home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АКТ ВТОРОЙ

Ральф лежит на кровати с закрытыми глазами. Франсуа сидит в кресле с потерянным видом.

Феликс (снимает телефонную трубку). Соедините меня с семьдесят седьмым… Алло… Я хотел бы говорить с доктором Вольфом… лично… Алло, доктор, я беспокою вас по поводу мсье, которому вы сделали укол в «Отель дю ком-мерс»… Он спит! Спит уже двадцать минут, и я никак не могу его разбудить! Как – нормально? Совсем это ненормально, с чего бы это ему спать в три часа дня!… Да потому что у него есть работа, черт подери, он приехал в Мобеж совсем не для того, чтобы устраивать сиесту… Передышка? Нет, так не пойдет, на кой черт ему нужна ваша передышка!… Доктор, слушайте меня внимательно: сейчас три часа, если через пятнадцать минут он не проснется, я зову другого врача и рассказываю ему вашу историю с уколом!… Да, да, немедленно! (Вешает трубку.)

Франсуа встает и идет за своим чемоданом.

Вы уходите?

Франсуа. Да. (Подходит к кровати.) Мне здесь больше делать нечего.

Феликс (обрадованно). Конечно же, вам лучше уехать домой!…

Франсуа (наклоняется над Ральфом). Мне бы очень хотелось попрощаться с ним…

Феликс. Я ему передам, не беспокойтесь… (Протягивает Франсуа руку.) Ну, всего хорошего… счастливого пути!

Франсуа (жмет руку Феликса). Скажи ему, что… я очень рад был с ним познакомиться.

Феликс. Скажу, скажу…

Франсуа. Он хороший человек… Мне думается, я никогда не встречал такого.

Феликс. Согласен с вами, я ему это передам… до свидания!

Франсуа. Скажите, что благодаря ему я не напрасно приезжал в Мобеж, я нашел друга… Впервые за три месяца я почувствовал, что не одинок… Вот так… До свидания. (Медленно идет к двери.)

С улицы доносятся звуки «Марсельезы».

Ральф как ужаленный вскакивает с кровати и бросается к окну. Феликс и Франсуа, удивленные, оборачиваются.

Феликс (первый опомнился и кидается к Ральфу, успокаивающе). Ничего страшного, не пугайтесь, это музыканты репетируют… (Подводит его к кровати.) Ну вот, они и кончили, кончили, успокойтесь…

Ральф (потерянно). Что я… что я сделал?

Феликс. Ничего, ничего вы не сделали, вы поспали, все идет хорошо, мы в Мобеже, сейчас три часа, все идет хорошо.

Ральф (задумчиво). Мобеж… (Поворачивает голову и видит Франсуа.) Пиньон!

Феликс (поспешно). Он уходит! Он сейчас же уходит! Все решено, он уходит!…

Франсуа (Ральфу). Я хотел вам сказать, что…

Феликс (перебивает). Не трудитесь, я сам ему все скажу, прошу вас, уходите!

Стучат. Феликс и Франсуа поворачиваются к двери.

Франсуа. Войдите.

В дверях появляется Луиза. Она в костюме наездницы.

Луиза!…

Луиза. Здравствуй, Франсуа. (Ральфу и Феликсу.) Мсье…

Ральф и Феликс не отвечают. Они смотрят на Луизу с бесстрастными лицами. Франсуа тоже спокоен.

Луиза (после небольшой паузы, к Франсуа). Я думала, ты один… Я… я приехала из манежа… (Показывает на чемодан Франсуа.) Ты уезжаешь?

Феликс. Да-да, он уезжает!…

Франсуа (как бы просыпаясь). Вовсе нет, ничего подобного! (Берет чемодан и идет к шкафу.)

Ральф и Феликс, застыв на месте, провожают его взглядами.

Ральф (ледяным тоном). Что вы делаете, Пиньон?

Франсуа (ставит чемодан в шкаф и поворачивается к Ральфу и Феликсу). Так, все отлично, благодарю вас за компанию.

Феликс (холодно). Что?

Франсуа. Я говорю вам: до свидания, до скорого свидания!

Ральф и Феликс смотрят друг на друга.

Феликс (подходит к Франсуа, угрожающе). Ну нет, погоди-ка минутку!…

Ральф (удерживает Феликса). Брось! (К Франсуа.) Вы помните ваше обещание?

Франсуа. Простите?

Ральф. Относительно комнаты.

Франсуа (нервничает). Послушайте, вы меня извините, но моя жена здесь, вы сами видите, сейчас не время!… (Луизе.) Располагайся, моя дорогая, эти господа сию минуту уйдут.

Луиза. Я ненадолго, Франсуа, только на пять минут.

Ральф (вымученно). Вы обещали оставить мне номер!…

Франсуа. Да, ну и что, я немного поговорю с моей женой, вы подождете в баре, и я вам дам знать, когда мы кончим! (Подталкивает Ральфа к двери.) Идите, до свидания, до скорого!…

Ральф (останавливается на пороге). Сейчас пять минут четвертого, если в три пятнадцать… (Уходит.)

Франсуа. Ладно, договорились, согласен! (Выпихивает Феликса за дверь.) Идите, идите, до свидания!… (Захлопывает за ними дверь и поворачивается к Луизе.) Они немного надоедливые, но симпатичные.

Луиза. Кто они?

Франсуа. Друзья.

Луиза. Я не очень поняла, зачем им нужна твоя комната?

Франсуа. Ну, мы договорились, это не важно… Им нужна эта комната на несколько минут около четырех, я очень рад, что могу оказать им услугу– Знаешь, они замечательные ребята, возможно, у них немного хмурый вид, но ты не представляешь, сколько они сделали для меня… Они так деликатны, так терпеливы…

Дверь широко распахивается, и появляется Феликс. Он бросает подозрительный взгляд на Франсуа и Луизу и пересекает комнату размеренным шагом.

Франсуа (удивлен). Вы что-нибудь забыли?

Феликс не отвечает, берет чемодан Ральфа, снова бросает подозрительный взгляд на Франсуа и Луизу и таким же размеренным шагом выходит из комнаты.

Франсуа. О чем я говорил?… А, да, особенно второй, очень вежливый… он тоже коммивояжер…

Луиза (пытается его прервать). Франсуа…

Франсуа. И безусловно, по продаже предметов роскоши, думаю, парфюмерии. В нем есть нечто сдержанное, изысканное… а его рубашка, ты видела его рубашку? Натуральный шелк, мушкетерские манжеты и воротник ручной вышивки, точно могу тебе сказать, эта рубашка стоит не менее ста пятидесяти франков…

Луиза (прерывая его). Франсуа, я тороплюсь.

Франсуа. Да-да, прости, дорогая, я говорю, говорю… Я так рад, что ты пришла…

Луиза. Я не хотела приходить и очень обижена на тебя, что ты принудил меня.

Франсуа. Что? Я не принуждал тебя!

Луиза. Прошу тебя, Франсуа, мне все твердят, что ты выбросился в окно, что значит эта комедия?

Франсуа. Это не комедия, Луиза, это серьезно.

Луиза. Ты выбросился из окна?

Франсуа. Нет, но… я повесился на колонке в ванной.

Луиза. Что?

Франсуа. Я повесился на колонке на веревке от форточки.

Луиза. И ты находишь это серьезным?

Франсуа. Луиза, клянусь тебе самым дорогим, что у меня есть, я это сделал не шутки ради.

Луиза. Прошу тебя прекратить эти фокусы, ни к чему это, уже надоело.

Франсуа. Я хочу, чтобы ты поняла, что после твоего отъезда из Пуасси я больше не живу!

Луиза. А я больше не живу с тех пор, как ты заявился в Мо-беж!

Франсуа. Да, эти путешествия нам не принесли удачи. Если бы ты осталась в Пуасси, все было бы прекрасно.

Луиза. Но я уехала, и это окончательно, и хочу, чтобы ты оставил меня в покое.

Франсуа. Нет, я тебя люблю, Луиза, и ты вернешься в Пуасси, потому что ты не можешь меня вот так вот просто оставить. Я выделываю идиотские штуки эти три месяца: плачу над твоей фотокарточкой, пишу тебе письма и рву их, слушаю целыми днями пластинку «Капри, все прошло…». Ты вернешься, Луиза, потому что я больше не могу работать, я превращаюсь в бездельника. У меня на складе лежат товары с сентября, продавцы галантереи с Юго-Запада и с Севера требуют нижнее белье уже два месяца, я получил три оскорбительных письма из Шарлевиля, шестьсот двадцать пять плавок-«кенгуру» с карманом лежат у меня в гостиной на буфете. Ты вернешься в Пуасси, Луиза, ты не можешь меня оставить в таком состоянии.

Луиза. Не волнуйся, Франсуа, прошу тебя…

Франсуа. Все разладилось с твоим отъездом, все из рук вон плохо. Вчера оторвалась кухонная дверь!

Луиза. Как оторвалась?

Франсуа. Не знаю, петли сорвались… и щенок у Лефевров сдох, его раздавил почтовый грузовичок.

Луиза. Ну это уж не из-за моего отъезда!

Франсуа. Не знаю… Могу только тебе сказать, что неприятности со всех сторон…

Луиза. Надо, чтобы за тобой кто-нибудь, ухаживал, ты в таком подавленном состоянии.

Франсуа. Нет, я не хочу, чтобы за мной ухаживали, я хочу, чтобы ты вернулась.

Луиза. Об этом не может быть и речи, и мне надо сейчас же уходить. Если Эдгар узнает, что я пришла сюда, он рассердится, он уверен, что я в манеже.

Франсуа. Не говори мне об этом типе, пожалуйста.

Луиза. Он прекрасно все понимает, знаешь, он постоянно имеет дело с людьми в состоянии депрессии, ведь это его профессия – лечить их…

Франсуа. Если я правильно понимаю, он становится нашим семейным врачом.

Луиза. Поставь себя на мое место, Франсуа. Я оказалась в очень затруднительном положении. Ты молчишь три месяца, и вдруг как сумасшедший врываешься в Мобеж… Я не знала, как поступить, поэтому, когда он мне предложил…

Франсуа. Он плохой человек, этот Вольф.

Луиза. Почему?

Франсуа. Он плохой человек, это сразу видно, в нем нет тонкости… деликатности…

Луиза. Франсуа, умоляю тебя…

Франсуа. И тебе надо было ему сказать, что рубашки с воротниками на пуговице вот уж два года как не носят.

Луиза. Если ты позвал меня сюда для того, чтобы говорить о нем плохо, то мне лучше уйти… (Направляется к двери.)

Франсуа (удерживает ее). Нет, подожди!… Он тоже говорил много плохого о нас с тобой.

Луиза. Что?

Франсуа. Он рассказал мне о нашей семейной жизни – то, что ты не решалась сказать мне, когда мы были вместе, он мне все выложил, только что…

Луиза. Что ты плетешь?

Франсуа. И он оплевал все: вечера в нашем особнячке в Паусси, Баллюшона, наше свадебное путешествие, наши отпуска – все.

Луиза. Странно, мы никогда с ним о тебе не говорим!

Франсуа. Пять лет между Баллюшоном и телевизором, вот как он определил наше счастье.

Луиза. Но пойми же, повторяю, мы о тебе никогда не говорим!

Франсуа. И все же он очень осведомлен.

Луиза. Нет, этого не может быть! (Делает несколько шагов по комнате, явно озадаченная.)

Звонит телефон.

Франсуа (снимает трубку). Алло?… Нет, нет, я не кончил, еще не прошло и пяти минут!… Я же сказал вам, что сообщу, вы в баре?… Тогда выпейте что-нибудь за мой счет и оставьте меня в покое еще две секунды. (Вешает трубку и поворачивается к Луизе.) Это коммивояжер парфюмерной фирмы, мне надо было бы позвать его сюда, он присутствовал при той сцене, и у него тоже сложилось свое мнение о Вольфе.

Луиза. Теперь я вспомнила, это было в Париже, во время моего лечения. Конечно же, я ему все рассказала, но у него на приеме. Он искал причины моей депрессии, просил меня все ему рассказать.

Франсуа. Возможно, не стоило ему говорить, что я мрачный тип.

Луиза молчит. Франсуа садится на кровать.

Луиза (после небольшой паузы). И он тебе все передал?…

Франсуа. Да, похоже, он перечитал твою медицинскую карту перед приходом сюда.

Луиза (задумчиво). О, негодяй.

Франсуа (печально). После.его визита мне не хотелось больше тебя видеть.

Луиза. Не надо на меня обижаться, понимаешь, я тогда была очень подавлена, мне все казалось мрачным…

Франсуа молчит.

(Немного поколебавшись, подходит к нему.) Знаешь, ты не думай, что мне безумно весело в Мобеже.

Франсуа (поднимает голову). Что ты сказала?

Луиза. Я говорю, что мне вовсе не так весело в Мобеже.

Франсуа. Не может быть!

Луиза. А почему тебя это удивляет?

Франсуа. Потому что мне сказали, что это очень веселый город, когда его знаешь.

Луиза. Кто тебе это сказал?

Франсуа. Вольф.

Луиза. Сам он не страдает депрессией, это уж точно можно сказать.

Франсуа. Ты утешаешь меня, это невозможно, чтобы ты здесь скучала, ты ведешь светскую жизнь, выезжаешь, ездишь верхом!

Луиза (безрадостно). Да, я езжу верхом.

Франсуа. К тому же у Вольфа связи, он, наверно, устраивает торжественные обеды, приемы, тебя увлек этот вихрь!…

Луиза. Если ты в Мобеже обнаружишь хоть одну женщину в таком вихре, сообщи в туристическое бюро, оно организует к ней экскурсии.

Франсуа. Но гости-то у вас бывают. Эдгар не включает по вечерам телевизор?

Луиза. Почему нет? К тому же у нас цветной, мы, конечно, смотрим его.

Франсуа. А друзья, друзья у Вольфа есть?

Луиза. Да, Носберг. Иногда мы приглашаем доктора Носберга. Это друг Эдгара по институту… невропатолог в мобежской больнице. Он славный малый, немного странный, но славный. Он защитил диссертацию на тему: «Чувственность королевы Виктории». Эдгар говорит, что он немного шизик.

Франсуа. Ну, а по совести, кто смешнее, Баллюшон или Носберг?

Луиза. Не знаю, по-моему, оба. Баллюшон рассказывает о немецком концлагере, Носберг – о королеве Виктории, для женщины и то и другое одинаково увлекательно… (Смотрит на часы.) Четверть четвертого, мне надо уходить, Франсуа.

Франсуа. И все же он путешествует с тобой, вы не сидите безвыездно в Мобеже, вы хоть проветриваетесь немного?

Луиза. В прошлый месяц ездили в Анвер, на съезд психиатров.

Франсуа. Это же прекрасно, Анвер! Прогулки на катере, легкие ужины в порту…

Луиза. Представляешь, легкие ужины в порту с тремястами психиатрами…

Франсуа. Что?

Луиза. А если точно, то с тремястами восемьюдесятью двумя.

Франсуа (после паузы). Надо же!

Луиза. Но все это не имеет значения. Когда живешь с человеком, приспосабливаешься к нему, понимаешь? Ты был коммивояжером по рубашкам, я интересовалась рубашками…

Франсуа. А сейчас ты интересуешься смирительными рубашками? Я нахожу все же, что ты слишком быстро приспосабливаешься.

Луиза. Все женщины так, Франсуа.

Франсуа (делает несколько шагов по комнате, смущенный). Тогда я не понимаю.

Луиза. Чего?

Франсуа. Зачем ты губишь себя в этой дыре с этим ненормальным, у него есть какие-то скрытые достоинства, а?

Луиза. Нет, не думаю, чтобы у него были скрытые достоинства… или он их слишком глубоко прячет.

Франсуа. Зачем?

Луиза. Не знаю…

Франсуа. Как это – ты не знаешь?

Луиза. Я не задумывалась над этим… все не так просто, знаешь…

Франсуа. Луиза, прошу тебя самую малость, постарайся мне объяснить.

Луиза (после паузы). Это, наверное, потому, что я не поняла… Ведь если женщина любит в течение трех месяцев и на все готова, это значит: она выбрала и должна остаться с ним навсегда. Вот чего я не поняла. Я пришла к Вольфу, влюбилась, это еще было не серьезно, но вдруг я его выбрала навсегда, сама не знаю почему… А сейчас я должна за него держаться, потому что не могу же я всю жизнь перескакивать от коммивояжера к психиатру, от психиатра – к инженеру, от инженера – к хозяину манежа…

Франсуа (подозрительно). При чем здесь хозяин манежа?

Луиза. Я просто так сказала – хозяин манежа, с таким же успехом могла сказать художник, преподаватель бриджа…

Франсуа. Нет, ты только что оттуда и, возможно, не случайно говоришь мне о хозяине манежа.

Луиза. Франсуа, прошу тебя, это глупо, не будешь же ты мне сейчас устраивать сцену ревности!…

Франсуа. Что у тебя с ним?

Луиза. Да ничего!

Франсуа. Ты клянешься мне?

Луиза (после небольшой паузы). Хорошо, так вот, он влюбился в меня, но я здесь ни при чем. Он хочет продать свой манеж и увезти меня в Либурн, к родителям. Конечно, я туда не поеду.

Франсуа. В Либурн?

Луиза. Да, в Либурн, в департаменте Жиронда.

Франсуа. Но ты так объездишь всю Францию!

Луиза. Нет, конечно, я не поеду ни в Либурн, ни в Паусси, я остаюсь в Мобеже. {Идет к двери.)И сейчас мне надо домой…

Франсуа. О нет, не уходи, я еще не кончил!

Луиза. А я кончила, Франсуа, и ты знаешь все, что хотел узнать! Эдгар – не волшебный принц, Мобеж – город скучноватый, и я – самая обыкновенная женщина… И верь мне, я сама удивляюсь, что сказала тебе все это. Я должна была тебе сказать, что Эдгар – фантастический любовник, что живу я как в сказке. Так вот, я не живу как в сказке, и в Эдгаре нет ничего фантастического. Это толстый славный малый, который изучает мое подсознание уже три месяца и который узнал о нем намного меньше, чем ты сегодня за десять минут… Такие вот дела, а сейчас ты отпустишь меня и не станешь больше делать глупости, не стоит. Драмы, самоубийство – это не поможет, обещаю тебе. (Опять идет к двери.)

Франсуа. Подожди…

Луиза останавливается.

(Открывает свой чемодан и достает оттуда маленький пакет, завернутый в белую бумагу.) Это миндальное печенье, я привез его тебе из Экса три месяца назад… Оно еще хорошее.

Луиза (подходит к Франсуа, глядя на чемодан, открытый так, что виден публике.) Это твои брюки так скомканы? (Ласково.) Послушай, можно подумать, это тряпка… (Берет брюки и старается придать им форму.) Сразу видно, что ты сам складывал вещи в чемодан.

Франсуа (печально). Да, и ты знаешь почему.

Луиза (с нежностью). Ты должен был по крайней мере повесить их, Франсуа, это же альпага… (Вешает брюки в шкаф.)

Франсуа (печально). Альпага так мнется.

Луиза. Как ты там обходишься один? У тебя есть кто-нибудь, кто ухаживает за тобой?

Франсуа. Нет.

Луиза. А надо… Ты не можешь оставаться один…

Франсуа. Я знаю, что ты вернешься, ты вернешься, потому что я люблю тебя, Луиза, и ты не можешь меня так оставить.

Луиза. Франсуа, не начинай все сначала, прошу тебя…

Франсуа. Нет, ты не можешь со мной так поступить.

Открывается дверь, и входит Вольф. Он удивлен, увидев Луизу.

Вольф. Что ты здесь делаешь?

Луиза. Ну… а ты?

Вольф. Я пришел разбудить твоего мужа. Целый день я торчу в этом отеле! (К Франсуа.) Здравствуйте, мсье. (Окидывает взглядом комнату.) Где он?

Луиза. Кто?

Вольф. Твой муж, где он?

Луиза. Что с тобой, Эдгар?

Вольф. Как это, что со мной?

Луиза. Почему ты меня спрашиваешь, где мой муж?

Вольф. Да чтобы разбудить его, я недавно ему сделал нерво-успокаивающий укол.

Луиза. Что?

Вольф. Инъекция транквилизатора… Обычно ее хорошо переносят, но похоже, она его совсем оглушила. Если хочешь знать мое мнение, этот тип к тому же еще и алкоголик.

Франсуа (возмущенно). Ничего подобного!…

Вольф. Он проснулся? Где он?

Франсуа. В баре.

Вольф. Что я говорил! (Луизе.) Я просил тебя не приходить сюда, ты уже ничем не можешь помочь этому жалкому типу.

Франсуа (взбешен). Я запрещаю вам так говорить!

Луиза. Что с тобой, Эдгар, ты сошел с ума?

Вольф. Нисколько!… А вы оба в своем уме?

Франсуа (Луизе). Это я виноват, тут недоразумение, оставь нас вдвоем на пять минут, я с ним потолкую.

Луиза. Недоразумение?

Франсуа (выталкивает Луизу за дверь). Да, подожди в холле, мне надо с ним поговорить.

Луиза уходит. Франсуа закрывает дверь.

Вольф (удивленно). Почему вы с моей женой на «ты»?

Франсуа. Сядьте.

Вольф (повышая голос). По какому праву вы говорите моей жене «ты»?

Франсуа. Потому что она моя жена. Это я Франсуа Пиньон.

Вольф. Что?

Франсуа. Недавно вы по ошибке сделали укол моему другу, коммивояжеру парфюмерной фирмы.

Вольф. Что такое?

Франсуа. Произошло недоразумение, это я Пиньон.

Вольф (не веря). Что это еще за история?

Франсуа. Слишком долго объяснять, да и неинтересно… Не говорите об этом Луизе, думаю, и без того все нелепо получается.

Вольф. Но я же сделал укол человеку, упавшему из окна!…

Франсуа. Он это сделал не нарочно, а вы чуть было его не уморили. И советую вам убираться отсюда как можно скорее, потому что он сейчас придет, а он не в восторге от вас.

Вольф. Но… почему вы ничего мне не сказали тогда?

Франсуа (смущенно). У меня были на то причины.

Вольф. Какие причины?

Франсуа. Это вас не касается.

Вольф. Знаете, я догадываюсь.

Франсуа. Что?

Вольф. Я заговорил о вас, и вас это заинтересовало. Вы побуждали меня продолжать, потому что вам было приятно слушать о себе гадости.

Франсуа. Я не прошу у вас консультации…

Вольф. Я ее дам. Это типичное поведение… мазохистское и патологическое. Я понимаю, вам неприятно, что об этом узнает ваша жена.

Франсуа. Да катитесь вы…

Вольф. Вы задавали мне вопросы о себе, о ней, о вас обоих и ждали, чтобы я вас оскорбил. Остерегайтесь, старина, вы явно находили в этом удовольствие, а это пахнет садомазохистскими наклонностями.

Франсуа. Вот уже три месяца, как я задаю себе эти вопросы.

Вольф. Возможно, но если бы меня оставила жена, я бы ни за что не пошел спрашивать у ее любовника, что он думает обо мне. Это унизительно.

Франсуа. Подождите, когда это с вами произойдет, тогда увидим.

Вольф. Нет, ничего вы не увидите, потому что этого не произойдет, сразу же разуверяю вас.

Франсуа. Я тоже так думал целых пять лет. А потом узнал, что я ей казался унылым.

Вольф. Ну, а кто виноват, старина? Надо было вести себя так, чтобы ей с вами было веселее. Я же вот стараюсь, чтобы она не скучала!

Франсуа. О да!

Вольф. Конечно, когда любишь женщину, необходимо все время быть начеку. Главное, когда хочешь соблазнять, не теряй бдительности.

Франсуа. Да, это так.

Вольф. Мне жаль, что я был столь откровенен с вами, но надо признать и то, что вы сами добивались этого. Никогда не вызывайте людей на откровенность, Пиньон, такова мораль этой истории. Вот так. А теперь советую вам уехать из Мобежа, здесь вам больше делать нечего. (Направляется к двери.)

Франсуа. Она как раз рассказывала мне о Мобеже. Вольф (останавливается). Что такое?

Франсуа. У нас было время немного поболтать, она рассказала мне о своей жизни в Мобеже, о вечерах в клинике, о вас…

Вольф. Не пройдет, старина. Это меня не интересует. (Снова направляется к двери.)

Франсуа. И о Носберге тоже. Она много рассказывала о Носберге.

Вольф (снова останавливается). О Носберге?

Франсуа. Да, вашем однокурснике Носберге, психиатре…

Вольф. Не понимаю, зачем ей надо было рассказывать вам о Носберге!…

Франсуа. Рассказывала же она вам о Баллюшоне.

Вольф. Но между ними нет ничего общего, Баллюшон – это дурак, а Носберг…

Франсуа. Шизофреник.

Вольф. Она вам сказала, что Носберг?…

Франсуа. Нет, не она, а вы. Вы должны узнать свой словарь. Она только сказала, что он не менее чудаковат, чем Баллюшон… Впрочем, между нами, старина, не мне вам давать советы, но типа, который разглагольствует о чувственности королевы Виктории за столом, не стоило бы больше принимать.

Вольф. Но что все это значит? Носберг блестящий малый, он получил третье место на выпускном конкурсе в аспирантуре при психиатрических клиниках.

Франсуа. А Баллюшон четыре раза бежал из концлагеря, один раз даже переодетый женщиной, и если бы вы его знали, вы оценили бы его достоинства.

Вольф (после небольшой паузы, вяло). Что она еще сказала?

Франсуа (поднимает телефонную трубку). Алло! Соедините меня с баром, пожалуйста… Можете ли вы сказать мсье из двадцать четвертого, чтобы он поднялся в номер?… Спасибо. (Вешает трубку.)

Вольф смотрит на него, не двигаясь с места.

Так, а теперь уходите, с меня довольно.

Вольф. Что она еще сказала?

Франсуа. О, ничего интересного, ее жизнь эти три месяца была не очень увлекательной.

Вольф. Что?

Франсуа. Уж не думаете ли вы и вправду, что верховая езда и цветной телевизор приведут ее в восторг?

Вольф. Но ведь есть и другое, наконец!… Три недели тому назад мы были еще в Анвере!

Франсуа. Да, знаю.

Вольф (не очень уверенно). А, она вам и об этом рассказывала? (Повышая голос.) Все было так удачно, Анвер – великолепный город, я водил ее по старым кварталам, мы ужинали в порту…

Франсуа. Но все было не очень интимно, как она мне сказала.

Вольф. Как это, не очень интимно? Конечно, со мной было несколько коллег…

Франсуа. Триста восемьдесят два – если говорить точно.

Вольф (сникнув). Да, но… все же было прекрасно.

Франсуа. Хорошо, давайте подведем итог, если вам угодно: Мобеж – унылый, Носберг – унылый, Анвер – унылый, лошадь – унылая, только вы один не унылый.

Вольф (еще более сникнув). Да?

Франсуа. Да, да, вы – славный малый.

Вольф. Она это сказала?

Франсуа. Толстый славный малый.

Вольф (повышая голос). Но она больна, эта женщина!

Франсуа (грубо). Именно поэтому, она и обратилась к вам, так ведь?

Вольф (глухо). Я думал, что уже вылечил ее.

Франсуа. Я тоже.

Вольф (идет к двери, взбешен). Сейчас я скажу пару слов мадам Пиньон!…

Вольф открывает дверь и сталкивается с Ральфом и Феликсом. Ральф толкает Вольфа обратно в номер.

Феликс (указывая на Вольфа). Это он?

Ральф. Да. (Подходит к Вольфу.) Какую гадость вы мне влили?

Вольф (пятится от Ральфа). Я очень огорчен, вышло недоразумение… (Идет к двери). Прошу вас, извините меня…

Феликс толкает Вольфа к Ральфу.

Ральф (грубо). Что вы мне влили?

Вольф. Да отстаньте наконец, что это такое!…

Ральф (кричит). Что вы мне влили?

Вольф (подскакивает). Гм… Ничего особенного. Фенилэтилме-тилбутазолин.

Ральф. И как долго он действует?

Вольф. Это зависит от человека, не знаю, час, два… А что, вы себя плохо чувствуете?

Франсуа (Ральфу). Вам что, нехорошо, мой бедный старина?…

Феликс. Ему трудно сосредоточиться, перед глазами все как в тумане, он ничего не видит.

Вольф. Ну, это не так страшно…

Ральф. О, вы находите?

Вольф. Это может вам помешать только в случае работы, требующей точности или быстрой реакции. Раз вы коммивояжер, то нечего и беспокоиться, постарайтесь только в ближайшие два часа не садиться за руль… (Идет к двери.) Ну, а теперь извините меня, меня ждет моя жена…

Ральф (кидается к Вольфу и хватает его за куртку, ледяным тоном). Слушайте внимательно, доктор, советую вам поставить меня на ноги как можно скорее.

Вольф. Но…

Ральф. Вы мне сделали укол по ошибке, и у меня есть свидетели.

Феликс. Предупреждаю, мы будем жаловаться.

Вольф (поочередно смотрит то на Ральфа, то на Феликса, которые преграждают ему дорогу, и поворачивается к Франсуа).В том, что я сделал вам укол, виноват этот господин…

Франсуа. Приходилось мне встречать врачей, которые не попадали иглой в вену, но чтобы врач принял здорового человека за больного – такого я еще не видывал!

Вольф (открывает свой портфель, Ральфу, с возмущенным видом). Садитесь!

Ральф садится на кровать.

(Достает молоточек для проверки рефлексов). Положите ногу на ногу!

Ральф подчиняется. Вольф ударяет со всей силой ему по коленке.

Ральф (морщится). Вы что, хотите сломать мне ногу? Вольф. Обычно у вас хорошие рефлексы?

Ральф. Я бы вам это доказал в другое время.

Феликс. Конечно, у него хорошие рефлексы!

Вольф (Ральфу). А прививки у вас все сделаны?

Ральф. Какая связь?

Вольф. Никакой… Простите, это по привычке. (Достает из портфеля коробочку с таблетками.) Примите таблетку амфетамина – и к четырем часам все будет в порядке. (Дает коробочку Ральфу.) Позвоните мне, как идут дела.

Луиза (входя). Вы кончили? (Замечает Ральфа и Феликса.) О, простите…

Вольф. Да, я кончил. (Со злостью закрывает свой портфель и направляется к выходу.) Ты сможешь рассказать мне теперь о твоей жизни в Мобеже!

Луиза. Что?

Вольф берет ее за руку и уводит.

Франсуа. Луиза!

Луиза останавливается на пороге и поворачивается к Франсуа.

Не оставайся с этим болваном, моя дорогая, иди собери свои вещи, я тебя жду!…

Вольф вытаскивает Луизу в коридор и с треском захлопывает дверь.

Франсуа. Какой скот этот тип! Но какой скот!

Ральф. Итак, мне кажется, теперь все ваши проблемы решены, Пиньон!

Франсуа (улыбаясь). Подождите, подождите, я все вам расскажу, но сначала сообщу вам нечто для вас приятное: у меня совсем нет желания умереть.

Ральф. Нет, вы ничего не будете рассказывать…

Франсуа направляется к ванной.

Куда вы?

Франсуа. Принести вам воды запить таблетку.

Ральф. Нет!

Франсуа заходит в ванную.

Феликс. Я выкину его чемодан.

Ральф. Да, и поскорее.

Феликс берет чемодан Франсуа и делает шаг к двери.

Франсуа (выходя из ванной со стаканом воды в руке.) Надо позвать гарсона, опять начало течь, я промочил ноги.

Ральф (Феликсу). Быстро иди вытри, иначе протечет на нижний этаж!

Феликс бросает чемодан и бежит в ванную.

Франсуа. Зачем, не надо, гарсон сам ото сделает…

Ральф. Оставьте в покое гарсона, он сегодня достаточно поработал!

Франсуа. Тогда я сам сделаю это, какой смысл…

Ральф. Вы тоже достаточно поработали!

Франсуа (протягивает стакан с водой Ральфу). Выпейте лекарство, у вас неважный вид.

Ральф глотает таблетку.

Я вел себя с Вольфом грубо, и это здорово…

Феликс (появляется в дверях ванной с мокрой половой тряпкой в руках). Бак прохудился, из него понемногу капает, если бы у меня был инструмент, я бы запаял. Это пустячное дело.

Франсуа. Вы можете заткнуть дыру половой тряпкой.

Феликс. Да, но это ненадолго. А с хорошим паяльником дела-то всего на две минуты.

Ральф (прерывая его). Вы поговорите о водопроводных работах по дороге, а сейчас бери его чемодан и уводи его.

Феликс. Пошли! (Бросает тряпку в ванную комнату и направляется к чемодану Франсуа).

Франсуа. Нет-нет, я не могу уйти сейчас.

Феликс застывает на месте.

Ральф. Сейчас половина четвертого, Пиньон, еще час назад вы обещали оставить мне этот номер, так будьте сейчас любезны…

Франсуа. Но почему вам необходима именно эта комната?

Ральф и Феликс переглядываются.

Ральф. Какая разница – зачем? Я прошу вас оказать мне услугу…

Франсуа. У вас здесь свиданье? Вы кого-нибудь ждете?

Ральф. Вот именно, у меня здесь свиданье!

Франсуа. В котором часу?

Ральф. Сейчас, в данный момент, он должен подойти с минуты на минуту.

Франсуа. Свидание деловое?

Ральф. Да.

Франсуа. Хорошо, подождем его вместе, и как только он появится, я уйду! Спущусь в бар, как и вы!… Мне тоже иногда приходится встречаться с оптовиками в отеле, и если у меня есть сосед по комнате, я ему говорю: «Прогуляйся, любезный»… Надо смотреть на вещи просто! Скажу больше, если бы я сегодня ждал клиента, то не стал бы просить вас прогуляться! Я считаю, что теперь мы достаточно близко знакомы, чтобы стесняться при свидании по служебным делам. Я сказал бы, что вы мои коллеги и что при вас можно говорить все, а если бы это ему не понравилось…

Ральф. Почему вы не уходите, Пиньон?

Франсуа. Держитесь за что-нибудь, у меня для вас важная новость: возможно, она вернется.

Ральф и Феликс не реагируют. Они невозмутимо смотрят на Франсуа.

Объясняю в двух словах: я поставил их обоих в затруднительное положение, причем совершенно ненамеренно… После того что я выложил Вольфу, он должен быть очень настроен против нее, и если он такой дурак, каким я его считаю, то станет невыносимым. Тогда что же она сделает, бедняжка? По-вашему, что она сделает?

Ральф и Феликс молчат.

Если она будет выбита из колеи, к кому же ей обратиться?… Конечно, к своему мужу! И это совершенно естественно, согласны? (Идет к окну.) Теперь вы видите, мне лучше остаться здесь: она может позвонить мне или прийти сюда… Я побуду с вами часок, если это вас не побеспокоит. Ральф и Феликс молча смотрят друг на друга. (Улыбается Ральфу.) Знаете, я ей много о вас говорил. И вы ей очень понравились. Она вас мельком видела, но сразу сказала мне: «Он обладает природным изяществом, этот человек». А она действительно разбирается в людях и очень редко ошибается… Да, за исключением Вольфа, конечно, но это совсем другое дело… Не понимаю, как она могла влюбиться в этого типа; вам не кажется, что они совсем не пара?…

Ральф (прерывая его). Раз вы остаетесь здесь, может, пойдете подотрете пол в ванной?

Франсуа. Что? Ну конечно! (Идет к ванной комнате и поворачивается к Ральфу и Феликсу.) Вам не хочется выпить чего-нибудь?

Ральф. Нет, спасибо.

Франсуа. А то давайте закажем что-нибудь, я буду пить «Американо». Выпьем по стаканчику, расслабимся…

Франсуа входит в ванную комнату. Феликс взглядом спрашивает Ральфа, Ральф утвердительно кивает головой. Феликс достает револьвер и молча идет к ванной. Стук в дверь. Феликс быстро прячет револьвер. Франсуа появляется в дверях ванной.

Ральф (напряженно). Кто там?

Гарсон (за сценой). Гарсон.

Ральф открывает дверь. Входит Гарсон.

Ральф. Ну, что еще?

Гарсон. Вода протекла на нижний этаж и затопила клиента из четырнадцатого номера.

Ральф. Ну и что?

Гарсон. Так вот, идите взгляните на его ванную! Потолок в таком состоянии… А три месяца назад делали ремонт…

Ральф. Надеюсь, ваш отель застрахован?

Гарсон. Да, но клиент внизу очень недоволен, его туалетный несессер попал под настоящий водопад! А он его не застраховывал. К тому же несессер был раскрыт, и внутри он шелковый. Вода и шелк, представляете, что там получилось!

Ральф (нервничая). Хорошо, чего же он хочет?

Франсуа. Хочет, чтобы ему возместили убыток, я так думаю.

Гарсон. Вот именно. И если вы к нему сейчас не спуститесь, он заявится сюда сам!

Ральф (Феликсу). Займись этим.

Феликс идет к двери, но Франсуа его задерживает.

Франсуа. Нет, не вы, ни в коем случае. Это я виноват, мне и улаживать. (Гарсону.) Пойдемте уладим это. (Ральфу и Феликсу.) Я сейчас вернусь…

Франсуа и Гарсон уходят.

Феликс (со злостью толкает ногой кресло). Ничего не поделаешь, этот кошмарный тип будет трепать нам нервы до конца!

Ральф большими шагами ходит по комнате.

Не могу больше его выносить, не могу!…

Ральф молчит.

Феликс (подходит к Ральфу). Его надо здесь прикончить, другого выхода нет… перед самым появлением процессии я его уберу, а вы сделаете свою работу.

Ральф (отсутствующе). Да…

Феликс. Другого выхода нет, если этого не сделать, в последнюю минуту он нам еще подложит свинью.

Ральф (отсутствующе). Пиньон… Франсуа Пиньон, коммивояжер фирмы мужских рубашек.

Феликс. Ну и что вы решаете?

Ральф (загадочно улыбается). Пиньон!…

Феликс. Я его затащу в ванную комнату, чтобы вам не мешать, вы ничего не услышите.

Ральф. Франсуа Пиньон!

Франсуа (входит возмущенный). Этот тип снизу невозможный, знаете, сколько он запросил за свой несессер? Сто пятьдесят франков! Сто пятьдесят франков за старое барахло. Но я ему сказал: «Это не несессер, а рюкзак, что вы в нем носите, лук порей?»

Ральф. Она звонила.

Франсуа. Что вы сказали?

Ральф. Она только что звонила, ждет вас в четыре часа в кафе на вокзале.

Франсуа (беззвучно). Не может быть…

Ральф. Да, она порвала с Вольфом и хочет видеть вас.

Франсуа. Порвала с Вольфом?

Ральф. Да, они поругались, выходя отсюда. Она вас ждет на вокзале.

Франсуа на мгновение застывает потрясенный.

Феликс (дергает его за рукав). Я провожу, но надо поторапливаться, у меня и без вас дел хватает.

Франсуа (очнувшись). Да, надо торопиться! (Бежит к своему чемодану, но внезапно останавливается.) Это не розыгрыш, а?

Ральф (холодно). Я похож на шутника?

Франсуа. Нет, простите меня… Я никак не могу понять, это… это так… (Смеется.) О нет… О нет… Это так… (Обнимает Феликса и целует его.)

Феликс (вырывается). Ладно, ладно…

Франсуа (подходит к Ральфу, сияющий). Хочу вас тоже поцеловать, вы настолько… вы настолько…

Ральф (отстраняется). Вы поблагодарите меня позднее, торопитесь.

Феликс. Ну идем?

Франсуа. Да, идем… (Берет из шкафа брюки и, скомкав, бросает в чемодан.) Я знал, она не могла со мной так поступить, знал, что она вернется! (Закрывает чемодан и осматривает комнату.) Я ничего не забыл?

Ральф. Нет.

Франсуа (берет в руки чемодан и подходит к Ральфу). Не знаю, как вас благодарить за…

Ральф (прерывая его). Не за что, до свидания.

Франсуа. Мне надо много вам сказать… Я вам позвоню из вокзального кафе…

Ральф. Договорились. (Толкает Франсуа к двери.) До свидания.

Франсуа (идет к двери в сопровождении Феликса и снова останавливается, Ральфу). Я даже не знаю вашего имени!

Ральф. Феликс вам даст мои координаты в машине, а сейчас поторапливайтесь.

Франсуа мгновение колеблется, затем поворачивается и кладет чемодан на кровать.

Что еще опять?

Франсуа раскрывает чемодан.

Феликс. Господи, скорее, уже без двадцати четыре!

Франсуа (достает из чемодана стопку рубашек). Нет, у нас есть время, до вокзала всего пять минут езды. (Ральфу.)

Подождите, у меня для вас есть кое-что…

Ральф. Нет, мне ничего не надо!…

Франсуа. Какой у вас размер шеи?

Ральф. Говорю вам, мне ничего не надо.

Франсуа. Я подарю вам рубашку из теритала, с модным отложным воротничком и нагрудным карманом, какой у вас размер?

Ральф. Сейчас же спрячьте рубашки, у меня их достаточно!

Феликс. К тому же этот теритал отвратителен.

Франсуа (холодно). Простите?!

Феликс. Это же синтетика, теритал.

Франсуа. Я, конечно, извиняюсь, что говорю вам это, но все мы во власти смешного предрассудка. Теритал – это великое открытие в области легких тканей для рубашек…

Феликс (упрямо). Возможно, но это синтетика.

Ральф (кричит). Довольно! (Феликсу.) Твоя машина у служебного входа?

Феликс. Да.

Ральф. Подгони машину к главному, он сейчас спустится вниз.

Феликс. Ладно. (Идет к двери.)

Франсуа (Феликсу). Человек, который носит тенниски из родиацетата, не имеет права судить о теритале.

Феликс (останавливается на пороге). Что?

Ральф (повышая голос, Феликсу). Проваливай!

Феликс уходит.

(Поворачивается к Франсуа.) Ну, быстро уберите все это!

Франсуа (роется в чемодане). Подождите, у меня где-то есть сантиметр… А, вот он! (Подходит к Ральфу с сантиметром в руке.) Наверно, у вас тридцать девятый.

Ральф (отталкивает Франсуа, который пытается ему измерить окружность шеи). Вы оставите меня в покое или нет?

Франсуа. Разрешите мне узнать ваш размер, мне это так приятно!…

Ральф (вне себя). Сороковой!

Франсуа. Надо же, не думал, что у вас такая шея.

(Вынимает рубашки.) У меня есть голубые, розовые и сиреневые.

Ральф. Мне все равно, торопитесь!

Франсуа. Дам вам голубую, она ко всему подходит. Вы видели качество? Это наш лучший сорт…

Ральф (кладет стопку рубашек в чемодан Франсуа). Ну вот, а теперь уходите!

Франсуа. У меня такое ощущение, что я что-то забыл.

Ральф (кричит). Нет! Вы ничего не забыли! Ничего!

Франсуа. Мою бритву! Конечно, мою бритву… Вы у меня ее взяли недавно, помните?

Ральф (ищет в карманах). Да.

Франсуа. Надо же, хорошо, что я вспомнил, я только ей и могу бриться… У вас нет ее?

Ральф. Ничего не понимаю, я только что положил ее в карман…

Франсуа. Наверное, она выпала из кармана, когда вы спали. (Осматривает кровать.)

Ральф (нервно). Вы купите себе новую, бритва стоит всего три франка!

Франсуа (заглядывает под кровать). О нет, простите меня, но я ей дорожу, я привык к ней! (Встает.) Может, вы оставили ее в ванной?

Ральф. Закрывайте ваш чемодан, я пойду посмотрю. (Входит в ванную комнату.)

Франсуа (закрывает чемодан, а рубашку, подаренную Ральфу, кладет на кровать, кричит). Нашли?

Ральф (за сценой). Нет!… Тут настоящий потоп!

Франсуа. Я положил вашу рубашку на кровать, не забудьте ее, когда будете уходить.

Ральф не отвечает.

Немного подумав, открывает свой чемодан, достает оттуда вторую рубашку и кладет ее рядом с первой. Поколебавшись мгновение, улыбаясь, берет обе рубашки и идет к чемодану Ральфа. Открывает чемодан, чтобы спрятать туда свой подарок, и улыбка его застывает на лице. Он медленно достает из чемодана винтовку с оптическим прицелом.

Ральф (выходя из ванной). Я не нашел ее, не знаю, где она!… (Застывает на месте, увидев винтовку.)

Франсуа. Что это?

Ральф (тихим голосом). Э, вас нельзя ни на секунду оставлять одного…

Франсуа. Но я только хотел положить две рубашки в ваш чемодан…

Ральф. Положите винтовку, Пиньон.

Франсуа. Я хотел сделать вам сюрприз… а вовсе не для того, чтобы вмешиваться в ваши дела…

Ральф (подходит к Франсуа). Ну-ка, отдайте ее мне.

Франсуа (отступает, направляя ружье на Ральфа). Клянусь вам, я сделал это не нарочно, я…

Ральф (останавливается на месте, обеспокоенно). Не стойте у окна.

Франсуа. Но… зачем вам ружье в чемодане?

Ральф. Не стойте у окна, боже мой, вас увидят с улицы!

Франсуа. Ну так отвечайте же, что вы были намерены делать с этой штукой?

Ральф. Уйдите от окна, иначе у нас обоих будут неприятности.

Франсуа (смотрит на улицу, затем на ружье). Не может быть, вы этого не сделаете!… (Отходит от окна.)

Ральф делает шаг к нему.

Нет, не двигайтесь.

Ральф. Не идиотничайте, Пиньон.

Франсуа. Но скажите мне, что это не так, отвечайте, наконец!… Мы провели вместе два часа, прониклись друг к другу симпатией! Я хотел вас пригласить к себе в Пуасси в следующую пятницу!

Ральф. Осторожно, она заряжена.

Франсуа. Что?

Ральф. Винтовка заряжена.

Франсуа. И это все, что вы хотите мне сказать?

Ральф. Тем не менее это очень важно…

Франсуа (стараясь привести в порядок мысли). Нет, подождите, подождите, я должен… Это невозможно, неужели из-за этого старались меня выставить вон!…

Ральф. Не кричите, пожалуйста!

Франсуа. Неужели из-за этого вы остались здесь со мной!…

Ральф. Феликс вас ждет внизу, не задавайте вопросов и уходите.

Франсуа. Нет, подождите… Так вы меня сняли с колонки и помешали гарсону вызвать полицию, потому…

Ральф. Уходите, Пиньон.

Франсуа. И вы позвонили моей жене, и вы упали из окна, и Вольф вам сделал укол…

Ральф (грубо). Да, вы мне осточертели за эти два часа!

Франсуа (задумчиво). Но послушайте…

Ральф. Ну вот, теперь вы все поняли, отдайте же мне винтовку.

Франсуа (после небольшой паузы). Так, значит, бедняга вы мой.

Ральф (раздраженно). Я не бедняга и не ваш, отдайте винтовку и выматывайтесь отсюда!

Франсуа. Вы, должно быть, лопались от досады эти два часа.

Ральф (идет к Франсуа, в бешенстве). Да, а теперь отдайте ее мне!

Франсуа. Нет!

Ральф продолжает приближаться.

Если вы сделаете еще шаг, я ее выброшу в окно.

Ральф (останавливается). Не делайте глупостей, Пиньон.

Франсуа. И не смотрите на меня так!

Ральф. Что?

Франсуа. Не смотрите на меня так, я вам ничего не сделал плохого, не мог же я предвидеть, что у вас в чемодане винтовка!

Ральф. Не кричите.

Франсуа. И я опять оказался недотепой в этой истории!…

Ральф. Успокойтесь, Пиньон!…

Франсуа. «Успокойтесь, Пиньон!» И всегда мне только и говорят: «Успокойтесь, Пиньон!» Я доведен до отчаяния, а мне говорят: «Успокойтесь, Пиньон!» Я нахожу на комоде записку: «Я ухожу, не сердись. Луиза», и опять: «Успокойтесь, Пиньон!» Я обнаруживаю в вашем чемодане винтовку с оптическим прицелом – и опять то же самое: «Успокойтесь, Пиньон!…»

Ральф. Вы хотите засадить меня в тюрьму?

Франсуа. Что?

Ральф. Поорите так еще – и через две минуты сюда явятся полицейские.

Франсуа (успокаиваясь, после паузы). Так вот, старина. Мы оба отсюда не выйдем.

Ральф. Почему оба, вам-то что здесь делать?!

Франсуа. У меня безвыходное положение, и вы это знаете.

Ральф. Почему безвыходное положение?

Франсуа. Конечно, подумайте, если я уйду, ничего никому не сказав, я сделаюсь вашим сообщником, а я не пойду доносить полицейским!… Нет, у меня безвыходное положение из-за дружбы, ничего не поделаешь…

Ральф (удивленно). Что?

Франсуа. Я говорю, что в безвыходном положении из-за дружбы.

Ральф. Какой дружбы?

Франсуа. Из-за нашей дружбы!

Ральф. Нашей?

Франсуа. Да, и тут ничего не поделаешь.

Ральф. Нет, вы что, больны или как?

Франсуа. Нисколько. Я знаю, что говорю.

Ральф (не веря). Но что с вами, Пиньон? Вам плохо?

Франсуа (спокойно). Да, да, я знаю, что говорю… Я раньше думал, что в моем возрасте не заводят новых друзей, а за последние два часа я в это поверил, и ваше ружье не заставит меня теперь изменить свое мнение о вас.

Ральф. Пиньон, послушайте меня…

Франсуа. Признаюсь, у меня был шок, когда я открыл ваш чемодан. Я сказал себе: «Это не из-за моей персоны он так беспокоился, ему надо было избавиться от меня к четырем часам!…»

Ральф. Но так оно и есть!…

Франсуа. Ну а теперь я говорю себе, что нужно быть снисходительным.

Ральф. Что?

Франсуа. Надо мириться со многим в жизни. Моя жена спала с психиатром, я мог бы отвернуться от нее, так нет, я плюю на это, я ее люблю и увезу домой. А вы вот держите ружье в чемодане, да, вы держите ружье в вашем чемодане…

Ральф. Пиньон, остановитесь на секунду!…

Франсуа. Надо мириться со многим, говорю вам, это так. Иначе мы проходим мимо огромного числа интересных людей и всю жизнь довольствуемся друзьями вроде Баллюшона. И живем, как обыватели. Я больше не хочу, не хочу больше не доверять людям, придираться к их мелким недостаткам и оставаться одиноким… Нет, я больше не хочу…

Ральф. Но, господи, не мое ли ружье вы считаете мелким недостатком?!

Франсуа. Говорю вам, надо быть снисходительным. Я хотел пригласить вас в Пуасси в ближайшую пятницу, и это остается в силе.

Ральф. Что остается в силе? Ну и болван же вы! Вот уже два часа, как я стараюсь отделаться от вас всеми способами!

Франсуа (важно). В жизни без снисходительности нельзя быть счастливым.

Ральф (после небольшой паузы). Уходите, Пиньон, уходите из этого отеля и не садитесь в машину Феликса, а как можно быстрее спасайтесь и забудьте обо всем, что здесь было.

Франсуа. Я уйду отсюда в четыре часа, в пять минут пятого я буду в кафе на вокзале. Я ждал ее три месяца, она вполне может подождать меня пять минут.

Ральф. Уже без пятнадцати четыре, сейчас сюда придет Феликс, и вы не сможете уйти, не делайте глупостей!…

Франсуа. Нет, нет, я не могу вас оставить.

Ральф. Но почему, господи, я ни о чем вас не прошу, вы мне не нужны!

Франсуа. Вы мне протянули руку.

Ральф. Что?

Франсуа. Вы мне помешали сделать глупость; если бы я вас сейчас оставил, я был бы последним подлецом.

Ральф. Совсем нет, говорю вам, я старался избавиться от вас! Вам понятно? Избавиться от вас!

Франсуа. Но нет же, нет.

Ральф. Феликсу было поручено отвезти вас в лес, чтобы там прикончить! Это вам ясно или нет? Поручено прикончить вас! Убить!

Франсуа (спокойно). Ну, ну, не говорите глупостей. Ральф (в отчаянии). Нет, это невозможно! Вы должны мне верить!

Открывается дверь.

Феликс (входя, очень взволнованно). Ну, что у вас здесь? Я уже десять минут… (Замечает винтовку и продолжает запыхавшись.)… торчу в машине…

Ральф. Закрой дверь.

Феликс (быстро закрывает дверь, обеспокоенно Ральфу). Все.,, все в порядке?

Франсуа (Ральфу). Скажите ему, чтобы он вернулся в машину.

Ральф (Феликсу). Скажи ему, что ты хотел отвезти его в лес, чтобы там прикончить.

Феликс (ошеломленно). Что?

Франсуа (повышая голос). Скажите ему, чтобы он вернулся в машину. (Подходит к окну.)

Ральф (Феликсу). Иди подожди внизу.

Феликс. Но…

Ральф (кричит). Иди подожди внизу.

Феликс (удивленно). Хорошо, хорошо, я… я иду вниз. (Пятится к двери, не спуская глаз с винтовки.) Если я вам понадоблюсь, я… я буду внизу… (Выходит.)

Франсуа (Ральфу). Закройте дверь на ключ.

Ральф (закрывает). Вы мне за все это заплатите, господин Пиньон.

Франсуа. Как вы могли до этого докатиться, не понимаю. Такой умный, представительный… Да знаете ли вы, что из вас вышел бы отличный коммивояжер по продаже предметов роскоши, парфюмерии например… Нет, серьезно, я знаю генерального директора фирмы «Роже Галле», встретился с ним в Корфу, в клубе. Мы вместе занимались подводной охотой. Мы были на «ты», он звал меня – Франсуа, а я его – Люсьен. Уверен, позвони я ему – он меня вспомнит…

Ральф. Я не прошу вас подыскивать мне место, ну и недотепа же вы!

Франсуа. Это хорошая фирма, «Роже Галле». Знаете… я признаю только их туалетную воду…

Ральф (вне себя). Мне наплевать на это!…

Франсуа. Я не предлагаю вам заняться рубашками, сейчас это не очень выгодно.

Ральф (кричит). Довольно!

Франсуа. Не понимаю, почему вы сердитесь, я для вас стараюсь…

Ральф (делает несколько шагов по комнате, чтобы успокоиться, и вдруг поворачивается к Франсуа). Сколько вы зарабатываете в месяц?

Франсуа. Смотря по обстоятельствам, по-разному, в хороший месяц удается заработать…

Ральф (перебивая его). Думаю, не слишком много?

Франсуа. Не знаю, что для вас «не слишком много», но когда создашь клиентуру, то получается недурно, уверяю вас…

Ральф. Есть ли у вас деньги на черный день?

Франсуа. Нет, но это особое дело. Я ведь купил свой домик в кредит, и надо платить взносы.

Ральф (перебивая его). Вы жалкий тип.

Франсуа. Что?

Ральф. Вы жалкий тип, и это сразу видно.

Франсуа (без возмущения). Да?

Ральф. И это одна из причин ухода вашей жены.

Франсуа. О нет, здесь вы не правы, потому что она мне сама сказала о причинах…

Ральф. И случайно убежала с типом богаче вас. Меня не удивит, если она приобретет в Мобеже плохие привычки, и, когда она вернется в Пуасси, вам будет трудновато сводить концы с концами.

Франсуа. Нисколько, я буду немного больше работать, вот и все.

Ральф. А чтобы работать, вам придется много ездить?

Франсуа. Да.

Ральф. Вы не боитесь оставлять ее одну?

Франсуа. Что вы мне хотите доказать?

Ральф. Если вы хотите ее сохранить, вам нужны деньги, она не останется с жалким типом.

Франсуа молчит, недоверчиво глядит на Ральфа.

Я не коммивояжер парфюмерной фирмы, но я хорошо зарабатываю. Если вам нужны несколько миллионов, это легко устроить.

Франсуа. А что потребуется от меня?

Ральф. Верните мне ружье и убирайтесь отсюда.

Франсуа (помолчав). Уверяю вас, вам будет неплохо у «Роже Галле».

Ральф (в бешенстве). Уже без десяти четыре, Пиньон. Если вы задержитесь здесь хоть минуту, вы больше никогда не увидите вашу жену!

Франсуа. Очень хорошо понимаю ваше возмущение, я тоже на вас злился, когда вы отобрали у меня бритву… Мы всегда сердимся на тех, кто нам мешает делать глупости.

Ральф. Ваша бритва – это был шантаж, самое большее, на что вы способны, – это шантаж. Вы хотите, чтобы я был вашим другом, а сами грозите выбросить в окно мою винтовку, если я не соглашусь! И так в течение двух часов вы, не переставая, шантажировали нас, вашу жену и меня, и не стройте иллюзий, уверен, что у нас с ней одинаковое мнение о вас!

Франсуа (холодно). Вы и вправду так думаете?

Ральф. А почему это вас удивляет? Может, вы воображаете, что я два часа комедию ломал, потому что влюбился в вас с первого взгляда?

Франсуа (бросает винтовку на кровать). Возьмите вашу гадость.

Ральф удивлен, берет винтовку и направляет ее на Франсуа.

Франсуа. Вы делаете успехи.

Ральф (тихо). Теперь я вас не могу выпустить, слишком поздно.

Франсуа. Клянусь вам, я не шантажировал, я действительно тогда хотел умереть и я действительно очень рад, что познакомился с вами.

Ральф качает головой и медленно идет к Франсуа с винтовкой, направленной на него.

(Отступает.) Нет, не подходите.

Ральф продолжает приближаться.

(Кладет руку на телефон.) Не двигайтесь, иначе я позвоню на коммутатор.

Ральф останавливается.

Я рад был познакомиться с вами, но у меня нет никакого желания получить пулю в лоб.

Ральф. В лучшем случае, тупица, с вами вот что произойдет: если я вас сейчас же не прикончу, то буду вынужден убить через несколько минут! Есть только два выхода: или я убью вас сейчас же, чтобы вы не мешали мне сделать мое дело, или когда подойдет процессия, если вы будете и дальше держать руку на телефоне!

Франсуа. Есть третий выход: вы никого не убьете и мы разъедемся по домам.

Ральф (с трудом сдерживаясь). Нет, я должен выполнить мою работу!

Франсуа. Это не работа, сожалею, но не могу назвать это работой. Вот если бы мне сказали о человеке, который ежедневно обходит пятнадцать парфюмерных магазинов, не считая аптек и парикмахерских, я бы сказал: «Да, это труженик». Но сидеть у окна и… Нет, это не работа.

Ральф (вне себя). Не продолжайте, Пиньон, иначе мы оба будем просто смешны.

Франсуа. Почему смешны?

Ральф. Потому что я буду первым политическим преступником в истории, который за пять минут до убийства жертвы будет стрелять в рогоносца, толкующего ему о парфюмерии!

Франсуа. Я говорю вам о парфюмерии к примеру, с таким же успехом это могли быть пылесосы или автомашины…

Ральф (отчаявшись). Он ничего не понял, этот тупица!

Франсуа. Нет уж, это вы ничего не понимаете… а я вам говорю о простых вещах!…

Ральф. Я тоже, я говорю вам о простых вещах, господи боже мой!

Франсуа. Тогда почему мы не понимаем друг друга?

На улице слышна сирена полицейской машины.

Ральф поворачивается к окну. Франсуа смотрит на свои часы.

Звук сирены постепенно удаляется.

Я предлагаю вам убрать вашу винтовку и пойти со мной, мы спокойно поедем на вокзал, выпьем стаканчик с моей женой и договоримся о встрече в пятницу. А я как только приеду домой, сделаю все возможное, чтобы найти вам работу. Это совсем несложно. В пятницу Луиза приготовит вам свинину с черносливом, она великолепно готовит свинину с черносливом… Однажды у нас обедал мсье Менар, генеральный директор фирмы «Трикотель», он был восхищен… И все же у нас были удивительные вечера… Я мог бы вас пригласить как-нибудь вечером вместе с мсье Мена-ром, такое знакомство всегда полезно… Это яснее ясного.

Ральф. Я работаю у людей, которые не шутят. Если я не сделаю того, что должен сделать, они рано или поздно меня найдут и убьют, это тоже яснее ясного!

Франсуа. Почему вы впутались в такую историю?

Ральф. Не об этом речь, я объясняю вам, что сейчас никак не могу выйти из игры.

Франсуа. Вы это делаете по политическим соображениям?

Ральф. Нет!…

Франсуа. Тогда ради денег?

Ральф. Нет!…

Франсуа. Тогда из-за чего же?

Ральф. Зачем вам знать из-за чего? Это ничего не меняет, важно для чего: для удовольствия или ради денег, я должен выполнить условие контракта, иначе они убьют меня!

Франсуа. Тогда вам надо спрятаться.

Ральф. Зачем спрятаться? Где спрятаться? Они найдут меня везде, не думайте, что меня отпустят! Наконец, господи, попытайтесь понять, это тоже так просто!…

Франсуа. Приезжайте а Пуасси.

Ральф. Что?

Франсуа. Приезжайте ко мне, вы можете переждать там несколько дней, пока все утихнет. У нас в гостиной есть тахта, это тоже ведь так просто.

Ральф. Нет, это просто невозможно, вы все это нарочно делаете!

Франсуа (спокойно). Я предлагаю вам приехать в Пуасси, потому что никому в голову не придет, что вы прячетесь в моем домике. Как они могут догадаться об этом, когда у вас самого никогда не было такой мысли?

Ральф. Что я вам сделал плохого, Пиньон, что вы так меня преследуете?

Франсуа. Я не преследую вас, я стараюсь вам помочь…

Ральф. Опять все снова, ну что я вам сделал?

Франсуа. Вы мне спасли жизнь, и я этого никогда не забуду.

Ральф садится на кровать и начинает проверять винтовку.

Итак, что вы решаете?

Ральф. Если вы сейчас же не уйдете, вам остается жить пять минут. (Снова осматривает винтовку.)

Франсуа (несколько секунд смотрит на него молча). Вы впервые делаете такую работу?

Ральф не отвечает.

Вы переезжаете из города в город с вашим чемоданчиком и… Это, должно быть, не сладкая жизнь… У вас есть хотя бы близкие, семья, друзья?… Нет?… И вы так шатаетесь по жизни без дружбы, без любви, без… налогов, без неприятностей, без ничего?…

Ральф. У вас все это есть, и вы чуть было не отдали концы от всего этого.

Франсуа. Может быть, но все же это жизнь.

Ральф. Жизнь?

Франсуа. Да, жизнь.

Ральф. С долгами за дом, с неверной женой, с рубашками из теритала и с Баллюшоном?

Франсуа. Да, со всем этим.

Ральф (беззлобно). Бедный недотепа.

Франсуа. Нет, нет, я прав, это жизнь.

Еще одна полицейская машина проезжает по улице.

Ральф (кладет винтовку на кровать и идет к окну посмотреть на улицу). Это машины из кортежа, они проходят на несколько минут раньше его машины. Уходите, прошу вас.

Франсуа. Пойдемте со мной в кафе на вокзале, Луиза будет рада принять вас на несколько дней в Пуасси.

Ральф. Луизы нет в кафе на вокзале.

Франсуа. Что вы сказали?

Ральф. Я придумал это, чтобы избавиться от вас, она не звонила.

Франсуа. Я вам не верю.

Ральф. Вы можете обманывать самого себя, но факты таковы: ваша жена осталась с Вольфом, я вам не друг, вы приехали в Мобеж зря.

Франсуа. Не утруждайте себя: я вам не верю.

Ральф. Позвоните в клинику.

Франсуа. Говорю вам, не утруждайте себя, вы же не придумали кафе на вокзале, она звонила наверняка…

Ральф. Хорошо, проверьте, позвоните в клинику.

Франсуа (немного колеблется, затем снимает трубку). Алло!… Соедините меня с семьдесят седьмым, пожалуйста… (Закрывает трубку рукой и поворачивается к Ральфу.) Послушайте, скажите, что это неправда, и я повешу трубку… (В трубку.) Алло, позовите, пожалуйста, мадам Пиньон, будьте любезны! Лично… Да, я жду…-. Алло? (Ральфу.) Это Вольф. (В трубку.) Да, это я, я хотел бы поговорить с моей женой, будьте любезны… А, ясно! (Поворачивается к Ральфу сияющий.) Она уехала, собрала вещи и уехала!… (В трубку.) О, я очень огорчен, что вам… Что? (Улыбка застывает на его лице.) Что вы сказали? (Слушает, что говорит ему Вольф, затем медленно, с окаменевшим лицом, вешает трубку.

Ральф. Ну что?

Франсуа. Она уехала с хозяином манежа.

Ральф. Простите?

Франсуа. Она вернулась в клинику, собрала вещи и уехала с хозяином манежа… Это по вине Вольфа: он устроил ей сцену…

С улицы слышен гул толпы.

Ральф (подходит к окну с винтовкой в руке). Вы спуститесь вниз вместе со мной, Феликс нас ждет у служебного входа, вы расскажете о своих делах в машине.

Франсуа. Он, наверное, повез ее в Либурн, этот мерзавец, она мне говорила, что он собирается увезти ее в Либурн.

Ральф. Все образуется, не волнуйтесь.

Франсуа (с тоской). Почему она так со мной поступила, нам было так хорошо вдвоем…

Ральф (ласково). Все образуется, говорю вам, я займусь вами, у вас не будет больше неприятностей, Пиньон.

Гул толпы быстро усиливается. Ральф поворачивается к окну.

Франсуа. Она не виновата, это я во всем виноват, и Вольф такой неловкий…

Ральф (оборачивается к Франсуа). Идите в ванную, оставьте меня одного, через минуту все будет кончено…

Шум толпы становится громче. Ральф поворачивается к окну.

Франсуа (кричит). Нет, не делайте этого! (Идет к окну.)

Ральф (напряженно). Не двигайтесь с места, Пиньон!…

Франсуа (продолжает идти к окну). Вы мой друг, и я не допущу, чтобы вы сделали подобную вещь…

Снаружи доносится «Марсельеза». Ральф вздрагивает и поворачивается к окну. Франсуа ударяет по ручке шторы. Штора с шумом падает вниз.

Ральф. Черт подери! (Бросается к ручке и пытается поднять штору, но безрезультатно.)

Франсуа. Оставьте, ничего не получится…

Ральф еще несколько секунд, нервничая, возится с ручкой, затем поворачивается к Франсуа, нацеливая на него ружье. Оба застывают друг против друга. «Марсельеза» умолкает. Шум толпы удаляется.

Ну вот… она и прошла.

Ральф (беззвучно). Я вас убью, Пиньон.

Франсуа. Нет.

Ральф и Франсуа некоторое время продолжают стоять друг против друга.

(Поворачивается и медленно идет к своему чемодану.) Больше нам здесь делать нечего, пойдемте. (Укладывает рубашки в чемодан и закрывает его.)

Ральф медленно опускает дуло винтовки.

Безуслосно, вам надо ехать в Пуасси, понимаете…

Ральф (укладывая винтовку в чемодан, сам себе). Я попы та юсь его догнать на следующей неделе, попрошу у них отсрочку на неделю… Надо, чтобы они дали мне эту отсрочку… Я поеду в Бордо и выполню условие контракта… (Идет к двери с чемоданом в руке.)

Франсуа. В Бордо? Он будет в Бордо на следующей неделе? Но Бордо – это совсем близко от Либурна! И моя жена наверняка на следующей неделе будет там!

Ральф останавливается и поворачивается к Франсуа.

Я, возможно, заскочу в те края и вполне могу задержаться в Бордо…

Ральф. Что-о-о?

Франсуа. Если вы поедете в Бордо, скажите мне, в каком отеле вы остановитесь…


АКТ ПЕРВЫЙ | Контракт |