home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ценный НПС

Павел быстро шел по узкому коридору со светло-голубыми стенами. Над его головой проносились лампы дневного освещения, покрытые решеткой. Блики от их света отражались в его темных очках под военной кепкой. За его спиной колебалась в такт движениям винтовка. А в, чуть поджатой к корпусу, правой руке он держал химическое оружие. В корпус химомета был заряжен синий баллон. Со ствола оружия еле заметной дымкой сочился пар.

Впереди справа Пашу ждала короткая лестница, по которой он быстро спустился. Ступеньки незаметно «пролетели» у него под ногами. Пройдя еще немного, Читер оказался у железной двери с маленьким окошком и табличкой "Посторонним вход воспрещен". Павел замер перед ней, намертво остановив свой взгляд на прорези окна. В левом верхнем углу поля зрения начал появляться текст:

— MASHA1

OK.

— POWER*2

OK.

— INVIGUN

OK.


Харитон примкнул к стене, прижав к груди автомат.

— Линда! Стой! — окликнул он свою сотрудницу.

Но Линда бесстрашно шла вперед в коридор, где лежали тела убитых коллег.

Харитон с остальными солдатами последовали за ней, держа на мушке каждый угол.

Линда остановилась. У ее ног, присыпанный осколками стекла, в луже собственной крови лежал Владислав. Женщина, опуская автомат, с огромной грустью в глазах смотрела на него.

"Я так и не сказала тебе…" — подумала она.

— Сука! Где ты?! Я убью тебя! — закричала Линда.

Она взвела оружие и начала стрелять вперед. Остальные военные, молча, наблюдали за ней. Они уже давно догадывались, что единственная женщина в их отделении неровно дышит на Владислава. И теперь никто не хотел мешать ей "выпустить пар".

— Линда, остановись….- проронил один из солдат.

Женщина перестала стрелять. Она, крепко сжав Обокан, тяжело дышала. Глаза ее блестели от так и не появившихся слез.

— Линда, послушай, — наблюдательный пост на связи, — обратился к ней Харитон.

Линда вслушалась в радиосвязь. Она услышала голос Игната, который говорил:

"…Вы слышите — мы засекли его. Вы слышите…"

— Где он? — с рвущейся наружу злобой произнесла женщина сквозь зубы, как только поняла значение услышанного.

"Он на лабораторном этаже…. Это…. В лифте отмечено кнопкой — лаборатория", — сказал Игнат.

— Поняла, — твердо ответила воительница, разворачиваясь к лифту.

— Линда, — обратился к ней Корнейчук, — может не надо…

Она подошла к нему вплотную и, глядя воспаленным взглядом, выпалила:

— Сколько раз лейтенант твою жопу из говна вытягивал?! А ты сцыш за него под пули лезть!!! Может, хочешь сбежать как Дливинов?.. Так тот пороха с нами толком не нюхал! А ты?!! Ты бы тут сейчас не стоял, если бы не Влад…


Женская рука с ярко накрашенными в красный цвет ногтями отворила железную дверь. Маша вошла в большую хорошо освещенную прямоугольную комнату с высокими потолками — пропускник в лабораторию. На ней красовалось короткое красное обтягивающее платье с маленькими синими полосками. Охранники изумленно, но, не скрывая довольных ухмылок, уставились на Машу.

— Мария Николаевна, вы вернулись? — довольно спросил вышедший ей на встречу с левой постовой комнаты охранник.

— Мария Николаевна, вы в лабораторию? — задал еще один вопрос секьюрити, деловито стягивая полы пиджака на груди.

Секьюрити подошел ближе.

Но Мария не ответила. Она лишь немного приподняла голову в его сторону и посмотрела ему прямо в глаза. Ее глазки при этом как-то игриво поблескивали из-под длинных ресниц на фоне красивого личика.


Павел видел перед собой высокого охранника, который похотливым взглядом косился на него. В лице здорового мужика было одно лишь желание, которое затуманило ему разум и приспало бдительность. Желание это растворяло всякое достоинство, которое могло присутствовать в секьюрити.

Вернее охранник косился не на него, а на Машину модель, форму которую Читер принял.

"Интересно, я тоже вот таким голодным взглядом смотрел на нее? — подумал Павел. — Ладно — хорош любезничать!"


"Какая же ты классная! Ничего — когда-нибудь я тебя раком поставлю! Ох, хорошенькая, аж в груди похолодело", — подумал секьюрити, глядя в лицо Маши.

Неожиданно Мария улыбнулась. Улыбка пошла больше в левую сторону, от чего появилась ямочка на щечке. Верхняя губка слева пошла резко вверх, словно плавящаяся клеенка, обнажая зубы и десна. Расплавление оголило левые скулы до костей, и как страшная опухоль перекинулась на все лицо, попутно оголяя глазные яблоки. Затем с места рта Марии начала образовываться новая субстанция. Волосы у Маши на голове начали темнеть и словно врастать назад в голову. Метаморфоза произошла в секунду, превратив Машу в Читера.

Охранник опешил на месте. В его грудь упирался холодный ствол с испарениями. Перед ним возник хорошо экипированный парень с агрессивным лицом вместо такой притягивающей Марии. У секьюрити создалось ощущение: будь-то, он откусил кусок спелого сочного яблока, а оно оказалось полным заразы!

— Ч-ч-что-ч-что-что это? — пятясь назад и запинаясь от изумления, спросил он.

— Это — мор-р-розная свежесть! — выпалил Павел.

В следующий миг из ствола химомета огромной волной вырвалось ледяное облако. Оно окутало своими холодными объятиями секьюрити и рвануло за его спину в постовую комнату.

Поглощенный ледяным облаком охранник успел лишь только издать слабый писк.

Ошарашенные происходящим секьюрити, крича, кинулись к оружию.

Светло-голубое облако быстро рассеялось. На месте попавшего под него секьюрити стояла застывшая в диком испуге обледеневшая скульптура, закрывающая лицо руками.

Павел пнул его боковым ударом ноги. Скульптура, отломавшись от примерзших к полу ног, шлепнулась и разлетелась на кусочки, внутри которых еще теплились красные прожилки.

Читер стремительно вбежал в комнату, где был еще один опешивший охранник. Он, как и все в помещении, был покрыт белым инеем. Его глаза пытались моргнуть, по лбу шли напряженные морщины, а со рта вырывался сдавленный крик. Секьюрити, обмерзшими руками пытался дотянуться до пистолета в кобуре под мышкой. Но его руки не слушались и страшно хрустели.

Павел направил на него оружие и легонько нажал на спуск. Ледяное облако добило секьюрити. Он основательно превратился в ледяную глыбу. На Пашу хорошо ощутимым морозным ветром оттолкнулась от стен холодная волна. Но она уже не в силах была причинить ему какой-то вред.

"Стреляй, стреляй! Нет! Стас! Нет! Стреляй! Чего ты ждешь! Стреляй! Убей его!" — донеслось до Паши из-за спины через открытый дверной проем.

В тот же момент, покрытое морозными узорами стекло, пробило несколько пуль. Одна из них попала в корпус замороженному охраннику — тот рассыпался на части. Ледяные осколки, измазанные кровью, разлетелись по комнате.

Павел резко пригнулся к покрытому льдом полу. Разнесенное вдребезги выстрелами стекло, сыпалось ему на голову и спину. Пальба не прекращалась. Пули бороздили комнату, в которой был Читер.

Раздался предупреждающий женский голос: "Двадцать секунд до включения автоматических турелей!"

"Держи его! Держи!" — вновь донеслось до Паши.

Выстрелы прекратились. Послышалось клацанье перезаряжаемого оружия.

— SLOW*4

OK.

Быстро мелькнуло в верхнем поле зрения Читера.

Павел рывком вскочил, поравнявшись во весь рост с разбитым окном. Перед его взглядом предстали два охранника с оружием в руках. Один с автоматом стоял за противоположным разбитым окном поста. Он, по-видимому, только что перезарядил оружие и даже не успел отвести от него взгляд. Его голова медленно приподымалась в сторону Паши. Другой с пистолетом был в проходе между двумя постами. Правая его нога зависла в воздухе — намереваясь сделать шаг; рот медленно открывался, выдавая растянутое слово: "У-м-р-и!" Рядом по полу подпрыгивали, словно на луне, недавно выстрелянные гильзы.

— Да, шпаки, — Я повелитель додов! — громко закричал Паша.

Читер нажал на спуск. Огромная струя азота вырвалась из ствола оружия словно смерч. Этот поток сопровождала дрожь на стрелке манометра. Азотное облако проглотило бегущего по коридору секьюрити. Затем Паша перенаправил поток на охранника стоящего за окнами. У того к тому моменту был уже наведен на него автомат. Из автомата блеснула вспышка, но тут же его накрыло морозным фонтаном. Пашу подкосило, чуть согнув пополам. Обледенелая пуля попала ему в корпус, раскрошившись о бронежилет.

Прямо перед ним, шумя механизмами, в потолке начали медленно открываться два люка. От туда начали высовываться очертания крупнокалиберных пулеметов.

Павел, взяв обеими руками химомет, перепрыгнул за окно. Его ботинки заскользили на замерзшем полу. Но, удержав равновесие, он осмотрелся: двое охранников, еле переставляя ноги, убегали в сторону дверей на лестницу; из люков в потолке почти вылезли пулеметы.

Читер обернулся в сторону железных ворот. До них еще было метров десять расстояния по широкому коридору. Вдоль коридора тянулись толстые черные кабеля с несколькими большими лампами. Их свет, словно сигнал «СТОП», сверкал яркими звездами.

Павел побежал к воротам, попутно отсоединяя синий баллон от корпуса химомета.

— EXIT

OK.

Большие тяжелые ворота с надписью "лаборатория-С17. Посторонним вход воспрещен" начали медленно раздвигаться в стороны. Когда Павел до них добежал — там уже образовалась щель, достаточная для прохода.

К этому времени пулеметы автоматической турели нацелились на спину Читера в полной готовности дать смертельный залп.

Павел нырнул за движущуюся половину ворот и с полуоборота метнул в коридор баллон.

Баллон, поблескивая синим корпусом и, выдавая испарения остатков жидкого азота через место, где крепился к стволу орудия, сделал внушительный полет через весь коридор. Он с металлическим стуком ударился о пол и покатился в направлении, скрывающихся в дверях охранников.

Баллон разорвало. Вместе с голубой вспышкой из него словно вырвалась снежная лавина, которая покатилась по помещению.


— Маша была у меня сегодня в кабинете! — громко спросил Валерий Петрович у инженеров.

Те напряженно переглянулись.

— Да, была, — негромко произнес Виталий.

— Сучка, — прошипел сквозь зубы Валерий.

— Валерий Петрович, — оборвал Игнат, вытирая платком пот со лба, начавшиеся размышления кандидата, — он в лаборатории.

— Что?!

— Он в лаборатории.

— Как?! Так быстро! А пост охраны?

— Они мертвы…. Вы бы это только видели, — отрезал Виталий.

— Это же почти под нами! — ужаснулся Валерий.

— Именно поэтому нужно что-то срочно предпринимать, — начал Игнат.

— Что вы предлагаете? — растерянно спросил Петрович.

— Мы уже сообщили оставшейся части военных о его местонахождении. Но мы можем от сюда закрыть ему все выходы и законсервировать его там, — продолжил инженер.

— Так, так, — пытался уловить мысль Валера.

— Ну, а там можно будет выиграть время и придумать, как его добить.

Кандидат ненадолго задумался, пытаясь взвесить все за и против в хмельной голове. После чего изрек:

— В лаборатории остались эти двое охотников, но они его точно не остановят…. А если…. А если…. Из лаборатории, ведь есть аварийный выход?

— Да, но мы тоже можем его перекрыть, — произнес Виталий.

— Дайте-ка мне связь с лабораторией, — развивая мысль в голове, произнес Петрович.


Дверь лифта медленно открылась. Военные во главе с Линдой сразу же устремили стволы своего оружия в полупустой холл, где на стенах было множество плакатов с рекламой научного отдела компании "Черное Золото".

— Пошли, пошли. Вперед, — шепотом произнесла Линда.

Она устремилась через холл к двери с лаконичной надписью "лаборатория".

Военные, подоспевшие за ней, заняли позицию около двери.

Харитон кивнул Линде о готовности. Женщина открыла дверь, и солдат рывком устремил ствол в пустой коридор.

— Чисто, — шепнул он, вглядываясь в пустующую даль стен.

— Идем, — скомандовала Линда.

Все устремились в коридор за ней, держась плотной группой.

Корнейчук прикрывал тыл. Он внимательно держал на мушке открытую дверь, через которую они вошли.

Так группа военных прошла коридор до лестницы.

Внезапно до них донесся глухой взрыв. Вслед за этим снизу рывком открылась дверь, громко ударившись о стену, так словно ее со всего маха открыл ногой пьяный босяк. По людям прокатилась холодная волна, которая заставила прижаться к стенам. Мороз резко начал щипать их лица и руки.

— Ай, блин, — выругался один из солдат, слегка подкидывая Обокан, от ствола которого стали сильно мерзнуть ладони.

— Черт! Черт! Что это?! — чертыхнулся Харитон.

При этом со рта солдата уже вырывался теплый пар, так вроде он находился на улице в холодную погоду.

Волна прошла, но в воздухе ощущался сильный холод.

Солдаты озадаченно переглянулись. Воцарилась почти абсолютная тишина.

— Пост, — вы нас слышите? — спросила Линда, прервав тем самым паузу.

— Да. Как вы там? — послышался голос Виталия по радиосвязи.

— Подмерзли, но все целы…. Что там случилось впереди?

— Это был взрыв…. Как бы вам это объяснить…. В общем, там все замерзло. А Его мы не видим — камеры на пропускнике вышли из строя.

— Ясно…. Все — идем дальше! — опять скомандовала Линда.

Она решительно двинулась вперед, чего нельзя было сказать об остальных военных. Но они последовали за ней.

— Осторожно — скользко, — проронил Харитон, который спускался вторым за воительницей по лестнице.

— Долбана — лестница обмерзла! — выругался один из солдат.

— Стены тоже, — подтвердил другой, прогладив свободной рукой стену.

— Отставить разговоры! — прошипела Линда.

Когда они спустились — то обнаружили, что пол под ногами покрыт тонким слоем льда.

— Парни, тут все замерзло, — сказал Корнейчук, продвигаясь к остальным, которые уже успели выйти в зал поста охраны лаборатории.

Но ответа он так и не услышал. Все напряженно смотрели вперед, не издавая ни звука.

Корнейчук прошел к остальным и сам замер в ужасе. Перед ним было обледенелое помещение, в пространстве которого рассеивался холодный туман. Все вокруг было покрыто слоем льда: пол, стены, потолок. Но самым ужасным было то, что недалеко от них раскиданы три обледенелых охранника. Они были превращены в скульптуры изо льда. Панический ужас застыл на их ледяных лицах, сохранив каждую морщинку ужаса на лице.

— Господи! Вот еще один! — ошеломленно произнес Харитон, указывая на стену прямо над дверью.

Там завис почти у самого потолка примерзший к стене секьюрити.

— Что это за херня? — прошептал один из солдат, поправляя каску, дабы рассмотреть замерзшего на стене.

— Афигеть! Плевое задание — говорите?! — выругался другой военный.

Харитон нагнулся над одним из примерзших к полу тел. Охранник лежал на спине. Он держал руки перед лицом, словно закрываясь от чего-то. В правой руке у него был пистолет. Его палец до упора надавил на курок, а со ствола выглядывала обмерзшая пуля.

— Это что ж за взрыв такой то, что аж пуля на вылете замерзла? — тихонько задал безответный вопрос Харитон, разглядывая дуло пистолета, словно экспонат в музее.

Он взялся пальцами за холодную пулю и усилием попытался ее отломать. Раздался треск, от которого все дернулись и уставились на склонившегося Харитона. У замерзшего секьюрити откололась рука в локтевом суставе. Из сердцевины не промерзших обломков закапала кровь.

— О, Господи! — скривился Корнейчук, не ожидав такое увидеть.

— Твою мать! — выругался его товарищ.

Харитон, будучи сам шокирован, выпустил из ладони мерзлое предплечье и тут же выровнялся.

— Вход в лабораторию перекрыт, — совладав с эмоциями, сухо произнесла Линда, вглядываясь вдаль коридора.

— Какой вход?! Нужно уматывать! — запаниковал Корнейчук.

На что Линда резко обернулась к нему и произнесла:

— Слушай, девочка, — если тебе страшно — похрусти своими чипсами! Понял?! Не напрягай тут всех!

Слова Линды прозвучали очень твердо. Она как старшая по званию старалась не допускать паники. Но солдаты молчаливо переглянулись. Тень сомнения была у каждого на лице. Даже у воительницы чувство гнева начало отступать, пробуждая страх. Хоть противник и был один — они уже твердо убедились в том, что технологически он значительно превосходил их.

— Наблюдательный пост — вы нас слышите? — обратилась Линда в микрофон радиосвязи.

— Да…. Мы вас слышим, — послышался голос Виталия.

— Он в лаборатории? — задала еще один вопрос женщина.

— Да, он там….

— Вход в лабораторию перекрыт. Мы не можем атаковать.

— М-м-м — это сейчас не требуется. Мы изолировали его там. Возможно, через пару минут с ним будет покончено.

— Что? Каким образом?

— Это вас не касается….

— Слушайте, бойцы, — неожиданно раздался голос Валерия Петровича, — вы нужны здесь в пентхаузе. Сию минуту!


Ступеньки встретили его холодной металлической серостью. Алексей подошел к железной лестнице на второй ярус лаборатории. Попутно он надевал на правое ухо гарнитуру радиосвязи. Одной рукой это было делать крайне неудобно, так как второй он нес небольшую дорожную сумку. Охотник остановился перед лестницей, окончательно закрепляя наушник. За его спиной раздавались удары и царапанье внутри цистерн.

"Черт, — волнуются суки! Словно знают, что выйдут на прогулку!" — подумал Алексей про мутантов.

Когда он закрепил гарнитуру — двинулся дальше вверх по лестнице, держась одной рукой за трубу поручня.

Охотник поднялся к небольшой металлической двери и свободной рукой открыл ее. Он вошел в хранилище данных лаборатории. В помещении горели лампы только у окон, потому его дальняя часть с большими шкафами, расставленными как в библиотеке, утопала во мраке. Множество работающих приборов компьютерной техники придавали стенам и панелям какой-то новогодний вид. Вот только вместо новогодних мелодий царил шум охладительных систем.

— Валерий Петрович вы меня слышите? — спросил Алексей, подойдя к панели с множеством кнопок у окон в ангар.

— Блин да, слышу я тебя! Действуй, давай, — послышался раздраженный голос.

— Вы точно этого хотите? — спросил с нескрываемым напряжением в голосе охотник.

— Ты че блин — непонятливый? Чем быстрее ты все сделаешь тем лучше будет!

— Ладно, как скажите.

Алексей опустил на пол сумку и склонился над панелью. Он включил монитор. На экране показалось меню:

Управление погрузчиком

Запуск процедуры дезинфекции

Активация транспортной системы

Управление камерами хранения


Охотник с помощью клавиш выбрал нужный ему пункт и продолжил работу.

Управление камерами хранения:

— Подача

— Отсос

— Свет

— Обогрев

— Внутренняя дезинфекция

— Давление.

— Открытие камер.


Открытие камер

Перед открытием камер убедитесь в отсутствии вредных агентов внутри!

Тестировать?

Продолжить?


Алексей призадумался. Он оторвал взгляд от дисплея и посмотрел в сумрачное помещение ангара. Цистерны, словно здоровые пни, молчаливо ждали его решения. Охотник разволновался: ведь он собирается выпустить очень опасный вид. У него будет совсем немного времени, что бы покинуть лабораторию через аварийный выход. Но ему надо было выполнить волю своего работодателя.

Алексей твердо нажал "Продолжить". Тот час же за окном внизу загудели электромоторы, и двери камер начали постепенно открываться.

Он развернулся к другой стороне хранилища данных и быстро пошел в темноту.

— Я все сделал. Где там ваш аварийный выход? — взволнованно спросил охотник.

— Обойдите шкафы — за ними увидите небольшой коридор… — послышался голос Игната в динамике наушника.

Алексей миновал черные силуэты металлических шкафов и увидел дверь, над которой горела небольшая лампочка.

— Я вижу дверь, — произнес охотник, чуть замедлив шаг.

— Правильно. За этой дверью коридор — он ведет к лестничной клетке, — продолжал направлять его Игнат. — Подойдите к двери. Сбоку есть большой рычаг…

— Да я вижу.

— Опустите этот рычаг вниз до упора.

— Да сейчас.

Алексей взялся руками за рычаг и опустил его вниз. Резко раздался громкий щелчок. От звука, которого охотник вздрогнул. Ему показалось, что монстры обязательно его услышали и уже бегут к нему. Он спешно открыл дверь и только сейчас обнаружил, что забыл сумку у пульта управления.

"Там же документы и деньги! Черт!" — выругался про себя Алексей.

Он в растерянности уставился в тускло освещенный коридор, усеянный кабелями и трубами. Затем обернулся и, секунду размыслив, быстро побежал мимо шкафов к пульту.

У панели управления лежала заветная сумка. Охотник подобрал ее с пола и замер на месте.

Он смотрел на дверь в ангар — она была открыта. А он, хотя и не был уверен в том, что закрыл ее, понимал, что мутанты уже могли пробраться в хранилище. В голову пришла мысль, что может монстр, стоит уже совсем рядом!

"Они ведь могут становиться невидимыми! И без тепловизора их почти не узреть! Господи скорее отсюда!!!" — воспламенились мысли у Алексея в голове.

Он быстро побежал к аварийному выходу и, выглянув из-за шкафа, увидел силуэт, который исчез в коридоре.

"Только не это! Нет!" — выстрелило ужасное осознание ситуации у него в голове.

— Что у вас там? Вы уже покинули лабораторию? Мы можем перекрыть коридор? — неожиданно раздался в динамике голос Игната.

Алексея постигла жуткая паника: "Больше нет путей для выхода! Нужно прорываться туда!"

— Н-н-нет — я еще в лаборатории. Под-д-дождите я сейчас, — проронил дрожащим голосом охотник.

— Что? Почему вы задерживаетесь?

Но на этот вопрос Алексей не обратил внимания. Он, расстегнув один из карманов сумки, достал от туда пистолет. Потом, закинув сумку на плече, аккуратным шагом двинулся в коридор, попутно передернув затвор на оружии.

— Мы вас ждем. Нужно срочно изолировать лабораторию! — раздался вновь голос Игната в наушнике.

— Да-да. Я иду, — тихонько пробормотал Алексей.

Охотник старательно всматривался в коридор, но тот был пуст.

Он медленно шел по коридору, вытянув вперед руку с пистолетом. Алексей был уверен, что мутант где-то впереди ждет его. Он был готов выстрелить по малейшему шороху, по малейшему движущемуся очертанию.

Вдруг сзади послышалось приближающиеся царапание. Алексей резко обернулся. Перед ним пустой коридор. Но стоило лишь ему это сделать, как перед ним ниоткуда появились черные очертания здоровой твари, голова которой нависла над ним.

— Как! — испуганно пробормотал Алексей.

В следующий миг монстр резко взмахнул своей когтистой лапой. Удар скользнул по мужчине от плеча и до живота, рвя одежду и оставляя кровавый след. Алексей громко заорал, роняя сумку и падая на пол. Монстр моментально накинулся на него сверху. Его страшная пасть из щупалец распахнулась и впилась мужчине в рану на шее.

— Что там происходит?! Что случилось?! — зазвучал громкий вопрос Игната по радиосвязи.

Раздался выстрел — Алексей выстрелил, просто сжав от боли в ладони рукоятку пистолета.

За выстрелом прогремел взрыв. Лепесток растущего пламени вырвался из трубы на противоположной стене. Огонь накрыл мутанта и полуживого мужчину под ним, заполонив вскоре весь коридор.


Настя лежала привязанная к железному столу. Она осталась одна в комнате и это одиночество, смешанное с чувством томительного ожидания своей участи, страшно мучило ее.

Вдруг она услышала глухой щелчок. Затем что-то загудело за окнами в другом помещении. Анастасия приподняла с валика голову, что бы посмотреть, что это было. Щурясь от света без теневой лампы, она глянула за широкое прямоугольное окно, которое было совсем недалеко от нее.

За окнами в соседнем полутемном ангаре открывались, блестя металлическим покрытием, толстые двери с маленьким окошком на цистернах. Из открываемого прохода со змеиным шипением вырывались наружу струйки пара. Двери всех четырех цистерн, стоящих в ряд оказались открыты. Пар клубился уже только внизу у входа в цистерны. Внутренности же этих железных камер скрывала темнота.

Настя с напряжением смотрела за окно в зияющую темноту одной из цистерн. Все ее тело сильно напряглось. На руках и ногах уже давно, от попыток освободиться, появились синие полосы от ремней. Женщина со страхом ждала появления из камеры чего-то страшного. Но ничего не появлялось. Мгновение словно застыло и специально мучило ее своей безысходностью.

Анастасия отвернулась от окна. Она осмотрелась. Рядом на высокой подножке стояла тумбочка на колесиках с какими-то баночками и…. и еще там был скальпель. Настя решила попробовать добраться до него. Она надавила правой рукой на петлю жгута, пытаясь таким способом дотянуться до тумбочки. Тот больно въедался ее в руку, но Анастасия терпела. Она приподняла верхнюю часть туловища вправо вбок, что бы создать дополнительное давление на петлю. От чего Настя почти прижалась головой к окну в ангар. Пальцы почти добрались до скальпеля.

Черный силуэт с глухим стуком ударил о стекло прямо перед глазами Пориковой. От чего стекло сотряслось. Настя закричала и дернулась в противоположную сторону. За окном, прижавшись к стеклу длинными черными лапами со здоровенными когтями, стояло что-то непонятное. Оно царапало когтями окно и страшно рычало. Пасть состояла из нескольких щупалец и была настежь открыта. Из пасти сочилась пенистая слюна. Существо поцарапало еще какую-то секунду окно, пытаясь добраться до Пориковой, а затем резко спряталось куда-то вниз.

Настя в ужасе зарыдала. Ее сердце страшно билось в груди, а конечности дрожали. Она понимала — это ужасный финал ее жизни. Жизни, в которой она никогда не была добычей для кого-то, а теперь станет лишь куском порванного мяса.

Мутант неожиданно прыгнул из глубин помещения на окно, но стекло вновь выдержало. Тогда существо опять начало его царапать своими когтями от чего со стекла слетала тонкая стружка.

Настя изо всех сил панически задергалась в попытке освободиться, но ремни прочно держали ее на месте. Она с ужасом поглядывала за окно в ангар, напрягаясь всем телом. Там монстры по очереди испытывали на себе прочность стекла, а затем вновь, громко рыча, исчезали в глубинах помещения. От этого стекло стало сильно исцарапанным и покрытым пенистой слизью. Эти попытки существ: пробиться через стекло к ней — заставляли Порикову кричать от страха и уповать на чудо.


"Ну, что, Павел — испытал оружие? — мысленно спросил сам у себя Паша, — Молодец — перестарался в очередной раз!"

Павел лежал, зажав в руках химомет, на замерзшем полу у ворот с дверью. Его взгляд был утоплен на мигающей сквозь иней красной лампочке на дверях. Сам Читер тоже был покрыт слоем инея. Даже на очках появились морозные узоры. Его тело промерзло, казалось до самых костей. Ни руки, ни ноги не слушались.

— PAIN -25

OK.

— SPEED 50

OK.

— HEALTHFULL

OK.

Быстро набралось в верхнем поле зрения Читера. После этого Павел резко встал, так что его движения были почти не заметны. На его теле больше не было ни следа от морозного побоища.

— PAIN 0

OK.

— SPEED 0

OK.

Читер достал из нагрудного кармана красный баллон с черным значком огня. Он машинальным движением вставил его в корпус химомета. Стрелка на манометре оружия резко дернулась вправо, свидетельствуя о готовности к бою.

Затем Павел одной рукой запрокинул оружие себе за спину. Оно послушно закрепилось на магнитном механизме. Вслед за этим он извлек из-за спины винтовку Стрела 42А.

Паша, удерживая оружие в обеих руках, замер перед дверью.

— EXIT

OK.


Дверь послушно скользнула перед ним в стену.

"Поколбасимся немножко", — буркнул сам себе под нос Павел, переступая по ту сторону ворот.

Его встретило просторное помещение. Перед ним опять появились ворота с надписью "ТОЛЬКО ДЛЯ ТРАНСПОРТИРОВКИ ГРУЗА". В помещении царила загадочная тишина. Павел, тихонько ступая, направился к стеклянной двери с большой перегородкой возле лестницы по его левую руку. Дверь спряталась в стену и пропустила Пашу в коридор, вдоль которого по стенам ползли трубы.

Читер не торопясь шел вперед, выставив перед собой ствол винтовки. Оружие было словно разведчиком в этом чужом царстве.

Внезапно разразился громкий сигнал тревоги, а на потолке замигала красная лампа.


— Все! Перекрыли! — выпалил Игнат.

— Молодцы, молодцы, ребята, — изрек похвалу взволнованный Валерий.

— Валерий Петрович, в лаборатории сейчас сработает автоматическая противопожарная система….

— И что? — спросил кандидат.

— Подачу газа мы перекрыли — догорают остатки в трубопроводе. Но противопожарная система использует газовую смесь, — это сильно бы затруднило ориентацию этому….

— Работайте. Главное, что Он сейчас в западне…. Из лаборатории точно нет больше выходов?

— Нет — больше нет. Мы все перекрыли, — облегченно отрезал Виталий.

— Ладно. Держите меня в курсе. А главное — сообщите когда, наконец, приедут мусора, — проронил Петрович и направился к выходу из наблюдательного поста.

Когда он вышел, Виталий придвинулся на своем стуле к барабанившему по кнопкам клавиатуры Игнату и произнес негромко:

— Знаешь — это все очень странно. Ментов до сих пор нет. А ты видел, как и я, что это была настоящая война….

— Веталь, я понимаю, о чем ты: кто-то задумал стереть к чертям Черное Золото во главе с Петровичем и этот кто-то очень неплохо «стоит», — также тихонько ответил коллега.

— С такими технологиями это пятьдесят на пятьдесят, что Он не выберется из лаборатории.

— Да ты прав. Ты абсолютно прав…. Все — я все, что нужно сделал, — сказал уже громче Игнат, нажимая на последнюю кнопку.

— Отлично, — теперь мы знаем, где Он. Нужно уходить — это самый безопасный момент для нас, — произнес, склонившись над монитором, где Павел шел по коридору лаборатории, Виталий.

— Да. Ты прав, — подтвердил его напарник. — Только вот, что: сейчас этим у лифта говорим, что мы на перекур выйдем на лестницу.

— Добро.

Игнат одел на себя завешанный на спинке стула пиджак и, достав из кармана пачку сигарет, сказал:

— Пошли…


Настя лежала на столе и, не отрывая взгляд, смотрела за окно в ангар. Она видела, как там мелькают страшные силуэты. Порикова уже потеряла всякую надежду на спасение, потому с ужасом ждала своей участи. Комната, ставшая для нее тюрьмой, молчаливо наблюдала за ней своими обложенными плиткой стенами и яркими лампами. С ангара доносился шум механизмов и рычание монстров. Это все свидетели ее приближающейся гибели. Все эта обстановка просто смотрела на нее: без эмоций, без сочувствия, — просто ожидая ее смерти.

За ее спиной раздался звук открывающейся механической двери. Настя обернулась. Но не успела она это сделать, как на стол — просто на нее — запрыгнул Павел, удерживая в правой руке винтовку. От неожиданности девушка вскрикнула. Парень с хищностью животного наклонился к ней, так словно она была его добычей. В его очках, под козырьком кепки, девушка увидела свое перепуганное лицо.

— Привет. Я так ждал нашей следующей встречи и даже не мог представить, что так быстро окажусь сверху, — начал с довольной улыбкой Паша.

Настя, широко открыв глаза, замерла от чувств испуга и удивления.

— Барышня печалится? — деловито спросил Читер.

— Освободи меня! Освободи меня скорее! Слышишь! — закричала Порикова, дергаясь под ним, словно показывая, что ее держит.

— Не переживай — ты для меня необычайно ценный НПС. [НПС — неигровой персонаж (англ. Non Playable Character NPC) — в компьютерных играх персонаж управляемый программой. Такими терминами обычно обозначают дружественных или нейтральных к игроку персонажей. Неигровые персонажи служат как инструмент создания игровой атмосферы (животные, мирные жители в городах), и для сюжетных целей (в приключенческих и ролевых играх) — прим. автора]

— Освободи! — чуть ли не рыдая, выдавила она.

— Мадам я старый солдат и не знаю слов любви….

В этот момент на его сканере запищал тревожный сигнал. Павел только успел отвести взгляд от ее лица на сканер, где, по показаниям прибора, совсем рядом от них был еще один движущийся объект. Вслед за этим дверь в ангар скользнула в сторону. Паша поднял в ту сторону взгляд, но никого там не увидел. Вдруг перед ним появились, словно из не от куда, страшные очертания крупного существа. Оно бросилось на него, сбив со стола. Павел шлепнулся на пол.

Настя застыла в диком ужасе. Уродливое существо нависло над ней огромной тенью на столе, к которому она была привязана. Страшная пасть, образованная несколькими парами щупалец, с шипением распахнулась. Со щупалец на ее лицо начала капать мерзкая слюна. Из глотки существа появился змееобразный язык с множеством присосок. Порикова истошно закричала.


Валерий Петрович вышел в холл с наблюдательного поста. Ему на встречу уже поднимались с лестницы солдаты. На их лицах была видна усталость и тревога.

На вопросительных же лицах братков гуляло неведение ситуации.

— Валерий Петрович, бригада переживает: пацаны бакланят, что вы нам всего не рассказываете, что нам нужно знать, — изрек один из братков, встав при входе Петровича.

— Все, что нужно вы знаете. Можете расслабиться: для вас уже осталась самая малая часть работы, — сухо отрезал кандидат.

При этих словах Линда озлобленно покосилась на Валеру. Чего, правда, последний не заметил.

— Бойцы, отдыхайте пока, — громко произнес Петрович для всех и продолжил. — Вы двое, — он указал на двоих братков, — пойдемте со мной!

Братки встали и последовали за Валерием к украшенным диковинными рисунками дверям пентхауза.

Когда они вышли, с наблюдательного поста появились Игнат и Виталий. Они, держа в руках сигареты и напряженно оглядываясь на военных и братву, направились к лестнице. Никто не обратил особого внимания на этих двух.


Петрович вошел в пентхаус. Он сразу же покосился пьяным взглядом на Машу, которая лежала на шезлонге у бассейна. Она о чем-то разговаривала с Кристиной, но при входе кандидата резко замолчала.

— Стойте здесь, — сказал Валера браткам.

Подчиненные смирно остановились, опустив дулом к полу Калашниковы.

Валерий Петрович походкой гладиатора пошел к бару. Все молчали, глядя на него. Лишь Мария встала и направилась к кандидату.

Петрович, достигнув бара, увидел сидящего на диване Игоря с большой винтовкой на коленях. Он бросил на него резкий взгляд, а затем взял из стеклянного шкафчика бутылку дорого спиртного напитка. Валера умело открыл бутылку и сделал с горлышка пару больших глотков. Затем поставил напиток на стойку бара.

В этот момент к нему подошла Маша.

— Что он здесь делает? — рассерженно спросил Петрович у Маши.

— Дорогой, мне страшно. Вот Игорь, любезно согласился побыть моим с девочками охранником.

— Твоим с девочками охранником, — злобно повторил кандидат. Он, пошатнувшись, резко обернулся к Ерофеевой.

— Тебе мало охраны?! — выпалил кандидат, разводя в стороны руки.

— Пупсик, мне страшно — неужели ты не понимаешь! — воскликнула Мария, прижимаясь к Валере.

Но Петрович задержал девушку обеими руками.

— Страшно тебе…. Ты взяла мои сувениры?!

— М-м-м да — я….

— На кой ты это сделала?! — крикнул Валера, тряхнув Машу.

— Не тряси меня! Пупсик — я хотела тебе сюрприз сделать! Я думала — тебе нравятся наши маленькие игры…

— Сюрприз!.. Какой сейчас на хер сюрприз! Какие игры! Ты хоть знаешь, что произошло за последний час?!

— Дорогой, я же не знаю. Я слышала выстрелы под зданием и все!

При последних словах Ерофеева сделала такое умилительно жалостливое лицо, что нетрезвый кандидат начал таить. Он перестал сдерживать девушку, чем та тут же воспользовалась, устремившись к нему в объятия.

— Верни мне мои сувениры.

— Хорошо.

— А с твоим сюрпризом погодим немножко, — более спокойным тоном произнес Петрович.

— Пупсик, ты разобрался с Ним? — тихонько спросила Маша.

— Да. Он станет десертом для мутантов.

— Ах — ты мой спаситель, — выплеснула эмоции Мария, крепко обнимая Валеру.

Игорь, молча, наблюдал за этой лживой картиной. Чувства зависти начали царапать его сознание. Сорокапятилетний дядька похотливо обнимал девушку, которая ему в дочери годится. Этот же дядька владел здесь всем и всеми.

"Черт, лишь бы сработал план Маши. Я бы и сам его пристрелил. Что ж придется воевать за свое счастливое и главное обеспеченное будущее…. Интересно, как же там Леха?" — размышлял Игорь.


— Ну, все — хорош бежать по лестнице. Пошли на лифте проедемся, — остановившись и тяжело дыша, произнес своему товарищу Виталий.

Его сотрудник остановился на платформе между лестницами.

— Лады. Ты прав. Пойдем, — согласился Игнат.

Они, мучаясь отдышкой, спустились к ближайшему выходу на этаж. Но только инженеры подошли к двери, как от куда-то сверху донесся какой-то стук — словно хлопнула дверь. Беглецы переглянулись.

— Уходим скорее, — произнес шепотом Виталий и открыл дверь.

Они зашли в просторный зал. Под подвесным потолком горели лампы. Лампы освещали только зал, в который входили темные коридоры.

Игнат, который последний вошел с лестницы, аккуратно прикрыл за собой дверь. Беглецы пошли вдоль зала, оглядываясь по сторонам. Коридоры пугали своей чернотой. Они напоминали мрачные пещеры, из которых могло появиться что-то страшное. Вдобавок зловещая тишина сильно накаляла атмосферу.

— Слушай, — тихо, но настороженно произнес Игнат.

— Что? — ответил ему шепотом Виталий.

— Вот. Слушай, — повторил напарник.

Они вслушались. И в правду был слышен какой-то хруст, смешанный с рычанием. Этот звук был тихим, но отчетливым и постоянным.

— Что это? Собака? — тихонько задал безответный вопрос Виталий.

— Тише. Это вон там — в коридоре, — указал Игнат.

— Слушай, пошли отсюда….

— Подожди, — отмахнулся Игнат, доставая из кармана маленький фонарик.

Он включил его и направил в коридор. Слабый луч света пронзил темноту. Он уловил какие-то движущиеся очертания. Игнат сделал несколько аккуратных шагов вперед. И….

Впереди показалось большое человекоподобное существо. Свет упал как раз на его жилистую спину. Под ногами у существа лежало тело мужчины, которое ритмично подергивалось, из-за укусов монстра.

— Господи, — пробормотал Игнат.

Мутант обернулся на свет. Его медузоподобная морда, истекающая кровью своей жертвы, издала короткое шипение. После чего монстр резко нагнулся к трупу и, схватив его своими длинными руками, оттащил дальше от света фонаря.

Игната словно ударил электрический разряд.

"Мутант из лаборатории!" — сообразил инженер.

Игнат попятился назад. Виталий, тоже увидевший эту картину, пробормотал что-то невнятное себе под нос, и резко кинулся бежать. Игнат в этот момент словно очнулся. Он развернулся и тоже кинулся наутек.

— Куда ты?!! — крикнул он скрывающемуся в темноте соседнего коридора Виталию.

Но Виталий бежал без оглядки.

Игнат побежал в другой конец зала. Там были лифты. Насколько он знал, один из лифтов должен работать.

Инженер достиг стены с дверями лифтов. Игнат несколько раз нажал на кнопку вызова, но лифт не включился. Тогда он, со страхом оглядываясь на темный коридор в другом конце зала, где десяток секунд тому назад увидел монстра, подбежал к другому лифту и вновь ошалело забарабанил по кнопке.

Лифт заработал. Игнат с нетерпением стал ждать его прибытия, содрогаясь от воспоминаний о мутанте поблизости.

Вдруг из того самого коридора раздался громкий рев. Инженер панически застучал ладонями по дверцам, приговаривая: "Давай! Давай же!"

Дверь, как показалось Игнату, открылась ужасно медленно. Он тот час же просочился в кабину лифта и нажал на первую попавшуюся кнопку внизу ряда.

Створки начали медленно съезжаться. Инженер видел, как по залу к нему быстро приближаются расплывчатые очертания. Игнат затаил дыхание, отступая вглубь лифта.

Дверцы лифта сомкнулись. Тот час же по ту сторону раздался глухой удар. Затем царапание и рев.


За спиной Виталия был слышен страшный рев. Он пронесся через первый попавшийся темный коридор. Инженер бежал без оглядки. Мимо проскочило пару окон, за которыми серыми очертаниями виднелся большой офисный зал.

"Где-то в противоположной части этажа должны быть еще лестницы и лифт! Надо добраться туда! Вот и дверь, ведущая в офис! Это мое спасение!" — блеснула светлая мысль в его переполненной страхом голове.

Виталий ворвался в зал, переполненный перегородками для миникабинетов, и побежал между их рядами. Высокий потолок над ним был залит фиолетовыми косами ночного света. Инженер решил бежать на свет. Он преодолел ряды и выбежал на нечто подобное коридору вдоль больших окон. Здесь все было в фиолетовых оттенках от света снаружи. За окнами сеялся снег.

"Куда теперь? Направо или налево?" — страшно растерявшись, подумал Виталий.

Он рванул направо. Очень скоро беглец забежал в сумрачный коридор — его освещала маленькая красная лампочка в каком-то приборе под потолком, от чего последний был весь в красных оттенках. Коридор поворачивал резко влево. Сразу за поворотом была дверь с большой металлической ручкой. Инженер, не раздумывая, открыл дверь и вошел внутрь. Его шаги каким-то пустынным эхом отозвались в стенах не известного помещения. Было совсем темно. Ему на миг показалось, что глаза просто тонут в этой черноте. Но неожиданно впереди над ним замигала красная точка. Потом замигали, накаляясь, лампы дневного света под потолком. Все залилось белыми бликами. Белоснежная плитка отражала свет от ламп. Белая плитка просторного туалета.

Что-то оборвалось в глубине сознания Виталия. Беглец замер, как вкопанный, посреди уборной.

За его спиной послышалось нарастающее, уже знакомое рычание.

"Это тупик!!! Монстр уже за моей спиной!!!" — в ужасе подумал он.

Сильный удар сбил Виталия с ног. Он, больно упав лицом прямо на пол, закричал. В его спину, словно вонзилось несколько кинжалов. Затем шокированный болью Виталий подлетел над полом. Все закружилось у него перед глазами…


Прогремел выстрел. Голову монстра пробило насквозь, дробя и разрывая ее содержимое, словно кислый помидор. Кровь брызнула на потолок за пробивающей его пулей. Существо снесло со стола. Оно упало на пол и панически там задергалось, пытаясь встать.

Настя перестала кричать, и ошарашено посмотрела перед собой. На полу сидел Павел. В его руках была винтовка. А где-то в углу комнаты еще котилась гильза, вносящая звон в обстановку. Что удивило девушку так это то, что с Паши ни кепка, ни очки так и не слетели на пол при падении. Они цепко держались на своем хозяине.

Читер поднялся, закинув винтовку за плечи. Он достал из ножен в ботинке нож и перерезал жгуты. Все эти секунды Порикова напряженно наблюдала за ним, даже не обращая внимания на слюни на своем лице. Затем, освободившись от ремней, она встала на ноги, размяв затекшие руки. Настя, все еще молча, смотрела на Пашу, немного пятясь к стенке. Павел смотрел на нее.

— Ты? — то ли с испугом, то ли с удивлением произнесла она.

В этот момент с ее подбородка свисла слюна.

— Да — он самый. Извини, что без цветов, но у меня есть платочек, — ответил он, чуть улыбаясь, и полез в задний карман штанов. — Вот, держи.

Читер передал Насте платок. Девушка взяла его в правую руку: словно не понимая для чего. Она держала его и продолжала смотреть на Пашу.

— У тебя лицо в слюне, — сказал Павел.

Порикова поднесла левую руку к лицу и потрогала его. От щеки к руке потянулась липкая масса. Девушка с омерзением вскрикнула. Она принялась вытирать лицо, сплевывая остатки с губ.

— Рад, что ты меня понимаешь, — произнес Паша, доставая из-за спины химомет.

В этот момент Настя совладав со своими эмоциями, посмотрела за край стола на напавшее на нее существо. Мутант все еще подергивался, лежа в луже собственной крови. Эго здоровая черная туша выглядела очень пугающе.

Затем она взглянула на выглядывавшего за окна в ангар Читера.

"Он убийца. Ему тоже от нее что-то нужно. Он тоже хочет ее убить", — со страхом подумала девушка.

Порикова что было сил — кинулась к двери. Дверь, скользнув в сторону, пропустила девушку в соседнюю комнату.

— Ей! Стой! Я же помочь тебе хочу! — крикнул Павел ей в след.

Сканер опять тревожно запищал тройным сигналом. Паша огляделся и тут же щелкнул маленьким рычажком над красным баллоном в химомете. С нижнего косого ствола вырвалась маленькая струйка голубого пламени.

Он заметил, как за окном прошмыгнуло существо, похожее на то которое он только что застрелил. Существо быстро забежало за цистерну и скрылось из вида. Только сигнал на сканере напоминал о его существовании. Неожиданно на сканере появился еще и четвертый сигнал. Сигнал неуклонно приближался к нему. Павел насторожился и взвел оружие на окна и дверь в ангар, которые ему сейчас казались совсем не надежной защитой.

Вдруг дверь, соединяющая ангар и комнату открылась, но там никого не было.

Читер нажал на курок. Со ствола оружия вырвалась огромная струя пламени, озаряя ослепительным светом все вокруг. Она устремилась в дверной проем, за которым обволокла еле заметные очертания. Раздался дикий вопль, после которого появился охваченный огнем монстр.

Он, панически размахивая горящими руками, стал биться корпусом о дверную раму. Его вопли были настолько сильными, что заглушали ревущую сирену.

Павел отвернулся от пожарища и направился вслед за Настей.


Порикова бежала, не останавливаясь по длинному коридору. Ее побег сопровождал прерывистый вой сирены. За спиной девушки закрылась механическая дверь в одну из комнат лаборатории — соседнюю с той, в которой она была заключена. От туда донесся дикий нечеловеческий вопль. Страх гнал ее, но Порикова чувствовала себя, словно птица, выпорхнувшая из клетки. За время лежки у нее скопилось достаточно много сил, которые девушка решила вложить только в одну цель: сделать себя свободной.

Под потолком Настя увидела маленькую табличку со стрелкой направо и надписью: «Выход». Тогда ей показалось на секунду, что, наверное, это самое замечательное слово на свете.

В тот же момент где-то в динамиках стен послышался бесчувственный женский голос: "Внимание! Включена система автоматического тушения огня". Вслед за этим из специальных отверстий в потолке клубясь густыми серыми струями, повалил прохладный газ.

Девушка замедлила бег и немного пригнулась. Она бежала дальше, утопая в потоках газа.

Наконец Порикова добежала до конца коридора к широкой развилке. Ей нужно было на право. Она вошла в маленькую открытую дверь и застыла в растерянности. Перед ней был просторный коридор, перекрытый массивными воротами.

Настя, смотрела на ворота, словно на удаляющийся последний поезд. Газ стал набиваться в легкие. Сирена ревела где-то над головой. Девушка закашлялась.

"Нет, нет — я так не сдамся. Выход еще где-то есть", — подумала она.

Порикова повернулась налево. Потолки в этом помещении были повыше, чем в коридоре, по которому она бежала, потому газ с потолка до пола успевал значительно рассеяться. Настя чуть пригнулась и осмотрелась. Железная лестница наверх с лева и большие коричневые ворота с небольшой дверью на вентиле прямо перед ней. На воротах была надпись «Хранилище». Рядом в стене еще одна дверь.

Девушка даже не стала читать, то, что было написано на двери. Она устремилась к ней. Дверь автоматически скользнула в сторону, пропустив ее в продолговатую комнату, где газ с потолка не струился.

Порикова насторожилась: в другом конце комнаты была видна дверь, но преграждала путь большая целлофановая палатка. Настя, не раздумывая, расстегнула молнию, что бы войти в палатку. И уже хотела, было войти, как увидела мутанта внутри на столе перед собой. Он лежал как солдат по стойке смирно с сильно распоротым животом, куда тянулось множество трубочек от стоящих по близости приборов. Палатка была переполнена резкой вонью.

Девушка, прижав ладонь ко рту, с отвращением попятилась мимо стола в другой конец комнаты.

Вдруг в двери, через которую она вошла, появился мутант. Порикова, заметив его, рванула вдоль операционного стола к другому выходу. В этот момент Настя зацепилась за трубочки, тянувшиеся в брюхо распоротого существа. Лапа мутанта холодным бревном шлепнула ее по ноге. Порикова вскрикнула.

Монстр за спиной девушки, не теряя ни секунды, сделал большой прыжок к ней. Но его остановил целлофан, в который он впился своими когтями. Мутант не смог проскочить в расстегнутый Настей проход. Он начал злобно рвать целлофан, освобождая себе путь.

Порикова подбежала к двери. Та равнодушно открылась, и Настя выбежала из комнаты.

Настя, жмурясь от струи газа, вырывающегося из распылителя прямо над дверью, переступила за порог. Она приоткрыла глаза. В этом помещении потолки были еще выше. И потоки газа не так все укрывали…. Не так что бы Настя поняла — она вошла в ангар. В ангар, где было полно этих мерзких монстров.

На полу у входа в комнату, где она была в заточении, горело тело одного из них. Вернее оно уже догорало: обожженные останки пытался погасить газ. Горела так же часть одной из цистерн, немного пол и дверная рама в комнату лаборатории. Остальная часть ангара скрывалась в потоках газа и темноте.

Порикову накрыло страшное волнение: она сама вернулась к кошмару, от которого хотела убежать. Ноги начинали трястись и неметь.

Настя, оглядывалась на каждый темный угол, побежала вперед к железной лестнице наверх.

"О, Боже, — они же могут быть невидимыми! Они могут броситься на нее здесь в любой момент! Быстрее от сюда! Быстрее!" — ужаснулась она.

Девушка инстинктивно обернулась. Вдруг из двери комнаты с палаткой с небольшого подседа на нее прыгнул мутант. Настя, пригнувшись, истошно закричала.

Монстр пролетел над ней.

Порикова быстро, скользнув глазами в сторону, нашла себе убежище под лестницей. Она мигом забралась под лестницу, протиснувшись между металлическими опорами.

Мутант, оправившись после прыжка, рванул к девушке. Но его задержали опоры. Настя отскочила от них до упора к стене. Существо настойчиво пробивалось к ней, делая невероятно быстрые выпады лапами и агрессивно рыча растопыренной пастью. Острые когти пролетали в сантиметрах от Насти.

Девушка, затаив дыхание, словно впечатывалась в стену, но Порикова прекрасно понимала, что оказалась в смертельной ловушке.

Неожиданно существо прекратило попытки достать ее лапами. Оно широко разинуло рот. От туда появился покрытый мерзкой слизью черный язык. Настя не верила своим глазам: язык как большая змея все выползал и выползал из пасти мутанта. Вот он уже оказался на полу и пополз к ней. На языке отвратительно пульсировали присоски.

"Нет. Нет. Не надо", — зарыдала Порикова.

От безысходности ее лицо покрылось морщинами.

Вдруг что-то блеснуло прямо перед пастью существа. Язык перерезало длинным лезвием, которое тут же полоснуло монстра по шее. Мутант, захлебываясь кровью, конвульсивно дернулся. Он пытался повернуться к напавшему на него со спины Читеру, но ему помешали протянутые между опор лапы. Тем временем Павел резко замахнулся и нанес мутанту удар ножом по голове. Окровавленное лезвие встряло в голову, как в зачерствевшую капусту.

Читер молниеносно сделал это еще несколько раз, пока дрожащая туша монстра не распласталась на полу.

После этого Павел быстро сложил об опору нож; спрятал его в ботинок. Настя была настолько напугана, что все еще пятилась к стенке, не произнося ни слова. Она глядела то Читера, то на подрагивающий у ее ног язык.

— Пошли со мной, если хочешь жить! — сказал он Насте, протягивая ей руку.

— Нет, оставь меня в покое! — испуганно ответила девушка, глядя на него и пятясь назад.

— Пошли со мной — я помочь хочу!!!

— Нет — ты убийца!!!

— Я помогу тебе выбраться!!!

Порикова замотала головой.

— Да пойми же ты — тебе самой не справиться! — продолжал убеждать ее Павел, пытаясь перебороть Настин психоз.

— Нет… нет….

Читеру удалось схватить Порикову за руку. Девушка не пыталась вырваться — она просто отрицательно мотала головой. Павел вытянул ее из-под лестницы.

Но только он это сделал, как послышались тревожные сигналы от сканера. Павел переключил свое внимание на него. Два сигнала рядом возле них за воротами и еще два быстро двигались по ангару в их сторону.

— Давай наверх — я догоню, — подтолкнул Читер Настю к ступенькам.

— Ага, — испуганно подтвердила та и стала неуверенно подниматься по лестнице.

Павел четким движением достал из-за спины химомет. Он тут же включил запал на нижнем стволе. Затем направил оружие в сторону цистерн и нажал на спуск. Струя пламени, разрывая жаром пространство, понеслась вперед. Но на своем пути она встретила препятствие. Огонь столкнувшись с этим препятствием, заставил его громко взвыть. Пламя окутало монстра со всех сторон, превратив его мгновенно в горящий факел. Павел распылил огненный поток и левее — он стрелял, ориентируясь на показания сканера. Там вспыхнул еще один мутант.

Монстры страшно взревели и начали метаться со стороны в сторону, пытаясь избавиться от огня.

Настя, увидев это, ускорила свой шаг. Она поднялась по лестнице и оказалась у двери хранилища данных лаборатории. Газ, который тушил пожар, видимо начинал заканчиваться, потому что интенсивность его подачи заметно поубавилась, но он все еще продолжал выполнять свою миссию. Девушка навалилась на дверь и заскочила в хранилище. Ранее от этого таинственного для нее помещения были видны лишь окна со слабым светом за ними. Теперь ее встретило множество работающих приборов и компьютеров всем великолепием мигающих лампочек и постоянным попискиванием и пощелкиванием где-то в глубине. В наклоненных к полу ангара окнах отражался свет от пожара внизу.

За ее спиной раздался топот ног. Порикова оглянулась: это поднимался Павел.

— Закрываем, — обратился он к Насте.

— Да, — коротко ответила она.

Они быстро закрыли дверь. Читер осмотрелся.

— Закрой ту дверь на вентиль! — приказал он девушке, указывая на открытую дверь слева от нее.

Настя кинулась к двери.

В этот момент Паша схватил одной рукой большую тумбочку и, со скрипом об пол; падающими с нее бумагами, подтащил к двери в ангар. Он заблокировал тумбой дверь.

Оказавшись у двери, Настя увидела, что существо уже начало карабкаться на четырех конечностях по полу соседней комнаты к ней. Но тварь резко замерла. Оно подняло свою голову и посмотрело прямо на нее. От чего у девушки все похолодело внутри и сжалось сердце.

"О, нет! Только не это!" — с ужасом подумала Порикова.

В следующий миг Порикова резко рванула дверью, что б закрыть. Но тварь сделала здоровый прыжок и оказалась совсем близко за дверью, тут же начав давить всем телом на нее. Девушка изо всех сил пыталась закрыть дверь. Сил не хватало, дышать было тяжело и даже больно. Монстр рвался к ней, постепенно силой своих мышц отодвигая ее вместе с дверью.

— Помоги! Слышишь! — закричала она, оборачиваясь.

Но Павел был уже возле Насти. Он со всей силы стукнул протискивающуюся в дверной проем голову мутанта прикладом химомета. Существо, рявкнув, исчезло за дверью. Порикова тут же захлопнула дверь и закрутила вентиль.

Они отошли от двери. Павел указал жестом Насте отступать вглубь помещения. Сам он, держа химомет обеими руками и отступая за девушкой, внимательно смотрел на окна, за которыми раздавались гулкие стуки и злобное рычание.

Читер попутно следил за сканером. Существа явно устроили охоту на них: они разделились на две группы — одна заходила им слева, а вторая сопровождала на нижнем этаже. Они буквально чувствовали каждый их шаг.

— Ты знаешь, куда нам идти? — оборвала паузу девушка.

— Да. Приблизительно знаю, — ответил Павел.

— Приблизительно?!.. Куда же приблизительно?

— Вон — за те шкафы, — указал Паша.

Порикова побежала между рядами шкафов, утопающих в темноте.

— Не отходи далеко! — окликнул ее Читер, прикрывая отступ.

Настя подбежала к двери с тускло горящей лампочкой над ней. Она обернулась к Паше и спросила:

— Сюда?

— Да, — ответил поспевающий за ней Павел.

Девушка рывком отворила дверь и обнаружила перед собой коридор, который был перекрыт большой металлической завесой.

— Здесь тупик! — прокричала она.

— Отойди, — ответил подошедший Павел.

Он выключил запал на химомете и запрокинул его себе за спину. Оружие послушно защелкнулось на магнитном держателе, чему Порикова даже удивилась, так как никогда не видела ничего подобного. Затем Читер достал винтовку и лаконично сказал:

— Закрой уши.

Настя, повинуясь, сделала то — о чем он попросил.

Павел начал стрелять. От вспышек выстрелов создался слабый стробоскопический эффект. Пули беспощадно перфорировали преграду перед ними. Даже сквозь прижатые к ушам ладони девушка слышала оглушительные выстрелы.

Читер прервал очередь. Он ударил по заслону, ныне напоминавшим решето, ногой. Кусок метала, скрипнув, прогнулся внутрь, образуя большую щель. Павел сделал еще один удар, увеличивая отверстие.

Он выглянул в него. Перед ним показался коридор, переполненный испарениями от двух сгоревших тел и в котором сильно воняло горелой плотью. Но, что его больше всего заинтересовало, так это то, что другой конец коридора перекрывал еще один заслон.

— EXIT

Cheet is out.

— А-а-ай! — рассерженно прошипел Павел.

— Что? Что!? — нелепо спросила Порикова.

Но Павел ей не ответил — он взвел вновь винтовку и несколько раз выстрелил по новой преграде.

Оружие замолкло. Раздавались лишь тихие щелчки, свидетельствовавшие об окончании боезапаса.

— Здесь не пройдем, — отрезал Читер, бросая на пол ставшую бесполезной винтовку.

— Да! И что теперь, киллер, ты сраный! Мы здесь помрем! — вспылила Настя.

— Погоди, — ответил Читер и замер, словно о чем-то задумавшись.


Загрузка…

Перед взглядом Паши появился архитектурный план лаборатории. Он внимательно его изучил, так быстро — насколько это было возможно. Читер нашел то, что искал. Он отключил план и обратился к Насте.

— Пошли.

— Куда, — рассеянно спросила она.

Павел достал химомет и включил запал. Он прижал ствол к стене и пошел вдоль нее.

— Здесь должен быть вход в вентиляционную шахту, — проронил Читер.

— Прекрасно! Там я еще не была, — с сарказмом произнесла Порикова.

Через десяток секунд они наткнулись на маленькую решетчатую дверь в стене. Павел нашел рядом включатель. Он спешно нажал его. За решетчатой дверцей засветился свет и, вслед за этим щелкнул замок. Читер открыл дверцу и сказал кратко:

— Туда.

Но не успел он произнести это слово, как раздался громкий звон бьющегося стекла. Настя и Паша рывком обернулись на шум.

В окно ангара врезался мутант. Под натиском его массы окно с треском разлетелось вдребезги, и тварь оказалась на приборной панели в вычислительном центре. Его когтистые лапы небрежно нажимали все кнопки на клавиатуре под ним.

Внезапно другое существо прошибает соседнее окно и так же оказывается на приборной панели.

— Уходи, — крикнул Павел девушке, толкая ее себе за спину.

Он взвел на монстров химомет и дал по ним залп огня. Одного из них струей пламени выкинуло назад в ангар. Второй сделал прыжок и тут же поймал горящий напалм. Чудовищный писк и завывание заглушили все звуки в помещении. По инерции монстр полетел сквозь пламя, минуя шкафы, к Паше. Существо, горя, шлепнулось на пол. Оно тут же, панически крича, попыталось встать, и ползти на четырех конечностях к людям. Читер ответил еще одним залпом. Монстра сожгло основательно.

Стало невероятно жарко. Почти все хранилище данных лаборатории горело ярким пламенем — от чего некогда каждый темный кусочек помещения было видно, как в свете солнечного дня.

Почти воцарилась тишина. Ее нарушал только писк горящей где-то в ангаре твари и, собственно говоря, треск горевших в вычислительном центре приборов.

Паша обернулся к Насте. Она, с опаской оглядываясь, залезла в вентиляционную шахту.

— Быстрее! — крикнул он ей.

На его сканере опять запищали тревожные сигналы. Мутанты вновь атаковали. Павел резко обернулся и, не целясь, нажал на курок. Огненный столб рванул вперед, сметая попавшего под него монстра. Читер, не сбавив напал, перевел огонь на другую тварь, которая стремительно рвалась к ним. Мутант вспыхнул вместе со шкафом за его спиной.

Сканер продолжал тревожить своим писком. Отпустив курок, Паша заметил на сканере мерцающую точку, совсем рядом с ними. Это была не Настя. Он резко обернулся на двигавшуюся на него из-за шкафа тварь и сразу открыл огонь. Но струя пламени, не успев проделать путь и в метр, врезалась в агрессивное существо. Оно пронзительно запищало, растопырив конечности среди языков пламени. Залп из химомета встретил тварь на своем пути очень близко. Огонь словно рисованная звезда рванул во все стороны. Читера накрыло огненным покрывалом почти мгновенно, попутно поглощая его крик. Пламя рвануло к спине Пориковой, которая только успела залезть в шахту.

Настя закричала от страшной боли.

Горело все вокруг: пол, шкафы, потолок. Горел даже он сам. Рядом барахтался обожженный монстр, который больше походил на расплавленную пластиковую бутылку. За своей спиной Читер слышал, как беспомощно захлебывается криками Настя.


Игнат вышел из лифта. Первое, что ему бросилось в глаза — это страшно обезображенное тело Валентина у края разбитой стены. Инженер, стараясь не обращать на него внимания, торопливо преодолел коридор, направляясь к вестибюлю здания. Все чего он сейчас хотел — это как можно скорее покинуть "Черное Золото".

Холод вестибюля и сквозняк сквозь разбитые окна неприветливо встретили Игната. Но это его совсем не останавливало. Инженер прошел зал, ставший свидетелем невиданного боя, и остановился у того, что когда-то было парадными дверями.

"Что это за херня?" — подумал Игнат, удивленно глядя на бегущих со всех сторон парка людей.

Они, прикрытые снежной метелью, что-то громко невнятно кричали и приближались к центральному входу, минуя кусты и деревья.

Инженер насторожился: людей было много, и двигались они хаотично, словно бежали наперегонки. Игнат слегка попятился назад. Толпа неслась прямо на него и совсем не собиралась останавливаться.

"Господи! Да, что ж это такое! Весь Мир сошел с ума!" — с нарастающей волной нового испуга пришла мысль в голову Игната.

Он кинулся бежать назад в здание. До его ушей уже отчетливо доносился топот множества ног вместе с пугающими воплями и хрипами.

Вдруг инженер поскользнулся на битом стекле. Он упал лицом вниз, еле успев выставить вперед ладони, которые хлестко проехались по стеклу.

Игнат попытался встать, но от полученного внезапно удара опять упал. Вокруг него скопилась злобная масса людей, закрыв собой свет от ламп на потолке. Удары не переставая, посыпались со всех сторон…


Ксения Ксенонова рывком заперла дверь и тут же закрыла ее на замок встроенный в золотистую дверную ручку. Стоило ей только это сделать, как по двери с другой стороны забарабанили удары. Они прорывались сквозь дикие вопли и стоны.

Девушка обрывисто дышала открытым ртом, а на ее лице застыл дикий испуг. Она оказалась в уборной.

Ксенонова начала медленно отступать от двери, глядя на содрогающуюся дверь, которая вот-вот обещала не выдержать натиска. На ее лице начала появляться плаксивая гримаса, вслед за которой с голубых глаз покатились слезы.

Ксения переживала страшнейший испуг и состояние, которое можно было сравнить с ожиданием казни. Все кто были рядом с ней казино превратились в непонятную ей нечисть. А те, кто избежал этой участи либо были мертвы, либо спасались бегством. Она тоже спаслась бегством. Но на долго ли?

С мыслями неминуемой гибели девушка отошла спиной к умывальнику пока не уперлась в него.

Ксенонова беспомощно ждала того момента, когда дверь сломается, и толпа разъяренных зомби разорвет ее на куски. Она совершенно не замечала, как за ее спиной из раковины умывальника начала расти как лоза винограда масса образованная кровяными сгустками. Масса достигла уровня головы Ксении и, сделав молниеносный выпад, рванула ей в рот. Девушка даже не успела воспротивиться хлынувшей внутрь нее массе. Она лишь панически попыталась схватить поток, но рука прошла через него как сквозь студень, оставляя на ладони кровавый отпечаток.

За дверью раздались выстрелы и крики. Но вскоре они прекратились. После этого дверь выбил ударом ноги крупный мужчина. Он, выставив вперед пистолет, вошел в уборную.

— Она здесь! — громко закричал он.

Через миг к нему подоспели еще несколько мужчин с оружием в руках.

— Кажется — она ранена.

— Блин, что она тоже заражена, — сказал один из команды, глядя на дергающееся в конвульсиях на полу женское тело.

— Да. Но она просто дергается, а не нападает в отличие от остальных, — произнес тот, который выбил дверь.

— Нужно уходить — мы тут долго не продержимся!

— А с ней что?

— Она заражена!

— Черт, да может ей просто плохо?!

— Ты не можешь знать этого наверняка.

— Парни, вы что забыли — это дочь Ксенонова! — вмешался в разговор третий, — Ее необходимо забрать…. Нам же лучше будет, если мы это сделаем.


— Быстрее! — крикнул Павел Насте.

На его сканере опять запищали тревожные сигналы. Мутанты вновь атаковали. Павел резко обернулся. Он отключил запал на химомете и рывком отсоединил баллон от оружия. Затем так же быстро насадил баллон на ствол и прокричал девушке:

— Хватайся за что-нибудь!

Порикова, с опаской оглянувшись, ухватилась за перегородку в вентиляционной шахте.

Читер выстрелил. Баллон с глухим шипением отсоединился от ствола химомета. Его молниеносно метнуло за окна в ангар.

Павел, машинально закинув за спину оружие, развернулся и схватился за рамку входа в вентиляционную шахту.

В этот миг за его спиной в окнах ангара мигнула яркая вспышка. Из вентиляционной шахты рванул мощный поток холодного воздуха с примесью снежинок. Пламя, горевшее за спиной Паши, потянуло к окнам ангара, словно в дверцу большой печи. Туда же подхватило и труп горевшего мутанта. Следом за ним в окна полетели, успевшие забраться в хранилище монстры. Они, царапая когтями пол, изо всех сил старались удержаться, но бескомпромиссная сила, ударяя мутантов обо все преграды на пути, затащила их в ангар. Сильный металлический скрежет сотряс своды лаборатории. Паши и Насти тела рывком подхватило воздух. Если бы они не держались, то наверняка полетели следом за монстрами. Порикова закричала, напрягая из всех сил мышцы на руках, что бы удержаться.

Раздался взрыв, словно прогремел гром. Людей резко бросило на пол, обдав угасшей ударной волной. За окнами ангара полетели во все стороны обломки и кровавые обрывки мяса.


Настя тяжело дышала лежа на полу вентиляционного коридора. В ушах сильно пищало. Она больно ударилась коленями при падении, но сейчас это ее мало волновало. Волновало ее то, что произошло и то, что будет дальше. В этот миг ее посетило странное чувство: словно то, что сейчас происходит, уже было.

Порикова осмотрелась. Под потолком вентиляционного хода стремился ей вслед «ручей» дыма, который очевидно вытягивало наружу. В конце тоннеля помигивал какой-то свет. Этот свет был для нее теперь основной надеждой. Конечно, успокаивало и то, что ее новый союзник прикрывал тыл, поэтому сейчас Настя чувствовала себя более защищенной, но это было лишь самоуспокоение.

— Что это было? — спросила Настя у встающего с пола Паши.

— Вакуумная бомба, — последовал лаконичный ответ.

— Что? — переспросила она, не расслышав из-за писка в ушах.

— Вакуумная бомба.

— А…

Павел прошелся взглядом по горящему хранилищу, особенно задерживая взгляд на разбитых окнах.


Оцифровка…

Поиск враждебных форм

Замелькало внизу перед Пашиным взглядом. Все видимое перед Читером стало в черно-белых тонах. Павел вновь внимательно осмотрел лабораторию. Он убедился в том, что опасности нет — по крайней мере пока.

— Давай выбираться от сюда — мне этот гриль-бар уже надоел, — заключил Читер, забираясь в вентиляционную шахту вслед за Пориковой.

Настя, ничего не ответив, устремилась вперед по вентиляционному коридору, стуча коленями и ладонями.

Павел полз за ней на четвереньках, при этом задевая металлические стенки стволом оружия. За его спиной покачивался химомет, чернея своими двумя стволами.

Впереди что-то крутилось, и рассеивался тусклый свет. Настя не знала, куда ее выведет вентиляция, но надеялась на лучшее. Надеялась на спасение.

Черная лапа с огромными когтями взялась за рамку вентиляционного люка с правой стороны. Затем в проход втиснулась голова монстра. Он злобно зашипел, растопыривая слюнявые щупальца.

Сканер подал тревожный сигнал. Павел оглянулся. Монстр втиснулся в вентиляционный коридор. Он настойчиво и быстро пополз за ними.

Читер выхватил из кобуры на поясе пистолет М50 и сделал несколько выстрелов. Голову мутанта насквозь пропороло после первого же выстрела, перепачкав при этом своды тоннеля кровью твари.

— Господи! Опять! — хныкнула Настя и задвигалась быстрее.

— Так на вас всех и пуль не напасешься! — выругался Павел, отворачиваясь от обмякшего чудища.

Настя вылезла из тоннеля в небольшую комнатку. Она выпрямилась во весь рост и осмотрелась. Слева и справа от нее были подобные вентиляционные тоннели. Они зияли чернотой. В другом конце комнаты, прямо перед ней, не спеша крутился здоровый вентилятор. Из-за него пробивался тусклый свет, и тянуло прохладой, что для девушки сейчас было особо ощутимо — после жаровни возникшей в лаборатории.

В этот момент из вентиляции вылез Павел. Он поднялся с колен. Затем спрятал пистолет.

— Кажется, я разорвал толпу монстряков! — объяснился Читер, обернувшись к Пориковой.

— Монстряков?! Молодец, конечно! Ну, и куда дальше?! — чуть отдышавшись, спросила приказным тоном Настя.

Павел взглянул на нее.

Он выглядел более спокойно, чем Порикова. Даже дышал более ровно, несмотря на пройденные им сегодня побоища.

Настя не видела его глаз за очками, но она уловила в выражении его лица что-то хищное и необъяснимое. Девушка на какой-то момент призадумалась, словно пыталась заново оценить ситуацию. Она в вентиляционной системе какого-то здания. Позади нее пожар и страшные монстры. Впереди неизвестность. Рядом убийца, которого ищет вся милиция города. Но который почему-то спас ей жизнь. Вопрос, который начал назревать у нее в голове, был вполне логичен: "Зачем?"

Паша продолжал смотреть на нее, не отводя в сторону взгляд. Лицо Пориковой было, как обычно, мило и красиво. Но сейчас она более походила на неряшливую старшеклассницу после драки. Павел опустил взгляд на пропитанную влагой и брызгами крови блузку, под которой возвышалась Настина грудь.

— Ну, так, что мы выбираемся? — уже спокойно спросила Порикова, вытирая обеими руками вспотевшее лицо.

— Послушай, надеюсь, ты понимаешь, что мы выходим немножко нестандартным путем? — спокойно спросил Павел.

— Да, да. Конечно. Понимаю, — произнесла растерянно Настя.

— Надеюсь — ты высоты не боишься.

— Что за тупость?! Причем здесь высота? — недоумевая, спросила девушка.

Павел, в ответ, сделал короткий шаг в ее сторону. Улыбка на его устах резко пропала — он выглядел угрожающе. Порикова со страхом отступила. Она ожидала, что ее спаситель сейчас будет ей грубить или что-то еще хуже. Паша резко метнул левую руку в ее сторону. Она, пролетев мимо головы, остановила лопасть вентилятора у девушки за спиной. Настя негромко ахнула от неожиданного выпада в ее сторону.

— Разворачивайся и пролазь за вентилятор, — сказал он сухо.

— Ладно, — проронила Порикова, удивляясь резкой перемене настроения Читера.

Она послушно обернулась и, пригнувшись, пролезла между лопастями. За вентилятором было небольшое пространство, которое обрывали серые металлические рамки. За этими рамками, сквозь падающий пушистый снег, Настя разглядела верхушки высоток. Крайтан раскинулся перед ней необычайно обширной зимней панорамой светящейся множеством огоньков под темно-фиолетовым покрывалом ночи. Где-то в глубине души она обрадовалась увиденному.

"Вот она свобода!" — мелькнула непроизвольная мысль у нее в голове.

Но это было всего какой-то миг. Это мгновение оборвал порыв холодного ветра с колючим снегом.

Порикова подошла почти к самому краю и аккуратно глянула вниз и по сторонам. Она ожидала увидеть балкон или лестницу, но ничего такого, чем бы можно было воспользоваться, для дальнейшего продвижения, не было. Лишь сверкающие снежинки устремлялись вниз.

— Там нет выхода! — оборачиваясь, выпалила она.

При этом она столкнулась со стоящим у нее за спиной Пашей. Но тот лишь слегка покачнулся от толчка, никак не прореагировав. Настя немного отстранилась. Утопив свой взгляд в его очках, с большой горестью в голосе повторила:

— Там нет выхода. Это тупик….

Но Павел просто стоял и смотрел вперед, как статуя.


— WALKER

OK.

— POWER*4

OK.

Произошел набор в верхнем поле зрения Читера во время слов Насти.

— Ты вообще меня слышишь? — громко спросила она.

Пориковой показалось, что под стеклом Пашиных очков что-то светится. Она вспомнила рассказ Зощенковых о глазах Паши.

"Неужели это, правда и перед ней стоит что-то вроде ходячего трупа, который вернулся мстить своим обидчикам?" — спросила Настя сама себя.

Павел неожиданно чуть опустил к ее лицу голову и произнес:

— Старайся не смотреть вниз?

— Не смотреть вниз…. Что ты собираешься…

Она так и не закончила фразу. Павел неожиданно схватил Порикову. Она не успела опомниться, как оказалась у него на руках лицом вниз. У нее было ощущение будто его руки крепкие как рельсы. Девушка попыталась вырваться, но Паша крепко держал ее. Тогда она решила криком заставить его поставить ее на ноги. Но этот «крик» убежал куда-то в пятки, прихватив с собой и намеренья вырваться. Случилось это от того, что Настя оказалась головой вниз за небоскребом. Ощущение от увиденного — словно она смотрела вдоль длинной дороги, вместо небоскреба. Дороги, в конце которой была ужасная смерть.

"Боже! Мы сейчас сорвемся вниз! Разобьемся! Разобьемся!!!" — взорвались у нее в голове страшные мысли.

Но они не летели вниз и не падали. Порикова четко чувствовала силу притяжения, от которой ее живот упирался Паше в руки. Волосы золотистым водопадом свисали вниз, извиваясь в порывах ветра. Мимо летели вниз снежинки. Настя посмотрела под себя. Там она увидела Пашины ноги. Он стоял на стене, которая была под девяносто градусов к земле! Все слова застряли у нее где-то глубоко в горле. Порикова почувствовала, что Павел перекрученной ладонью правой руки слегка пошлепал ее по попе.

— Рыгать не будешь? — громко спросил он.

В ответ Настя затрясла головой, словно получила шоковый разряд.

— Ну, тогда пошли.

"Пошли! Куда пошли?! Как пошли?!" — спросила она мысленно себя, пытаясь справиться с сильнейшим испугом.

Павел зашагал. Он крепко держал Настю обеими руками. Паша чувствовал, как дрожит ее хрупкое тело. Он развернулся и зашагал по бетонной стене наверх. В этот момент Порикова вскрикнула, испугавшись переворота. Теперь ее тело больше прижималось к его груди.

Настя просто не могла поверить в происходящее — ведь это совсем невозможно! Высота теперь казалась настолько пугающей и опасной, что Порикова поняла — высоты она таки боится!

Девушка вновь почувствовала, как Паша хлопает ее по попе. Настя ожидала, что он ей что-то опять скажет, но Павел просто легонько шлепал по ее обтягивающим штанам в мягком месте.

— Хватит меня лапать! — задыхаясь, крикнула она.

Он перестал, сказав:

— Извини — я тут о своем призадумался.

Павел сделал еще пару шагов, на этот раз по стеклу окон. Он остановился и ногой ударил по соседнему окну. Стекло разбилось. Осколки, сверкая острыми концами, посыпались вниз темного помещения. Для девушки это выглядело, как страшная галлюцинация. При этом Настя сильно вздрогнула, боясь выскользнуть у него из рук. Паша добил остатки, торчащие из оконной рамы. После он сделал шаг в разбитое окно.

Они ввалились в темное помещение. Павел упал на спину, еле удержав Порикову.

— WALKER

WALKER OFF.

Валерий Петрович осушил до дна большой бокал и со стуком поставил его на стеклянный столик у шезлонга, на котором сидел. Он посмотрел пьяным взглядом на свои «сувениры» и обратился к Маше, попутно переводя взгляд то на Кристину, то на Сезанну:

— Ну, что ж — мы с вами еще выясним вашу преданность. А сейчас нужно позаботится о жмурах под зданием и ментам подумать, что сказать.

— О, мой пупсик такой занятой, — ласково произнесла Мария, пользуясь пьяным и добродушным состоянием Валеры.

Петрович действительно пребывал в поднесенном настроении. Сказывалось не столько действие алкоголя, сколько тот факт, что он считал себя победителем. Победителем безжалостного наемного убийцы, которого, как он считал, также безжалостно уничтожил. В его голове крутились мысли, что после пережитого сегодня ему дальше все будет нипочем и теперь он может позволить себе все что угодно.

Неожиданно всех как-то некстати посетило сильное чувство дэжавю. Каждый подумал о чем-то своем, но о том, что это наверняка уже было.

— Черт, да какого ты мне постоянно это говоришь! — резко выругался Валерий на Машу.

— Дорогой, это ведь правда, — ответила Ерофеева, сделав по детски обиженное личико.

— Ладно, ладно…

Кандидат, облегченно вздохнув, спрятал, не спеша, во внутренний карман пиджака пистолет и удавку в наружный.

— Короче девки готовьтесь — сегодня вы будете поздравлять будущего мэра! — произнес он значительно, вставая.

Но как только Валера это сделал, по полу пошла дрожь. Зазвенели бокалы, столы, стекла на окнах. Раздался еле слышимый раскат взрыва, который донесся от куда-то из глубин здания под ними.

Петрович от неожиданности присел назад на шезлонг.

Вибрация стихла. Повисла пауза, во время которой девушки озадаченно переглядывались, а кандидат тупо уставился вперед.

— Что это?! — встревожено, произнесла Сезанна.

— Вот те раз, — добавила с неприкрытым раздражением в голосе Кристина.

Вновь последовала пауза, которую вскоре оборвала Ерофеева:

— Милый, — ты же сказал, что опасности больше нет!

Валера молчал, собирая пьяные мысли в голове. Затем он резко поднялся и направился к выходу из пентхауза.

— Все оставайтесь тут! — крикнул он уходя.

Валерий Петрович вышел в холл. Встревоженные братки и солдаты уже держали оружие на взводе.

— Что произошло?! Почему никто ни о чем не докладывает?! — нервно спросил кандидат.

— Мы не знаем, — холодно ответила Линда.

Валера направился к наблюдательному посту. Он рывком открыл дверь, и хотел было выплеснуть пару матерливых фраз Виталию и Игнату, но с удивлением обнаружил, что последних нет на месте.

— Сука!!! Где эти двое?! — раздраженно рявкнул Петрович людям в холле.

— Сказали — вышли на перекур, — ответил один из братков.

— На перекур! На перекур, блин!

Разъяренный кандидат пнул со всей силы ногой по двери, а затем провел обеими руками по волосам, делая большой выдох. Он понял, что инженеры попросту сбежали. Его злость начала брать верх, но Валера старался изо всех сил сдержаться.

Военные и братки тоже поняли, что случилось. Они начали напряженно переглядываться, пытаясь уловить в лице у друг друга какую-то подсказку, что делать дальше.

— Вояки, умеет кто-то пользоваться этим оборудованием? — спросил Петрович после небольшой паузы, указывая на мониторы на посту.

— Я умею… немного, — проронил Корнейчук.

— Отлично! Осмотри лабораторию! Отыщи эту суку!!! — зашипел кандидат.

При этой фразе Линда крепче сжала автомат. Она, как и Валерий жаждала смерти Читера, невзирая на всю опасность противника.

Корнейчук подошел к клавиатуре перед мониторами и начал поиск. В этот момент у Петровича зазвонил мобильный телефон. Кандидат, достав его, взглянул на экран. Он, немного наморщив лоб, ответил:

— Да, Сахно.

— Валерка, ты жив, блин! Это твоих рук дело?! — послышался взволнованный мужской голос.

— Ты имеешь в виду то, что было под моим зданием? — стараясь сдерживать волнение, ответил Валерий.

Но его собеседник явно не пытался сдержать себя в словах:

— Ты, что наделал, Валера?! Это твои опыты с мутантами, блин?! Ты лучше, блин, признайся сразу, блин, это ты выпустил заразу!!!

— Че, ты мне предъявляешь, Сахно?! Какую заразу?!

— Слушай, блин, лучше не ври мне! Ты знаешь, как тяжело было вывезти этих тварей из зоны?! Так для чего я это делал — что б ты безрезультатно засрал Крайтан!!!

Петрович явно не понимал, о чем говорит его старый приятель генерал. Он решил настойчиво возразить:

— Послушай — мои ученые не делали никакой заразы! И что значит "засрал Крайтан"?!

— Ты, что не в курсе того, что творится в городе?!

— Нет — у меня сейчас свои проблемы.

— Тогда попытайся забыть свои проблемы и унести свою задницу, как можно дальше из Крайтана!

— Сахно, объясни мне — я не могу тебя понять!

— Валерка, город поражен!.. По всей видимости каким-то биологическим оружием! Большая половина жителей превратились в каких-то зомби! Мы не знаем, что это!

— Что? — растерянно выпалил Валерий.

— И самое важное — основная их масса сконцентрировалась вокруг твоего небоскреба! Высшее командование, включая президента, уже отдало приказ о бомбардировке! Влерка, блин, только по старой дружбе! Забирай моих вояк, садитесь в вертолеты и улетайте подальше от города!

— Как? Как такое возможно? — не веря своим ушам, произнес кандидат.

— Слушай меня — я не шучу! У вас есть около получаса времени — бомбардировщики уже вылетают с авиабазы!..

— Господи, — проронил Валерий.

— Все — больше говорить не могу. Теперь твоя жизнь зависит только от тебя…

В динамике телефона раздались гудки. Петрович еще с пол минуты держал у уха трубку, осознавая услышанное. Его хмельная голова яростно не хотела верить всему, что произошло за последние пять минут.

— Валерий Петрович, я нашел его! — воскликнул Корнейчук, оторвавшись от мониторов.

— Нашел, — повторил безучастно кандидат.

— Да — он в спорт зале.

— Что, — выкрикнул Валера.

От слов солдата он словно проснулся.

— Черт! Это же прямо под нами!!! — не сдержавшись, рявкнул Петрович.

Все напугано переглянулись.

— Вы ведь старшая по званию? — твердо обратился Валерий к Линде.

— Да, — строго ответила воительница.

— И вы ведь хотите убить его?

Линда решительно кивнула.

— Тогда так, блин, — Петрович прибавил голоса, — часть ваших людей направится в спорт зал. Поднимем вертушки — зажмем его там и пристрелим! Красная бригада — держите оборону здесь!

— Отделение! — командным тоном произнесла Линда.


Дверь с треском выбили. С нее сразу же выбежали, размахивая руками зомбированные люди. Они, вопя, понеслись по лестничному пролету вверх. Задрожали перила и ступеньки под натиском множества ног.

Некоторые из них спотыкались и падали, но подняться так и не успевали, так как бежавшие за ними начинали топтаться по последних. Яростные лица видели лишь одну цель. И они не хотели знать или замечать ничего другого.

По бетонным стенам лестницы побежали ввысь бесчисленные крики.


Валерий Петрович поднялся по лестнице на усеянный трубами чердак. Он протянул руку и открыл дверь на крышу. За ним следовал Корнейчук.

На крыше свирепствовал сильный ветер, бросая в людей снежные пощечины. Последний раз, когда Петрович здесь был, крыша еще не была засыпана снегом. А теперь все было покрыто тонким сверкающим слоем.

Валерий, придерживая под порывами ветра полы пиджака, подбежал пьяной походкой к вертолету. Военный, следовавший за ним, направился к другой машине.

Петрович открыл дверь в салон и поднялся на борт. В кабине светился тусклый свет от приборов, который выдавал пилота.

— Ну, что приказ слышал? — спросил кандидат.

— Да, только, — начал, было, пилот.

— Только я буду за пулеметом…. Взлетай времени мало!


Четвертый респаун | Читер | Обрыв в пропасть