home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧУФУТ-КАЛЕ

Одним из самых известных «пещерных городов» является Чуфут-Кале, находящийся в трех километрах от Бахчисарая. Он расположен на плато горного отрога, господствующего над тремя долинами. Человек использовал подготовленную самой природой вершину скалы, усилив ее экономными и продуманными оборонительными сооружениями. О времени основания города, еще недостаточно исследованного, мнения расходятся: одни исследователи относят его к VI веку, другие — к XI веку, соглашаясь при этом в том, что основанию оборонительной системы предшествовало поселение и, видимо, укрепленное убежище. Об этом говорят найденные во время раскопок обломки амфор, лепной посуды позднеантичного и раннесредневекового времени. Окрестности Чуфут-Кале издавна населяли сармато-аланы. В могилах были найдены характерные для них деформированные черепа и различные украшения — серьги, кольца, фибулы, железные ножи. О том, что округа была заселена аланами, единогласно сообщают греческие, арабские, турецкие источники. Любопытно одно из них: «Близ Херсона живут аланы, столько же по своей воле, сколько и по желанию херсонцев, словно некое ограждение и охрана».

В старину город называли Кырк-Ор; одно из самых ранних его описаний принадлежит арабскому географу Абуль-феде, побывавшему здесь в 1321 году: «Кырк-Ор находится в стране асов [аланов], его имя значит по-турецки сорок крепостей; это сильно укрепленный замок, основанный на неприступной горе. На верху горы есть площадь, где жители страны в минуты опасности находят убежище». В конце XIII века крепость была захвачена татарскими войсками под командованием Ногая. В конце XIV века, перенеся сюда свою ставку (столицу), крымские ханы превращают город в цитадель. Ее тюркское название Кырк-Ор (Кырк-Ер)— «сорок крепостей» звучит странно в применении к одной крепости: по-видимому, дело в том, что это выражение употреблялось для характеристики всего горного края и было перенесено на город. Как называлась крепость первоначально, мы не знаем. Ряд исследователей, начиная с А. Л. Бертье-Делагарда, склонны видеть в нем раннесредневековые Фуллы — название, упоминаемое в целом ряде источников, давшее имя епархии и, однако, оставшееся неприуроченным ни к одному городищу. Но эта версия пока не подкреплена достаточно вескими доказательствами.

Татары разместили в крепости свой гарнизон. В период борьбы крымских ханов с Золотой ордой за самостоятельность она служила Гиреям укрепленной резиденцией во время междоусобиц. После распада Золотой орды Чуфут-Кале утрачиваегсвое значение и Менгли-Гирей переселился в недавно отстроенную столицу — Бахчисарай. Покинутую же крепость заселяют караимы, и постепенно за городом закрепляется название Чуфут-Кале — «иудейская крепость».

По свидетельству путешественников, в Чуфут-Кале в середине XIX века было 300 домов и 1600 жителей; однако уже во второй половине столетия большинство их покидает город на скале.

Давайте совершим с вами увлекательное путешествие и более подробно познакомимся с «мертвым городом». Дорога к нему ведет от окраины Бахчисарая, постепенно углубляясь в ущелье вдоль отвесных скал.

Обычно в крепость поднимаются по древней, вымощенной камнем (частично уцелевших на двух последних маршах) дороге, которая ведет в город через Малые, или Южные, ворота: их называют еще «потайными», так как они не видны, пока не подойдешь к ним вплотную. Ворота построены, вероятно, в XIV веке, на месте более древних: массивные дубовые створки обиты железом, а верхняя часть стены перестроена и снабжена бойницами для стрельбы из ружей. Ворота эти были настоящей ловушкой: снаружи подступ к ним прикрывала оборонительная стена, вдоль которой идет последний марш дороги. Противник приближался к воротам, будучи обращен к стене правым, незащищённым боком, поскольку щит держали в левой руке. Прорвавшись внутрь крепости, он оказывался в узком, вырубленном в скале коридоре, когда-то имевшем перекрытие, на котором размещались защитники города. В целях обороны они могли использовать и пещеры в конце коридора, расположенные в четыре яруса.

Каменистая тропинка поднимается налево, где за развалинами нескольких жилых домов находится стена, отделявшая от города незастроенную часть плоской вершины скалы — пустырь Бурунчак. Туда ведет улица Бурунчакская, проходящая по северному плато; видимо, по ней двигались арбы и телеги, въезжавшие в город через Восточные ворота, на рынок, располагавшийся на пустыре. В случае военной опасности здесь могли укрывать свой скот и имущество жители окрестностей.

Посредине города проходит Средняя улица, непроезжая, доступная лишь пешеходам и вьючным животным. По южному краю плато проходит Кенасская улица, на которой находятся караимские молитвенные дома — кенассы. Расположенные в небольшом дворике за высокой оградой два прямоугольных здания с двухскатными крышами окружены аркадами.

Большая соборная кенасса возведена в XIV веке: десять колонн ее аркады опираются на парапет из массивных плит, украшенных высеченными в камне розетками. В ней устраивались торжественные праздничные службы.

Вторая, Малая кенасса (ее называли «дом собрания») — предположительно ровесница первой, но капитально ремонтировалась в конце XVIII века. Она предназначалась для обычных служб и для собраний, где решались различные дела караимской общины. Внутреннее убранство кенасс было одинаково: они убирались коврами, с потолочных дубовых балок свисали хрустальные и медные люстры, в украшенных резьбой шкафах хранилась религиозная утварь, свитки Торы. В небольшом помещении, ближе к выходу, отделенном перегородкой от остального зала, на скамьях, обитых кожей, могли сидеть во время богослужения старики. Над этой частью храма нависает балкон с остатками густой деревянной решетки — здесь размещались женщины. Неподалеку от кенасс находилась первая караимская типография, основанная в 1731 году.

Все три улицы сходятся на небольшой площади, где видны остатки мечети, построенной в 1346 году. Сразу же за площадью стоит почти полностью сохранившийся мавзолей XV века — прекрасный образец малоазийской, «сельджукской» архитектуры. Это монументальное восьмигранное сооружение, украшенное по ребрам граней резными колоннами, с высоким, покрытым резьбой порталом.

В глубине мавзолея на ступенчатом возвышении — надгробие с арабской надписью: «Это гробница знаменитой государыни Ненеке-джан-ханым, дочери Тохтамыш-хана, скончавшейся месяца рамазана 841 года» (1437 г.).

С именем Джаныке связано несколько красивых легенд. Вот одна из них. 

СКАЗАНИЕ О ДЖАНЫКЕ ИЗ КЫРК-ОРА

(Легенда)

Вот смотри, крепкие стены Кырк-Ора, ух, какие крепкие! Если ты вот так даже руки разведешь, стену все равно не обнимешь. Толстые стены, крепкая крепость. Й ворота железные, и замки, наверное, каждый с пуд. А за стенами кто жил, знаешь?

Тохтамыш-хан. Что сказать о нем? Тохтамыш-хан — это мало сказать! Какой был хан? Не хотят глаза смотреть, такой страшный был. У него — люди говорили — тело шерстью поросло, он был рыжий, голова у него была, как у барана, зрачки у него поперек глаз стояли, таких глаз у человека не бывает.

Он никогда не кричал, Тохтамыш-хан, но люди даже шепота его боялись. Богат был Тохтамыш. А где ты видел бедного хана? Всего было у него. В его каменных пещерах стояли сундуки богатые, сундуки с большими замками. Но, женщина, лучше не открывай ты крышки этих сундуков. Если откроешь, глупая, ты подумаешь, что солнце украли и спрятали в сундук, посмотришь и ослепнешь. Это не солнце, это богатые одежды с камнями драгоценными, золото нашито на одежды. Только ты их руками не трогай, не надо, пусть лежат. Липкие они, потому что богатство Тохтамыш-хана по рекам крови пришло, пришло и легло в сундуки. Стерегут эти сундуки каменные пещеры, каменные стены и каменное сердце Тохтамыш-хана.

Никого не любил Тохтамыш-хан, а какой хан кого любит?

Была у него в гареме девушка, звали ее Джаныке. И вправду она была джаныке — душевная. Добрая была, ласковая, как ребенок, как мать всем ласковая.

Красивая была Джаныке. Только в груди у Джаныке какая-то птица всегда ютилась. Так думала Джаныке. Не знала, глупенькая, что в груди у нее большой недуг, болезнь страшная. Отца, матери у нее не было, а Тохтамыш купил ее в Бахчисарае, внизу, купил девочку и спрятал, как голубя в клетку, и растил для себя в своем гареме, а чтобы люди не говорили плохого, дочерью назвал.

Все боялись Тохтамыша, и маленькая Джаныке боялась. Придет в гарем Тохтамыш, спросит, как живешь? Живу, говорит Джаныке. Большую рыжую руку положит хан на ее голову, и казалось Джаныке, что голова отвалится.

Всего много у Тохтамыша, но самое главное сокровище — Джаныке.

Однажды пришла беда на Тохтамыша. Крепость Кырк-Ор окружили враги, с двух сторон шли. Большое войско. Они били вдаул, они кричали, они уже радовались. Знали враги: в крепости воды нет, а без воды как жить будешь? Знали враги, что им не нужно головами в камни стучать. Подождем, говорили, у нас времени много! Вода у нас, хлеб у нас, а Тохтамыш-хан, когда заставим, он сам свои железные ворота откроет, он сам на шелковой подушке ключи вынесет и попросит: примите, все ваше. Так говорили враги. А за стеной Тохтамыш-хан ходил, как дикий зверь, как барс злой, страшный.

Нет воды, а дни идут, а птица Клафт ни разу свои крылья не раскрыла над Кырк-ором, и люди скоро стали падать, как падают осенние листья. Каменное сердце было у Тохтамыша. Он боялся за свои сокровища, а людей не жалел. Он заставил их бросать камни вниз, на. врагов, и злобно говорил своим людям:

— Думаете, я своими руками открою ворота? Если у меня камней не хватит, я ворота вашими головами забросаю.

Люди сначала боялись, а потом уже ничего не чувствовали, им было все равно. Без воды разве будешь жить?

И стало тихо в крепости Кырк-Ор, никто не пел песен. У матерей из груди не только молока — крови не выдавишь, и падали быстрей всех маленькие дети. Как было их жалко! А воды все нет. Джаныке в гареме дивилась: почему так тихо в Кырк-Оре, почему никто ничего не говорит, почему даже собаки не лают? А няньки в ответ только плечами пожимали; няньки знали, а сказать нельзя. Потом к Джаныке в гаречм пришел мальчик — пастушок Али. Он пришел, смиренно опустил голову и сказал так:

— Слушай, Джаныке. Вот видишь, я мужчина, а не смотрю на тебя, пусть мои глаза не оскорбят тебя, девушку. Не бойся, выслушай меня, я ведь пришел от народа. Слушай, Джаныке, люди о тебе говорят, что никогда ты не сказала неправды, что твои розовые губы никого не обидели. Слушай, Джаныке, люди еще говорят, — дрожа от испуга, говорил Али, — что ты не дочь Тохтамыша, что ты наша, оттуда, из Эски-Юрта, что тебя купил Тохтамыш. Если так, Джаныке, то как же твое сердце терпит, как же ты народу не поможешь? Слушай, что я тебе скажу: там далеко, но ты не бойся, там вода поет, пойдем...

— А зачем нужна вода? — спросила Джаныке.

— Ты не знаешь? Во всем Кырк-оре нет ни капли воды, маленькие дети падают, умирают, и никто не может спасти их. Я хотел проползти туда, где вода, но у меня широкие плечи, а ты — люди говорят про тебя, ты тонка, как веточка, ты всюду проникнешь, — ты будешь проползать в расщелину и доставать оттуда воду, она там поет, а я понесу ее в водоем. Пойдем, ты же наша.

— Что ты, мальчик, — ответила Джаныке, — разве я смею, я же девушка, мне нельзя быть с тобой, мальчиком. Меня проклянет небо, все меня проклянут, все от меня отвернутся, даже ты, когда вырастешь и станешь большим мужчиной, ты будешь на меня пальцем показывать, и мне нужно будет тогда умереть.

— Не бойся, Джаныке, — просил мальчик, — пойдем, Джаныке, пойдем, мы так сделаем, что никто нас не увидит, а грех я на себя весь приму.

Всю ночь девушка и мальчик маленькими бурдюками таскали воду в городской водоем, и уже стало в водоеме воды столько, сколько в маленьком море, и еще носили, и еще носили, а потом, когда уже брызнуло солнце, когда стало хорошо на небе, вдруг из труди девушки улетела птица, даже видела маленькая Джаныке, как она высоко-высоко в небо понеслась. Потом ей стало очень больно, и она упала.

И упала она лицом на землю. Лицом вниз упала Джаныке, она матери всех матерей стала жаловаться — земле.

Когда стало светло, пришли люди. Первыми появились маленькие люди — дети. Они увидели воду и сказали просто, как мудрецы: «Смотрите, вода!», и стали пить. А потом бегали всюду и кричали: «Вода! Вода!» А большие люди не поверили, но маленькие люди все говорили: «Смотрите, вода! Вода!»

И весело все повторяли это слово и стали пить воду. А потом увидели, что Али-пастух плачет около какого-то тела, которое лежит на земле, такого маленького, тонкого.

Когда повернули его лицом кверху, увидели и испугались:

— Джаныке!

И тогда все понял народ, и сказал тогда народ:

— Здесь лежит прекраснейшая из прекрасных, роза райских садов. О люди, уготовьте ей лучшее место в сердцах своих!

Недалеко от мавзолея расположена Средняя, самая ранняя оборонительная стена с воротами, пересекавшая плато от одного края обрыва до другого. После возведения Восточной оборонительной стены Средняя стена утратила свой боевой характер и подверглась многочисленным переделкам. С помощью проведенных археологических работ удалось выявить первоначальную конструкцию этого участка обороны. Сама стена имела толщину до 5, а высоту до 8 метров. В 10-15 метрах от нее проходил большой крепостной ров длиной 65 м, шириной 4 м, глубиной 2 м, который наполнялся дождевой водой, стекавшей по желобкам, вырубленным в скале. Большой ров не доходил до края северного обрыва — здесь в стене имелась вылазная калитка. У северного и южного края стену замыкали башни.

У Средней стены находился монетный двор — видны закопченные камни, вырубки для балок, поддерживавших крышу. Монета здешней чеканки, серебряная с большой примесью меди, с надписью «Кырк-ор», ценилась невысоко.

За воротами Средней стены начинается Главная улица. По этой улице двигались арбы, влекомые медлительными, но надежными на горных дорогах быками. Огромные скрипящие колеса протерли в скале глубокие колеи, которые еще больше углублялись под действием снеговых и дождевых вод. Историками эта дорога метко именуется «дорогой тысячелетий». Для пешеходов служили узкие тротуары из каменных плит, неплохо сохранившиеся. Справа за невысокой стеной — два жилых дома XVIII века. В одном из них до конца своих дней жил известный караимский ученый Авраам Самуилович Фиркович (1786—1874).

Город замыкает Восточная оборонительная стена, построенная в  XIV-XV веках. Длина ее 128 м, у южного и северного обрыва она имеет угловые башни; с внешней стороны над воротами вделана мраморная плита с изображением рогатины и щита. Снаружи перед крепостной стеной высечен большой бассейн для сбора талой и дождевой воды. На площади перед воротами располагался рынок.

Обжитый с древних времен, рынок сохраняет следы народов, населявших его, и при внимательном взгляде вы, как когда-то поэт М. А. Волошин, увидите:

...в кладке стен кордонного поста

Среди булыжников оцепенели

Узорная турецкая плита

И угол византийской капители.

Вопросы и задания

1. Что означает понятие «пещерные города»?

2. Как возникали «пещерные города»?

3. Где находилась страна Дори?

4. Расскажи о Чуфут-Кале.


«ПЕЩЕРНЫЕ ГОРОДА» | Рассказы по истории Крыма | ПЕЩЕРНЫЕ МОНАСТЫРИ