home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

За праздничным столом случилось оживление.

– Господи, доченька, зачем тебе это надо? – всплеснула руками тетя Надя. – Что же тебе дома не сидится? Вроде там у тебя покой и достаток. Выдумали тоже, в мэры баламутиться.

– Баллотироваться, мамаша! – возмутился зять незнанию тещей простейших политических понятий. – Нам оказали высокое доверие. Мы же теперь во властные структуры войдем не с черного хода. Нет, расступись охрана, кандидат идет.

– Это все равно, что рваться сквозь прутья решетки к медведям, – вздохнула моя мама. – Сейчас ведь начнут почтовые ящики макулатурой засорять: кто где украл и сколько у кого детей.

– Ну здесь у нас все в порядке, – заявил Костик. – Нам скрывать нечего, на свои живем, на свои пьем. И отпрыск у нас один – богатырь растет.

Самодовольный отец потрепал по голове Федю, как раз пробегавшего мимо. Тот спасался от Ритки-маленькой, вооруженной брызгалкой для цветов, взятой с подоконника. Замыкал колонну Глебка, он размахивал полотенцем, как флагом. Видимо, юная леди уже не раз принимала двух кавалеров за срочно нуждающуюся во влаге герань.

– Подождите, разве обычные люди во власть идут? – недоумевал мой папа. – По-моему, кто будет губернатором, мэром и главнокомандующим, закладывается еще на генетическом уровне. Как говорится, сын полковника генералом не станет, потому что у генерала есть свой сын. Они и плачут в детстве, наверное, как-то по-особенному, начальственным тоном.

– Не боги горшки обжигают, – не сдавался Костик.

Как будто это самое обычное дело, что твою жену будут двигать в мэры. Подумаешь, она и раньше занималась уборкой, так что как-нибудь справится с городскими дворниками. И на заначки супруга у нее нюх хороший, вот и деньги, спрятанные во внебюджетных фондах, она как пить дать обнаружит.

Я уже размечталась, что стану кузиной первого лица в городе, пусть и небольшом. Ух, мы с ней наведем порядок. Издадим парочку указов, запрещающих стирать джинсы чужим женихам и пренебрегать симпатичными археологами…

– Думаю, все дело в том, что свою кандидатуру выставила некая Регина Шилова. И чтобы запутать избирателей, ее конкурентам нужна еще одна Регина, – Ритка взяла слово и расставила все по местам.

Пусть Костик не ходит индюком и губы не раскатывает. Не может обычная домохозяйка всерьез бороться за такой пост. Регинку для отвода глаз хотят запихнуть в скорый поезд предвыборной гонки.

– Вы собираетесь участвовать в грязных политических технологиях? – скривился отец Юры.

– Ничего, потом отмоемся, – отмахнулся Костик. – Нам столько бабла за это пообещали, что на самую дорогую химчистку хватит.

– А ты, Регина, что молчишь? – обратилась к племяннице моя мама. – Тебе-то все это надо?

– Не знаю, тетя Таня. Как-то боязно мне. Но раз Костик настаивает…

Примерная жена, да и только. Да-а, не придется нанимать частного детектива, чтобы понять, кто в этой семье хозяин. Жаль все-таки, что Регинка не станет важной персоной и не утрет мужу нос. Тогда бы супруг к ней на прием через секретаря записывался. Вот был бы удар под дых мужскому эгоцентризму!

– Главное, что ей шуба новая нужна, – вновь Костик ответил за жену. – Подумаешь, месяц беспокойства, зато потом лет пять можно в норке щеголять.

Можно и дольше, правда, в деревянном таком костюме. А сверху холмик…

Нет, я не должна этого допустить. Я откашлялась и произнесла:

– Знаете, эта избирательная кампания не только грязная, но и кровавая. Недавно были убиты однофамильцы основных кандидатов в мэры. Их тоже предполагалось зарегистрировать, чтобы запутать избирателей. Так что, Регина, это может быть опасно. Лучше держаться подальше от подобных историй. Есть, наверное, другой способ заработать на шубу.

Вообще-то я люблю авантюры и всегда с готовностью в них ввязываюсь. И других обычно не отговариваю. Но в данном случае слишком много трупов…

– Ой, не пугай, сеструха, – Костик не принял меня всерьез и положил себе еще салата. – Мы ничьи не однофамильцы, нас это не касается.

Парень явно из тех, кто не поверит, что апельсин и лимон – родственники и носят «фамилию» цитрусовые, а будет твердить: это разные фрукты, один – желтый, другой – оранжевый…

Гости переключились на обсуждение нового сериала, снятого по классике, а потому разительно отличающегося от обычного «мыла», где она любит его, или он любит свою группировку с автоматами наперевес.

Я же не могла поддерживать эту болтовню, и есть горячее мне не хотелось. У меня перед глазами мелькали перекошенные лица людей, задушенных черным шарфом. Настроение не улучшило даже то, что Юра, вернувшись из ванной, больше не общался с бесцеремонной Ираидой.

Около 10 вечера, после чая, который я умудрилась не расплескать, и торта, который уже не лез, хотя был очень вкусный, торжество закончилось. Гости начали расходиться.

– Я завтра иду к Стасу, – сообщила мне Ритка. – Нужно быть в курсе расследования.

– Возьми меня с собой, – попросила я. – Никогда не была на Петровке, 38.

– На Петровке, 38 – МУР, Московский уголовный розыск. А Стас работает в областном розыске, а не в городском, – поправила меня Марго. – Его служебный кабинет в Дурасовском переулке.

– Ну и название, – хмыкнула я.

– Вообще-то, Дурасовы – известная дворянская фамилия, – поделился знаниями Сивоброд. – А не то, о чем ты подумала.

Он родился в крымских степях, но учился в Москве и в ее истории разбирался не хуже, чем в скифской.

– Я не первый раз жалею, что историю у меня преподавал не ты, – улыбнулась я своему директору и другу.

– Маргарита, можно я вас провожу? – набрался храбрости бородач.

– Спасибо, конечно, но это лишнее, Николай. Я ведь в соседнем доме живу, – отмахнулась она.

Самостоятельная женщина, которой никто не нужен…

«Разве здесь расстояния играют роль? Было бы желание, можно и в соседнюю комнату с удовольствием проводить, не то что в соседний дом, – про себя вздохнула я. Особенно если соседняя комната – спальня. Но насильно мил не будешь. Если ты дружишь с людьми, не факт, что они будут дружить и между собой…»

Юра вызвал такси. Сегодня он не был за рулем, чтобы иметь возможность спокойно выпить за здоровье моей мамы. Для меня в машине с шашечками тоже нашлось местечко. И мы с моим женихом оказались, наконец, наедине в его квартире.

Мне совсем не хотелось выяснять отношения и докапываться, почему он исполняет капризы посторонних женщин. Ведь у папы Ланы, очевидно, хватит денег, чтобы оплатить дочери такси хоть до Парижа, не то что до санатория. Ираида же могла бы приобщаться к культуре в женском обществе, с Юриной мамой, например.

Мой парень тоже не спешил расспрашивать про флирт с Шустровым. Неужели он меня совсем не ревнует? Странно. Хотя какое это имеет значение, когда мы вдвоем и любим друг друга долго и нежно.

Но даже в спальне у меня из головы не шла новость, сообщенная Костиком. Я уговаривала себя: «Не переживай, может быть, штаб Табуреткина вышел на Регину без твоего участия. Может быть, они просто изучили телефонную базу и нашли это довольно редкое имя. А даже если это и ты подсказала им направление поиска, еще неизвестно, задушат ли твою кузину. Вдруг все уладится, маньяка схватят буквально завтра, а ей понравится заниматься политикой. Она войдет во вкус и однажды заменит Хакамаду на президентских выборах. Тебе еще и спасибо скажут, что ты дала старт ее головокружительной карьере…»

– О чем думаешь, Клубничка? – поинтересовался Юра, отрывая свои губы от моей шеи.

– О том, что я очень соскучилась без тебя, – соврала я.

Хотя на самом деле соскучилась.

– Похоже, ты умудрилась забыть, что заставляет тебя вздрагивать, а что стонать…

– Нет, милый, продолжай…

Я подарила ему горячий поцелуй, и расписание стонов вспомнилось само собой. Но в разгар ласк появилась нелепая мысль:

«Черный шарф, явно дешевый, с рынка, не подойдет к дорогой норковой шубе…»

А потом уж вообще невообразимое:

«Червяк на крючке – это жертва? Нет, приманка!»

– А-аа, ах!

Оказывается, и о червяках можно думать с удовольствием…


В понедельник с утра Ритка должна была явиться в милицию для неофициального разговора со Стасом. Я тепло попрощалась с Юрой, который уехал в свой МИД, и увязалась с ней, чтобы быть в курсе расследования.

Чтобы попасть в Дурасовский переулок, нам пришлось доехать на метро до Чистых прудов, а потом на трамвае до остановки «Казарменный переулок». У кого как, но у меня с казармой не самые лучшие ассоциации. Хотя я в армии не служила и в цирк до сих пор хожу с удовольствием. Хорошо еще, что переулок не «Тюремный»!

И как в воду глядела…

В рабочем кабинете Стаса оказался не только Стас.

– Подозреваемые пожаловали! – из-за стола нам навстречу поднялся молодой человек в костюме и интеллигентских очках.

Учитель ботаники, да и только. Полная противоположность Стасу, похожему на зэка.

– Знакомьтесь, мой заместитель Павел Сергеевич, – представил нас хозяин кабинета.

– Почему это подозреваемые? – возмутилась я.

– Потому что вы были знакомы, пусть и косвенно, со всеми задушенными жертвами. А одна из вас, гражданочки, и вовсе наткнулась на два трупа из четырех. Разве это не подозрительно? – Опер сверлил нас глазами.

– Я только на один труп наткнулась. Во второй раз просто мимо шла, – поправила я.

– Так как погибшие связаны с выборами, то с ними косвенно знакомы все, кто участвует в кампании, – добавила Ритка.

– А вот и не все, – возразил очкарик. – О подставных кандидатах только главные лица в штабах знают, ну еще члены избирательной комиссии. А вот относительно девицы, что подписи собирала, и старика, который готов был вашего Табуреткина грязью облить, еще меньше людей было в курсе.

– Выборы – это шоу, Павел Сергеевич, – усмехнулась Марго. – А шоу все обсуждают, друг другу содержание пересказывают. В штабных курилках, в редакциях, дома жене, да просто при встрече. Вы уж мне поверьте, здесь шила в мешке не утаишь.

– Отмазы лепите, Маргарита, – строго произнес опер. – Небось рыльце-то в пушку?

Ритка не удостоила его ответом, обратилась к Стасу:

– Слушай, а что вам у Костина-то про убитого инструктора рассказали?

– Все как есть, так и рассказали, – снова влез заместитель начальника убойного отдела. – Дед – в прошлом инструктор по парашютному спорту. Готовился разоблачить темные делишки своего бывшего ученика Табуреткина. Но сделать это ему не дали. Убили без сожаления. Заткнули рот. Как говорится, ищи, кому выгодно. Вот и получается, что три убийства из четырех напрямую выгодны вашему штабу, девочки. Началось все с двойника Табуреткина, потом девушка, которая нахимичила с подписями в его пользу и чуть не подвела Афоню под монастырь, и вот теперь опасный свидетель. Только тезка Костина из этой схемы выпадает. Он вроде как именно вашему штабу был нужен. Но так, может быть, его прикончили для отвода глаз? Что молчите? Отвечайте!

Я даже вздрогнула от суровости тона. Тоже мне, пугало огородное, вернее, кабинетное.

– Мы не знаем, зачем его прикончили, – дерзко ответила я. – Найдите убийцу и допросите его.

– Мы и ищем, – спокойно и даже доброжелательно произнес Стас. Так, выходит, он – добрый следователь, несмотря на неказистую внешность. А другой вроде как солидный, а на понт берет. Наверное, они так специально придумали, чтобы с толку сбивать. – Но вы должны нам помочь. Маргарита, Виктория, вы, так сказать, в центре событий. Было бы хорошо, если бы вы пригляделись к своему окружению, сообщали бы нам обо всем подозрительном.

– Ты, никак, стукачей из нас хочешь сделать, гражданин начальник? – прищурилась Ритка. – Дятлов неблагодарных? Они нам платят, а мы на них стучим?

– А я с удовольствием пригляжусь, – решила я, ведь речь все-таки идет о серьезных преступлениях. – Мне тоже кажется, что тип с черным шарфом где-то рядом. И если это поможет его разоблачить, я согласна даже иметь глаза на затылке. Кстати, мальчики, вы составили профиль этого маньяка?

– Профиль? – изумился Стас.

– Маньяка? – вторил ему коллега.

Видимо, совсем детективы не читают, бедняги. Лишают себя массы удовольствия. Гадать, чей же внебрачный сын вернулся из Индии с жаждой мести и черной пантерой. Размышлять, кому следующему хакер-убийца пришлет электронное послание. Хотя Ираида и считает все это низким жанром, но скажите, как еще обычной учительнице оказаться в шотландском замке или венецианской гондоле? Да и откуда наша милиция узнает о других методах работы, кроме запугивания и доносов? Придется устроить им ликбез.

– Убийца явно помешан на честных выборах, – приступила я к объяснениям. – Но мы с вами не в Европе живем, так что это явно бредовая идея. И разве череда однотипных преступлений не свидетельствует о маниакальности? Так что рекомендую обратиться к специалистам, чтобы они составили психологический портрет злодея.

– По правде говоря, мы об этом не подумали, – признался Стас. – Мы искали рациональный мотив. Сорвать выборы, помешать конкурентам и так далее. А ты предполагаешь, что это вид безумия?

– Глупости! – подал голос Павел Сергеевич. – Все мы по-своему с приветом. Не верю я во все эти психологические штучки. Как может какой-то там ученый, который живой труп никогда и не видел… То есть я имею в виду мертвый, но реальный. Так вот, что эта кабинетная крыса может знать об убийцах?

– Все же попробовать стоит, – возразил Стас. – Профиль, конечно, не фоторобот. Но вдруг натолкнет на какие-нибудь мысли…

– А старые дела ничего не дали? – поинтересовалась Ритка. – Не впервые же убивают таким способом.

– Ты права, – кивнул «добрый следователь». – Пять лет назад в одном из райцентров нашей области девушку повесили на собственном шарфе на заборе. Но в тот раз покуражился ее пьяный экс-приятель, которому она дала от ворот поворот. Никакой политики. Сейчас он сидит. Других историй с шарфами у нас вроде не было. А подобных предвыборных серий не зафиксировано и по стране в целом, мы делали запрос. Дело на контроле в МВД.

– Кстати, могу предложить классный способ поимки злодея, – я повернула разговор в нужное мне русло. Для этого я сюда на самом деле и явилась. – Ловля на живца! Мою кузину Регину, похоже, собираются использовать как «двойника» кандидата Шиловой. Думаю, маньяка это заинтересует. Нужно приставить к моей родне охрану и сцапать душителя с поличным.

А я тогда перестану переживать, что по моей вине Регине угрожает опасность. Нужно срочно найти ей телохранителей, причем бесплатных. Так что «моя милиция – меня бережет» – идеальный вариант.

– Мы подумаем, – пообещал Стас.

– Вы не можете отказаться. Ведь если с ней что-то случится…

Я не побрезговала угрозой… в голосе.

– Мы очень серьезно подумаем, – заверил меня главный по убийствам, точнее, по их раскрытиям.

За это я не пожалела для него еще одной наводки.

– Поговорите с журналистом Чумазовым, – тихо сказала я Стасу, когда он провожал нас к выходу. – Парень грязно работает. Поэтому может знать и о грешках других.

Я, конечно, не решилась намекнуть на причастность Шустрова. Но мне хотелось, чтобы эту версию проверили компетентные органы. Впрочем, я тоже не собиралась сидеть без дела и разрабатывала собственный план оперативно-розыскных мероприятий.


Случай начать их представился тем же вечером. Я явилась в «Табуреткин-хаус» за порцией газет, которые мне предстояло разбросать по почтовым ящикам. Увидела Ритку и Виталия Максимовича на лестнице. Они курили и что-то горячо обсуждали. Я кивнула им и зашла в офис. Сегодня здесь опять было столпотворение. Стараясь никого не толкнуть, я подошла к Риткиному столу. Рядом с ним, совсем в углу, располагалось еще одно рабочее место с компьютером и факсом. Судя по знакомой куртке, висящей на стуле, здесь помещался господин Шустров.

Я не смогла справиться с искушением и заняла его кресло. У меня зрело постыдное желание – вновь запустить руку в его карман и изучить секретный мобильник. Там, наверное, есть новые сообщения, возможно, изобличительного характера…

Я знала, что это опасно. Но вроде никто не обращал на меня внимания. Штаб привычно гудел. Кто-то куда-то звонил, кто-то с кем-то спорил. Ритка и Виталий Максимович только что открыли пачку сигарет, так что еще какое-то время пробудут в курилке. К тому же правоохранительные органы дали мне задание: смотреть во все глаза, вот я и загляну в окошко сотового телефона.

Воровато оглядываясь, я сунула обе руки в карманы чужой одежды. Телефон не нащупала, но наткнулась на нечто другое. В одном кармане лежало что-то мягкое, в другом – шуршащее. Я осторожно вытянула за кончик одно, другое и чуть со стула не свалилась.

Это черный шарф и газетные вырезки!!!


предыдущая глава | Бутик модной мадам | cледующая глава