home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СКИФЫ

Скифия! Как много вмещает в себя это красивое название! Это древняя наша земля, наша отечественная история! Это — загадки и тайны...

Скифией древнейшие авторы называли обширную территорию в Причерноморье. Становление скифского племенного союза происходило в VIII-VII вв. до н. э.

Антропологически скифы принадлежат к европеоидной расе. Скифский язык исследователи относят к североиранским языкам иранской группы индоевропейской языковой семьи.

Сообщение Геродота о том, что все киммерийское население якобы покинуло степи Причерноморья и скифы заняли пустующую страну, является явным преувеличением. Часть киммерийцев, безусловно, осталась на месте и ассимилировала скифами. Об этом убедительно свидетельствуют преемственность ряда форм материальной культуры, а также легенды о происхождении скифов, в которых можно проследить местные традиционные элементы.

ГЕРАКЛ И СКИФЫ

(Легенда)

Геракл пас стадо быков возле Геракловых столбов. С могучих плеч его свешивалась шкура немейского льва, в руке держал он палицу.

Шло время, и истаяла трава на пастбище. Сев в колесницу, Геракл погнал стадо на восток, за Понт Эвксинский, где были обширные степи и много сочной травы.

В степи было холодно. Завернувшись в львиную шкуру, Геракл лег на траву и заснул. А когда проснулся — ни коней, ни колесницы не было.

Огорченный, Геракл пустился на поиски пропавшей колесницы. Он обошел всю огромную степь, но не встретил ни одного человека, у которого мог бы спросить о пропаже. Наконец он очутился в горной стране тавров. В одной из пещер Геракл увидел странное существо: полудеву, полузмею. Изумился он, но вида не подал.

— Кто ты такая будешь? — спросил.

— Я богиня Апа, — ответила змееногая женщина.

— Богиня Апа, не видела ли ты сбежавших моих коней?

— Кони твои и колесница твоя у меня. Но возвращу я их тебе тогда, когда ты станешь моим мужем.

Не хотел Геракл возвращаться пешком на родину, на другой край света. Он согласился и остался жить у богини Апы. Змееногая женщина не спешила возвращать колесницу и коней, ибо полюбила Геракла и хотела удержать его подольше.

Так продолжалось до тех пор, пока у них не родилось трое детей. Тогда Апа привела Гераклу его лошадей, запряженных в колесницу, и произнесла такие слова:

— Мне не хочется расставаться с тобой, но ты тоскуешь по родине. Я сдержу данное тебе слово. Возьми своих коней и колесницу. Только скажи, что мне делать с сыновьями, когда они вырастут. Отослать к тебе или оставить в моих владениях?

Геракл рассудил так: он снял с себя пояс с золотой чашей на пряжке, взял лук со стрелой и показал, как он натягивает тетиву. После этого отдал лук и пояс богине Апе и сказал:

— Когда сыновья вырастут и возмужают, пусть наденут пояс и попробуют натянуть тетиву моего лука. Кому из них пояс мой придется впору, кто из них сможет натянуть тетиву моего лука так, как я, пусть останется. А кто не сумеет это сделать, того отошли прочь.

Прошли годы. Сыновья Геракла выросли, возмужали. Тогда мать их, змееногая богиня Апа, дала им отцовский пояс и лук. Старший сын Агафирс и средний Гелон не смогли выполнить завет отца: пояс был для них слишком большим и тяжелым и у них не хватило сил натянуть тетиву Гераклова лука. Они были изгнаны из страны.

А третьему сыну пояс Геракла был впору, и он натянул тетиву лука так, как отец. Это был младший сын по имени Скиф. Он остался в стране, и от него пошло славное скифское племя, поселившееся в таврских и приднепровских степях, где когда-то Геракл пас быков.


Одержав решительную победу над киммерийцами, скифы в «поисках» новых соперников устремились далеко за пределы Таврики. Это не случайно. Основное занятие скифов, скотоводство, позволяло значительной части мужского населения быть оторванной от трудовых забот и всецело посвятить себя ратному делу. Это позволило создать огромную армию, отлично вооруженную лучшим железным оружием — знаменитым луком и умеющую этим оружием владеть с детства. Скифы представляли собой грозную силу для любого противника.

Первоклассные наездники, скифы стремительно перемещались на конях, были идеально приспособлены к ведению войн далеко от своих стоянок.

В этот период наступление скифского войска было направлено на юг, где находились богатые государства Закавказья и Передней Азии — Урарту, Манна, Лидия, Мидия, Ассирия. Дошедшие до нас сведения древних авторов рассказывают о стремительных нападениях скифов, об их постоянных войнах то с одним, то с другим государством.

Оставив все обременяющее воина в походах (семьи, имущество, стада) в местах своих основных кочевий, скифские отряды воевали налегке. Переднеазиатский поход продолжался достаточно долго — от 20 до 60 лет. За это время скифское войско достигает Египта и Палестины.

Долгое, полувековое, пребывание скифов в Передней Азии оказало большое влияние на скифское общество. Соприкасаясь с высокоразвитыми странами того времени, скифы обогатили свою культуру, более быстрыми темпами стали развиваться социальные процессы. Но завершение этого длительного похода принесло скифам неудачу.

Потерпев ряд поражений от усилившихся Мидии и Нововавилонского царства, скифское войско вынуждено было покинуть территорию Лидии и вернуться в степи Предкавказья и Причерноморья в начале VI века до н. э. Но на этом «неприятности» для скифов не закончились, несмотря на то, что они оказались уже в своих владениях. Геродот в своей «Истории» сообщает, что возвратившихся из Передней Азии скифов «ожидали трудности не меньшие, чем война с мидийцами; они обнаружили, что им противостоит немалое войско». Давайте теперь обратимся к одной из легенд, которая красочно описывает эти события.

ВОЗВРАЩЕНИЕ СКИФОВ

(Легенда)

С тех пор, как скифские воины покинули свою родную Скифию, прошло ни мало ни много двадцать лет. Скифские жены, истомившись от долгого ожидания и полагая, что мужья их все погибли в боях и больше не вернутся, вступили в брак со своими рабами. И когда жены услышали, что их мужья живы и вскоре вернутся домой, они пришли в неописуемый ужас. Что делать? Посоветовавшись между собой, они созвали всех рабов, а также сыновей своих, прижитых с рабами, и сказали:

— Нам всем угрожает гибель от рук мстителей. Мужья не простят измены ни нам, их женам, ни вам, своим рабам, ни вам, незаконным детям. Поэтому защищайтесь как только можете!

И тогда рабы и их сыновья взяли в руки кирки и отправились туда, где узкая полоска земли соединяла Крымский полуостров с материком. Выкопав глубокий ров, они вооружились и засели там, решив погибнуть все до одного, но не пропустить мстителей.

Ничего этого не зная, скифские воины, гордые и счастливые от многочисленных побед, приближались к родной земле. Они предвкушали радость встречи со своими матерями, женами, детьми, и их возбужденные голоса разносились далеко по степи.

А вот и перешеек, то единственное место, по которому скифы могут перейти через соленые озера на полуостров к себе домой. Но что это? Глубокий ров, которого раньше не было, преграждал им путь, а какие-то неизвестные люди угрожали им оружием! Разъяренные скифы навалились на неизвестных, и начался жестокий бой.

Двадцать дней на узком перешейке лилась кровь, двадцать дней подряд падали и умирали люди. Неизвестные дрались так отчаянно, словно защищали свою родную землю, и невозможно было их одолеть.

После двадцатидневной борьбы скифы отступили и удалились на совещание.

— Если так будет продолжаться и дальше, — сказали самые мудрые воины, — то никто из нас не увидит родины. Мы все погибнем здесь, у ее порога. Надо узнать, кто они и чего от нас хотят.

И узнали скифы, что воюют они против своих рабов и сыновей своих жен, и поняли тогда, что силой оружия им не победить отчаявшихся, что надо действовать иначе.

Снова скифские воины двинулись на штурм рва, только в руках у них были не мечи и стрелы, а кнуты и розги. Приблизившись к защитникам, они неожиданно осыпали их ударами, и те, увидев кнут и услышав свист розог, превратились в покорных рабов и, побросав оружие, в панике бежали...

Скифы после этого не засыпали ров, а, наоборот, расширили, углубили его и рядом построили небольшое укрепление. Как опытные воины, они поняли, что ров может быть надежной защитой от нападения врагов.

Большая часть исследователей признает, что сражались скифы со своими рабами на территории Крыма. По их мнению, ров, выкопанный рабами, не мог находиться на Перекопе, так как провести его оттуда до Крымских гор в техническом отношении тогда было вряд ли возможно, да и бессмысленно. Располагался он, вероятнее всего, на Ак-Монайском перешейке, на западной границе Керченского полуострова, ибо только там можно прорыть ров от Меотиды (район Арабатской стрелки) до Таврских гор, которые начинались у современной Феодосии.

О пребывании скифов на территории Таврики с давних времен красноречиво говорят курганы — скифские захоронения. Самые ранние из известных в Крыму скифских погребений относятся к середине VII века до н. э. Они открыты археологами недалеко от Керчи, на Темир-горе, и на Перекопском перешейке у села Филатовка. Одним из самых известных исследованных курганов в Крыму является курган Куль-Оба («холм пепла») недалеко от Керчи.

Гробница в кургане Куль-Оба была обнаружена в 1830 году. Она построена из тесаного камня, почти квадратная в плане — 4,6 х 4,2 м — со входом в северной стене. Высота сужающегося уступами свода — 5,3 м. Характер архитектуры и кладки говорит о том, что строили гробницу греческие мастера. Но склеп строился для захоронения знатного скифа, об этом говорит устроенный в склепе своеобразный деревянный потолок, напоминающий деревянный шатер и доходящий до свода склепа, украшенный пологом с золотыми бляшками. У восточной стенки склепа на роскошном деревянном ложе покоился знатный скиф, возможно царь. О том, что умерший был именно скифом, свидетельствуют набор сопровождающего инвентаря и другие черты ритуала. Так, на голову погребенного был надет традиционный скифский головной убор — остроконечная войлочная шапка-башлык с нашитыми на нее золотыми бляшками. Драгоценная диадема дополняла убор. На шее погребенного находилась золотая гривна весом в 461 грамм, на каждой руке — от одного до трех браслетов с фигурными окончаниями.

В специальном отделении ложа помещались оружие и ритуальные предметы: железный акинак с обложенной золотом рукоятью, нагайка, горит (футляр для лука), покрытый золотой пластиной с изображениями животных, оселок в золотой оправе, золотая чаша — фиала.

Слева от ложа, в саркофаге из кипарисового дерева и слоновой кости, была погребена женщина (жена или наложница) в расшитых золотыми бляшками одеждах. Ее погребальный убор был очень богат: электровая (сплав золота и серебра) диадема с крупными золотыми подвесками, ажурные серьги, гривна, ожерелье, два браслета (все из золота). Рядом находилось бронзовое зеркало с обложенной золотой фольгой ручкой, а между голеней стоял электровый шаровидный кубок с изображением эпизодов скифского эпоса.

У южной стенки склепа лежали останки возницы-оруженосца, рядом с которыми в особом углублении находились кости коня, два наконечника копий, бронзовые поножи и шлем. Вдоль стенок склепа стояли металлические сосуды — бронзовые котлы с костями барашка, два серебряных позолоченных таза с набором ритуальной посуды, а также амфоры, в которых сохранился осадок от испарившегося вина. По всему склепу были разбросаны бронзовые наконечники стрел, а под полом находился тайник, сразу не обнаруженный исследователями и разграбленный «золотоискателями». Среди находившихся в нем предметов особенно интересна выкупленная у грабителей большая золотая бляха в виде лежащего оленя.


ХОЗЯЙСТВО И БЫТ ТАВРОВ | Рассказы по истории Крыма | ВОЙНА СКИФОВ С ПЕРСАМИ