home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Рэке надел полевую форму. В голове пронеслись упреки командира взвода. «Я знаю о Кольхазе меньше, чем солдаты: один знает одно, другой — другое, и, если мне не удастся собрать воедино все нити, я окажусь не на высоте». Рэке решил не сдаваться. Проверив, как сидит на нем обмундирование и снаряжение, он побежал за своим автоматом в комнату для хранения оружия. За минуту до начала занятий он уже стоял в строю отделения.

Командир взвода объявил тему и цель занятий, после чего Ульф повел свое отделение к штурмовой полосе.

Погода была отвратительная: земля покрыта мокрым снегом, а кое-где в ложбинах образовались маленькие лужицы.

Перед полосой Рэке объяснил задание и по очереди осмотрел солдат. Шонер опустил глаза, Кольхаз (он сегодня был бледнее обычного) с напускным равнодушием смотрел куда-то вдаль, остальные внимательно слушали объяснения. Долговязый Кепиг переступал с ноги на ногу и с кислым выражением лица смотрел на препятствия.

— Сначала мы будем отрабатывать упражнения по отдельным препятствиям, — объяснил Ульф. — Пойдем один за другим. Разрешается оказывать помощь товарищу. Рядовой Кольхаз, ко мне!.. Вперед!

Солдаты спрыгнули в окоп, откуда каждый метнул по цели несколько ручных гранат, затем стали преодолевать проволочные заграждения. Мокрый снег летел из-под ног во все стороны.

Распластавшись на земле, Ульф полз под проволокой, наблюдая краешком глаза за тем, как это делает Кольхаз.

— Быстрее! — крикнул он Кольхазу, когда тот начал отставать. — Плотнее прижаться к земле и быстрее двигать руками и ногами!

Ульф первым вскочил на ноги и, схватив Кольхаза за руку, помог ему встать, а уж затем дал команду «Вперед!» для второй пары.

Кольхаз стоял рядом и руками сбивал с обмундирования мокрый снег.

Во второй паре ползли Раудорн и Кениг.

Долговязый Кениг пытался ползти на коленях, отчего то и дело задевал задом и спиной за проволоку, под которой он полз. Разумеется, маленький и проворный Раудорн намного опередил его и как ни в чем не бывало стоял уже на ногах.

— Мне эта «клетка» очень тесна, — пробормотал Кениг, с трудом дыша. — Честно, там и собака не пролезет… А тут еще снаряжение мешает…

— Не говорите чепуху! — оборвал его Ульф. — Просто вы боитесь ползти по мокрой земле. Вот и все. На исходное положение, и еще разок! Шагом марш!

— Товарищ фельдфебель!..

— Иди, когда тебе говорят, — шепнул товарищу Раудорн. — И постарайся!

Кениг и Раудорн побежали. Ульф слышал, как Кениг ругался на бегу. Кольхаз с безучастным лицом смотрел на них,

Поль попал в пару с опытным Шонером и старался не отставать от него.

Ходьба по бревну не представляла ни для кого серьезного препятствия: нужно было только обращать внимание на равновесие. Трудности возникли при преодолении забора. Кольхаз никак не мог взять его: сапоги все время скользили по доскам, а подтянуться на руках у него не хватало сил. Пришлось Ульфу помочь ему. Зато для Кенига это оказалось простой забавой. Под общий хохот солдат он одним махом оказался верхом на заборе, а когда перекинул через него вторую ногу, то сразу же оказался на другой стороне.

— Все имеет свои плюсы и минусы! — радостно воскликнул он, переводя дыхание. — Длинноногие тоже на что-то способны.

Потом все перепрыгивали через ров, через барьеры, а в заключение бросали гранаты в окно «дома».

Кольхаз изо всех сил старался ни в чем не отставать от Рэке, но это у него не получалось. Первая граната попала в доску, вторая на несколько метров не долетела до цели, а третья осталась у него в руке, которую он сразу же опустил вниз.

— Отойдите на несколько шагов назад и бросьте гранату с разбегу, — сказал Ульф.

— Все равно ничего не получится, не бросать же мне, как ребенку.

— Разбегитесь и бросьте гранату! — приказал Ульф. — Вы уже не ребенок.

Кольхаз не стал возражать и бросил гранату, но бросил неудачно, В сторону, к тому же она не долетела до цели и шлепнулась в мокрый снег.

— Действительно не получилось, — Кольхаз сокрушенно покачал головой.

— Так, конечно, и не получится. Вы бросаете рукой, а нужно всем корпусом.

— Теоретически я все знаю, а практически у меня все равно ничего не получается.

— Сейчас посмотрите, как это делают другие.

Они отошли в сторону и стали наблюдать. В метании гранат опять отличился Кениг: все три гранаты точно легли у цели.

— Отлично, товарищ Кениг! — похвалил солдата Ульф.

— Каждый делает то, что может, — смущенно пробормотал Кениг.

— Преодоление вертикальной стенки — самое трудное, — объяснил Ульф. — Необходимо влезть через среднее окно. Здесь нужно помогать друг другу.

— А это допускается? — спросил Кольхаз.

— Товарищеская помощь везде допускается, только нужно уметь различать разницу между честной взаимной помощью и использованием доброго отношения к себе со стороны товарища, — заметил Ульф.

Кольхаз бросил взгляд на окошко, расположенное в трех метрах от земли. В него-то и надлежало влезть солдатам. Кольхаз растирал себе правую руку.

— Что, повредили себе руку? — спросил Ульф.

— Нет, просто растянул.

— Влезая в окно, не висите долго на руках и постарайтесь приземлиться сразу на две ноги, — посоветовал Ульф. — Вперед!

Он побежал первым, показывая солдатам, как они должны выполнять это упражнение. Автомат сдвинул за спину, чтобы не мешал ему. Подпрыгнув, он ухватился за подоконник среднего окна и стал подтягиваться. Кольхаз бежал вслед за ним.

— Прыгайте! — крикнул ему Рэке, протягивая руку, чтобы помочь ему.

Через секунду солдат уже был на подоконнике. Он тяжело дышал и с опаской поглядывал вниз. Отсюда расстояние до земли казалось больше, чем было на самом деле.

— Держитесь, я прыгаю первым, — сказал ему Ульф и ловко спрыгнул на землю. — Вперед, не бойтесь. Я вас подстрахую!

Кольхаз перевалился через подоконник на другую сторону, но задержался, тихо сказав:

— Один момент, я выберу положение поудобнее…

Ульф чувствовал, что солдат просто-напросто боится.

— Оттолкнитесь от стены и прыгайте, — посоветовал он. — Я вас поймаю.

Кольхаз елозил сапогами по доскам, но рук, которые уже начали дрожать от напряжения, не разжимал.

— Прыгайте! — строго приказал Ульф. — В бою такая задержка будет стоить вам жизни!

— Я не могу!

— Прыгайте!

— Да разве вы не видите, что я не могу! Очень высоко!

— Ничего не высоко. Не бойтесь! Прыгайте, и все!

— Разобьюсь ведь! — тяжело вздохнул солдат. И, закрыв глаза, упал на землю.

Ульф схватил его и поставил на ноги.

— Я же… вам говорил… — проворчал Кольхаз,

— Солдат должен уметь прыгать!

— Из меня вам героя не сделать. У каждого человека свои возможности!

— Никакого геройства тут не требуется, разве что чуть-чуть решительности.

— Это выше моих возможностей.

— Считайте, что вы сейчас перешагнули через свои возможности, — усмехнулся Рэке.

Шонер и Поль преодолели препятствие без задержки. Маленький, но атлетически сложенный Раудорн мигом «махнул» в окно и через секунду уже помогал Кенигу, который комично скользил своими длинными ногами по доскам.

— А оно оказалось выше, чем я думал, — проговорил он, когда Раудорн уже спрыгнул на землю.

— Прыгай, а не рассуждай!

— Я уже готовлюсь, — ответил Кениг, скользя животом по доскам.

Все громко засмеялись, а Ульф строго сказал:

— Ну и чудак же вы! Прыгать нужно, а не на животе ехать. А ну-ка повторите еще раз.

— А разве не все равно, товарищ фельдфебель, каким образом я оказался на земле. Главное, чтобы кости целы были.

— Вы болтались в окне как цель, противник в два счета снял бы вас оттуда, понимаете?

— Понятно, ну что толку, если я окажусь на земле со сломанными ногами?

— Для этого мы с вами и учимся, чтобы прыгать, но ног не ломать. Повторите упражнение еще раз! Вперед!

Вторая попытка оказалась намного лучше, чем думал Кениг.

— Ну, вот видите! — обрадовался Ульф. — Получилось же!

— Вы правы, товарищ фельдфебель… Все засмеялись, не сдержался и Кольхаз.

Ульф посмотрел на часы, сообразив, что пора отрабатывать все упражнения в комплексе.

Через четверть часа все прошли через штурмовую полосу. Ульф был доволен.

Солдаты грязные, усталые, но довольные возвращались в казарму.

У ворот стоял обер-лейтенант Гартман. Он жестом подозвал Рэке к себе. Фельдфебель принял положение «смирно» и хотел было доложить, но офицер жестом остановил его:

— Я засекал время, получилось у вас не очень хорошо, но и не совсем плохо. Если так и дальше пойдет…

— Думаю, что пойдет.

— Как-нибудь на досуге поговорим об этом. Учебный день закончился благополучно.


предыдущая глава | Туманы сами не рассеиваются | cледующая глава