home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Велиар открыл глаза, чувствуя себя абсолютно счастли—ым. Он провел прекрасную ночь с самым любимым а свете существом, уснул и проснулся в его объятиях, вскоре покинет страну вместе с ним, и будет счастлив еще долго—долго. Конечно, немного обидно, что так получилось с Эрцем. Но, в конце концов, насильно мил не будешь. А одного секса недостаточно. К тому же, довольно серого и однообразного.

Как бы то ни было, пора вставать. Прекрасное утро для побега.

Бехард открыл глаза, глянул на Принца и улыбнулся.

— Ты уже не спишь? — Велиар склонился над ним и нежно тронул его губы своими, — Почему же не вставал?

— Не хотел будить тебя, — тихо ответил киборг.

Он смотрел на своего любовника и думал, что все—таки что—то испытывает. Громкое слово «любовь» отсутствова­ло в лексиконе одного из самых безжалостных и бесприн­ципных убийц мегаполиса и даже Империи. Но было что—то иное — тепло и покой. Прикосновения смуглых ладоней Принца дарили успокоение. Он никогда не предаст. Он ни­когда не отвернется. Пожалуй, удобнее всего называть их отношения любовью.

Что ж, действительно пора вставать. Сегодня Мастер Шакс достроит портал, и Принц с Бехардом покинут стра­ну, перемещаясь в иной плоскости бытия.

Мало кто мог объяснить феномен порталов, но многие ак­тивно пользовались ими. Удивительное наследие былых ци­вилизаций. Поговаривают даже, что к технологии порталов имеет непосредственное отношение все тот же Кукольник.

Удивительная и странная личность. Бехард часто думал о нем. Хотелось докопаться до истины. Сорвать с него респи­ратор и очки. Спросить, зачем ему все это нужно — лечение киборгов от топливной зависимости и работа на правитель­ство — что уже стало противоположными и взаимоисклю­чающими вещами. А впрочем, к черту правительство и все эти дрязги. Они сбегут с Велиаром и будут жить далеко от­сюда, ни от кого не зависеть и не прятаться.

Но что—то мешало киборгу испытывать радость. Может быть, стабилизаторы, которые уравновешивали психику полумашин подчас до состояния абсолютного безразли­чия. А может быть, это было предчувствие чего—то очень дурного. Бехард привык доверять собственной интуиции, которая столько раз спасала ему жизнь. Тягостно скреблись на душе кошки. А хуже всего то, что Велиар, кажется, ни­чего не предчувствует. Бехарду хотелось обнять своего ма­ленького хрупкого любовника, оградить от пока что еще не обозначенной, неведомой беды. Но не стоит его пугать по­пусту. Бехард просто решил, что мобилизует все свои силы и не допустит ничего плохого.

Мастер Шакс завершил портал почти к полудню и вызвал Принца с его киборгом в башню переброски. Зал переброс­ки был абсолютно пустым, выложенным изнутри какого—то странного вида плиткой, похожей на стекло и на металл од­новременно. Материал поставлялся с севера, и только стро­ители, прошедшие обучение в самом Крио, могли создать башню. Генераторы перехода также закупались исключи­тельно у северных соседей. Некоторое время люди пыта­лись разобраться в строении причудливых агрегатов, но, как правило, это не заканчивалось ничем хорошим. И после того, как большинство горе—исследователей стали находить просто «перемешанными», превратившимися в бесформен­ную массу беспорядочно слепленных тканей, прочие оставили надежду выудить из недр генераторов секрет переноса органических и неорганических структур на расстояние.

В маленьком помещении, овальном, но чуть суженном с одного края, как яйцо, стояло всего два кресла, похожих на операционные. Мастер Шакс сердечно обнял Принца и по­желал ему удачи. Бехард стоял рядом и молчал, не мешая старинным друзьям прощаться. Потом Велиар взял своего киборга за руку, и они вдвоем подошли к креслам, разместив­шись в них в полулежащем состоянии, положив руки, ноги и голову точно в специальные углубления. Мастер Шакс по­кинул зал и отправился в крошечную рубку, из которой на расстоянии запустит генератор. Нельзя находиться вблизи от него, когда он уже будет запущен. Настройки только на дво­их. И одному богу известно, что станется с третьим.

Бехард открыл глаза, когда широкие автоматические двери разъехались в стороны. Киборг уже знал, что это не Мастер Шакс, забывший здесь что—то. Это враг. Пока еще не известно, кто и с какими намерениями. Но известно одно — он пришел сюда убивать и должен быть убит раньше. Бехард почувство­вал странное облегчение — вот, наконец—то! Теперь выясни­лось, что же так угнетало и не давало спокойно дышать.

Он вскочил из кресла быстро и стремительно, мгновен­но изготовившись к атаке и атаковав. Всей своей массой он налетел на незнакомца, но тот не выронил из руки оружие. Дикрайзер. Киборг. Оба человека—машины поднялись на ноги, все еще вцепившись друг в друга, упершись плечом в плечо, и уставились друг другу в глаза. Точнее, Бехард уставился в оранжевое непрозрачное стекло модных, хотя и треснувших очков. Рука, все еще сжимавшая дикрайзер, была сильной. Очень сильной. Наконец—то, достойный про­тивник! Но Бехарда это не порадовало, а раздосадовало. Если бы один на один, то можно было бы повеселиться. Но здесь Велиар. Привстал в кресле, испуганно хлопает густыми ресницами, ровным счетом ничего не понимая. Его может ненароком зацепить выстрелом.

Бехард отшвырнул незнакомого киборга к стене, налетел следом и вдавил его спиной в блестящую плитку. Принц растерянно и судорожно искал на потолке камеры наблюде­ния. Почему Мастер Шакс не пришлет сюда своих бойцов? Ведь он же видит, что тут творится. И как, в конце концов, сюда проник этот убийца? Бехард тоже успел подумать о подмоге, но увиденная мельком шкала заряда «Суховея» безошибочно сказала киборгу, что даже та немногочислен­ная охрана, которая обреталась неподалеку от башни, уже никогда не придет на помощь. Потрачено выстрелов по чис­лу охранников. Хороший стрелок. Хороший противник.

Дэл зарычал и попытался отпихнуть от себя телохрани­теля и любовника Принца, но ничего не получилось. Кибор­ги ожесточенно дрались, не выпуская друг друга из метал­лически—крепкого захвата. Они оба понимали — стоит дать противнику пространство, и ты немедленно погибнешь.

Дэл помнил слова Акера. Надо убить Принца, и тогда Эра отпустят. Надо убить. Надо убить. Никаких компромиссов. Никаких хитростей. Ничего личного. Принц волнуется, ка­жется, готов даже броситься на помощь своему любовнику. Любовник. От слова «любовь». Это и есть она? Почти как с Эром... Черт побери... Они же просто хотят быть вместе, как и Дэл со своим найденышем. Но надо выполнить при­каз. Извини, брат. Я должен убить вас обоих.

Киборги швыряли друг друга о звенящие стены. Плит­ка деформировалась и кривилась. Велиар сцепил пальцы и прижал их к губам, горестно изогнув брови. Почему? Ну почему их никак не могут оставить в покое? И почему Шакс не натравит сейчас на убийцу своих киборгов? На миг коль­нула ледяная игла. Предательство? Мастер Шакс все про­считал, и этот киборг в оранжевых очках и с серебристыми дредами на самом деле работает на него?! А сам Шакс ра­ботает на Канцлера?!

Ни к какому выводу Принц так и не успел прийти. Бехард в обнимку с убийцей в очередной раз врезались в погнутую стену с такой силой, что она, наконец, поддалась и прысну­ла во все стороны звонкими осколками. Велиар спрыгнул с кресла и бросился к пролому, вскрикнув: «Бехард!»

За стеной оказался выход в вентиляционную шахту с несколькими приземистыми дверями — вероятно, для ме­хаников. Гулко ухало эхо от работы каких—то механизмов. Стоял низкий гул. Тянуло сквозняком. Дэл так и не выпус­тил дикрайзер, стремясь упереть его в грудь противника. Но Бехард прекрасно знал о его намерениях. Стараясь вцепить­ся друг другу в глотку, киборги напряженно сопели и жела­ли только одного — убить и не погибнуть при этом.

— Бехард! — вскрикнул Принц, сунувшись в пролом в стене.

— Вел, беги лучше... — напряженно процедил Бехард. Ве­лиар колебался. Порывался то ли броситься к нему, то ли шагнуть назад.

— Беги, мать твою!

Невероятным усилием он прижал Дэла спиной к стене и попытался вцепиться в его руку с пистолетом.

Дэл зарычал. К черту собственную жизнь. Но эти про­клятые химеры убьют Эра...

Что—то шевельнулось в конце коридора. Дэл мельком глянул в сторону. Маленький тощий силуэт. Развернулся и исчез в тени. Проклятье! Акер! И он догадался, что задание не выполнено. Подожди же! Сейчас только с этим киборгом разберусь и все! Не трогай Эра! Сейчас... Хотелось рва­нуться следом, чтобы успеть быстрее, чем химера.

Заминка была меньше, чем секундной, но Бехарду  хвати­ло. Он стиснул запястье Дэла, раздробив кости. Занес вторую руку, выпустил свои устрашающие титановые когти и пропорол бок противнику. Дэл успел в самый последний момент увернуться. Но не до конца. Его располосовали бы, как лабо­раторную мышь, и кишки разлетелись бы по всей шахте. А так — глубокая жгучая рана в боку. Дэл рявкнул, рефлекторно схватившись за бок, но понимая, что нужно продолжать драться. Надо выжить. Надо успеть спасти Эра.

Проклятье. Все—таки что—то задели внутри — горло выжгло изнутри солоновато—известковым привкусом крови, которая потекла по губам. Блокираторы позволяли не обращать вни­мания на боль. Можно драться дальше. Но Дэл осознавал, что вскоре силы оставят его. И тогда Эра уж точно никто не спасет. К черту Принца. К черту его телохранителя. Надо бежать. Успеть.

Он изо всех сил пнул Бехарда по колену. Хрустнула ко­ленная чашечка. Бехард рявкнул скорее от злости и досады, чем от боли. Но паузы Дэлу хватило на то, чтобы вырваться, развернуться и броситься бегом по коридору туда, куда ушел Акер. Эр там. Как пить дать — там! Стрелять в противника или бросаться обратно в овальную комнатушку с креслами и выискивать Принца — нет времени. Пусть живут. И пусть даже будут счастливы. Единственная цель сейчас — успеть до обморока от кровопотери и шока спасти Эра.

Кровь стучала по жестяному полу. Дыхание со свистом циркулировало в легких. Бехард не преследовал. Хорошо. Дэл упрямо таращился в пространство перед собой, шел на автопилоте следом за исчезнувшим Акером. Успеть. Успеть. А потом можно и сдохнуть, наверное...

Гулкое мерное уханье вентилятора. Огромные лопасти вращаются медленно и тяжко, похожие на крылья ленивой стальной птицы. Набирают скорость. В лицо ритмично да­вят упругие чуть затхлые волны пахнущего ржавчиной воз­духа. Мир расплывался в пелене, застилавшей глаза, но Дэл видел маячащие силуэты впереди. Надо поторопиться. Черт побери, проклятые химеры заметят его раньше. Только бы сперва бросились в атаку, а не занялись Эром. Эр. Где Эр...

Дэл вскинул руку с дикрайзером, когда перед лицом мелькнуло что—то большое и темное, но выстрел пришелся в стену — атаковавший Каин мгновенно вцепился в руку ки­борга и принялся рвать ее, как цепной пес.

— Дэл! — где—то на заднем плане голос Эра. Гулко и тихо, сквозь шум в голове и рычание химеры.

У него не ногти, а когти. Разрывают кожу. Боли нет. Есть потеря крови. Скоро достигнет критического значения. Надо успеть...

Эр судорожно дергал титановую цепочку, за которую был прикован к трубам. Не поддается. Тем более, силы почти поки­нули его — нужна доза Топлива. Дэл ранен. Кажется, довольно серьезно. Его убьют на глазах Эра, а тот ровным счетом ничего не сможет сделать. Эр подтянул к груди колени, изловчился, согнувшись в три погибели, не с первой попытки выбрался из кольца собственных рук, скованных за спиной. Теперь они оказались скованными спереди. Наручники перекрутились, кожа под ними лопнула. Но зато так больше маневренности. Эр вертел головой по сторонам в поисках чего—нибудь, что могло бы отомкнуть наручники на запястьях и лодыжках или сгодиться в качестве оружия. Как назло — ничего. На стенах переплетения труб. В конце коридора — огромный вентилятор, почти разогнавшийся до максимальной скорости. И все.

Киборг и химера катались по полу, Каин рычал и скалил звериные зубы. Его рука схватила припухшее сломанное за­пястье Дэла и почти без труда отобрала оружие. Но химера не выстрелила. Острые ногти вонзились в рану на боку. Дэл открыл рот в беззвучном крике, задохнувшись. Каин хищно осклабился, отшвыривая мешающий дикрайзер в сторону. Запустил в рану вторую руку. Дэл дернулся, выгибаясь ду­гой, ударился затылком об пол. Очки слетели с лица.

Эр рванулся к валяющемуся, казалось, так близко, дикрайзеру. Цепочка натянулась, звякнув. Еще секунда — и Каин вырвет печень Дэлу. Ну же! Еще чуть дальше протя­нуть руку. Дотянуться. Совсем же рядом. Дотянуться, дотя­нуться. .. Поднявшийся от вентилятора ветер взвивает воло­сы. Слава богу, что хотя бы Акер куда—то запропастился. А не то он помешал бы...

Отплевываясь от волос и рыча, Эр рванулся еще немного вперед. Есть!

Каин вонзил когти в скользкую упругую стенку какого—то внутреннего органа, Дэл ахнул, таращась в потолок широко раскрытыми глазами. Невозможно пошевелиться, но мозг яс­ный, как никогда. Болевой шок? Проклятье. Так не вовремя.

Пискнул выстрел. И еще один. Каин рявкнул, немного приподнявшись, развернулся к Эру. На лицо Дэла брызнули горячие ошметки тканей и соленая до горечи кровь химеры. Каин захрипел, бросаясь на Эра, но не сделал и шагу. Не по­надобилось больше ни одного выстрела — химера согнулась на полу, вздрагивая и пытаясь зажать несколько сквозных ран в животе. Эр приставил дуло дикрайзера к цепочке. Вы­стрел — ноги свободны. Теперь руки.

Едва стальные браслеты упали с расцарапанных запяс­тий, Эр рванулся к Дэлу. Надо бы добить Каина, но тот пока не нападает. Может быть, умрет и сам в скорости. Хотя, кто их знает, химер! Может быть, им требуется ранение посерь­езней, чтобы умереть.

— Дэл! Дэл! — Эр приподнял любовника и встряхнул, за­ставляя очнуться окончательно.

— Не паникуй, я в порядке... — прохрипел ликвидатор, садясь и сплевывая кровь. Тошнит. Больно. Голова плывет.

Но все потом. Сперва вывести Эра отсюда. На выходе из башни стоит байк. Пусть садится и уезжает. Когда—нибудь свидимся...

— Пошли отсюда... — прошептал Эр, осторожно обнимая Дэла за талию, пачкаясь в его крови. Дэл немного отстранил его, поднял с полу очки, привычным движением нацепил их на переносицу и улыбнулся:

— Так—то лучше... А теперь пошли. Здесь есть выходы для механиков...

Каин дернулся следом. Прорычал как—то странно — жалоб­но и обиженно. Как будто ребенок, недовольный тем, что на­рушили правило его любимой игры. Эр развернулся и с мсти­тельным наслаждением выстрелил еще два раза — в грудь, где должно быть сердце. Каин откинулся назад и затих.

Едва Дэлу удалось вырваться от Бехарда и даже ранить его, Принц все—таки бросился вперед, обнял любовника.

—  Нужно вернуться в отсек перемещения, — угрюмо про­рычал киборг, — Пока генератор не разрядился. Они и так отняли массу времени у Мастера Шакса. И неизвестно, за­хочет ли он снова выстраивать портал.

Но едва вернувшись в выложенную стеклометаллом комнату, оба — Принц и его киборг — замерли в недо­умении. На пороге стоял Кукольник. В этой крошечной овальной келье он казался еще больше и внушительнее. В люминесцентном свете жутковато поблескивали очки и респиратор. Псевдолицо.

—  Вы все еще живы, Ваше Высочество? — спросил Куколь­ник немного раздосадовано. Конечно, если в его полумеха­ническом голосе вообще можно было различить какие—то эмоции.

Велиар чуть приоткрыл губы в изумлении. Бехард напрягся. Огромная прямоугольная масса Кукольника в черном плаще двинулась вперед, и Бехард заслонил собой Принца.

—  Простите, что доставил вам массу неприятностей, — проговорил тем временем Кукольник, не остановившись ни на мгновение, — Я убил бы вас сам быстро и безболезненно, если бы не программа, которую мне пришлось позволить установить, дабы войти в доверие Канцлеру. К сожалению, сам я не могу причинить вред ни вам, ни вашему брату. Ос­тается, впрочем, загадкой, почему Акер тоже не смог.

Жуткое лицо повернулось к Бехарду.

— Вероятно, испугался тебя. Что ж, ты на самом деле луч­ший. Мой шедевр.

— О чем ты говоришь, Кукольник? — пробормотал Принц даже не испуганно, а недоуменно и обиженно, — Убить меня? Зачем тебе моя смерть?...

— Ваша логика слишком несовершенна, чтобы понять мой план. И объяснять вам что—либо бессмысленно. Прошу про­стить меня, но я вынужден запустить его программу.

Он снова посмотрел на Бехарда, и тот замер, как статуя. Он впервые испытал настоящий страх. И понял, что уже давно себе не принадлежит. В обмен на избавление от топ­ливной зависимости Кукольник вживлял в мозг «исцелен­ных» им киборгов чип. Казалось бы, безделица...

—  Убей его, Бехард.

Серые глаза киборга широко раскрылись. Он понял, что чужое желание просочилось к нему в подкорку. Вплавилось в его сущность. Стало его собственным желанием.

—  Вел, беги! — прохрипел Бехард, судорожно вцепившись руками в подлокотник одного из кресел. Кукольник стоял перед ним непоколебимой громадой. Стоял неподвижно, монументально, как столп мироздания.

Принц растерянно переводил взгляд с одного на другого. Медленно пятился.

—  Беги!!! — взвыл Бехард, разворачиваясь и выпуская страшные титановые когти. Разум уснул.

Убить. Убить. Убить. Без злобы. Без причины. Надо. Я хочу.

Велиар судорожно всхлипнул и рванулся прочь, выско­чив в пролом в стене. Понесся по коридору вентиляционной шахты куда глаза глядят. Сердце грохотало в висках. Давила мысль — этого не может быть, этого не может быть. Бехард не убьет. Не убьет. Но древний инстинкт загнанной жертвы говорил об обратном. Животный ужас и колотящееся серд­це. Бежать. Куда бежать?

Бехард, несмотря на раненую ногу, догнал Принца за пару секунд. Суровый и молчаливый. Схватил в пятерню смо­ляную прядь, вьющуюся на ветру от вентилятора, рванул назад, к себе. Эти шелковые волосы, которые он так любил трогать губами в полудреме... Голова Велиара запрокину­лась, перегнулась уязвимая шея, на боках ее вздулись вены. Губы приоткрылись и выпустили короткий высокий стон. В следующую секунду титановые когти веером прошлись по горлу Принца. На жестяную стену брызнула кровь.

Тяжелые капли медленно ползли к полу. И, казалось, целую вечность Велиар точно так же сползал спиной по окровавленной стене. Огромные широко раскрытые глаза, блестящие от слез ужаса и боли. Приоткрытые губы, все в крови, словно вульгарно вымазанные в жирной алой пома­де. Бехард смотрел в его стремительно бледнеющее лицо и не понимал, как такое могло произойти. Что произошло? Почему? Велиар закатил глаза, повалился набок. Бехард оч­нулся и бросился вперед. Стиснул маленькое тело, прижал к себе. Нет. Нет. Нет—нет—нет—нет...

Программа выполнена.

Дохнуло холодом, и послышалось мерное жужжание ме­ханического сустава. Бехард не обернулся к Кукольнику. Он чувствовал себя пустой жестяной банкой. Ничего не оста­лось — даже собственного разума. И единственного сущест­ва на этом свете, которое он...

Любил?...

— Отдай тело, — спокойно произнес Кукольник. Это не просьба. Это приказ. Бехард, словно сомнамбула, разжал руки. Кукольник поднял Велиара легко и бесстрастно, слов­но брошенную кем—то игрушку. Развернулся и зашагал об­ратно. Бехард остался сидеть на полу, использованный, ог­лушенный и тихий.


Глава 8 | Топливо | Глава 10