home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПАНТИКАПЕЙ

Город располагался на берегу глубокой удобной бухты, на важном торговом пути. Он имел удобную связь и с населением степных территорий Крыма, а через него — с племенами северных районов. Пантикапей, основанный на месте бывшей торговой фактории, ко времени возникновения Боспорского государства представлял собой типичный греческий город, расположенный на террасах укрепленного холма — акрополя. Здесь размещались жилью дома горожан. В конце VI — начале V века до н. э. тут был построен величественный храм. Пантикапей стал столицей Боспора.

На первом этапе существования Боспорского государства все города, вошедшие в него, сохраняли местное самоуправление и определенную самостоятельность, особенно в решении внутренних дел.

В Боспорском государстве в это время сложились предпосылки экономического и политического расцвета. Развивались торговля и сельское хозяйство.

В 438 году до н. э. Археанактидов сменил Спарток I, преемники которого — Спартокиды удерживали власть в своих руках до II века до н. э. Существуют различные гипотезы о происхождении Спартокидов. Одни историки считают их выходцами из местной знати, другие предполагают, что Спарток был греком.

Одной из главных тенденций в правлении этой династии было активное стремление к расширению территории своего государства. Это обусловливалось экономическими причинами, в частности развитием торговли зерном, что вызывало потребность в увеличении земельных наделов и подчинении соперничающих городов.

Боспор свою территорию расширял постепенно. В V веке до н. э. в его состав вошел город Нимфей. В восьмидесятых годах IV века до н. э., после тяжелой войны, продолжавшейся несколько лет, Боспор присоединил Феодосию. Сама Феодосия была большим торговым центром с хорошей гаванью и имела развитые торговые связи, главным образом с Афинами. Феодосия, как один из самых значительных полисов Боспора в VI-V веках до н. э., безусловно, являлась сильным конкурентом Пантикапея. После этой победы боспорские цари стали называться «архонтами Боспора и Феодосии».

При Левконе I территория Боспора расширилась и в восточном направлении — были покорены племена Танаисского полуострова, а также племена Прикубанья и Восточного Приазовья. Владея такими территориями, Левкон I стал титуловать себя «архонтом Боспора и Феодосии, царем синдов, торетов и дандариев». Титулы боспорских царей ярко отражали их территориальные приобретения. По мере присоединения к Боспору новых территорий в состав титула включались названия племен, населявших эти земли.

Боспорские цари имели большую власть. Они были верховными владельцами и распорядителями земельных угодий, городов, поселений, наделяли земельными участками своих приближенных; награждали иностранных купцов привилегиями; руководили вооруженными силами; им подчинялись также судебные органы. Полисные формы правления — народное собрание, совет — были резко ограничены в своих правах. Под контролем царей находились наемное войско, военный флот и отряды, предоставлявшиеся в их распоряжение вождями подвластных племен. В особенно опасные моменты к этим силам присоединялось гражданское ополчение.

Зависимость местных племен состояла в признании ими верховной власти боспорского царя, уплате дани сельскохозяйственной продукцией, участии в военных действиях. Однако они сохранили свое племенное устройство, свои обычаи, особенности быта. Группами племен руководили вожди.

Наивысший расцвет Боспора приходится на IV век до н. э. Основу его экономики составляло земледелие. С завершением формирования Боспорского государства в основных границах в середине и во второй половине IV века до н. э. на его территории возникло большое количество неукрепленных поселений, происходил массовый переход кочевых племен к оседлости.

Густая сеть сельских поселений давала возможность не только обеспечивать хлебом и другими сельскохозяйственными продуктами население государства, но и широко его экспортировать. Здесь были довольно хорошо развиты садоводство, виноградарство и связанное с ним виноделие. Большое место в хозяйстве занимали животноводство, рыболовство и рыбозасолочное производство, соляной промысел. Труд сельских жителей был очень тяжелым. Чтобы вырастить урожай, выкормить животных, надо было приложить много сил. 

О СЕМИ КОЛОДЕЗЯХ

(Легенда)

Жили когда-то в безводной керченской степи три чабана — отец и два сына.

Весной, когда шли дожди, степь оживала, овраги и долины наполнялись живительной влагой, ярко зеленели растения и тянулись к ласковому солнцу, пели птицы, радовались люди.

Но вот выше и выше поднималось солнце, все жарче и жарче становились его лучи — наступало знойное лето с беспощадными суховеями. Тогда испарялась влага, высыхала и трескалась земля. Тогда умирали пожелтевшие растения:

— Пить!

Улетали прочь птицы:

— Пить!

В отчаяние приходили люди:

— Пить!

Однажды в небывало засушливое лето, когда запасы воды закончились, сидели чабаны в степи, угрюмые и молчаливые. Надвигалась беда. Что делать? На север пойдешь — море увидишь, на юг пойдешь — тоже к морю попадешь. Везде вода. Но попробуй напиться: соленая, горькая.

— Не бывает так, чтобы под землей не текла вода, — задумчиво проговорил отец. — Течет она так, как течет кровь в живом теле. И чтобы увидеть ее, надо вырыть колодец.

— Что ты, отец, выдумываешь, — отозвались сыновья. — Если бы под землей была вода, она сама бы нашла ход на поверхность.

— Не все само делается, — ответил отец. — Иногда и руки надобно приложить. Берите лопаты!

Чабаны сняли круг порыжевшего дерна и врубились лопатами в щебенистую глину. Ни пылающее в бледном, выцветшем небе солнце, ни острая жажда не остановили людей. Гора красноватого грунта росла, отверстие в толще земли углублялось и углублялось.

К вечеру чабаны врубились в землю почти в два человеческих роста, но воды не увидели. Не увидели они ее и на второй вечер, на третий, на пятый, на седьмой...

— Ты, отец, плохое развлечение для нас выдумал, — начали роптать сыновья, — от работы жажда усиливается, а воды все нет и нет.

— Не ради развлечения мы работаем, дети, а ради жизни на этой земле,— возразил усталым голосом отец.

Несмотря на преклонные лета свои, он работал не меньше сыновей. — Я верю в то, что вода под землей есть, — говорил он, — я слышу ее. Значит, мы не там копаем, где нужно, значит, надо копать в другом месте.

И чабаны начали рыть второй колодец. Но и на следующие семь дней они не докопались до воды. За вторым последовал третий колодец, потом четвертый, пятый, шестой. И ни в одном из них не было воды.

Роя седьмой колодец, отец и сыновья были настолько измучены, что даже не разговаривали между собой, а молча долбили и долбили сухую крымскую землю. Вечером они падали на комья глины, будто мертвые. И только утренняя роса освежала их, и они снова брались за лопаты.

В последнюю, седьмую ночь отец уже не в силах был вылезти из колодца, откуда он подавал грунт, и остался в нем ночевать. Подложив кулак под голову, он сразу же задремал.

И видит старик хороший сон. Ему снится вода. Чистая, прохладная, она напоила все семь колодезей и разлилась по степи шумливыми ручьями. Ожила наполненная водой крымская степь, запела тысячами птичьих голосов. Сыновья, обливая друг друга водой, смеются, приговаривая:

— А прав был наш отец!

Проснулся ночью старый чабан, пошарил вокруг себя рукой, и лицо его просияло: земля была мокрая. «Близко вода! — подумал старик. — Завтра ее увидят сыновья, вот обрадуются!.. Теперь и поспать можно со спокойной душой».

И чабан уснул крепким глубоким сном.

Назавтра один из сыновей опустил в колодец ведро, чтобы отец наполнил его грунтом. Но странно: ведро не ударилось о твердое дно, а плюхнулось на что-то упругое. Заглянул сын в колодец и увидел там небо и свое отражение.

— Вода!!! — что есть мочи закричал он. Подбежал его брат, тоже заглянул в колодец и тоже закричал на всю степь:

— Вода!!!

Бросились братья ко второму колодцу, к третьему, к четвертому — в них тоже была вода. Что за чудо? Все семь колодезей были наполнены чистой, прохладной питьевой водой.

И показалось молодым чабанам, что все вокруг изменилось, повеселело. И солнце перестало так немилосердно жечь, и небо стало более голубым, приветливым, и подул свежий ветер, так что стало легче дышать.

— А где же наш отец? — удивились братья.

Они долго ходили по степи и звали отца. Но тот не откликался.

Так никто до сих пор и не знает, куда девался старый чабан. Люди говорят, что он ради жизни в крымской степи превратился в родник, который и наполнил все семь колодезей живительной влагой.


* * *

Высокого развития достигли различные ремесла — металлообрабатывающее, ювелирное и особенно гончарное. Так, в IV веке до н. э. в ряде городов существовали мастерские, в которых изготовляли керамические изделия. Сельское хозяйство, промыслы, ремесла носили товарный характер.

Все это создавало благоприятные условия для развития торговли. Боспор был одним из основных поставщиков зерна и других продовольственных товаров в Грецию и особенно в Афины. Афинское правительство в честь Спартокидов, властителей Боспора, издавало почетные декреты. Оно награждало их золотыми венками, предоставляло им торговые льготы. О размахе хлебной торговли Боспора с Афинами говорит тот факт, что ежегодный импорт боспорского зерна в Афины составлял 400 тысяч медимнов (около 16 700 тонн).

В Боспорском государстве широко использовался труд рабов в ремесленном производстве, городском строительстве, домашнем хозяйстве, меньше — в сельском хозяйстве. Существовали различные источники пополнения численности рабов. Чаще всего рабами становились пленные, захваченные во время войн.

Население Боспорского государства было многочисленным и довольно пестрым по своему этническому составу. В городах и селах проживали греки, а также выходцы из скифского, синдского и меотского окружения. С конца IV века до н. э., особенно в III-II веках до н. э., в жизни Боспорского государства произошли важные изменения, вызванные, очевидно, рядом экономических и политических условий, сложившихся в Крыму. Так, Перисад I (349-309 до н. э.), при котором Боспор достиг наивысшего расцвета, в конце своего правления разделил власть со своими сыновьями. После его смерти между наследниками началась упорная борьба за единовластие, в результате которой младший — Евмел победил своих братьев Сатира и Притана.

Значение деятельности Евмела состоит в том, что он впервые в истории Боспора попытался установить гегемонию Боспора над всем побережьем Понта. Эти события и ряд других причин привели к важным изменениям и в экономике Боспора. Эти изменения касались направления торговых связей, характера экспорта. В первой половине III века до н. э. Боспор переживал финансовые затруднения, связанные с тяжелым экономическим положением государства. Прекратилась чеканка золотой и серебряной монеты, широко начала применяться перечеканка медных монет.

В III-II веках до н. э. для Боспора возник ряд осложнений политического характера. В частности, ухудшились его отношения с окружающими племенами, особенно со скифами. С северо-востока на Боспорское государство стали наступать сарматские племена. Возможно, часть племен Боспорского царства вышла из-под его власти. В результате положение Боспора настолько ухудшилось, что ему нередко приходилось даже платить дань скифским царям и вождям других племен. Во второй половине III века до н. э. Боспор вел также напряженную борьбу с Гераклеей Понтийской. Существенные изменения в конце III и во II веке до н. э. произошли и в сельскохозяйственной округе Боспора. Одновременно с увеличением количества рыбачьих поселений на морском побережье сокращалось количество поселений земледельческого профиля. Опасность со стороны скифов вынуждала строить укрепленные поселения в степной части государства. Углублялся экономический кризис.

Последний правитель династии Спартокидов Перисад V, в условиях наступления местных племен и недовольства собственного населения, вынужден был обратиться за помощью к Диафанту, полководцу понтийского царя Митридата VI Евпатора.

Но и этот шаг не спас положения. В 107 году до н. э. произошло восстание скифов и других обездоленных слоев населения под руководством Савмака, скифа по происхождению. Восставшие овладели Пантикапеем, Феодосией и другими городами, захватили флот, убили Перисада V; Диафант бежал в Херсонес. Савмак занял царский трон, но его правление продлилось недолго. Понтийский царь Митридат VI Евпатор послал на Боспор сухопутные и морские силы во главе с Диафантом, который, присоединив к ним еще и отборные части херсонесских воинов, разгромил восставших, захватил в плен Савмака, овладел Пантикапеем и Феодосией.

События, способствовавшие потере Боспором политической независимости, привели к упадку Боспорского государства.

Вопросы и задания

1. Что составляло экономическую основу античных городов Боспора?

2. Когда античные города Боспора объединились под властью Археанактидов?

3. Расскажи о Пантикапее.

4. Когда начала править династия Спартокидов?

5. С чем было связано стремление правителей Боспора к увеличению территории своего государства?

6. Какие земли были присоединены к Боспору? Найди их на карте.

7. Расскажи об органах управления в Боспорском царстве.

8. Расскажи о занятиях боспорцев.

9. Какие важные изменения происходят в Боспорском царстве с конца IV века до н. э.?

10. В чём заключается деятельность Евмела?

11. Охарактеризуй положение Боспорского царства в III-II веках до н. э.

12. Расскажи о восстании Савмака.

Рассказы по истории Крыма


БОСПОР | Рассказы по истории Крыма | АНТИЧНЫЕ ГОРОДА-ГОСУДАРСТВА в I в. до н. э. — IV в. н. э.