home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12

Болезнь Кенига оказалась самой обыкновенной простудой. Пролежав несколько дней в санчасти, он выздоровел и уехал в краткосрочный отпуск. В середине марта все отделение Рэке вновь было в полном составе. После возвращения из отпуска Кенигу был объявлен выговор за нарушение требований устава.

В субботу после обеда в комнату вбежал Кольхаз и радостно закричал:

— Ребята, пошли со мной на часок в село! Я вас всех угощаю! — Заметив Рэке, стоявшего с Полем в стороне, он проговорил: — Извините, пожалуйста, я вас не заметил сразу. Я вас тоже приглашаю.

— Что случилось? Выиграли крупную сумму в лото или получили наследство? — поинтересовался Ульф.

— Ни то и ни другое, — с улыбкой сказал Кольхаз, — но причина безусловно есть.

— Мы знаем, что это такое, — усмехнулся Кениг. — Небольшое письмецо от девушки, поцелуй украдкой, и все вокруг кажется интересным…

— Хватит злословить, — оборвал его Кольхаз. — Пошли же, время-то у нас свободное!

— Сначала нужно почистить оружие, потом поужинать, — озабоченно произнес Шонер.

— Знаю, это мы сделаем потом.

— Ты лучше скажи, что же все-таки случилось? — снова спросил Кениг.

— Скажу, наберись терпения, — согласился Кольхаз. — После ужина сходим в село, но чтобы безо всяких выкрутасов.

Кольхаз в тот вечер был на удивление весел, много шутил. Вскоре кафе оказалось заполненным до отказа. За двумя столами играли в скат, у стойки стояли ребята и с наслаждением потягивали пиво.

— Знаете что? Давайте сыграем в кости! — вдруг предложил Раудорн.

Многие согласились, и лишь Кольхаз скорчил недовольную мину:

— Играть в кости? Ерунда какая! — Однако, поняв, что другие не против сразиться, согласился: — Как хотите! В кости так в кости!

Начали играть. Везло Кенигу. Вскоре к играющим подошли Ульф и обер-лейтенант Гартман.

Солдаты, заметив командира, хотели встать, но он сделал знак, чтобы они продолжали, и спросил, не найдется ли и для него свободного местечка.

— Конечно есть, товарищ обер-лейтенант! — воскликнул Кениг, подставляя офицеру стул. — Сыграете с нами?

Гартман кивнул и сел.

— Товарищ Кольхаз, что сегодня с вами? Я впервые вижу вас смеющимся? — спросил Гартман солдата.

Кольхаз молчал, вместо него ответил Кениг:

— Вы ошиблись, он улыбается с самого обеда, и никто не знает почему.

— Тогда я вам сейчас что-то покажу! — проговорил обер-лейтенант, доставая из кармана газету и протягивая ее Кенигу.

— Вот это да! — Глаза у солдата стали большими. — Три стихотворения в одном номере! Теперь мне все ясно!

Солдаты окружили Кенига и, чуть не вырвав у него из рук газету, начали читать опубликованные в ней стихи. Кольхаз засмущался и не знал, как ему себя вести.

— Хорошие стихи, товарищ Кольхаз, — похвалил солдата офицер. — Сейчас я тороплюсь, зайдите ко мне завтра или послезавтра, тогда поговорим не спеша.

Когда обер-лейтенант ушел, Ульф спросил у Кольхаза:

— Когда вы их написали?

— В последнюю неделю.

— Расскажите, это интересно.

— Сегодня не стоит, как-нибудь потом, — уклончиво ответил Кольхаз.

— Согласен. Тогда давайте выпьем за ваш успех, товарищ Кольхаз!

Все дружно стукнулись пивными кружками, а затем стали расходиться.

Ульф забрал газету со стихами с собой. У себя в комнате он перечитал стихи.

В ту ночь ровно в четыре часа застава была поднята по тревоге. Быстро одевшись, Ульф побежал в комнату отделения. Там уже никого не было, кроме Кенига, который никак не мог надеть вещмешок. Рэке помог ему, и они вместе побежали в комнату, где хранилось оружие.

— Что-нибудь серьезное? — спросил Кениг на бегу.

— Через пять минут узнаем.

Десять минут пятого взвод был построен в полном составе. В автопарке урчали заведенные машины.

Когда Рэке увидел командира роты, который шел вместе с. гауптфельдфебелем, он понял, что это не боевая, а всего лишь учебная тревога. Если бы это была боевая тревога, тогда ротный вел бы себя совсем иначе. Значит, учебная… Затем командирам отделений был отдан приказ, согласно которому машины должны прибыть в назначенный пункт, располагавшийся в двадцати километрах от заставы.

Подразделения проверялись по ориентированию на местности.

В этот момент Ульф вдруг вспомнил, что он почему-то нигде не видел лейтенанта Альбрехта. Он спросил об этом водителя, который ответил:

— Он еще до объявления тревоги уехал на мотоцикле вместе с замполитом.

«Наверняка они где-нибудь спрячутся и будут из укрытия наблюдать за тем, как мы будем действовать», — подумал Рэке.

Машины одна за другой выезжали из ворот заставы.

— Какой приказ ты получил? — спросил у водителя Ульф, когда они выехали из ворот.

— Мне приказано довезти вас до места, высадить и вернуться назад. Больше я ничего не знаю, — ответил водитель.

Ночь была туманной, и водителю пришлось снизить скорость. Затемненные подфарники освещали лишь узкую полоску дороги.

Около пяти часов машина прибыла в указанный пункт, находившийся на перекрестке дорог. Ни командира взвода, ни его замполита нигде не было видно.

Когда машина уехала, Ульф разорвал конверт, в котором хранился приказ, но там оказались еще четыре заклеенных конверта, поменьше размером. Каждый из них имел номер. Рэке согласно ранее полученным указаниям вскрыл конверт № 1, в котором содержался приказ до шести часов занять высоту с отметкой 326,1.

«Все ясно», — сказал про себя Ульф и подозвал Поля: — Дальше отделение поведете вы. Вот вам карта и две минуты на размышление!

— Смотри не заведи нас куда-нибудь в другую сторону, — заметил Полю Кениг.

Через минуту Поль уже вел отделение по полевой дороге в северо-западном направлении. Рэке шел сзади него и посматривал на карту.

— Быстрей! А то не уложимся во время! — сказал Ульф Полю.

Вскоре они свернули с дороги на узкую тропинку, которая привела их к какому-то амбару.

— Черт возьми! — выругался Поль и, включив карманный фонарик, стал разглядывать карту. — Вышли мы вроде правильно, но здесь не должно быть никакого амбара!..

— Значит, ошиблись, — отметил Ульф и приказал: — Сориентируйтесь и выходите в указанную точку!

— Вот он, этот сарай! — сказал Кениг, рассматривая карту через плечо Поля, и показал на значок, который находился несколько в стороне. — Мы отклонились на полкилометра к югу.

— Да, мы рано свернули с дороги. Чертов туман… Следуйте за мной, — приказал Поль. — И не отставать!

Они сменили направление и шли до тех пор, пока Поль не остановился и не сказал:

— Вот эта точка! Значит, теперь мы идем правильно.

К рассвету отделение вышло на высотку.

— У нас еще осталось десять минут в запасе, — сказал Ульф, посмотрев на часы.

Кениг прислонился к дереву, Кольхаз стал перематывать портянки.

— Натерли ноги? — участливо спросил его Ульф.

— Нет, просто портянки съехали.

— Перемотайте покрепче…

Во втором конверте лежал приказ, разрешавший сделать десятиминутный привал, после чего отделению надлежало выйти на северную окраину села Барканфельд.

Ульф спросил у солдат, кто из них хотел бы повести отделение дальше.

Кениг подтолкнул Раудорна, шепнув ему:

— Соглашайся! Комсомол должен быть впереди!

— Это тебе нужно потренироваться, длинноногий, — отшучивался ефрейтор, но сам достал компас и сориентировал карту. — Я готов, — сказал он через минуту и повел отделение по мокрому лугу дальше.

На указанное место они вышли на пять минут раньше срока.

— Ваше приказание выполнено! — доложил Раудорн.

— Рядовой Поль, возьмите рацию и выполняйте обязанности радиста. Доложите командиру роты о выполнении второго задания. Привал на десять минут!

Пока Поль устанавливал связь с ротой, Ульф распечатал следующий конверт, в котором содержалось более сложное задание: маршрут отделения проходил по сильно пересеченной местности.

— Дальше отделение поведет Кольхаз, — сказал Ульф. — Ваши стихи в газете я прочел, они мне понравились. Теперь же вам предстоит доказать, что вы не только хорошо пишете стихи, но еще и умеете ориентироваться на местности.

Ульф передал Кольхазу карту и дал две минуты на обдумывание маршрута, а Полю приказал перевести рацию на прием.

— А что обозначают эти красные крестики на карте? — спросил Кольхаз.

Ульф пожал плечами и ответил:

— Возможно, что в этих местах нас ждут какие-нибудь неожиданности или мы получим новые распоряжения по радио.

Постепенно становилось светлее, однако туман в ложбинах все еще не рассеивался. Маршрут пролегал сначала через поле, затем — через луг, а уже потом по заросшим кустарником холмам.

— Приказ по рации! — крикнул вдруг Поль и, встав на колени, начал принимать радиограмму: «Участок местности перед высотой с отметкой двести шестьдесят и пять заражен стойкими ОВ!»

Взглянув на карту, Кольхаз вслух сказал:

— До участка заражения метров четыреста…

В этот момент Шонер толкнул Кольхаза в бок и прошептал: — А ветер? Ведь ветер-то дует в нашу сторону. Кольхаз быстро сообразил и крикнул:

— Отделение, газы!

Солдаты вытащили из сумок противогазные маски и ловко натянули их на головы.

Кольхаз повел отделение за собой.

Когда они вышли на луг, неожиданно, словно из-под земли, перед ними вырос обер-лейтенант Гартман и громко закричал:

— Отделение попало под артиллерийский огонь!

Кольхаз среагировал мгновенно. Он жестами приказал солдатам рассредоточиться и, сняв автомат с ремня, сломя голову побежал вперед. Солдаты, рассредоточившись, бросились вслед за ним.

Разрывы взрыв-пакетов следовали один за другим, имитируя артиллерийские выстрелы.

Когда Поль немного отдохнул, к нему подбежал Раудорн и, забрав рацию, побежал вперед.

Спустя несколько минут они добежали до леса, а затем углубились в него и залегли. Последовал приказ снять противогазы, так как участок заражения остался далеко позади.

Однако отходить не пришлось, так как обер-лейтенант Гартман дал новую вводную:

— На участке обнаружен нарушитель границы. Он скрылся в этом направлении, действуйте!

— Приказывай рассредоточиться, — шепнул Шонер другу.

Кольхаз спокойно и деловито, будто ему уже не раз приходилось отдавать подобные приказы, распорядился.

Разойдясь друг от друга на расстояние видимости, солдаты углубились в заросли леса.

Кольхаз молча вел отделение в указанном направлении. «Нарушителя» границы обнаружили в густом кустарнике. Им оказался гауптфельдфебель, переодетый в гражданское.

— Молодцы! — похвалил обер-лейтенант Гартман солдат, когда они закончили обыскивать задержанного. — Следующее задание — кратчайшим путем двигаться вот к этому могильному памятнику, — офицер показал на значок на карте. — Возьмите с собой канат, он вам пригодится. — Он подал Кольхазу связку каната. — И побыстрее, времени лишнего нет!

Кольхаз, бросив скептический взгляд на канат, посмотрел на карту и только тут заметил, что, когда они будут идти через лес, путь им преградит отвесная скала.

«Интересно, как он будет действовать?» — подумал Ульф, вспомнив, как неловко преодолевал солдат штурмовую полосу.

Кольхаз шел быстро, время от времени сверяя направление движения по компасу. Через несколько минут они вышли к отвесной скале высотой метров десять. Она была почти голой, лишь в нескольких местах поросла кустиками травы.

— Что будете делать? — спросил Рэке.

— Попробую спуститься, — ответил солдат.

— Ни в коем случае не смотрите вниз. Я полезу первым.

Канат привязали к дереву, росшему возле самого обрыва. Ульф спускался вниз, быстро перебирая канат руками, а ногами отталкивался от скалы. Он ловко и быстро спустился на землю. Отсюда местность шла под уклон до самого могильника.

Ульф держал конец каната в руках, чтобы солдатам было удобнее спускаться по нему. Следующим был Поль, за ним — Кениг, после которого следовал Кольхаз. Последним спустился Раудорн.

— Ну вот, и это препятствие позади, — приободрил командир отделения солдат.

— Продолжайте выполнять задание! — приказал обер-лейтенант Гартман, стоя на скале. — Встретимся у могильника.

Преодолев последний участок, Кольхаз привел отделение на место, расположенное на пятьдесят метров южнее того, куда нужно было прийти. Через минуту к солдатам подъехал на мотоцикле с коляской обер-лейтенант.

Офицер слез с мотоцикла и сказал:

— Допустимо отклонение от указанного пункта до ста метров. Так что поздравляю вас, товарищ Кольхаз, с отличным выполнением задания. Гауптфельдфебель, выдайте ребятам паек!

— Слава богу! А то у меня уже желудок свело от голода, — проговорил Кениг.

Гартман разрешил сделать получасовой привал. После этого Ульф вскрыл четвертый конверт и, прочитав задание, сказал:

— Такого упражнения не было в нашей учебной программе.

— Правильно, не было, — согласился с ним офицер. — Однако мы считаем необходимым отработать и его.

Солдаты уселись под деревьями и начали закусывать. Ульф подсел к Кольхазу и спросил:

— Почему вы не сказали нам о том, что ваши стихи опубликованы в газете?

— О таких вещах раньше времени не говорят.

— А вы довольно смело преодолевали отвесную стенку, — похвалил Ульф солдата.

— Но страху я все же натерпелся.

— Мы не зря проводили беседы о смелости и геройстве.

— А я смотрю, вы все еще не отказались от желания сделать из меня героя?..


* * * | Туманы сами не рассеиваются | cледующая глава