрессивной попсы, которая показалась Пориковой достаточно жесткой.

Настя вышла в блестящем черном обтягивающем костюме, очень гармонирующем с ее белокурыми волосами, на большой балкон, от которого шли ступеньки прямо к танцплощадке. Девушка очень грациозно начала спускаться вниз попутно рассматривая клуб.

Под потолком всеми цветами радуги играла подсветка. На небольших подиумах вдоль стен, отливающих интенсивными цветами, танцевали девушки в ярких костюмах. На одном из таких подиумов виртуозничал ди-джей. В просторном ложе помещения танцевали, общались и просто отдыхали люди в разнообразных одеяниях: от гломмура до строгого классического стиля. Насте было очень знакомо это место, казалось, что она была здесь уже раньше. Но, вопреки этому, клуб дарил ей ощущение невероятно загадочной неизведанности. Всеобщая эйфория мощным потоком нарастала при каждом ее шаге внутрь.

Порикова направилась к бару, который был под большим балконом и отграничивался от танцпола несколькими колонами. Музыкальная мелодия все больше заставляла ее вслушиваться в свои ритмы, словно тянула часть ее сознания на танцпол.

Настя присела на круглый стул, положив локти на стойку бара, и заказала себе молочный коктейль. Вскоре заказ был у нее в руках. Девушка поднесла бокал к губам и сделала небольшой глоток.

Она украдкой бросила взгляд на двух парней сидящих неподалеку. Они вдвоем кивали головами в такт басам. Причем рты у них были приоткрыты, а глаза немного закатаны, словно они хотели что-то сказать вроде: „Чувиха, обломись! Нам и без тебя хорошо!!!“

В этот момент Анастасия почувствовала, что на ней остановился чей-то пристальный взгляд. По ее телу пробежали волны волнения, которое усиливала новая обстановка с незнакомыми людьми вокруг. Она даже не сомневалась в том, что ее кто-то рассматривает. За последние десять лет своей жизни Настя словно научилась чувствовать мужские взгляды в свою сторону, даже не видя их.

Порикова обернулась. Золотистые волосы, сделали за ней воздушный реверанс. Девушка стала всматриваться в танцующих людей. И ее женские чувства не обманули. Из танцующей толпы, глядя прямо на нее, медленно шел Павел. Он был одет в белый наряд с черными и красными вставками. Выглядел парень мужественно и располагающе к себе. Настя вновь заволновалась.

К девушке оставалось всего пару шагов. Но каждый этот шаг пробуждал в Паше приятное внутреннее волнение. Он внимательно изучал Настю взглядом: на спину ей падали радужные лучи света с танцплощадки, а с ее лицом и челкой играл ультрафиолет, словно гладил никому не доступные косы. Еще больше его зацепила появившаяся внизу надпись: „Количество эндорфина 50.000 ЕД“. Что заставило Читера немного оробеть. Павел отключил эту функцию, дабы не отвлекаться.

— Привет, возле тебя можно присесть? — спросил Паша.

— Привет. Присаживайся, — ответила она немного напугано.

— Что пьёшь такое вкусненькое? — спросил Павел, слегка улыбнувшись и садясь рядом.

— Молочный коктейль, — произнесла Анастасия, но тут, же мысленно подумала, что, наверное, зря она сказала слово „молочный“ — как-то по-детски.

— Молочный коктейль, — повторил Паша и снова, улыбнувшись, добавил, — это мне очень нравится, что ты любишь молоко.

„Он точно — извращенец. Возможно, именно он устроил нападение на семью Зощенковых. Так велико его сходство с тем, кого ему описала пострадавшая Аня, и показал в их школьном альбоме ее муж Андрей…. Странно, но он таким добродушным и простым кажется. К тому же у него такой приятный взгляд. Да, внешность бывает, обманчива, потому не стоит забывать этот момент. Пообщаюсь, — посмотрим, кто ты Павел такой….“ — размышляла Настя, попутно разглядывая своего нового знакомого.

— А ты — любишь молоко? — спросила она с хитрой ухмылкой.

— Почему бы и нет….

Павел окликнул бармена и заказал себе такой же напиток. Анастасия опять украдкой начала рассматривать его, но, стараясь не подавать вида. „Странно — на фотографиях у тебя были темные глаза — точно. А сейчас голубые. Но, между тем, я, то узнаю все про тебя, что мне нужно“, — подумала девушка.

— Мне кажется, при нашей первой встрече у тебя были темные глаза? — строго спросила Порикова.

— Я ношу линзы, — добродушно улыбнувшись, ответил Паша, от чего девушка слегка растаяла.

Она замолчала, но паузу оборвал парень.

— Ты любишь дискотеки?

— Да. Вообще то — да, но на самом деле не очень, — ответила она надув губки.

Настя знала, что этот ее трюк заставлял робеть многих ее знакомых мужского пола. Павел поймал этот „выстрел по нему“, но спокойно продолжил общение, глядя на свою собеседницу.

— А мне вот много причин не дают нормально расслабиться…. В Крайтане.

На последнем, сказанном Пашей слове, маневры Анастасии словно оказались напрасными. И она поспешила контратаковать.

— Да и, чем же тебе не нравиться Крайтан? Может, ты постоянно напряжен? Или тебя что-то напрягает — отсутствие девушки?

Настя захихикала, довольная собой. Она сделала пару больших глотков коктейля, после чего на ее губах остались следы молока. Пашин взгляд застыл на ее губах. Анастасия заметила это. И дабы окончательно разгромить противника медленно и непринужденно, казалось бы, даже случайно, провела по ним языком. Павел сопровождал его взглядом на протяжении всего его маленького путешествия.

— Да нет же, — он словно очнулся, — дело даже не в том, что у меня нет девушки. Если речь идет именно о Крайтане, то посмотри во что превращается жизнь людей в этом городе. Крайтан становится почти для всех клеткой из законов и ограничений. И каждый год прутья этой клетки становятся все толще. Правда это не касается тех, кто этими законами правит….

Настя немного подзабыла о своей победе. Сама, будучи правоохранителем, она знала о большинстве этих нюансов, поэтому ей интересно было об этом поговорить.

— Да, но ведь без законов и правил начнется анархия, — перебила Порикова.

— Согласен. Для общества это необходимо. Но тогда почему, же эти законы часто тяготят жизнь, вместо того, что б ее облегчить…. Про бюрократию и неравенство слоев населения перед ними я вообще молчу.

— Я не совсем с тобой согласна….

Они разговорились, попивая из бокалов коктейли. Анастасии понравилось общаться с Пашей. Ее заинтересовало его немного детское стремление к справедливости и свободе. Она находила, что тут их мнения пересекаются… почти….

Они разговаривали об обществе и о самих себе. Казалось, что эти двое знали друг друга уже давно и вот так просто встретились в клубе, дабы скрасить серые будни друг друга. Павел не отрывал взгляда от Насти. Ей это нравилось.

Какое-то время спустя они по обоюдному решению пошли танцевать. Музыка этому очень способствовала. Будучи беззаботной и энергичной, она навевала какую-то юношескую легкость и влюбленность. Свет в полумраке танцпола своим калейдоскопом придавал всему и всем вокруг причудливые оттенки.

„Когда начнется реальность….“ — пронеслись слова песни вместе с переходом мелодии.

Незаметно для себя самой, Настя начала виться как лоза вокруг Паши. Парень аккуратно, но в тоже время страстно двигался ей в такт. В танце она забыла обо всем на свете. Павел был ей еле знаком, но Анастасия чувствовала, что она ему очень нравится. Нет, это была не любовь, а скорее какое-то чувство, которое бежало от дружбы к страсти. Танцуя, он взял ее за руки. Они, смеясь, крутились на месте, не отрывая друг от друга взгляд.

В какой-то миг они неожиданно обнялись. Казалось, что оба тонули в глазах друг друга. Алые губы Насти призывно полуоткрыты и… и Павел медленно приближается к ним своими губами, не отводя взгляд от ее глаз. Он касается ее губ совсем легонько, от чего девушка закрывает глаза. Но Павел проскользнул дальше и шепнул ей на ушко:

— Тебе пора, ангелочек. Сейчас сработает будильник….


Громкая детская мелодия заполонила все вокруг. Вмиг все исчезло. Настя проснулась. Наивная детская мелодия надоедливо вырывалась из мобильного телефона. Она встала с кровати. Шелковое одеяло слетело водопадом с ее красивого тела. Анастасия подняла с кресла телефон и отключила будильник на нем.

„Когда начнется реальность….“ — с затуханием звучало у нее в голове.

„Ничего себе у меня отношения с подозреваемым во сне“ — подумала девушка, слегка улыбнувшись.

В Настин взор попало мерцание экрана. Она обернулась. Монитор компьютера, стоящий на полке в стенке над выдвижным столом показывал паутину помех. Но это было всего какое-то мгновение. После чего компьютер перешел в ждущий режим — с темной гладью экрана.

Анастасия насторожилась. У нее создалось такое ощущение, что это „машина“ показала ей такой яркий сон. Она не могла припомнить, что бы оставляла его на ночь в ждущем режиме. Но уже через мгновение Порикова списала это на „показалось“.

Настя медленно подошла к нему, все еще думая о своем сне, и включила TV-тюнер на канал с идущей программой новостей. На экране показывали репортаж о пораженных радиацией территориях на севере страны. Порикова сильно задумалась. Увиденный ею сон, не давал покоя. Он будоражил девушку эмоциями и догадками.

Настя взяла мобильный телефон. Она открыла раздел телефонной книги и принялась искать номер Зощенко. Украдкой девушка вновь посмотрела на экран. Там Порикова увидела аккуратную студию с ведущей, которая произнесла: „За последние три дня множество людей жалуются на участившиеся случаи дэжавю. Что это — новый природный феномен или влияние радиации? Наш специальный корреспондент Ирина Валецкая выясняла этот вопрос в Институте экологии и охраны окружающей среды…“

„Да и в правду. За последние два дня что-то частенько возникало ощущение: вроде это уже было!“ — подумала Настя.

Порикова, продолжая еще мысленно блуждать, набрала номер Зощенко Анны и стала ждать ответа.

— Да, — послышался в трубке женский голос.

— Здравствуйте. Это следователь Анастасия Порикова по вашему делу. Вы извините, что я так рано….

— Да ничего — я и так почти сутки спала, — перебила ее Аня.

— У меня к вам есть такой вопрос: у того товарища, который упал с крыши в десятом классе, были друзья, с которыми он постоянно общался?

— Н-н-ну… да…да был один придурок — такой же как и он….

— А как бы мне с ним поговорить. Вы не помните — где он живет?

— Да я его почти каждый день вижу. Он в соседнем доме живет во втором парадном.

— А зовут его, как, помните?

— Светличный… кажется Михаил.

— Хорошо. Большое вам спасибо….

— Ой, ну вы знаете. Они оба были такими придурками. Паша был еще ничего, но этот Миша это вообще аут. Он до сих пор остался полным идиотом — еще большим, чем мой муж…. Вы слушаете меня?

Но Настя ее не слушала. Внимание девушки всецело приковал новый репортаж на экране.


— А ну вставай, сука!!!

— Что? — растерянно выдавил спросонья Юра и открыл глаза.

Над ним склонился отец, схватив его за свитер у горла, и злостно затряс.

— Вставай, наркоман хренов!!!

— Э-э-э…. Какого черта? — недоумевал парень.

В ответ Валера, стиснув зубы, дал с отмашки сыну ладонью по голове.

— Какого черта ты пробздел сделку!? Сученок! — разорался Петрович.

— С-сделку…

— Сука ты паскудная! За папкин счет кайфуешь! — Валерий Петрович вновь схватил Юру за свитер. — Где ты теперь возьмешь эти чертовы покупоны?! [Покупоны — деньги — прим. автора]

— Й-а не пон-н-нял?

— Не понял!

Валера отпустил сына. Он сделал глубокий выдох, взглянув на рассвет за окнами пентхауза.

— Раздупляйся. Что б через полчаса был у меня в кабинете. Это ты хоть понял?!

— Понял, — промычал Юра, поглядывая на стоящего за спиной у отца Валентина.


Проспект | Читер | * * *