home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дырявый комсомолец

Приказ есть приказ, и 23 февраля 1930 г., в день 12-й годовщины Красной Армии, на берегах Волги была заложена Щ-304 — первая сормовская подводная лодка. Деньги на ее постройку были собраны в ходе знаменитой акции «Подводная лодка от комсомола», то есть из «добровольных» взносов членов ВЛКСМ. Поэтому и название будущей лодки было выбрано не случайно — «Комсомолец». Вообще же первой лодкой Х серии стала Щ-301 «Щука», и затем по традиции все субмарины этого типа называли именами рыб: «Окунь», «Лещ», «Семга» и тому подобное. Щ-304 первоначально должна была называться «Язь», и уже затем, в связи с акцией комсомола по сбору средств, ее название было изменено на «Комсомолец».

Как и большая часть советской военной техники, подводные лодки не являлись творением советских инженеров и изобретателей. «Щуки» представляли собой копию поднятой и обследованной английской субмарины L-55, с октября 1929 г. находившейся на восстановительном ремонте в Кронштадте.

Первоначально для строительства «спецсудов» было выделено самостоятельное подразделение — «спецсектор», и только впоследствии произошла полная переориентация «Красного Сормова» на данный профиль. Строительство первой субмарины растянулось более чем на четыре года. Во-первых, из-за нехватки средств не была проведена запланированная реконструкция завода: строительство крытого стапеля, дноуглубление затона, укрепление берега, прокладка железнодорожных путей, строительство ряда вспомогательных мастерских и т. д. Подводную лодку приходилось строить примитивными средствами и практически вручную. Например, большие листы металла с участка обработки до стапеля тащили более недели. Во-вторых, плановая документация на лодку поступила на завод только в июле 1930 г. В-третьих, отсутствовали специалисты, у руководителей не было производственного и организационного опыта, не была создана система работы с поставщиками. Сектору спецсудостроения не хватало рабочих, требовались 500–550 человек, а в июне 1931 г. в наличии имелись только 150 человек.

Между тем 11 ноября 1932 г. была заложена уже вторая подводная лодка — Щ-308 «Семга». Затем постановлением правительства от 11 июля 1933 г. на «Красное Сормово» было возложено обязательство, помимо уже изготовляемых, построить в течение пяти лет еще 26 средних подлодок типа «Щука». А это уже было серьезно. Этим же постановлением «Красное Сормово» становилось дублером по производству торпедного вооружения (торпедных аппаратов, толкачей, компрессоров) для подлодок, мониторов и канонерских лодок с заданием произвести во второй пятилетке 900 единиц. Помимо этого, завод должен был организовать производство немецких дизелей специального типа мощностью 3000–4000 л.с.


Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

Схема из книги «Очерки по истории ЛПМБ „Рубин“».

Подводная лодка проекта «ЩБ»: 1 — цистерны главного балласта; 2 — дифферентные цистерны; 3 — цистерна быстрого погружения; 4 — цистерна плавучести; 5 — минно-балластная цистерна; 6 — прочная рубка; 7 — торпедные аппараты; 8 — гидравлическое устройство торпедной стрельбы; 9 — мины; 10 — складывающийся горизонтальный руль; 11 — дизели; 12 — главный гребной электродвигатель; 13 — аккумуляторная батарея; 14 — турбокомпрессор низкого давления.


Директор завода В. Сурков и его окружение хватались за голову от полученных заданий партии, но наркомат тяжелой промышленности дополнительно поставил заводу задачу построить еще и семь речных мониторов и восемь канонерских лодок! При этом надо учесть, что, кроме основного производства, на «Красном Сормове» по-прежнему производились железнодорожные вагоны и трамваи, а также коленчатые валы для Коломенского завода (1700 т в год). [159 — ГУ ЦАНО, Ф. 15, Оп. 3, Д. 141, Л. 7–9.]

Ясно, что даже с учетом расширения производственных площадей и ликвидации вагоностроения столь масштабная и многообразная программа была заведомо невыполнимой. Только для производства механизмов подводных лодок требовались минимум 340 станков, а в наличии имелись лишь 70, не говоря уже о нехватке рабочей силы.

Но и дальше «партия и правительство» не переставали «радовать» завод № 112 своими планами и заданиями, которые нередко и самым противоположным образом изменялись. Так, например, согласно постановлению СНК от 25 августа 1933 г., «Красное Сормово» должно было приступить еще и к освоению производства мин. Для этого завод получил приказ прекратить уже налаженный выпуск 107 и 203-мм фугасных снарядов. Однако вскоре это решение признали нецелесообразным и отменили. В сентябре завод получил задание, кроме торпедных аппаратов, организовать производство «толкачей» для сбрасывания торпед с торпедных катеров. Однако из-за большой загруженности цехов оно так и не было выполнено.

Заводы, входившие тогда в объединение «Союзверфь», не имели своих конструкторских бюро. Все проектирование и разработка рабочих чертежей выполнялись ЦКБ-18 и подчиненным ему ЦКБС-2, занимающимся подводными лодками. ЦКБС-2 с самого начала несвоевременно и некомплектно присылало необходимые чертежи, работая по принципу: «начинайте строить, а как строить, узнаете потом».

На 15 февраля 1933 г. техническая готовность «Комсомольца» составляла 63 %. Графики работ не соблюдались. Поставщики тоже подводили, в частности, завод «Русский дизель» не поставил в срок двигатели. И все же героическими усилиями рабочих к маю того же 33-го года лодка была подготовлена к отправке для достройки на Балтийский завод. Док для нее был спешно построен на том же «Красном Сормове». Он имел размеры 72,5 на 9,6 метра и водоизмещение 950 тонн. 25 мая лодка в доке начала движение по Волге, а затем — по Мариинской системе каналов, и 1 июня 1933 г. прибыла в Ленинград.

«Балтийцы» быстро поняли, что им прислали не «почти готовую» субмарину, а всего лишь полуфабрикат. После начала достроечных работ выявилось огромное количество дефектов: было необходимо заново изготовить и установить валы горизонтальных рулей, устранить дефекты топливных цистерн, заменить кабели и т. д. Согласно акту от 9 июля 1933 г., было выявлено, что «соединительные швы топливных цистерн зашпаклеваны смесью гудрона и сурика черного цвета. Это маскировка брака, могущая привести к течи». [160 — ГУ ЦАНО, Ф. 15, Оп. 3, Д. 135, Л. 142.] А в акте от 11 сентября того же года говорилось: «…при испытании гидравлическим давлением жесткого корпуса обнаружилось 250 течей». [161 — Там же, Д. 136, Л. 16.] Когда прибыли торпедные аппараты, долго задерживавшиеся заводом № 6, оказалось, что подлодка не готова к их установке. Кроме того, 40 % электромонтажных работ подлежали демонтажу и переделке, из-за брака пришлось заменить и 90 % арматуры. [162 — Там же, Д. 135, Л. 177.]

В связи с переходом «Красного Сормова» на производство спецсудов — так в целях секретности именовали подлодки, которое должно было стать его основным профилем, с 1933 г. стал сокращаться выпуск железнодорожных вагонов и платформ, а также трамваев.

Начались командировки на Балтийский завод рабочего и технического персонала с последующей сдачей экзамена. Впоследствии в ноябре 1933 — мае 1934 гг. филиал учебно-курсового комбината в Ленинграде организовал курсы повышения квалификации инженеров — строителей подлодок. На них была отправлена группа ИТР с «Красного Сормова»: корпусники, механики и электротехники. Пять дней в неделю они работали на предприятиях Ленинграда, а один день проводились теоретические занятия. Основными темами занятий были общее устройство подлодок, технологические процессы и монтаж.

Наконец 15 августа 1934 г. после многочисленных переделок и устранения производственных дефектов первая сормовская лодка Щ-304 «Комсомолец» была сдана Балтийскому флоту.

Тем временем 22 декабря 1933 г. в Главтрансмаше Наркомата судостроительной промышленности (НКСП) прошло совещание по производству спецсудов, на котором присутствовал директор завода «Красное Сормово» В. Сурков. На нем заводу поставили задачу — в июне 1934 г. сдать флоту одну подводную лодку и еще три — в третьем квартале того же года. Кроме того, предприятие должно было строить два сухогруза для последующего переоборудования их в речные авианосцы, а также плавучий док и понтоны к нему.

Сурков в своем докладе отметил большие сложности, с которыми столкнулся завод: отсутствие опытных кадров, нехватка чертежей (вместо 1267 необходимых было прислано только 819), задержки поставок металла (вместо необходимых 650 тонн было получено 342 тонны). [163 — ГУ ЦАНО, Ф. 15, Оп. 3, Д. 135, Л. 43.] Однако все это не произвело никакого впечатления, поскольку для сталинской промышленности являлось обычным делом. На совещании было принято окончательное решение придать заводу «Красное Сормово» судостроительный профиль и постепенно сворачивать не соответствующие ему производства.


Глава 4 Как Сталин создавал подводный флот | Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа | Сначала стройте, а потом получите план, как строить!