home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14

Мы застыли в недоумении, как будто явился плотник, приколотил наши подошвы к полу и ушел похмеляться. Ритка первая пришла в себя, раздобыла гвоздодер и ринулась в бой:

– Очень глупая шутка, Стас!

– Это не шутка, – возразил он. – Регина – потерпевшая, которая сделала официальное заявление о нападении, похищении и покушении на убийство. И у нас нет оснований ей не верить.

– Зато у нас есть подозреваемый, – пришел в восторг Павел Сергеевич. – По этому делу и целой серии других. Пойдем и возьмем его за задницу!

– Неужели вы говорите об областном депутате и кандидате в мэры города? – возмутилась Марго.

– Насколько я знаю, у областных парламентариев нет депутатского иммунитета, тем более когда речь идет об особо тяжких преступлениях. И нам ничего не мешает задержать Табуреткина и допросить его, – согласился с коллегой Стас.

– Я ни за что не поверю, что Афанасий Иванович похитил Регину и пытался ее задушить, – твердо заявила Ритка. – Зачем ему это? У него нет мотива. Его штаб сам нашел Регину, чтобы выдвинуть ее против Шиловой. Зачем же мешать ее регистрации?

– Душитель – псих, – напомнила я. – Видимо, ему просто нравится убивать.

– Табуреткин – не душитель и не псих! – рассердилась моя подруга. – Политики получают адреналин от другого. Предвыборная борьба, власть, деньги. Зачем ему этим рисковать? Ведь у него есть реальный шанс стать главным человеком в городе. Если Регина утверждает, что именно он напал на нее, значит, или она обманывает нас, или ее саму обманули. А то и подкупили, чтобы она так сказала. Это же ставит крест на добром имени кандидата. Так что конкуренты вполне могли подсуетиться.

– Регина не умеет врать, – заверила я. – Она даже обошлась без аистов и капусты, когда ее сын Федя спросил, откуда берутся дети.

– Это о многом говорит, – закивал головой очкарик. – Вот моя пятилетняя дочь до сих пор верит, что мы купили ее в специальном супермаркете, и интересуется, когда там скидки. Она бы хотела приобрести там парочку сестричек своего возраста, ведь для игры в резиночки нужно трио.

– Я уверена, что Табуреткин никого не убивал, – настаивала Ритка, гипнотизируя Стаса взглядом.

Да, похоже, этот политикан здорово ее зацепил. Обычно она не особенно доверяет мужикам. Вот Казанова с мандатом!

– Даже когда нам кажется, что мы хорошо знаем человека, это не означает, что мы на самом деле знаем его, – с умным видом изрек Стас.

Но Ритка не сдавалась:

– Я совершенно точно знаю, что он не нападал на Регину.

– Почему?

– Потому что я и он…

Но ей не дали договорить. В коридор больницы с воплем вылетел здоровенный мужик с забинтованной головой. Размахивая грелкой, как мухобойкой, он преследовал молоденькую медсестру, которая едва успевала уворачиваться от него. Прямо безобразный Сатир, преследующий нимфу в белом халате.

– Убью! Прикончу! Всю вашу шарашку разнесу! – орал разъяренный пациент.

– Неужели ему во время операции что-то не то пришили?

– Скорее уж, что-то не то отрезали… – обменялись мы мнениями.

– Гражданин, прекратите безобразия вытворять! – строго потребовал Стас. – Мы из милиции. И можем применить спецсредство – наручники.

Медсестра немедленно спряталась за спину стража порядка.

– Я не виновата. Мы же не знали, – бормотала она.

– Объясните толком, что произошло? – произнес Павел Сергеевич.

– Да эти эскулапы проклятые! – Преследователь потряс в воздухе грелкой. – Всю жизнь мне испоганили…

– Мы же не знали, – пискнула девушка в халате.

– Представляете, я только вчера на свою лысину волосы пересадил. В специальной клинике. Столько денег отдал, что на горных лыжах в этом году не покатаюсь. Зато выглядят, как родные. Вечером с друзьями мы это дело отметили. Ну и выпил я лишнего. Упал на ступеньках ресторана, голову расшиб. «Скорая» приехала, меня сюда привезла. Они стали рану зашивать и побрили мне половину головы. А я без сознания валялся, не остановил. Не уверен, что волосы опять вырастут. Это только в рекламе они «растут всю жизнь». У меня на такую поросль «зелени» не хватило. Я сделал процедуру наращивания попроще и подешевле. Черт возьми, скупой платит дважды! Что ж мне теперь, как двуликий Янус ходить: тут густо, тут пусто? Да я их теперь разорю. Я – адвокат и такой иск им вчиню…

– Но мы не знали, мы же вашу жизнь спасали, – снова подала голос медсестра.

– Какая жизнь у лысого? Девушки не любят, макушка мерзнет, голуби норовят пометить. Эх…

– Что за пессимизм! Не в волосах счастье, – влезла я. – Вместо того чтобы орать, лучше пригласили бы девушку на свидание. Смотрите, какая молодая и симпатичная вам медсестра досталась. Подошли бы к ней не с грелкой, а с душой, глядишь, она бы вами заинтересовалась, а не шевелюрой вашей. И вообще, говорят, лысые очень даже ничего… Когда не вопят.

Перебинтованный посмотрел на меня как-то странно, а потом уставился на медсестру. Та засмущалась. А что, на самом деле? Смазливое личико, и фигурка под халатом что надо. По-моему, из меня вышел неплохой Амур. Во всяком случае, не косой мазила…

– Давайте-ка поговорим в спокойной обстановке, – сказал нам Стас.

И мы оставили парочку наедине с грелкой.


Спокойной Стас считал обстановку в своем рабочем кабинете, где со стены смотрит неулыбчивый Дзержинский. То есть под утро мы с Риткой угодили в милицию. Стас и Павел доставили нас туда на своей служебной машине – грязном и старом «жигуленке». Он не имел опознавательных знаков УВД, не вызывал подозрений, то есть подходил для секретных операций, но вряд ли выдержал бы погоню.

– Где вы нашли Регину? – по дороге поинтересовалась я.

– Возле садоводческого товарищества «Энергетик», – ответил Стас. – Сначала сотовая компания сообщила нам, в каком районе стоит антенна, передающая сигнал ее мобильника. Потом еще ты дала наводку. Мы разбудили комитет по землеустройству. Короче, совместными усилиями выяснили, где отдыхают простые энергетики. Отправились туда и отыскали Регину. Она прошла по хляби где-то километр от ворот дачного поселка, но до основной дороги оставалось еще километров пять.

– Совместная операция Виктории Победкиной и областного ГУВД закончилась спасением жертвы маньяка! – с гордостью провозгласила я.

– Только непонятно, почему эта жертва возводит напраслину на Афанасия Ивановича? – вздохнула Ритка. – Может, это последствия стресса?

Мы продолжили этот разговор уже в Дурасовском переулке. Павел Сергеевич вновь натянул на себя непроницаемый костюм подозрительности:

– Если не ошибаюсь, когда в больнице нас грубо прервали, госпожа журналистка собиралась сообщить, почему господин кандидат никак не мог похитить госпожу будущего кандидата. Так сообщайте!

– Потому что у Афанасия Ивановича есть алиби, – твердо заявила Марго.

– Позвольте узнать, какое?

– Я его алиби. Я и мои дети.

Я вытаращила глаза. Это что еще за новости?! Когда это Ритка успела превратиться в жену бородатого террориста, который, прикрываясь женщиной и детьми, строчит из автомата и беспрепятственно уходит в горы?

– Ответственно заявляю, что сегодняшний день Афанасий Иванович провел со мной, моим сыном Глебом и дочерью Маргаритой, – не смущаясь, продолжала моя подруга.

– Давай по порядку, – вмешался Стас. – Во сколько вы встретились, чем занимались? Хочешь быть алиби – забудь о тайне личной жизни.

– Пожалуйста, мне скрывать нечего.

Разве что платок-хиджаб?

– Афанасий Иванович заехал за нами около одиннадцати, и мы отправились в «Джунгли-лэнд» – это детский развлекательный комплекс, – сообщила Марго. – Там горки, батуты, мультики, мороженое. Дети были в восторге. Около трех мы оттуда ушли. Отвезли близняшек домой. А сами поспешили в избирком – на это время была назначена регистрация Регины. Она не появилась, мы поехали в штаб. Ну а дальше вы знаете.

– Если мы спросим ваших детей и персонал комплекса, они расскажут то же самое? – по-сталински прищурился Павел Сергеевич.

– Разумеется. У нас даже есть фотоотчет. Виталий Максимович был какое-то время с нами и сделал несколько снимков на цифровую камеру.

Что-то я совсем ничего не понимаю! С чего это Ритка пренебрегла работой, а ее дети школой? Ради знакомства с будущим мэром и новым папой под вспышки фотокамер? Бред какой-то! Могли хотя бы до выходных подождать…

– Но даже если господин Табуреткин был с вами с 11.00 до вечера, это не совсем алиби, – усмехнулся злой следователь. – На Регину ведь напали раньше 10 утра. До 11.00 маньяк мог уже освободиться, если в пробки не попал.

– Я не знаю, где Афанасий Иванович был с утра, – призналась Ритка.

Слава богу! – мелькнуло у меня в голове. Они хотя бы не ночуют вместе. Мне как-то не улыбалось быть свидетельницей на свадьбе, где вместо гостей помощники, а вместо тостов наглядная агитация. Да и Маргарита Табуреткина – как-то не звучит.

– Об этом надо спросить самого Афанасия Ивановича, – предложила Маргарита, пока еще Снегина. – Но я уверена, что он никого не убивал. Во-первых, у него абсолютно нет мотива. А во-вторых, он не похож на матерого убийцу, особенно такого, который сразу после «дела» как ни в чем не бывало играет с детьми.

– Нам придется разбудить вашего кандидата сегодня с утра пораньше и задать ему несколько вопросов, – сказал Стас.

– Вы собираетесь его арестовать? – поинтересовалась я.

Почему-то меня бы это не сильно расстроило. Не нравится мне Табуреткин, особенно рядом с Риткой. Ей нужен кто-то более надежный, менее самовлюбленный, желательно с бородой…

Наверное, если Афанасия Ивановича посадят, я потеряю приработок. Но, признаюсь честно, из меня вышел не самый активный штабист. Два раза в неделю я работала почтальоном: раскладывала по ящикам газеты, критикующие наших противников и восхваляющие нашего кандидата. Но и только. А в штабе были более инициативные товарищи: они еще листовки расклеивали и на улицах агитировали. Меня же увлекло расследование: интересное и бесплатное. Похоже, новый телевизор так и останется за витриной магазина…

– Вопрос задержания решит следователь областной прокуратуры, которому передали дела всех задушенных, – объяснил Стас. – Но сначала мы должны просто побеседовать с Афанасием Ивановичем. Надеюсь, Рита, ты не собираешься предупреждать его о нашем визите?

– Ему это не нужно. Он не виновен, – стояла на своем Марго.

И действительно, когда мы вышли из здания ГУВД, она не схватилась за свой мобильник. Мы с ней не стали обсуждать произошедшее – сил не было – и разошлись по домам. До моего первого урока сегодня оставалось пять часов. Три из них я проспала.


После такой сумасшедшей ночи на переменах я спасалась кофе в учительской. Но все равно заклевала носом во время ответа девятиклассницы Кузнецовой, которая, как всегда, добросовестно пересказывала учебник. К счастью, это было почти перед звонком. Он прозвенел и помешал мне позорно уткнуться лицом в раскрытый классный журнал. Я опять побежала ставить чайник. Сразу после меня в учительскую вошла учительница младших классов Настена, поделилась, чем ее сегодня порадовали второклашки:

– Представляете, задала детям придумать пример по математике с цифрами 80 и 30. Головкин и придумал: в бассейн нырнули 80 человек, а вынырнули 30…

– Это еще что, – развил тему главный школьный интеллигент – преподаватель мировой художественной культуры и истории религии. – У меня на уроке сегодня выдали: мол, в первый день бог создал мужчину, во второй – женщину, а потом неделю за ними подглядывал…

– Ой, смотрите, какой скандал в городе N! – Это был возглас Ираиды, которая как раз включила телевизор. Она своих учеников в учительской не вспоминала. Ее волновали мировые вопросы.

Я уставилась на экран. Нечасто я вижу там людей, с которыми разговаривала несколько часов назад, а тем более весело проводила субботний вечер. Но на этот раз камера показывала крупным планом именно их: Стаса, Павла Сергеевича и Табуреткина. Кандидата выводили из подъезда и сажали в машину. Неужели в наручниках? Похоже, он провел утро в гордом одиночестве и теперь расплачивался за это. И журналисты откуда-то пронюхали и уже ждали у подъезда. Да, шила в мешке утаить не удалось.

В кадре появился Василий Чумазов – короткая стрижка, решительное лицо, значительные интонации:

– Мы пока затрудняемся, назвать ли случившееся политическим или криминальным скандалом. Правоохранительные органы от официальных комментариев воздерживаются. Но нам удалось узнать по своим каналам, что депутата областной Думы и зарегистрированного кандидата в мэры города N Афанасия Табуреткина задержали по подозрению в целой серии преступлений. Среди которых убийства, похищения и, может быть, что похуже.

Интересно, что? Международный терроризм?

– Его увезла милиция, и вряд ли он сможет теперь участвовать в предвыборной гонке с прежним размахом. Так что горожанам, похоже, придется делать основной выбор из двух оставшихся кандидатов, пока не запятнавших себя уголовщиной: нынешнего мэра Костина и предпринимательницы Регины Шиловой.

Да, вот он, звездный час Чумазова. Местный журналист сделал репортаж для общероссийского канала. Весь его вид говорил: не захотели мне заплатить, теперь пеняйте на себя… А ведь ту же самую информацию можно было подать под другим соусом, кисло-сладким. Мол, душат на корню демократию. Как следует не разобравшись, волокут в кутузку уважаемого человека и тому подобное.

Афанасия Ивановича снова показали крупным планом. Перед тем как сесть в машину, он сказал что-то резкое Стасу. Наверное, завел старую песню, что это происки конкурентов, которые хотят лишить народ единственного заступника.

Меня, конечно, ошеломило, что предвыборный маньяк – это солидный господин, на которого я работала. Но, с другой стороны, нормальный человек в политическое болото вряд ли полезет по доброй воле. Так что отклонения вполне возможны.

И Табуреткин, без сомнения, был в курсе всего – он же главный человек в штабе. И в стане конкурентов у него имеются свои «уши». Поэтому он тот, кто вполне имел возможность. И ничего не подозревающие жертвы открывали ему двери, садились в его машину. Я бы тоже, кстати, села. Он же кандидат! А Ритка, похоже, еще бы и прилегла. Вот ведь как обманчива внешность. Этот человек нравился не только Маргарите, но и избирателям. Он без проблем собрал подписи. В то время как остальные кандидаты предпочли внести денежный залог.

– Надо же, этот милиционер и задержанный хорошо знают друг друга, – услышала я голос Настены.

– Откуда тебе это известно? – удивилась я.

– У меня сестра глухонемая, и я умею читать по губам, – объяснила она. – Так вот, этот Табуреткин сказал тому парню в кожаной куртке, который его в машину усаживал: «Доволен?! Теперь ты, наконец, отомстил мне за Лиду?»…


предыдущая глава | Бутик модной мадам | cледующая глава