home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АКТ ПЕРВЫЙ

Номер в отеле, современный и уютный. В комнате две двери: одна – в коридор, другая – в ванную. Широкое окно. Оно должно быть расположено так, чтобы его было хорошо видно зрителям. Около кровати – радиоприемник.

Гарсон приводит Ральфа в номер. На Ральфе хорошо сшитый темный костюм, в руках он держит длинный, плоский черный чемодан.

Гарсон. Всю неделю было пасмурно, и вдруг сегодня утром распогодилось. Часов в семь-восемь проглянуло голубое небо, дальше – больше, и вот сейчас оно совсем чистое.

Ральф ставит чемодан около кровати.

(Открывает дверь ванной комнаты.) В хорошую погоду всегда чувствуешь себя лучше, вы не находите? Для электробритвы – напряжение двести двадцать. (Подходит к Ральфу, который достает из кармана деньги.) Нет, правда, сегодня, когда я проснулся, я ничего не хотел делать, но потом увидел солнышко – и я опять в форме. (Не берет денег, которые ему протягивает Ральф, и, обойдя его, подходит к окну.)

Ральф остается стоять с протянутой рукой.

А красиво на улице, всюду флаги, да?

Ральф (подходит к гарсону). Я бы хотел, чтобы меня никто не беспокоил, мне надо немного отдохнуть. (Вновь протягивает гарсону деньги.)

Гарсон (опять увертывается и не берет денег). Вы на машине? Наверное, при въезде в город огромная пробка. Если бы я знал, что вы хотите отдохнуть, я дал бы вам номер с окнами во двор, там спокойнее.

Ральф прячет деньги в карман.

(Другим тоном.) Вы правы, мсье, это ни к чему.

Ральф удивленно смотрит на него.

(Идет к двери и закрывает ее.) Я их вам дарю… и у меня для вас есть еще сюрприз. (Подходит к Ральфу.) Этот номер бесплатный.

Ральф. Как?

Гарсон. Этот номер бесплатный. Вам не надо платить за него, я все беру на себя. (Вынимает из кармана деньги и кладет на столик.)

Ральф. Ничего не понимаю.

Гарсон. Подождите, это не все, я вам доплачиваю еще пятьдесят франков. (Кладет на столик еще один банкнот.) Ральф. Что все это значит?

Гарсон. Вам везет, вы остановились в отеле, и не только бесплатно, но вы зарабатываете деньги! Разве это не приятный сюрприз?

Ральф (холодно)… Очень приятный. (Пауза.) А в чем состоит эта махинация?

Гарсон (достает пачку сигарет и предлагает одну Ральфу, но тот отказывается). Я заглянул в вашу регистрационную карточку, вы коммивояжер?

Ральф не отвечает.

(Закуривает сигарету.) Лично я очень люблю коммивояжеров, честное слово, и всегда нахожу с ними общий язык. Как правило, у них быстрая реакция, и они не упустят того, что плывет им в руки. Так?

Ральф. Я слушаю вас.

Гарсон (открывает окно). Процессия пройдет здесь в четыре часа. При въезде на улицу верх машины поднимут, а в конце ее – опять опустят.

Ральф никак не реагирует.

(Подходит к нему.) Сегодня утром к нам приходили фотографы, фотографы из Парижа. Они искали номер с окном на улицу, из которого было бы удобно снимать. (Гасит сигарету в пепельнице.)

Ральф не двигается.

У нас, считая ваш, четыре номера с окном на улицу, но в трех остальных живут пары… Это неделикатно просить парочку, остановившуюся в отеле, впустить к себе целую банду фотографов.

Ральф. Ну!

Гарсон. Я им сказал, что они поднимаются сюда без пяти четыре, делают свои снимки и в четыре часа убираются отсюда. А мы с вами делим выручку.

Ральф. Нет.

Гарсон (удивлен). Как – нет? Не хотите заработать сто франков за пять минут?

Ральф. Благодарю вас, но я не хочу впускать к себе фотографов. Я предпочитаю заплатить за номер, и оставьте меня в покое.

Гарсон. Да посчитайте сами: четыре фотографа, каждый платит пятьдесят франков, делим на два…

Ральф (сухо). Не настаивайте, это меня не интересует. (Идет открывать дверь.)

Гарсон (следует за ним, явно раздосадованный). Хорошо, как вам угодно, но жаль! Такая удача с окном случается не каждый день!

Ральф достает из кармана деньги.

В конце концов, дело ваше, это ваш номер, и вы здесь хозяин.

Ральф (протягивает деньги гарсону). Благодарю вас.

Гарсон (берет деньги). Спасибо, мсье. (Уходит.)

Ральф вешает на дверь табличку «Не беспокоить» и поворачивает ключ в замке два раза. Затем кладет на кровать чемодан и достает из него винтовку с оптическим прицелом. Профессиональным жестом вставляет обойму в магазин.

Условный стук в дверь.

Ральф убирает ружье и открывает дверь.

Входить Феликс, грубоватый на вид малый лет тридцати. Он молча идет к окну.

Ральф закрывает дверь на ключ, подходит к кровати и вновь начинает проверять винтовку.

Феликс (глядя в окно). Мы его возьмем на мушку на отрезке пути от продавца каштанов до лавки цветочника. Это около двадцати пяти метров.

Ральф молчит.

(Поворачивается к нему) Если скорость автомобиля тридцать километров в час, то двадцать пять метров он пройдет за…

Ральф (не поднимая глаз от винтовки). Три секунды.

Феликс. Трех секунд вполне достаточно. (Снова поворачивается к окну.) Как флаги украшают этот бульвар… И небо сейчас совсем чистое. (Поворачивается к Ральфу.) Тем лучше, если бы лил дождь, они, возможно, не стали бы поднимать верх машины.

Ральф достает из чемодана кусок замши и начинает протирать стекла оптического прицела.

(Опять подходит к окну, читает что-то вдалеке.) Да здравствует… республика.

Ральф поднимает голову.

В витрине напротив выставлен торт со сливочным кремом и орехами, и на нем надпись: «Да здравствует республика».

Ральф молчит.

(Отходит от окна.) У меня диплом кондитера, и я разбираюсь в этом.

Ральф продолжает осматривать винтовку. Феликс падает в кресло. Пауза.

(Смотрит на часы.) Еще два часа и девять минут.

Ральф продолжает молчать.

(Встает и заглядывает в ванную.) А смешные эти маленькие оранжевые клеточки, они напоминают метлахскую плитку, только более светлые. Метлахскую плитку обжигают в очень горячих печах и очень быстро.

Ральф (прерывая его). У тебя еще и диплом плиточника?

Феликс. Нет, только кондитера, а что?

Ральф не отвечает.

(Несколько мгновений колеблется, затем входит в ванную, за сценой.) А ванна славная…

Слышен звон разбитого стекла.

(Возвращается в номер потрясенный.) Я разбил зеркало.

Ральф. Ничего страшного.

Феликс. Семь лет несчастий.

Ральф. Нет, минимум двадцать, и даже весьма вероятно, но уж точно – не семь.

Феликс(опять опускается в кресло, заметно, что слова Ральфа на него произвели впечатление). Мне, наверное, лучше подождать в машине.

Ральф. Гарсон хотел натащить сюда полдюжины фотографов к окну.

Феликс. Что?

Ральф. Я тебя позвал, потому что ты мне нужен. Заруби себе на носу: здесь отель, а не склад или недостроенное здание. Каждый может сюда войти в самый неподходящий момент: фотографы, гарсон, горничная или рассеянный жилец… (Кладет винтовку на кровать и встает.) Конечно, более неподходящее место трудно найти, но ничего больше не было на этой улице. (Идет к окну.) Итак, разделим обязанности. Моя – окно, твоя – дверь. Я устроюсь в углу и больше оттуда не двинусь, не спущу глаз с улицы, ясно?

Феликс (вынимает револьвер и проверяет магазин). Никто вас не отвлечет, не беспокойтесь.

Ральф (опять подходит к кровати и берет винтовку). Раз я согласился на это, то доведу дело до конца. Еще не было случая, чтобы я нарушил контракт.

Феликс. Знаю, я в курсе… Слышал, как о вас говорили эти типы из Организации, они говорили, что сбились с ног, чтобы вас заполучить, что вы обходитесь очень дорого, но это не потерянные деньги.

Ральф. Поставь кресло к окну.

Феликс (пододвигает кресло к окну). Уверен, что все пройдет отлично, я совершенно спокоен… (Смотрит в окно и подскакивает.) Черт возьми!

Ральф. Что там?

Феликс. Они убирают с дороги машины!

Ральф (бросается к окну). Где ты поставил машину?

Феликс. Да вот там, у входа…

Ральф. Не может быть! Ты поставил машину на улице?

Феликс. Не мог же я знать…

Ральф (взбешен). Дурак, это же естественно, что они освобождают дорогу! Беги скорей, не то твою машину отведут на стоянку да еще оштрафуют.

Феликс бросается к двери.

Поставь машину во дворе, у служебного входа!

Феликс. Недаром, выходит, я разбил зеркало.

Ральф. Торопись, черт тебя побери!

Феликс уходит. Ральф, злой, пожимает плечами и закрывает дверь на ключ. Затем подходит к окну. Штора наполовину спущена. Ральф пытается ее поднять, но неожиданно штора падает, погружая номер в полутьму.

Только этого не хватало!… (Несколько секунд, нервничая, пытается починить ручку шторы, которая поворачивается вхолостую, затем снимает телефонную трубку.) Алло? У меня в номере сломалась штора… Да, штора в моем номере… Нет, ручка проворачивается вхолостую. (Выходит из себя.) Да, да, это важно, я не собираюсь сидеть в темноте, пришлите ко мне немедленно дежурного!… (Вешает трубку и прячет винтовку в чемодан.)

Стук в дверь.

Это он… Открывает дверь.

Но это не гарсон, а Вольф – человек лет сорока, высокий, полный, явно в сильном волнении.

Вольф. Франсуа Пиньон?

Ральф (удивленно). Что?

Вольф (хватает Ральфа за лацканы пиджака и начинает его трясти). Я доктор Вольф и я принес вам ответ Луизы, она не желает вас видеть, поняли? А я вам запрещаю вертеться около нее. (Толкает Ральфа так, что тот летит через всю комнату и падает на кровать.) Это мое последнее предупреждение. (Выходит, хлопнув дверью.)

Ральф, ошарашенный, встает и после некоторого колебания бросается к двери. В это время входит гарсон.

Гарсон. Барахло, а не шторы, все время падают вниз…

Ральф отталкивает гарсона и выбегает в коридор.

(Удивленно.) Что случилось?

Ральф (возвращается и подходит к гарсону). Вольф!

Гарсон. Простите?

Ральф. Он только что вышел, этот тип, лет сорока, высокий, толстый!

Гарсон. Вольф?

Ральф (нервно). Да, Вольф! Вольф!

Гарсон. Не видел.

Ральф делает нетерпеливый жест и направляется к окну.

А что он сделал, этот Вольф?

Ральф. Ничего, так, пустяки… Просто этот тип ошибся номером. (Крутит ручку шторы.) Она проворачивается, наверно, шнур оборвался.

Гарсон (подходит к Ральфу, стоящему у окна). Если это пустяки, то почему вы так гавкали: «Вольф!», «Вольф!»? Вы меня перепугали. Знаете, что я подумал?

Ральф (холодно). Займитесь, пожалуйста, шторой.

Гарсон. Я подумал: «Этот черт меня еще искусает». (Захохотал, но тут же осекся под ледяным взглядом Ральфа.) Это старый анекдот, вы его наверняка знаете. Отец говорит сыну: «Ешь суп!», а мальчишка отвечает: «Я съем, если ты залаешь, как собака». – «Ешь». – «Полай». – «Ешь». – «Полай…».

Ральф. Вы скоро кончите?

Гарсон. Скоро, не бойтесь…

Ральф. Я позвал вас починить штору.

Гарсон (рассматривает ручку). Пружина сорвалась, минутное дело. (Вынимает из кармана отвертку и начинает чинить.) Итак, в конце концов отец становится на четвереньки и лает, и знаете, что делает этот поганец? Дает ему хорошего пинка в рожу и говорит: «Этот черт меня еще искусает». (Хохочет, но снова под холодным взглядом Ральфа умолкает.) Вы, конечно, знали конец, поэтому для вас не было ничего неожиданного, и это… уже не так смешно. (Поднимает штору.) Ну вот, все в порядке.

Ральф. Благодарю.

Гарсон. Не за что, очень рад оказать вам услугу. Хоть немного отвлекся по крайней мере. Нет, правда, с коммивояжерами можно и посмеяться, и анекдотик рассказать: они ребята простые… Кстати, хочу вам сказать, что только что заходил один тип из «Пари-Матч». Для фотографа – очень вежливый и скромный. Он пробудет всего три минуты, и знаете, сколько он дает? Угадайте.

Ральф. Я вас уже просил оставить меня с этим в покое.

Гарсон. Да я так, к слову сказал… но с ума можно сойти, как они щедры, эти типы из «Пари-Матч»! Ну, дело ваше… (Направляется к двери, но замечает что-то в ванной комнате. Заходит в ванную и возвращается оттуда с осколком зеркала, которое разбил Феликс.) Я должен выписать вам счет, только что оно было целым.

Ральф. Пишите. (Открывает дверь.)

Гарсон. Вы хоть не суеверны?

Ральф. Нет, нисколько.

Гарсон. Вы правы, я тоже не верю в приметы…

Звонок телефона прерывает гарсона.

Ральф (снимает трубку). Алло?

Гарсон. Ну, я пошел.

Ральф (поворачивается к гарсону, который собирается уходить.) Это вас.

Гарсон (удивлен). Меня? (Берет трубку.) Алло?… Да?… Что! (Не веря.) Нет!… Не может быть!… Нет!… Серьезно?… Ну и дела!

Ральф. Что там?

Гарсон (в трубку). Подожди минуту. (Поворачивается к Ральфу, смущен.) Это администратор, мсье, он в затруднении…

Ральф. Ну и что? Это не повод, чтобы торчать в моем номере!…

Гарсон. Дело в том… что речь идет именно о вашем номере, мсье, с ним целая проблема.

Ральф (нервничая). Какая еще проблема?

Гарсон (смущен). Видите ли, когда принимали заказ, получилась ошибка. Служащий, как вам лучше объяснить… он… он запутался в предварительных заказах и, в общем, чертовски напортачил.

Ральф. Ничего не понимаю.

Гарсон. Да, он на ваш номер принял два заказа.

Ральф. Как?

Гарсон. Этот служащий был очень огорчен, мсье, это впервые с ним случилось, был такой наплыв, все отели брали приступом… Ральф (упавшим голосом). Черт возьми!

Гарсон. Да, такая неприятность… И только что приехал тот,

второй…

Ральф. Какой второй?

Гарсон. Тот, который заказал этот же номер. Он внизу и скандалит, поставьте себя на его место… Впрочем, чего там говорить, вы уже на его месте.

Ральф. А мне наплевать на то, что он скандалит! Это ваше дело, вы и разбирайтесь!

Гарсон (задумчиво). Что бы придумать? (В трубку.) Алло?… Что ты хочешь? А куда он денется? Надо ему найти другую комнату, вот и все… (Ральфу.) Это будет нелегко, в городе все переполнено… (В трубку.) Что?… За три недели?! Э!… Да, вот влипли!…

Ральф. Ну хватит! Идите объясняться вниз.

Гарсон (в трубку). Ладно, я сейчас спущусь. (Кладет трубку, Ральфу.) Он забронировал номер за три недели. Да, дело дрянь.

Ральф. Что-о-о?

Гарсон. Тот сделал заказ за три недели, а вы всего только десять дней назад. Вот он и считает, что у него больше прав, и если подумать…

Ральф. Какие еще права? Вы меня поместили сюда полчаса назад, вот оно – мое право, ведь так? Если даже он забронировал номер за полгода или за десять лет, это уже значения не имеет!

Гарсон. А для него имеет. Он заказал номер за три недели. Приезжает, а ему говорят, что он занят. Само собой, ему это не нравится, и это вполне понятно… у него нет желания ночевать в машине или под мостом… (Направляется к двери.) Но вы не беспокойтесь, наверняка все обойдется, администратор – тертый калач, он его успокоит и вежливо выставит за дверь…

Дверь распахивается, и влетает возмущенный Франсуа.

Франсуа. Никогда в жизни не видел подобного отеля! Никогда! (Кладет на кровать потрепанный громоздкий чемодан, Ральфу.) Извините, мсье, но я этого не потерплю!… При всем уважении к вам я не уступлю! (Открывает чемодан и достает из него брюки.)

Ральф (ошеломлен, гарсону). Но… но что это такое?

Франсуа. Это очень мнется, если сейчас же не повесить, будет как тряпка. (Идет вешать брюки в шкаф.)

Ральф и гарсон, ошарашенные, смотрят на него.

Ральф (гарсону). Ну чего вы ждете?…

Гарсон (к Франсуа). Мсье, будьте любезны…

Франсуа. Вешалок для брюк нет?

Гарсон. Что?

Франсуа. Вешалок для брюк нет?

Гарсон. Больше нет. Когда-то были, но все растащили клиенты.

Франсуа. Честное слово, такое возможно только во Франции.

Ральф (с перекошенным лицом). Что это за комедия?

Франсуа. Мне очень жаль, знаю, что вы тут ни при чем, но если я не буду стоять на своем, они меня уломают и выставят вон. Внизу один болван без конца извиняется, а когда я попросил вызвать директора, мне отвечают, что его нет. (Достает из чемодана пиджак и идет вешать в шкаф.) Так вот, я здесь располагаюсь, и пусть они вызывают полицию, пожарников или морскую пехоту, я не сделаю ни шагу из моей комнаты. (Гарсону.) Где туалет?

Гарсон. Поймите, мсье, этот человек прибыл раньше вас!…

Франсуа. Нет, нет, нет, нет, я знаю, что у меня все права, я забронировал номер за три недели, и мне должны предоставить его в первую очередь. (Ральфу.) А вы когда заказали?

Ральф (ледяным тоном, гарсону). Чтобы через десять секунд его здесь не было.

Гарсон (к Франсуа). Прошу вас, мсье, войдите в положение.

Франсуа. Позовите директора.

Гарсон. Директора нет, он в мэрии.

Франсуа. Почему в мэрии? Что он там делает – в мэрии?

Гарсон. Он муниципальный советник.

Франсуа. Соедините меня с мэрией.

Гарсон. Не стану я туда звонить, у них своих дел полно…

Франсуа. Тогда звоните в полицию!

Гарсон. В полицию?

Франсуа. Раз в этом отеле никто ни за что не отвечает, обращусь выше. (Направляется к телефону.) И вы увидите, как все сразу уладится.

Ральф (бросается к Франсуа и не дает ему снять трубку). Но это глупо, в конце концов. При чем здесь полиция! (Отводит Франсуа от телефона.) Зачем уж так сразу, попытаемся лучше договориться между собой…

Гарсон. Да, зачем вызывать полицию…

Франсуа. Я знаю, что у меня все права, тут и говорить не о чем, я забронировал номер за три недели…

Ральф. Согласен, успокойтесь, все устроится, уверяю вас.

Гарсон. И не надо нервничать, это ничего не даст…

Ральф (взбешен). А вы, вы идите к администратору и выясните, можно ли найти другую комнату в этом проклятом городе, звоните в туристическое бюро, куда хотите, ну, пошевеливайтесь же, черт возьми, делайте что-нибудь!

Гарсон. Да, мсье… (Идет к двери, поворачивается к Ральфу.) Это будет нелегко, в принципе, все уже занято…

Ральф. Не хочу ничего знать, выкручивайтесь сами…

Гарсон. Хорошо, мсье. (Уходит.)

Ральф (поворачивается к Франсуа). Все уладится.

Франсуа. Нет, это невероятно, вы видели, они хотели меня выставить вон! Зачем тогда брони! Но я все сделал вовремя, я заказал номер за три недели.

Ральф. Вы уже это говорили.

Франсуа. Ну и администратор! Несколько жильцов в одном номере, даже не верится, похоже, он окончил школу администраторов гостиниц для эскимосов.

Ральф смотрит на часы и бросает взгляд за окно.

Согласитесь, что глупо, они ставят нас в неловкое положение…

Ральф. Ничего, они найдут для вас комнату, и все будет в порядке.

Франсуа. Какую еще комнату?

Гарсон. Не все ли равно, главное, что вас переселят.

Франсуа. Ни в коем случае, у меня здесь свидание.

Ральф. Свидание, здесь?

Франсуа. Да, здесь, в «Отель дю коммерс», и в другой отель я не пойду!

Ральф. Но почему? Вы оставите свой адрес у администратора, и он отдаст его тому, кого вы ждете.

Франсуа. Абсурд, потому что у меня свидание именно здесь! Я не собираюсь устраивать ралли или бега. Логичнее всего – мне оставаться здесь.

Ральф (с перекошенным лицом). Послушайте, я делаю что могу, чтобы все уладить, но надо и вам…

Франсуа. Вы все улаживаете, выставляя меня вон! И я еще должен вам помогать!

Ральф (нервничает). Я поселился здесь час тому назад, уж не думаете ли вы, что я начну упаковывать свои вещи?

Франсуа. А я заказал номер за три недели и ничего не хочу знать, у меня все права, тут и говорить не о чем, я заказал за три недели…

Ральф (кричит). Довольно!

Франсуа (потише). Я заказал номер за три недели.

Гарсон (входя). Ничего! В отелях нет ничего. Спят чуть лине в ваннах.

Франсуа. Ну и…

Гарсон. Начали искать у населения.

Франсуа. У населения?

Гарсон. Около вокзала одна вдова сдает комнаты, но у нее нет телефона, и к ней отправили посыльного.

Франсуа (Ральфу). Прекрасно, вдова, около вокзала, это подойдет… Вам наверняка будет там хорошо. (Гарсону.) А сколько лет вдове?

Гарсон. Не знаю, я с ней не знаком, но говорят, очень чистоплотная.

Ральф. Это все, что вы можете нам предложить?

Гарсон. Нет. Мог бы быть еще один выход, но это уж зависит от вас…

Франсуа. Как это?

Гарсон (немного смущен). Ну вот, раз так получилось, что вы оба сняли этот номер на сутки, то не согласились бы вы потерпеть друг друга несколько часов…

Франсуа. Потерпеть друг друга?

Гарсон. Да, побыть вместе, что особенного… Ну и, понятно, каждый заплатит за номер половину.

Франсуа. А спать в одной кровати?

Гарсон. Нет, конечно, мы можем дать вам раскладушку…

Франсуа. Раскладушку? А почему не гамак, раз уж на то пошло? Даже можете повесить парочку, чтобы нам было веселее!…

Гарсон. Но…

Франсуа. И принесите побольше подушек, мы ими покидаемся перед сном.

Гарсон (защищаясь). Я делаю все, что могу, мсье, не я виноват, что…

Ральф (прерывает его). Я сам договорюсь с ним, оставьте нас.

Гарсон. Что вы сказали?

Ральф. Не предпринимайте больше ничего, мы сами разберемся.

Франсуа. Раскладушку! Чего только я не насмотрелся во французских отелях!

Ральф (к Франсуа). Подождите две минуты. Если через две минуты все не устроится, я уйду отсюда.

Франсуа (удивлен). И вы… оставляете мне номер?

Ральф. Через две минуты у вас не будет никаких забот, можете мне поверить.

Гарсон (недоверчиво). Вы оставите ему номер?

Ральф. На вашем месте я бы не задавал вопросов, а смылся бы по-тихому.

Гарсон (направляется к двери). Да, мсье…

Ральф. Вы дешево отделались.

Гарсон. Да, мсье.

Ральф. И не утруждайтесь подниматься сюда только затем, чтобы предложить нам комнату у крестьян или раскладушку, ясно?

Гарсон. Да, мсье… Спасибо, мсье. (Уходит.)

Ральф закрывает за ним дверь.

Франсуа. Ноги моей не будет больше в этом отеле!

Ральф. Разумеется!

Франсуа. Что?

Ральф (не отвечает и смотрит в окно, затем). В каком часу у вас свидание?

Франсуа. В два.

Ральф. Женщина?

Франсуа. Да, а что?

Ральф. Я жду друга, он ушел ставить машину и должен войти с минуты на минуту.

Франсуа. Ну и что?…

Ральф. У его отца в пригороде маленькая гостиница, идеальное место для влюбленных: лес у самых окон, в камине горят дрова, простыни пахнут лавандой…

Франсуа. Я жду мою жену.

Ральф (ошарашен). А, ясно… Тогда молчу. (Опять подходит к окну.)

Франсуа (смотрит на него, улыбаясь). Это же здорово! Вы сами можете туда поехать!

Ральф молчит.

(Подходит к нему, доволен.) Вы там будете как сыр в масле кататься, счастливчик! Небольшая пробежка по лесу утром для бодрости, а вечером крепкий сон и запах лаванды. (Подталкивает Ральфа, который холодно отстраняется.) Знаете, я очень доволен, что все устраивается, честное слово. Я переволновался из-за вас, мне же неприятно, что мой коллега в затруднительном положении…

Ральф. Что такое?

Франсуа. В администрации мне сказали, что вы коммивояжер, я тоже. Я занимаюсь рубашками… работаю в «Трикотель». Вы, конечно, знаете, что это четвертая по величине фирма во Франции.

Ральф подходит к окну.

(Пристально его разглядывает.) Это смешно, но я обычно сразу вижу, с коммивояжером какой отрасли имею дело… по внешнему виду, по манере держаться, и говорю себе: это из винно-водочных изделий, или из электробытовых товаров, или из галантерей…

Ральф смотрит на часы и включает радио.

…а вот о вас ничего не могу сказать.

Радио прерывает Франсуа. Это экстренное сообщение.

Голос журналиста…мэрию, где он произнес речь. Затем процессия снова двинулась в путь. Но, как только что нам сообщили, группа крестьян собралась при въезде в Монкулеш. Полсотни тракторов перегородили Восемнадцатую национальную магистраль, и процессия, возможно, будет вынуждена обойти город, не заходя в него. Тогда процессия, которую ждут в Мобеже к шестнадцати часам, может прибыть туда ранее намеченного часа. Мы встретимся с вами в четырнадцать тридцать, наш специальный корреспондент будет вести репортаж с места события…

Ральф выключает радио.

Франсуа. Если они будут раньше, чем намечалось, в ваших интересах выйти как можно скорее, иначе из-за толпы вы не выберетесь отсюда.

Ральф (снова смотрит в окно.) Что он вытворяет, этот болван!

Франсуа. Послушайте, мне очень неприятно вас об этом просить, но почему бы вам не подождать внизу? Сейчас придет моя жена и…

Ральф. Он придет раньше нее, вот уж десять минут, как он ушел! (Закуривает сигарету.)

Франсуа (открывает чемодан и достает из него пульверизатор с дезодорантом). Это для моей жены, она не выносит запах табака, у нее аллергия… (Начинает брызгать.) Правда, хорошо пахнет? Это сосновая эссенция. (Брызгает.) Я был вынужден бросить курить, бросил, сразу и уже три года не брал в рот сигареты. Уверен, это зависит только от волг. (Останавливается перед Ральфом.) Простите, но если вы будете продолжать курить в то время, как я брызгаю дезодорантом, это ничего не даст…

Ральф нервно гасит сигарету в пепельнице.

Будьте любезны, не оставляйте окурок в пепельнице, она это особенно не переносит…

Ральф бросает окурок в окно, явно взбешенный.

Спасибо… (Кладет пульверизатор в чемодан. После небольшой паузы). Ну вот, все в порядке. (Пауза. Подходит к Ральфу, немного смущенно.) Перед тем как нам расстаться, я хотел бы извиниться…

Ральф (отсутствующе). Да?

Франсуа. Недавно я погорячился и сейчас нахожу это смешным.

Ральф (безразлично). Ничего!

Франсуа. Да, да, я хотел вызвать полицию, устроил скандал, а вы вели себя так спокойно, так сдержанно…

Ральф. Да пустяки это.

Франсуа. Знаете, я сейчас более… более раздражителен, чем обычно, у меня были тяжелые переживания, и нервы еще не в порядке,

Ральф. Ладно, не будем больше об этом.

Франсуа. Мне хотелось поблагодарить вас за то, что вы вели себя с таким хладнокровием, ни скандала, ни крика, ни… (Говоря, играет ручкой шторы.)

Ральф (кидается не него, кричит). Господи, не трогайте штору!

Франсуа (подскакивает). Простите!

Ральф. Не прикасайтесь к шторе, она испорчена, уже раз падала вниз.

Франсуа. Вы напугали меня.

Ральф. Когда она падает, надо звать дежурного по этажу, и это настоящая коррида…

Франсуа. И все-таки это не причина, чтобы так вопить. Я чуть было не вывалился из окна.

Ральф. Я не вопил, не преувеличивайте!

Франсуа. Я же вам сказал, что у меня сейчас нервы не в порядке, я не выношу людей, которые кричат.

Ральф. Извините меня.

Франсуа. Ради бога, это не важно. (Берет кресло, стоящее у окна, и хочет поставить его посредине комнаты.)

Ральф. Что вы делаете?

Франсуа. Ничего, ставлю кресло на место…

Ральф. Чем вам помешало это кресло?

Франсуа. Ничем. Но его место не у окна…

Ральф. Дождитесь, когда я уйду, тогда и хозяйничайте!

Франсуа. Хорошо, но зачем так сердиться из-за такой малости?

Ральф подходит к окну, смотрит.

Скажите, вы неврастеник?

Ральф (сухо). Нет, нисколько.

Франсуа (берет в руки чемодан с винтовкой). Это весь ваш багаж?

Ральф (снова бросается на Франсуа). Черт побери, не трогайте чемодан! (Вырывает чемодан у него из рук.)

Франсуа (вяло, после паузы). Я перенес большую нервную депрессию, мне необходим покой.

Ральф. Я же не роюсь в ваших вещах!

Франсуа (так же вяло). Нельзя со мной так грубо обращаться, я еще пью успокоительные таблетки. Со мной надо разговаривать спокойно.

Ральф. А я терпеть не могу, когда роются в моих вещах.

Франсуа (кричит). Вы что, сумасшедший, так бросаетесь на людей?!

Ральф (обеспокоен). Не кричите.

Франсуа. Я просто подумал, что можно положить в такой плоский чемодан, а вы из-за этого чуть мне глаза не выцарапали. (Идет к двери.) Если вы и дальше из-за каждого моего движения будете кидаться на меня, то я предпочитаю, чтобы вы подождали внизу.

Звонит телефон.

(Стоит ближе к телефону и снимает трубку.) Алло?… Да?… Ясно!…

Ральф. Это меня?

Франсуа (делает неопределенный жест, продолжая говорить в трубку). Так, послушайте!… (Не веря.) Нет!… Правда?… Но это чудесно!

Ральф. Что там?

Франсуа (в трубку). Я передам ему, благодарю вас, до свидания. (Вешает трубку, поворачивается к Ральфу.) Это один человек звонил по поручению вашего друга. Ваш друг попал в аварию.

Ральф. Что?

Франсуа. Успокойтесь, он не пострадал, разбилась другая машина… она не может ехать, а у него только помят кузов.

Ральф. Что он вытворяет! Где он сейчас?

Франсуа (весело). В родильном доме.

Ральф (ошарашен). В родильном доме?

Франсуа. Вот именно. Во второй машине находилась беременная женщина, ехала со своим мужем в родильный дом. Полицейский, составляющий протокол, попросил вашего друга подвезти их, потому что их машина не могла самостоятельно двигаться. В общем, машину вашего друга реквизировали.

Ральф. Но почему? Что она, не могла дождаться «скорой помощи»?

Франсуа. Видимо, нет.

Ральф медленно опускается в кресло. Он потрясен.

(Подходит к нему.) Согласитесь, это очень трогательно, ведь правда?

Ральф (отсутствующе). А?

Франсуа. Женщина чувствует первые схватки на улице, и судьба выбирает вашего друга, чтобы помочь маленькому существу увидеть свет, начало новой жизни…

Ральф. Что сказали, сколько времени он пробудет там?

Франсуа. Малютка?

Ральф (кричит). Нет, не малютка, наплевать мне на вашего малютку!

Франсуа. А, ваш друг! О, не более десяти минут, родильный дом тут совсем рядом.

Ральф поднимается и начинает шагать взад и вперед по комнате.

Если все пройдет благополучно, конечно.

Ральф (застывает на месте). Как понять – если все пройдет благополучно?

Франсуа. Если малыш родится в машине, тогда, возможно, и подольше…

Ральф (в ужасе). Нет, этого не может быть!

Франсуа. Почему же? Знаете, это случается. Каждый день дети рождаются в самолетах, на пароходах, в лифтах, в машинах, на…

Ральф (в отчаянии). И все-таки есть такие, которые рождаются в клиниках, а?

Франсуа (просто). Да, конечно. Например, я. Я родился в клинике «Бэль фёй» в Лиможе. Я весил четыре кило, и у меня был очень смешной светлый хохолок.

Ральф (кричит). Наплевать мне на ваш светлый хохолок!

Франсуа. Простите? Что вы сказали?

Ральф (с трудом сдерживаясь). Так, ничего, нервы немного сдали, извините. (Снова начинает ходить из угла в угол).

Франсуа (идет к телефону). Алло? Это говорит мсье Пиньон… Я жду даму, если она придет, проводите ее прямо в номер… Да, Пиньон, двадцать четвертый номер. Спасибо. (Кладет трубку и поворачивается к Ральфу.) Глубоко огорчен, но уже почти пятнадцать минут третьего…

Ральф (прерывает его). Ваша фамилия Пиньон?

Франсуа. Да. (Протягивает Ральфу руку.) Действительно, мы даже не познакомились. Франсуа Пиньон…

Ральф (не дает руки Франсуа). Фамилия Вольф вам что-нибудь говорит?

Франсуа (медленно опускает руку, лицо его вдруг застывает, упавшим голосом). Почему вы об этом меня спрашиваете?

Ральф. Он только что как сумасшедший налетел на меня и чуть было не сшиб с ног… Он искал Франсуа Пиньона.

Франсуа. Вольф приходил сюда?

Ральф. Ну вот, теперь все понятно! Он, видимо, спрашивал о вас в администрации, и его прислали сюда. Еще один подарок от администратора, что-то он меня сегодня балует!

Франсуа (беззвучно). Это невероятно, он осмелился сюда прийти!

Ральф. Он велел вам кое-что передать. Речь идет о некой Луизе. Она не придет на свидание.

Франсуа. Что именно он сказал?

Ральф. Что она не хочет вас больше видеть.

Франсуа садится на кровать, потрясенный.

Да, а еще он запретил вам преследовать ее… «Я запрещаю вам вертеться около Луизы!» – так будет точно, я думаю.

Франсуа (беззвучно). О мерзавец!

Ральф. Кто такая Луиза?

Франсуа. Моя жена.

Ральф (удивлен). Не понимаю… Вольф запретил вам вертеться около вашей жены?

Франсуа. Она оставила меня три месяца назад, ушла к нему.

Ральф. А, ясно, начала новую жизнь с Вольфом.

Франсуа (просто). Я ей написал перед выездом из Парижа. Я умолял ее, чтобы она пришла сюда, а она показала ему мое письмо.

Ральф (смотрит на часы и наклоняется над Франсуа, который распростерт на кровати). Прекрасно, теперь, мне кажется, все очень просто! Раз она не желает приходить сюда, а вы хотите ее видеть, вам надо самому идти к ней.

Франсуа. Как она могла так поступить! Она показала ему мое письмо!

Ральф. Вы меня слышите? Вам больше нечего делать в этой комнате! Уж не собираетесь ли вы решать ваши проблемы, рыдая на кровати?

Франсуа не отвечает.

(Трясет его.) Ну, чего вы ждете? Шевелитесь же!

Франсуа (отстраняется и встает). Уходите.

Ральф. Что такое?

Франсуа. Уходите, я хочу остаться один.

Ральф. Но…

Франсуа (кричит). Говорю вам, я хочу остаться один! (Открывает дверь.) Оставьте меня в покое!

Ральф (обеспокоенно). Не кричите так, ну, вы всполошите весь отель!

Франсуа. Мне наплевать, уходите, или я позову дежурного по этажу!

Ральф (ледяным тоном). Очень хорошо. Я ухожу. (Берет чемодан и останавливается перед Франсуа.) Я хотел только помочь вам и не понимаю, почему вы…

Франсуа (выталкивает Ральфа за дверь и закрывает ее. Затем, после минутного колебания, направляется к телефону, снимает трубку). Соедините меня с семьдесят седьмым, пожалуйста. (Пауза.) Алло?… Это клиника доктора Вольфа?… Позовите, пожалуйста, мадам Пиньон… (Пауза.) Луиза?… Это я…

На сцене становится темно. По радио слышен голос корреспондента, это второе экстренное сообщение.

Голос корреспондента. Только что мы получили сообщение, в котором говорится, что демонстрация крестьян, находящаяся в данный момент в нескольких километрах от Мобежа, стала еще многочисленнее. Значительное число полицейских вот уже несколько минут старается рассеять демонстрантов, но все более и более вероятно, что процессия повернет и направится прямо в Мобеж. Если это произойдет, то не позднее чем через полчаса процессия войдет в город…

На сцене вновь становится светло в тот момент, когда Франсуа, с застывшим лицом, медленно кладет трубку. Он делает несколько шагов по комнате, погруженный в раздумье, вдруг быстро направляется в ванную комнату и исчезает в ней, закрыв за собой дверь. Несколько секунд спустя входят Ральф и Феликс. Ральф жестом показывает на ванную. Феликс вынимает из кармана револьвер.

Ральф. Быстрее, ты мне нужен здесь!

Феликс. Его надо отвезти в лес и там прикончить, на это мне хватит десяти минут.

Ральф идет к ванной комнате, куда только что вошел Франсуа. Вдруг оттуда раздается страшный шум. Ошеломленные, Ральф и Феликс на мгновение застывают на месте, затем бросаются в ванную, но натыкаются на запертую изнутри дверь. В этот момент в дверь номера стучат. Ральф и Феликс в ужасе поворачиваются к двери.

Ральф. Кто там?

Гарсон (за сценой). Дежурный по этажу.

Ральф колеблется, потом делает Феликсу знак, чтобы тот спрятал оружие, и открывает дверь.

(Входя, с довольным видом.) Ну наконец все устроилось, вам нашли комнату. (Останавливается перед Феликсом.) Мсье?

Феликс (здороваясь). Мсье.

Гарсон (Ральфу). Теперь вас трое?

Ральф. Нет, это мой друг…

Гарсон. А второй жилец где?

Ральф (подталкивает гарсона к двери). В ванной. Нам не нужна комната, благодарю вас, мы нашли другой выход…

Гарсон. Вам не нужна комната?… Прекрасно, но зачем же тогда было так волноваться! Вам нашли кое-что в ста метрах отсюда, в отеле на углу улицы…

Гарсон замолкает, так как из ванной комнаты выходит Франсуа. Он задыхается. На шее у него веревочная петля с болтающимся концом. Шатаясь, он идет через комнату и падает на кровать.

Ральф (глухо). Черт возьми!

Гарсон (монотонно, не сводя глаз с Франсуа). …комнату в отеле на углу, в ста метрах отсюда… (Вдруг кричит.) А-а-а!

Ральф бежит к Франсуа, развязывает петлю, которая Того душит.

Гарсон (приближается к кровати, ужасно испуган). Но что… что происходит?

Феликс вынимает револьвер, целится в гарсона, наклонившегося над Франсуа.

Ральф (вырывает оружие из рук Феликса и толкает его к двери). Иди вниз и жди меня там!

Феликс. Но…

Ральф. Иди вниз, говорю тебе! И жди, когда я тебя позову! (Отдает револьвер Феликсу и выталкивает его в коридор, затем подходит к Франсуа.)

Гарсон. Но… но он повесился!

Ральф (зло). Да нет же, нет!

Гарсон. Он не повесился?

Ральф. Вовсе нет, с ним случилась небольшая неприятность, ничего серьезного.

Гарсон. Небольшая неприятность? (Бросается в ванную комнату и выходит оттуда с искаженным от ужаса лицом.) Он повесился на колонке на веревке от форточки.

Ральф. Ну-ну, довольно, не надо ничего драматизировать.

Гарсон (мрачно). Колонка оторвалась от стены, и в ванной настоящее наводнение.

Ральф. Говорю вам, колонка что-то барахлила, и он пытался ее починить. Огорчен, что разочаровываю вас, но ничего трагического во всем этом нет.

Гарсон (недоверчиво). Он пытался починить колонку повесившись, с петлей на шее?

Ральф. Он сделал что мог, он же не слесарь.

Гарсон (дрожащим голосом). Он, возможно, и не слесарь, но не надо и меня принимать за…

Ральф (перебивая его). А, оставьте меня в покое!

Франсуа шевелится на кровати.

Вы же видите, он живой! В общем, вместо того, чтобы болтать невесть что, лучше идите и вытрите пол!

Гарсон. Но…

Ральф. Вода просочится на нижний этаж, и у вас будет вдвое больше работы.

Гарсон (тихо). Но он повесился, говорю вам.

Ральф. Вы меня разозлите…

Франсуа (встает и смотрит поочередно то на Ральфа, то на гарсона). А на вид она была крепкая, эта веревка.

Ральф (быстро). Все хорошо, не нервничайте, у вас только что был шок, вам надо отдохнуть…

Франсуа. А тут еще колонка оторвалась… Действительно мне чертовски везет.

Ральф (толкает Франсуа на кровать). Все устроилось, не волнуйтесь. Мы все уладим. (Гарсону.) А вы, вы чего ждете, почему не начинаете работу?

Гарсон. Вы позволите? (Подозрительно, к Франсуа.) Вы взяли веревку от форточки?

Франсуа. Да.

Гарсон. И завязали ее вокруг шеи?

Франсуа. Да.

Ральф. Вы оставите его в покое с вашими вопросами?

Гарсон (настойчиво). Позвольте. (К Франсуа.) Скользящим узлом?

Франсуа. Да.

Гарсон. А для чего?

Франсуа (Ральфу). Он отстанет от меня или нет?

Ральф. Вот так уже целый час. В ванной наводнение, а он разглагольствует, задает вопросы! Несет чепуху! (Гарсону.) Если вы немедленно не пойдете вытирать пол, я позову директора, и вас вышвырнут вон! Нет, это же просто глупо – держать таких работников! Внизу администратор со своими сюрпризами, а на этажах – этот болван! Надеюсь, ясно, что за такие услуги вы чаевых не дождетесь!

После небольшого колебания гарсон направляется к ванной, побежденный, опустив плечи.

Франсуа (встает). Ну вот, опять мне не повезло.

Гарсон застывает на месте. Ральф, взбешенный, делает Франсуа знаки замолчать, но Франсуа уже не остановить.

Я сам тоже виноват, надо было придумать вешаться на такой веревке!

Гарсон (испускает победный крик). А! (Бросается к Ральфу.) Слышали! Он повесился! Он сам об этом сказал! «Вешаться!» (Хохочет.) Он повесился! Он повесился! Он повесился!

Франсуа (удивлен). Вот уж не думал, что это до такой степени забавно!

Гарсон (вновь становится серьезным). Дежурный полицейский пост! (Идет к телефону.) Надо позвонить в дежурный полицейский пост!

Ральф (загораживает ему дорогу). Одну секунду…

Гарсон. О нет! Это серьезно! Самоубийство в отеле – это серьезно! А вы еще вдобавок хотели скрыть его!

А меня пытались выпроводить! Но я сейчас вызову полицию, и объясняйтесь с ней сами…

Ральф (загораживает ему дорогу). Послушайте…

Гарсон. Нет! Пустите меня!…

Ральф (пропускает его). Прекрасно. Зовите полицию, но этим вы убьете его.

Гарсон (застывает с трубкой в руке и оборачивается к Ральфу). Что?

Ральф. Если я и пытался скрыть его попытку самоубийства, то только ради того, чтобы предотвратить это!

Гарсон (ошеломленно). Предотвратить что?

Ральф. Вызвав полицию, вы его убьете.

Гарсон. Нет, этот номер не пройдет!

Ральф. Почему он хотел умереть, по-вашему?

Гарсон. Откуда я знаю!

Ральф. Он хотел умереть, чтобы уйти от бесчеловечного, безжалостного мира, который отказывался его понять, который отказывался ему помочь…

Франсуа (шмыгает носом). Это и вправду так.

Ральф (гарсону). И где он окажется с вашей помощью? В полицейской машине! В машине, набитой грубыми, неотесанными полицейскими, которые начнут изводить его расспросами!

Гарсон. Ничего подобного, они отвезут его в больницу!

Ральф. Вот именно. Они отвезут его в больницу и положат в общую палату, вместе с нищими и умирающими.

Франсуа (достает из кармана носовой платок). Замолчите. (Сморкается.)

Ральф (драматично). В общую палату с серыми стенами, с подслеповатой лампочкой, вот куда они его отвезут! Вот мир, который его встретит после пробуждения. И если вы узнаете, что он выбросился из окна и разбился о цементные плиты больничного двора, вы сможете себе сказать, что это вы толкнули его.

Франсуа (тем же тоном). И вы увидите, поместят они меня на первом этаже, такой уж я везучий.

Гарсон (колеблется, держа руку на телефоне, видно, что он переживает). Очень огорчен, но самоубийство в отеле… необходимо позвать полицию, таково… таково правило.

Ральф (к Франсуа). Мне очень жаль, но вы напали на солдафона. (Гарсону.) Ладно, идите, действуйте согласно правилам! И пусть он выйдет отсюда в сопровождении двух полицейских, как преступник!

Франсуа (патетично). Я не желаю ехать в больницу!

Ральф. Мой бедный друг, я сделал что мог!

Гарсон. А он платит в кассу Социального обеспечения?

Ральф (удивлен). Что?

Гарсон. В городе есть клиники с одноместными палатами, с ванной, имеющие договор с Социальным обеспечением. Если он туда платил, ему возместят восемьдесят процентов.

Ральф. Он повесился. Что же ему возместят? Стоимость веревки?

Гарсон. Его будут лечить, эти клиники хорошо оборудованы. У моей жены в прошлом году родился недоношенный ребенок, так они его держали в американском инкубаторе.

Ральф. Не вижу связи.

Гарсон. Чего бы вы ни говорили, но нет ни общих палат, ни нищих в клинике, которая может купить американские инкубаторы для недоношенных детей! Значит, там он будет просто счастлив.

Ральф. В инкубаторе?

Франсуа. Может, они найдут меня великоватым, а?

Гарсон (возмущен). Если вы нарочно не хотите меня понять!… (Снимает трубку.)

Ральф (быстро). Не надо, врачи ему ничем не помогут!

Гарсон. Почему это врачи ему ничем не помогут?

Ральф. Потому что он нуждается в понимании, сочувствии, внимании, а это все не купишь в аптеке.

Франсуа. Я уже давно перестал платить взносы в кассу Социального обеспечения, и мне ничего не возместят.

Гарсон. Не может быть! Как же вы перестали платить взносы?… Это же безрассудство!

Ральф. Не упрекать же, в самом деле, его за то, что он повесился, не оформив больничный лист! (Берет у гарсона трубку и вешает ее.) Вместо того, чтобы нести всякую чепуху, идите вытрите пол и позвольте мне заняться им.

Гарсон. А если он начнет снова? Если вам не удастся его убедить и он опять повесится здесь, в отеле? Я за это отвечаю! И тогда уже я окажусь в полицейской машине!

Ральф. Я беру ответственность на себя, прошу у вас десять минут. Если через десять минут он не откажется от своего намерения, я сам вызову полицию.

Гарсон. Вы понимаете, что очень рискуете?

Ральф. Нет, нисколько.

Гарсон. Если что-нибудь случится, я скажу полицейским, что вызвать их помешали мне вы.

Ральф. Договорились. Теперь за работу!

Гарсон (заглядывает в ванную). О-ля-ля!

Как в забое! Ужас! Идите посмотрите сами!

Ральф (идет к гарсону). Что здесь такое?

Гарсон. Чем я могу вытереть все это? Ну вот, теперь в этом отеле есть свой бассейн!

Ральф. Вытирайте полотенцами, а потом сбегаете за половой тряпкой. Торопитесь же!

Гарсон, ворча, исчезает в ванной комнате.

(Возвращается к Франсуа и разговаривает с ним громким голосом, звучащим несколько фальшиво.) Ну вот, он совсем растерялся!

Франсуа (тихо). Я ей позвонил, но она не стала разговаривать и повесила трубку.

Ральф. Ну ладно, ладно, теперь все кончено! Франсуа пообещает быть благоразумным и больше не делать глупостей!

Франсуа. Пять минут, я просил ее приехать всего на пять минут, а она повесила трубку.

Ральф. Франсуа прогонит все мрачные мысли и уедет домой в хорошем настроении, обещаете?

Франсуа. Франсуа никуда не поедет, он сейчас выбросится в окно.

Ральф (тихо). Он окажется в сумасшедшем доме, если и дальше будет идиотничать! (Громко.) В конце концов, жизнь прекрасна! Подумайте о том, чего вы чуть было не лишились в приступе безумия!

Гарсон (появляясь на пороге ванной с мокрым полотенцем в руках). Природа, птички, цветы…

Ральф и Франсуа поворачиваются к гарсону с застывшими физиономиями.

Ральф (холодно). О чем вы?

Гарсон (лирично). Это то, чего он чуть было не лишился: природа, птички, цветы, голубое небо…

Ральф (прерывая его). А колонка?

Гарсон (все так же лирично). …и колонка… (Спохватывается.) А что колонка?

Ральф. Вы ее починили?

Гарсон. Вы что? Думаете, ее так просто починить?

Ральф. Именно поэтому я позволил себе вас прервать.

Гарсон (немного постояв, возвращается в ванную, ворча). Конечно, я только и гожусь, чтобы заниматься колонкой, а для остального у меня не хватает ума…

Ральф (поворачивается к Франсуа). Итак, надо взять себя к руки, надо уехать отсюда и отвлечься. Мой друг ждет внизу в машине, вы прокатитесь, это вас успокоит. Хорошая прогулка по лесу, свежий воздух…

Франсуа (печально). Почему она это сделала? Не понимаю, нам было так хорошо вдвоем.

Ральф. Вы слышите, что я вам говорю? Вам надо уйти из этой комнаты и выбросить из головы все мрачные мысли…

Франсуа. Я не могу жить без нее, я люблю ее.

Ральф. Понимаю, но жить надо!

Франсуа. Почему вы меня заставляете жить? Разве вы не понимаете, что моя жизнь окончена? Не понимаете, что ничего не можете сделать для меня, я хочу умереть!

Ральф (со сдержанным бешенством). Все обойдется, честное слово.

Франсуа (печально). Почему она это сделала, не понимаю…

Гарсон (вновь появляется в дверях ванной, сочувственно). Любовная история?

Ральф и Франсуа опять поворачиваются к гарсону с застывшими физиономиями.

(Несколько высокопарно.) Ах, когда мы, мужчины, начинаем страдать из-за женщины, до каких крайностей…

Ральф (прерывает его). Вы кончили с колонкой?

Гарсон (сердито). Нет, не кончил! Надо сходить за половой тряпкой, это не ванная комната, а настоящий Ниагарский водопад! (Идет к двери.) А заодно поставлю в известность директора, так по крайней мере я не буду виноват.

Ральф (кидается за гарсоном и хватает его за руку). Нет надобности ставить кого-либо в известность, вы и так ни в чем не виноваты. (Достает из кармана деньги.) Я заплачу за ремонт. (Сует еще один банкнот в руку гарсона.) А это вам за участие.

Гарсон (после небольшой паузы). Но… зачем вы это делаете?

Ральф (выталкивает его за дверь). Сейчас не время дискутировать, торопитесь!…

Гарсон выходит. Ральф закрывает дверь.

Франсуа. Нет, правда, почему вы так обо мне заботитесь?

Ральф (подходит к Франсуа, со злостью). А сейчас убирайтесь отсюда, и побыстрее.

Франсуа (удивлен). Что?

Ральф. Мне удалось успокоить его, но это ненадолго. Если вы сейчас же не уйдете, он позовет полицию.

Франсуа. А куда прикажете мне идти? Я совсем одинок, никто нигде меня не ждет.

Ральф. Ждет, мой друг вас ждет внизу, он займется вами. (Ищет брюки Франсуа в шкафу.) И постарайтесь выглядеть веселым, а не то этот дурак опять проявит рвение. (Открывает чемодан Франсуа и, как тряпку, бросает туда брюки.)

Франсуа (печально). Думаю, свои вещи вы так не кладете в чемодан?

Ральф. Извините. (Достает брюки и, нервничая, складывает их.)

Франсуа. Не надо, бросьте, мне это безразлично. Наплевать мне на эти брюки, мне теперь на все наплевать, моя жизнь кончена… Оставьте, говорю вам… вы с ними обращаетесь по-свински… Моя жизнь имела смысл только тогда, когда она была рядом, без нее – это пустыня, небытие… Надо взять за низ брюк и провести двумя пальцами по стрелке, иначе будет топорщиться… Я даже представить себе не мог, что одиночество будет таким мучительным. Это правда, когда от вас уходит любимое существо, мир становится безлюдным… Но вы мне их разорвете, если будете тянуть с такой силой, это же альпага все-таки, а не жерфлекс!

Ральф (в ярости бросает брюки на кровать). Складывайте сами, но поторапливайтесь, сейчас придет гарсон со своей половой тряпкой!

Франсуа (смотрит на брюки, брошенные на кровать). Ему не надо было ходить за тряпкой, он мог взять мои брюки, в таком они сейчас виде…

Ральф. В последний раз спрашиваю, вы уйдете отсюда или нет?

Франсуа поднимается, с отсутствующим видом берет брюки и, не складывая, бросает их в чемодан.

(Кидается к шкафу.) Ваш пиджак… (Заталкивает пиджак в чемодан и закрывает его.)

Франсуа медленно подходит к кровати.

Ну, в дорогу!

Франсуа (падает на кровать). Почему она это сделала, не понимаю, нам было так хорошо вместе.

Ральф (в отчаянии). Снова здорово!

Франсуа. Я сам виноват, это я посоветовал ей показаться врачу. У нее не было аппетита, она ничего не ела, тогда я ей сказал: «Проконсультируйся у невропатолога». И она поехала к Вольфу. Она поехала к этому мерзавцу Вольфу.

Ральф (умоляюще). Вот-вот вернется гарсон, прошу вас, не пугайте его, не говорите ничего, подождите, когда он уйдет, тогда вы выйдете отсюда…

Франсуа. Нет, это идиотизм – вешаться! Я найду такой способ, который не подведет, я все начну сначала и на этот раз уж не дам маху.

Гарсон (входя, с половой тряпкой в руках). Ну, как дела?

Ральф (фальшиво). Потрясающе, он приходит в себя с молниеносной быстротой!

Гарсон. Браво!

Ральф. Он уже в полном порядке, его можно отпустить.

Гарсон. В добрый час. (Идет в ванную.)

Франсуа. Мерзавец!

Гарсон (вздрагивает). Простите?

Франсуа. Тоже мне невропатолог, ему только задницу мою лечить!

Ральф (быстро, гарсону). Не обращайте внимания, он мне все рассказал, это очень хороший признак, не надо его останавливать, ему от этого становится легче! (Толкает гарсона в ванную комнату.) Все идет отлично.

Франсуа. Негодяй!

Ральф и гарсон вздрагивают.

Ральф (менее уверенно). Все идет отлично…

Гарсон. Вы находите?

Ральф. Словом, он намного меньше подавлен, это несомненно!

Франсуа. Если он явится сюда, я его убью, я задушу его!

Ральф (гарсону). Слышите, о самоубийстве уже нет и речи…

Франсуа. Я раздроблю ему башку!

Гарсон (Ральфу). Вы и правда думаете, что ему лучше?

Ральф. Он вышел из состояния депрессии, это главное, идите кончайте свою работу, я уже свою почти окончил.

Гарсон (озадаченно). А я не так в этом уверен, как вы. Не знаю почему, но я не так в этом уверен, как вы. (Исчезает в ванной комнате.)

Ральф возвращается к Франсуа, качая головой.

Франсуа. Она каждый день ходила к нему в кабинет и ложилась на его врачебный диван. Все врачи сидят в кресле около больного и записывают. Так бывает обычно. Психиатр в своем кресле, а больной на диване. Ведь так это обычно бывает, да?

Ральф. Успокойтесь…

Франсуа. Но нет, только не у него! У него оба на диване! И за это я платил шестьдесят франков в час!

Ральф. Не волнуйтесь, прошу вас…

Франсуа. А я, я был уверен, что она ему рассказывает свои детские воспоминания! Так она мне говорила! Будто ложилась на диван и рассказывала ему свои детские воспоминания. Она говорила: «Это не человек, это ухо!» Так я и поверил – ухо!

Гарсон (выходит из ванной). Ну вот, я сделал что мог, надеюсь, она будет держаться,

Ральф. Прекрасно!

Гарсон. Нет, не вижу ничего прекрасного! Водопроводчик будет только во второй половине дня, мне придется все время подниматься сюда, проверять, не течет ли вода, а у меня сегодня столько работы, что я не собираюсь торчать весь день в вашей ванной!

Ральф. Понимаю, что досадно, но…

Гарсон (останавливается перед Франсуа). И от этой проблемы я тоже хотел бы избавиться.

Ральф. Я только что сказал вам, что, возможно, она уже решена…

Гарсон. Поверьте мне, если он пришел в себя, то пусть лучше уезжает. Так будет спокойнее и для вас и для меня. (Выходит.)

Ральф (берет в руки свой чемодан). Хорошо, я ухожу.

Франсуа (печально). Я не собирался ее преследовать, я приехал в этот город по делам службы. Но я не мог удержаться и написал ей перед своим выездом: «Любовь моя, я не могу жить без тебя…»

Ральф. Я ухожу, до свидания. (Идет к двери.)

Франсуа. Прекрасное письмо, очень волнующее, даже патетическое. (Достает из кармана смятый листок бумаги.) Я сохранил черновик, сейчас прочту вам…

Ральф. Вы слышали? Я ухожу! До свидания!

Франсуа. Почему до свидания, вы что, не можете задержаться на секунду, а?

Ральф. Нет, больше не могу, я сейчас же скажу гарсону, чтобы он позвал полицию! С меня хватит, я сделал все что мог! Франсуа (читает). Любовь моя, моя Луиза, я не могу жить

без тебя…

Ральф (подходит к Франсуа, вырывает из его рук письмо).

Вам понятно? Я ухожу!

Франсуа. Верните мне письмо, прошу вас.

Ральф (бросает письмо на кровать). Вы не хотите меня слушать, вы не хотите, чтобы я вам помог? Тогда привет! Чао!

Франсуа не отвечает.

(Хочет уйти, но передумывает.) Если вы предпочитаете оказаться в больнице, дело ваше! Они быстро наденут на вас смирительную рубашку, потому что шантаж самоубийством – у них это не пройдет! Вот так! А теперь скатертью дорога! (Открывает дверь.)

Франсуа не реагирует.

(Закрывает дверь.) Но, наконец, господи, вы не понимаете, что ли, что сейчас придут полицейские и заберут вас?!

Франсуа. Вы шутите. С какой стати полицейским приходить сюда. Нет никаких доказательств моего самоубийства, я жив и даже не ранен.

Ральф. Отель обязан сообщить полиции. Гарсон не сделал этого, потому что я ему помешал. Если я не стану больше его удерживать, через пять минут вы будете в комиссариате. Может быть, вы именно этого хотите?

Франсуа. Нет, вовсе не хочу. У меня нет ни малейшего желания идти в комиссариат.

Ральф. Поваляйте дурака еще раз перед гарсоном, и вы увидите, что будет.

Франсуа (встает, с задумчивым видом делает несколько шагов по комнате). Но ведь и вправду нет никаких доказательств моего самоубийства.

Ральф. Не в этом дело…

Франсуа. Нет, в этом! Именно поэтому меня никто не принимает всерьез! И она тоже не поверит мне! Она, как и вы, подумает, что я ее шантажировал, что все это лишь комедия! (Открывает чемодан и достает из него туалетный несессер.)

Ральф. Что вы делаете?

Франсуа. Если она застанет меня здесь спокойно болтающим, неужели вы думаете, что она хоть на секунду поверит, будто я хотел умереть из-за нее! (Достает из несессера бритву.) Я кончаю жизнь самоубийством, а зовут водопроводчика, разве это нормально? (Идет к ванной с бритвой в руках.)

Ральф (бросается к нему и останавливает). Отдайте мне бритву!

Франсуа (вырываясь). Она увидит, комедия это или нет!

Ральф (пытается отнять бритву). Отдайте мне бритву, черт подери!

Входит гарсон со щеткой, на которую накинута тряпка.

Гарсон. Так… так… но что здесь происходит?

Ральф и Франсуа отходят друг от друга и, смущенные, поворачиваются к гарсону.

Ральф (фальшиво). Ничего особенного, все идет отлично.

Гарсон (к Франсуа). Что вы делаете с бритвой?

Ральф. Он бреется.

Гарсон. Что?

Ральф. А по-вашему, что он может делать с бритвой? Он бреется!

Гарсон. Как это – он бреется? Вы же дрались!

Ральф (фальшиво). Мы? Дрались?

Франсуа (фальшиво). И не собирались, что за странная идея!…

Ральф. Просто потолкали друг друга, вот и все…

Франсуа (тем же тоном). …дружески…

Гарсон (Ральфу). Вы считаете это умно, толкать человека, который бреется?

Ральф (фальшиво). Вы правы, сейчас я подумал и нахожу это неосторожным.

Франсуа (тем же тоном). Конечно, я же мог порезаться.

Ральф. Сначала вы побрейтесь, а уж потом снова будем шутить.

Франсуа. Одну минутку, я сейчас вернусь. (Идет к ванной комнате.)

Ральф (кидается за ним и останавливает его. В бешенстве). Я одолжу вам мою электрическую бритву.

Франсуа (тем же тоном). Я не могу бриться электрической.

Ральф (тем же тоном). Знаете, это дело привычки.

Франсуа (тем же тоном). Я пытался, но у меня начинается сильное раздражение.

Ральф (тем же тоном). Неужели?

Гарсон (нервничая). Что вы тут затеяли, вы оба? (Ральфу.) Вы обещали мне, что он уйдет, почему же он здесь торчит?

Ральф (быстро вырывает из рук Франсуа бритву и подходит к гарсону). Вы начинаете действовать мне на нервы.

Гарсон. Ах, я вам действую на нервы! Хорошо, сейчас же пойду и расскажу все директору, тогда увидим, кто кому действует на нервы! (Решительно направляется к двери.)

Ральф. Скажите ему заодно, что вы получили взятку за свое молчание.

Гарсон (остолбенел). Что вы сказали?

Ральф. Прошло довольно много времени с тех пор, как он пытался покончить жизнь самоубийством. Возможно, найдут странным, что вы заявляете об этом так поздно.

Франсуа. Полчаса колебаний, это явно многовато…

Гарсон (возмущенно). Но это вы дали мне деньги за то…

Ральф (прерывая его). Совершенно согласен, идите объясните все это директору.

Гарсон (поколебавшись мгновение, медленно идет к ванной. Тихо). Больше не течет, оставлю щетку здесь, я скоро приду.

Ральф. Вот-вот, до скорого.

Гарсон (идет к двери, поворачивается к Ральфу). В городе тридцать семь отелей, не считая меблированных комнат, и именно на меня сваливается такое. (Выходит.)

Ральф, (поворачивается к Франсуа). Так, а теперь у меня к вам небольшой разговор.

Франсуа (садится на кровать). Если вы собираетесь ругать меня, то не стоит трудиться.

Ральф (садится рядом). Нет, я хочу тоже поделиться с вами моими проблемами.

Франсуа (удивлен). Вашими проблемами?

Ральф. Да, представьте, у меня тоже есть проблемы, и вы можете мне помочь.

Франсуа. Помочь вам, я?

Ральф. Мне нужна эта комната.

Франсуа молча ложится на кровать.

(Встает.) Я не могу выставить вас вон, и вы это знаете. Нельзя же выгнать на улицу типа, который хочет умереть. Итак, говорю вам откровенно: мне немедленно нужна эта комната.

Франсуа (глядя в потолок, начинает петь). «О Капри, все прошло, подумать только – то был город моей первой любви. О Капри, все прошло…».

Ральф (ошеломлен). Что это значит?

Франсуа (поет). «Не думаю, что я туда снова вернусь…».

Ральф. Что с вами?

Франсуа (с тоской). Это было в разгаре лета, пять лет назад, помню, все пели эту песню, я подарил ей пластинку… Она была так рада, она обожала эту песню… Любовь моя… (Поет.) «О Капри… все прошло, подумать только…».

Ральф (хватает Франсуа за лацканы пиджака). Черт вас побери, вы будете меня слушать. Говорю вам, мне необходима эта комната.

Франсуа. Зачем?

Ральф. Какая разница зачем! Я не собираюсь посвящать вас в мою личную жизнь. Вам нет никакого смысла дальше оставаться здесь, меня это устраивает. Окажите мне услугу!

Франсуа. Охотно, сейчас я вам оставлю эту комнату.

Ральф (облегченно). О, прекрасно, превосходно… спасибо. (Идет за чемоданом Франсуа.) Я скажу моему другу, чтобы он отвез вас, куда вы хотите…

Франсуа (садится). Вы были на Капри?

Ральф. Нет… Уходите же!

Франсуа. Я тоже не был… Смешно, какое большое значение в жизни могут иметь песни – вдруг перед тобой возникает прошлое. (Поет.) «О Капри, все прошло, подумать только…».

Ральф (прерывает его). Хорошо, теперь пошли, вы допоете в машине.

Франсуа не двигается.

Ну, чего вы ждете?

Франсуа. Позвоните ей.

Ральф. Что?

Франсуа. Позвоните ей и скажите, что я покончил жизнь самоубийством из-за нее.

Ральф (выпуская из рук чемодан). Нет, это невозможно!

Франсуа (встает). Она придет, если ее позовет кто-то третий, она придет, она не может поступить иначе, и тогда я уйду, клянусь вам.

Ральф. Но я не стану звонить этой женщине, об этом не может быть и речи!

Франсуа. Она будет здесь через десять минут, и я сразу же с ней уеду. Еще десять минут – и комната ваша.

Ральф. А если ее нет дома?

Франсуа. Сейчас она наверняка дома. Умоляю вас, это последнее, о чем я вас прошу.

Ральф. Об этом не может быть и речи!

Франсуа. Хорошо. (Вновь ложится на кровать и с отсутствующим видом начинает насвистывать «Капри».)

Ральф. Перестаньте.

Франсуа. Вам не нравится эта песня?

Ральф (готов схватить Франсуа за горло, но сдерживается и со свирепым видом делает несколько шагов по комнате). Она придет через черт знает сколько времени!

Франсуа. Десять минут, максимум, обещаю вам, что все уладится через десять минут.

Ральф снова начинает ходить взад и вперед по комнате. Это же совсем немного – десять минут…

Ральф (внезапно, после паузы). Какой у нее номер?

Франсуа (встает, очень взволнован). Семьдесят седьмой. Попросите мадам Пиньон, Пиньон – пэ – Поль, и – Исидора, эн -…

Ральф (прерывает его). Ясно! Ясно! (Снимает трубку.)

Франсуа. И сразу не говорите ей, что отдал концы! Пусть думает, что я нахожусь между жизнью и смертью…

Ральф. Алло? Дайте семьдесят седьмой.

Франсуа (про себя). Я буду лежать, у нее наверняка будет шок, когда она увидит меня распростертого на кровати, такого бледного… Я приподнимусь с трудом и тихо прошепчу: «Луиза»… и глаза у меня будут печальные печальные…

Ральф (кричит). Довольно! (В трубку.) Мне надо поговорить с мадам Пиньон… Лично… Ее нет дома? А когда она должна вернуться?… А, понятно. (Закрывает трубку рукой и поворачивает к Франсуа.) Ее нет!…

Франсуа (вскакивает и вырывает из рук Ральфа трубку). Алло?… Это говорит друг ее мужа, я звоню вам потому, что он покончил жизнь самоубийством, пусть она срочно придет в «Отель де коммерс»… Нет, он жив, но в очень тяжелом состоянии…

Ральф (пытается нажать на рычаг). В конце концов, не говорите этого!

Франсуа (б трубку). Да-да, срочно. (Вешает трубку.)

Ральф. Что с вами, господи! Ее нет дома, ее нет дома!

Франсуа (довольный). Это Вольф. Уверен, что это был Вольф.

Ральф. Она может вернуться домой только вечером! Уж не воображаете ли вы, что будете здесь целый день ждать ее?

Франсуа. Он, наверное, окочурился со страху, этот доктор Вольф! (Смеется.)

Ральф (хватает его за лацканы пиджака). Вы ответите мне, черт вас побери!

Франсуа (вырываясь). Это ненадолго, не беспокойтесь, она, видимо, вышла погулять…

Ральф. Нет, она катается на лошади!

Франсуа (удивлен). Что вы сказали?

Ральф. Она ушла кататься на лошади! Она в манеже и пробудет там еще никак не меньше часа! Вот что он мне сказал!

Франсуа (вдруг остолбенел). Почему она катается на лошади?

Ральф. А я откуда знаю? Значит, ей это нравится, я так думаю.

Франсуа (монотонно). Мы прожили вместе пять лет, и ни разу она не садилась на лошадь. Я ее никогда не видел на лошади за все пять лет совместной жизни, никогда.

Ральф. Ну и что? Что тут такого?

Франсуа. Это он! Это он посадил ее на лошадь, ненормальный! А я и не удивляюсь, от него всего можно ожидать!

Ральф. Господи боже мой, но в этом нет ничего непристойного!

Франсуа. Он же ее убьет, этот псих. (Бросается на кровать.) Дорогая моя бедняжка!

Ральф (с дрожью в голосе). Послушайте…

Франсуа (другим тоном). Как он выглядит'

Ральф. Что?

Франсуа. Вы его видели, какой он?

Ральф. Не знаю, высокий, смуглый, крепкий…

Франсуа (со злобой). Какой ужас! Фу!

Ральф (теряя терпение). Ну, опять все сначала!

Франсуа. Вы не представляете, до чего она хрупка. Я только и делал, что заботился о ней, она всегда была такая слабенькая… Помню, раз пошли мы вместе в аптеку, я ей говорю: «Выбирай, что хочешь, любовь моя, не бойся, бери самое дорогое…»

Ральф (доведенный до крайности, трясет Франсуа). Хватит! Хватит! Хватит! Хватит! (Отпускает его.)

Франсуа пятится от него удивленный.

Мне надоело, вы слышите меня? Надоело! Не путайтесь под ногами!

Франсуа. Но что с вами?

Ральф. Я сделал все, о чем вы просили, я позвонил в клинику, вы обещали мне, что уберетесь отсюда, если я позвоню. Ну и что? Уйдите с дороги!

Франсуа. Ничего подобного, я сказал вам, что уйду отсюда вместе с ней…

Ральф. Но она катается на лошади! Так вот, если вы жаждете рассказать ей переживания рогоносца, отправляйтесь в манеж! Но только убирайтесь отсюда, потому что я сыт по горло этим водевилем, по горло!

Франсуа (тихо, после небольшой паузы). Я сейчас уйду.

Ральф. Вы слышите? Когда же?

Франсуа (громче). Я сейчас уйду.

Ральф (немного удивлен). Конечно, для вас это самое лучшее! (Спокойнее.) Если вы и дальше будете торчать здесь, то вряд ли разрешите ваши проблемы.

Франсуа (беззлобно). В общем, вы в конце концов снова обретете вашу комнату.

Ральф, смущенный, идет открывать дверь. Франсуа смотрит на него, не двигаясь с места.

Ральф. Сойдем вниз вместе. Я представлю вас моему приятелю. (Берет в руки чемодан Франсуа.) Он хорошо знает город… (Поворачивается спиной к Франсуа и идет к двери.) …и очень услужливый.

За спиной у Ральфа Франсуа молча пересекает сцену и выходит из номера, но через окно: перешагивает подоконник и скрывается за окном.

(Уверенный, что Франсуа следует за ним, поворачивается.) Вы можете поехать в… (Видит, что комната пуста.) Черт возьми! (Бросается как сумасшедший к окну.) Пиньон! (Свешивается через окно.) Пиньон, что вы делаете! Вы с ума сошли, вы же разобьетесь!

Франсуа (появляется в оконном проеме.) Она узнает о моей смерти, сидя верхом на своей лошади.

Ральф (пытается схватить его, но Франсуа вновь исчезает. Растерянно). Пиньон, прошу вас, вернитесь, уйдите с карниза, это же так опасно!… Вернитесь, вас увидят! Перестаньте хоть на секунду валять дурака!

Франсуа (вновь появляется в проеме окна). Сходите за ней.

Ральф. Что такое?

Франсуа. Сходите за ней, вряд ли в этом городе несколько манежей.

Ральф(хватает Франсуа за руку). Но почему я? Почему вы сами туда не идете? Разумнее вам это сделать самому.

Франсуа (холодно). Отпустите меня, иначе я спрыгну вниз.

Ральф быстро отпускает его руку.

Больше вам нечего мне сказать?

Ральф (умоляюще). Пиньон, на нас смотрят, на улице полно полицейских, поднимитесь, прошу вас!

Франсуа вновь исчезает.

(Кричит.) Пиньон!…

Входит Феликс. У него потрясенный вид.

Феликс. Что он делает на карнизе? Он что, рехнулся?

Ральф (кричит Франсуа, которого по-прежнему не видно). Не двигайтесь, все устраивается. (Бросается к Феликсу.) Ты сейчас же пойдешь и приведешь его жену, она занимается верховой ездой.

Феликс (ошеломленно). Что?

Ральф (с дрожью в голосе). Не задавай вопросов, ее зовут Луиза Пиньон, она в манеже.

Феликс. В манеже?

Ральф. Да. Не может же быть в этой дыре несколько манежей. Наведи справки и приведи ее сюда как можно быстрее. Луиза Пиньон!

Феликс. Луиза Пиньон.

Ральф. Вот именно. Скажи ей, что ее муж покончил жизнь самоубийством. Лети со всех ног.

Феликс (делает было шаг к двери, но поворачивается к Ральфу). А что она делает в манеже в то время, как ее муж выбрасывается из окна?

Ральф. Если ты будешь задавать идиотские вопросы, тогда конец! Всему конец!

Франсуа (за сценой). Ну так как?

Ральф (бросается к окну). Ну вот, ну вот, все и устроилось, не нервничайте. (С беспокойством.) Что вы вытворяете вашей ногой? Поставьте, пожалуйста, ногу на карниз! (Умоляя.) Прошу вас, не раскачивайте так ногой, это неосторожно, вы можете упасть!

Феликс (приближаясь к окну, заинтересованно). Что он вытворяет своей ногой?

Ральф(поворачивается к Феликсу). Ты еще здесь! (Толкает его к двери.) Торопись же, господи!

Феликс (вполголоса). Может, мне спрятаться, подождать, когда он вернется, и ткнуть ему в спину пистолетом.

Ральф. Это зачем?

Феликс. Вот те раз! Чтобы его выдворить.

Ральф. Чем же ты ему пригрозишь, дурак? Смертью?

Феликс (останавливается на пороге). Тогда я его прикончу, и мы его бросим в ванную комнату!

Ральф. В ванной потоп, гарсон все время туда бегает вытирать воду, мы в тупике, говорю тебе!…

Франсуа (за сценой, кричит). Ай!

Ральф (кидается к окну). Черт возьми!

Франсуа (появляется в проеме окна). Пустяки, это я ударился о водосточную трубу, я такой неловкий. (Исчезает.)

Ральф (вне себя). Ну, комедия окончена, да? Ваша жена будет здесь через пять минут, я послал за ней моего приятеля, сейчас же поднимитесь! Но не отрывайте ног от карниза, черт возьми! Что вы там все время вытворяете вашей ногой?

Феликс (снова подходит к окну заинтересованный). Он опять раскачивает ногой?

Ральф бросается на Феликса.

(Ловко увертывается.) Хорошо, я иду туда, иду… (Останавливается на пороге и поворачивается к Ральфу.) Процессия, должно быть, уже недалеко, у нас остается не так много времени…

Ральф выталкивает Феликса, захлопывает за ним дверь и поворачивается к окну. У него опустошенный вид.

Перешагнув подоконник, появляется Франсуа. Он старается не смотреть на Ральфа и садится на кровать.

Ральф падает в кресло.

Франсуа (после паузы). Я причиняю вам столько хлопот.

Ральф (безразличным тоном). А, оставьте.

Франсуа. А ваш друг серьезный человек?

Ральф. Что?

Франсуа. Он действительно пойдет в манеж, а? Он не из тех, кто забывает поручения?… Извините меня, что беспокоюсь, но я не знаю его…

Ральф (тихо). Отстаньте от меня.

Франсуа. У меня есть такой приятель, он обещает вам все что хотите, а выпьет два-три стакана, и все забывает. Это отличный парень, но стоит только попасться на его пути какому-нибудь бистро, тогда все кончено, больше для него ничего не существует.

Ральф (глухо). Замолчите.

Франсуа (как сомнамбула). В любом случае, хочу вам сказать, что никогда не забуду, что вы для меня сделали. Если я выйду живым из этого ужасного кризиса, который я переживаю, я никогда не забуду, что это только благодаря вам.

Ральф, с искаженным лицом, начинает барабанить пальцами по подлокотникам кресла.

(Встает.) У меня дрожат ноги… Смешно, я ничего не чувствовал, стоя на карнизе, а когда поднялся в комнату, испытал шок.

Ральф. Но если бы вы прыгнули вниз, было бы еще хуже.

Франсуа (под впечатлением, вновь садится). Вы правы, это ужасно… Я бы разбился, и в последний раз она увидела бы меня таким: большое расплющенное тело.

Ральф в кресле делает движение.

Она приезжает, а я распростерт на тротуаре, все переломано, только одно лицо цело, лицо, на котором застыла странная улыбка.

Ральф встает, до предела измученный.

(Продолжая мечтать, громко). Она падает на меня и кричит: «Франсуа, прости, прости!…»

Ральф, вне себя, включает радио.

Голос журналиста (заглушает последние слова Франсуа). …экстренное сообщение… демонстрацию разогнали, процессия может беспрепятственно войти в Монкулеш. Монкулеш – это, напоминаем вам, последний пункт перед Мобежем. Таким образом, все идет по плану, и в шестнадцать часов процессия войдет в городские ворота Мобе-жа. А сейчас – международное обозрение…

Входит очень взволнованный гарсон и развертывает перед Франсуа и Ральфом большой флаг с надписью: «Добро пожаловать в Мобеж».

Ральф (удивленный, выключает радио). Это еще что?

Гарсон. Полицейские внизу. Они хотели сюда подняться, но я их удержал. Вот уж точно можно сказать, втянули вы меня в историю!

Ральф. Полицейские?

Гарсон. Да, два инспектора в гражданской форме! Им сообщили, что какой-то тип стоит на карнизе. (К Франсуа.) Ну, теперь вы стали акробатом?

Франсуа не отвечает. Гарсон, взбешенный, подходит к нему, а Ральф в это время тихонько задом пятится к двери.

(К Франсуа.) Это вы валяли дурака на карнизе? А? (К Ральфу.) Так-то вы следите за ним?

Ральф (останавливается у двери и поворачивается к гарсону, указывает на флаг). А это что еще за трюк?

Гарсон. Надо же было что-нибудь придумать, чтобы объяснить им, что делает на карнизе этот помешанный.

Франсуа. Будьте вежливы, прошу вас.

Ральф (гарсону). И что вы придумали?

Гарсон. Сказал им, что он примеривается, как повесить флаг.

Ральф(возвращается и подходит к гарсону, с заинтересованным видом). Совсем недурно.

Франсуа. Да, хорошо придумано.

Ральф (гарсону). И они ушли?

Гарсон. Нет, ждут внизу!

Ральф. Ждут чего?

Гарсон. Ясно же, когда повесят флаг!

Ральф. Да, конечно… Во всяком случае, поздравляю вас, у вас богатая фантазия.

Франсуа. Вы правы, надо же было такое придумать.

Гарсон. Мне здорово повезло, что флаг был под рукой. Я собирался его вывесить еще утром, но не было времени.

Ральф (очень оживленно). Ну вот, теперь надо его поскорее вывесить!

Гарсон. Ив ваших интересах – побыстрее.

Ральф. Сказано – сделано. (Широко открывает окно и уступает дорогу гарсону.) За работу!

Гарсон. Уж не думаете ли вы, что вешать флаг буду я?

Ральф (застывает на месте). Простите?

Гарсон. Вы видели этот карниз? Только сумасшедший может вскарабкаться на него! У меня нет ни малейшего желания разбиться…

Франсуа (зло). А что с ним такое, с этим карнизом?

Ральф (фальшиво). Да, что с ним?

Франсуа (Ральфу). Вы находите его слишком узким?

Ральф. Нисколько!… Скажем, он не слишком широк, но уж совсем и не узок.

Гарсон. Ах так! Значит, широкий!

Франсуа. Ну конечно!

Ральф (настойчиво). Ну же!

Гарсон (протягивает ему флаг). Что ж, в таком случае действуйте!

Ральф. Я? Да вы с ума сошли! Уж не воображаете ли вы, что я стану делать вашу работу?

Гарсон. Очень сожалею, но это не моя работа, я гарсон, а не верхолаз!

Франсуа (берет у гарсона флаг). Ладно, дайте его мне. У меня уже есть опыт.

Ральф (вырывает у него из рук флаг). Ну нет, только не вы, этим мы уже сыты по горло!

Гарсон. Да, вы уж оставьте нас в покое!

Франсуа. Нет, дайте мне его, обещаю, что не стану прыгать вниз…

Ральф (категорически). Ноги вашей больше не будет на этом карнизе.

Гарсон. Да, не настаивайте, это бесполезно, ноги вашей не будет больше на этом карнизе.

Франсуа (садится на кровать). Хорошо.

Ральф (гарсону). Вы только что сказали, что хотели повесить его утром.

Гарсон. Да, но не на третьем же этаже! Я повесил бы его на первом и сделал бы это при помощи веревки!

Ральф(достает из кармана деньги). Это можно уладить…

Гарсон. Да дело не в деньгах, просто я боюсь.

Франсуа (Ральфу). Это же глупо, я вам повешу его бесплатно!

Гарсон (Ральфу). Знаете, сейчас они придут. Если мы и дальше будем терять время зря, они ввалятся сюда!

Ральф. Ладно, спуститесь вниз, черт возьми! И задержите их!

Гарсон (указывая на флаг). А это?

Ральф (в бешенстве). Что это? Я сам повешу его, раз все остальные сдрейфили!

Франсуа. Повторяю, что я…

Ральф (орет). Нет!

Гарсон (направляясь к двери). Скажу им, что флаг сейчас повесят и что на это потребовалось время. (Открывает

дверь и поворачивается к Ральфу.) Смелее! (Выходит.)

Ральф медленно идет к окну, таща за собой флаг.

Франсуа. Разрешите дать вам один совет. Надо двигаться очень осторожно, держась за окно, а когда встанете на карниз, старайтесь не опираться на водосточную трубу.

Ральф (устало). Оставьте меня в покое!

Франсуа. Я хорошо знаю дорогу, и вы должны воспользоваться моим опытом.

Ральф перешагивает через подоконник и исчезает.

(Подходит к окну и голосом инструктора дает ему советы.) Ставьте ноги одну за другую и пригнитесь! Туда, так, хорошо!… Хорошо!… Осторожно двигайтесь, осторожно! Вот и все, браво! Сделайте глубокий вдох и выдох! Глубже дышите!

Ральф (появляется в проеме окна, взбешен). Я же сказал, отстаньте от меня!

Франсуа. Но…

Ральф. Если вы будете торчать у окна, я вернусь в номер!

Франсуа (отходит от окна и садится на кровать, после небольшой паузы). У нас явно у обоих напряжены нервы и не сложились нормальные отношения… А очень жаль, потому что вы мне симпатичны… Честное слово, откровенно вам говорю, я бы очень хотел с вами вновь встретиться… а я, поверьте, не так легко схожусь с людьми… У меня мало друзей… только Баллюшон, мой однополчанин, мы встречаемся редко, да еще… Да, Баллюшон… Скажите, как вас зовут и дайте сейчас же ваш адрес или визитную карточку, если она у вас есть… (Встает и бросает взгляд в окно). Все идет нормально? (Возвращается к кровати). Знаете, это смешно, но раньше я не отдавал себе отчета, что так ее люблю, я это понял, когда она ушла от меня… Я не был к ней достаточно внимателен, когда мы жили вместе. Я привык видеть ее каждый день, она была рядом, нам было хорошо, она была моей женой, чего же еще… А вы женаты?

Ральф не отвечает.

(Повторяет вопрос громче.) Вы женаты? (Обеспокоенный, кричит.) О! (Подходит к окну, все более и более беспокоясь, зовет.) Эй! (Громче.) Эй! (Смотрит за окно и в ужасе поворачивается.) О нет! О нет! О-ля-ля!…

В дверях появляется Ральф. У него ужасный вид: костюм порван. Он весь покрыт пылью и держит в руках одну туфлю. Шатаясь, он входит в комнату и падает на кровать.

Франсуа (обезумевший, кидается к нему). Вы ушиблись? Вы меня слышите? Вы ушиблись?

Ральф не отвечает.

(Растерян, бежит к телефону.) Врача, скорее!… (Снимает трубку.)

Вольф (входя). Что случилось?

Франсуа. Он упал из окна, я вызываю врача!…

Вольф. Я врач. (Бежит к Ральфу и щупает у него пульс.)

Франсуа (вешает трубку, облегченно). О доктор, какая удача!…

Вольф (обеспокоенно). Он упал с третьего этажа?

Франсуа. Да, но остановился на втором.

Вольф. Как это?

Франсуа. Он приземлился на балкон под нами.

Вольф. А, хорошо. (Ощупывает Ральфа.) По-видимому, переломов нет. Рефлексы хорошие, дыхание нормальное, мне кажется, ничего серьезного нет! (Поворачивается к Франсуа.) Ему крупно повезло!

Франсуа. О да, если бы он не зацепился, он… просто чудо, что вы пришли именно в этот момент!

Вольф. Я пришел бы раньше, но меня неожиданно задержали в клинике.

Франсуа (удивлен). Как это понять – пришел бы раньше?

Вольф. Разве не вы мне звонили?

Франсуа. Звонил?

Вольф. Кто-то позвонил ко мне в клинику только что и сообщил, что Пиньон (показывает на Ральфа) покончил жизнь самоубийством.

Франсуа (упавшим голосом). Вы доктор Вольф?

Вольф. Да, я. Он вам обо мне говорил?

Франсуа (после небольшой паузы). Да, и много.

Вольф (качает головой). Бедняга.

Франсуа. Он мне говорил и о Луизе тоже.

Вольф. Ах так? (Наклоняется над Ральфом.) Представляю, что он вам наговорил… Он никак не может смириться с тем, что она его больше не любит. Я живу с ней уже три месяца, мы оба совершенно счастливы, а несчастный не хочет этого понять… Вы один из его друзей?

Франсуа. Нет, не совсем… я знаком с ним всего около часа.

Вольф. Признайтесь, вы тоже считаете, что ему лучше было бы сидеть дома? Женщина пытается перестроить свою жизнь, старается найти равновесие, радость жизни, а он является и разбивает все вдребезги.

Франсуа. Но это он сам разбился вдребезги…

Вольф. Вот именно, он может наделать нам много вреда, мсье. (Открывает свой портфель и достает оттуда шприц.) Мы живем в провинции, здесь люди очень строго придерживаются своих принципов, у меня уже были большие неприятности из-за того, что я собираюсь жениться на не-разведенной женщине, а если к тому же еще муж покончит жизнь самоубийством, как говорится, у нас под окнами, я могу закрывать мою клинику. (Закатывает рукав у Ральфа и делает укол.) Да, он может наделать нам много вреда…

Франсуа. Что это за укол?

Вольф. Нервоуспокаивающее… транквилизатор, если вам угодно.

Франсуа. Транквилизатор?

Вольф. Да, чтобы снять немного его агрессивность.

Франсуа. Какую агрессивность? Он вовсе не агрессивен!

Вольф (безапелляционно). Самоубийца агрессивен по отношению к самому себе, поэтому его прежде всего надо успокоить. (Прячет шприц в портфель.) Так! Ближайшие несколько часов он будет чувствовать легкую сонливость, но зато ему уже не захочется предпринять новых попыток.

Франсуа. Но вы же не имеете никакого права усыплять его! Как прикажете понимать ваше поведение?

Вольф. Я его не усыпляю, я его успокаиваю. Я бы ввел ему меньшую дозу, если бы у него были важные дела после обеда, но здесь другой случай.

Франсуа (возмущенно). Откуда вы знаете?

Вольф. Он коммивояжер фирмы мужских рубашек, а эту свою работу он может выполнять и в полусонном состоянии.

Франсуа (со злобой). Ах, вы так считаете!

Вольф. Простите меня, возможно, вы тоже коммивояжер, я не хотел вас обидеть, нет глупых занятий. (Достает из портфеля бланк рецепта.) Я выпишу ему успокоительные таблетки, чтобы усилить действие укола. (Пишет рецепт.) Три таблетки, как проснется… нет, пять.

Франсуа (несколько мгновений рассматривает Вольфа, затем подходит к нему). Я хотел бы задать вам один вопрос.

Вольф (продолжая писать). Слушаю вас.

Франсуа В этой истории есть один момент, который я не понимаю…

Вольф. Да?

Франсуа. Почему она его бросила?

Вольф (перестает писать.) Ну уж это, мне кажется, ясно, достаточно посмотреть на него…

Франсуа. Нет, я вас спрашиваю, почему она его бросила?

Вольф (просто). Потому что он недотепа.

Франсуа (крайне удивлен). Почему это недотепа?

Вольф. Жалкий, несчастный тип, лишенный честолюбия.

Франсуа. У меня совсем не сложилось такого впечатления…

Вольф (недоверчиво). Кроме шуток, вы находите его блестящим?

Франсуа. Не хуже других…

Вольф. Ну, вы снисходительны! Она мне рассказала о годах, проведенных с ним, о-ля-ля!

Франсуа. Что о-ля-ля?

Вольф. Такая тоска, такая скука!

Франсуа. Но это неправда, они пережили чудесные мгновения вместе.

Вольф. Вижу, он хорошо поработал, он одурманил вас. Наверняка хотел, чтобы вы поверили, что я разбил семью, разлучил супругов. Так вот, должен вам сказать, что ничего я не разбивал, потому что семьи никогда не было. Чудесные мгновения – это плод его воображения.

Франсуа. А их отпуск в Пальма в шестьдесят восьмом году? А лето в Корфу по туристской путевке? А их медовый месяц на Корсике?

Вольф. Ужасны.

Франсуа. Как это ужасны? Что вы о них знаете, вы там не были!

Вольф. Конечно, но и вы тоже! Зато я знаю ее впечатления.

Франсуа. Это она вам сказала, что все было ужасно?

Вольф. Мрак! А еще она рассказала о вечерах в их особнячке в Пуасси. С однополчанином Баллюшоном. Если Баллюшон не приходил, включали телевизор. Его включали и тогда, когда Баллюшон приходил, потому что говорить им было не о чем. Представляете, пять лет между Баллюшоном и телевизором, какая бы женщина выдержала!

Франсуа (печально). И все же он очень славный, Баллюшон.

Вольф. Если однополчан не теряют в бою, надо сделать так, чтобы потерять их в мирное время. Это элементарная вежливость по отношению к женщине, на которой женятся. (Берет портфель.) Ну вот, думаю, я ответил на ваш вопрос.

Франсуа. А в Мобеже у нее больше развлечений вечерами в доме умалишенных?

Вольф. Во-первых, теперь говорят не «дом умалишенных», а «психиатрическая клиника»; во-вторых, наш особняк стоит совсем отдельно от больничного корпуса, и, наконец, Мо-беж – очень веселый город, когда его знаешь.

Франсуа наклоняется над Ральфом и кладет ему под голову подушку.

(Глядя на Франсуа.) Похоже, вы симпатизируете ему. Он не злой, он даже славный малый, скучноват несколько… во всяком случае, для женщин. У него нет ни грамма фантазии, даже намека на безумие. А в жизни необходимо немного безумства!

Франсуа. Вам виднее, вы же психиатр.

Вольф. Нет, говорю вам не как медик! Ни разу ему не удалось поразить ее, ни разу он не смог ничем ее удивить!

Франсуа. А это ее не удивило, что он хотел умереть из-за нее?

Вольф. Нет, это в его духе! Он слабак, тряпка! (Показывает на Ральфа.) Посмотрите на него, правда, сразу видно, с кем имеешь дело? Конечно, это немного моя профессия – узнавать характер человека по чертам лица, но даже профан, глядя на эту голову, не ошибся бы! Вы видели этот нос, этот подбородок, эти уши! Для психиатра это тип депрессивного шизоида с манией самоубийства, для общества – это голова рогоносца.

Ральф на кровати шевелится.

(Отступая.) Будет лучше, если я уйду до того, как он проснется. (Берет портфель.) Не бойтесь, после укола он будет намного спокойнее. (Тянет Франсуа за руку к двери.) Я вас не знаю, мсье, и тем не менее открылся вам. Я очень верю в инстинктивную симпатию. Я доверился вам, рассказав, до какой степени мы опасаемся скандала, Луиза и я. (Открывает дверь и поворачивается к Франсуа.) Если бы вы могли помешать ему навредить нам, убедили бы его уехать с ближайшим парижским поездом, это было бы прекрасно… Заранее вас благодарю. (Выходит и закрывает за собой дверь.)

Франсуа (ходит по комнате, не веря услънианному). О, мерзавец! (Качая головой, подходит к Ральфу и начинает бить его по щекам.)

Ральф (с трудом поднимается.) А?

Франсуа. Вам лучше? Лучше?

Ральф (еле ворочая языком и слишком спокойно). Все отлично, благодарю вас.

Франсуа. С вами только что произошло небольшое происшествие, вы вспоминаете?

Ральф. Небольшое происшествие?

Франсуа. Да, вы выпали из окна.

Ральф. Выпал из окна? (Слабо улыбается.) Как это я умудрился?

Франсуа. Да, да, вы вешали флаг: «Добро пожаловать в Мобеж»…

Ральф (спокойно). Она уже прошла?

Франсуа. Кто?

Ральф. Процессия! Она уже прошла?

Франсуа. Еще нет.

Ральф (спокойно, почти безразлично). Ну и хорошо. (Вновь ложится.)

Франсуа. Нет, вам надо немедленно встать, сейчас сюда придет моя жена!… Слышите? Вам надо встать!

Ральф (поднимаясь). Где мой чемодан?

Франсуа (показывает). Там. Хотите я принесу его?

Ральф. Который час?

Франсуа. Три.

Ральф. Нет, сейчас он мне не нужен, оставьте его на месте, не на пожар. (Снова ложится.)

Франсуа (старается поднять его). Встаньте, ну же! Если лежать будете вы, она ничего не поймет! Это я должен лежать!…

Входит Феликс. Франсуа застывает, глядя на дверь, но Феликс один.

Где она?

Феликс (Ральфу). Она не захотела прийти.

Франсуа медленно садится на кровать рядом с Ральфом. Он потрясен.

Феликс (по-прежнему игнорируя Франсуа, Ральфу). Сколько я ей ни говорил, что это вопрос жизни и смерти, все зря, она не захотела прийти… (Замолкает, так как голова Ральфа медленно ложится на плечо Франсуа.) Что случилось? (Ошеломлен.)

Франсуа (осторожно отталкивает Ральфа, улыбающегося в полусне, вяло). Она осталась в манеже?

Голова Ральфа снова ложится на плечо Франсуа, который отодвигается. Ральф распластывается на кровати.

Феликс. Да, но… но что происходит?

Франсуа (встает). Вы ей сказали, что я умираю, и она осталась в манеже?

Феликс (наклоняется над Ральфом). Что, нездоровится?…

О!… Вам плохо?

Франсуа. И все же она как-то среагировала, не могла же она вас просто так отпустить?

Ральф с большим трудом встает.

Феликс (хватает Франсуа за воротник, грубо). Что с ним случилось?

Франсуа (спокойно). Отпустите меня.

Феликс. Это вы довели его до такого состояния?

Франсуа (вырываясь). Скажите мне сначала, что было в манеже?

Феликс (взбешен). Нечего рассказывать, я пришел, когда она собиралась скакать верхом с пятнадцатью бездельниками. Она и слушала меня вполуха.

Франсуа. Как это вполуха?

Феликс. Она даже не спешилась, мне пришлось бежать за лошадью.

Франсуа. Не может быть!

Феликс. Может, ей были неинтересны мои рассказы, ее уже предупредили. Дружок ее позвонил в манеж и сказал, что сам всем займется и чтобы она никуда не ездила.

Франсуа. К тому же он помешал ей прийти сюда, подлец!

Феликс. Не мог же я тащить ее силой, я был один против пятнадцати кавалеров.

Ральф опять начинает медленно падать.

(Бросается к нему и удерживает.) Но что с ним? Что это за шутки?

Ральф. Я упал из окна. (Прыскает со смеху.)

Франсуа. Это точно. Он упал на балкон под нами, когда вывешивал флаг.

Ральф (весело). Из окна! Оп!

Франсуа. И друг моей жены сделал ему укол.

Феликс (потрясенно). Что такое?

Франсуа. Его зовут Вольф, это очень предприимчивый малый, сначала он украл у меня жену, а потом сделал укол вашему другу.

Феликс. Что значит – сделал укол? Укол чего?

Франсуа. Лекарство, которое колют сумасшедшим, чтобы их успокоить… Во всяком случае, я так понял.

Ральф. Я потерял туфлю.

Феликс. Черт возьми! (Бросается к телефону.)

Франсуа начинает ходить крупными шагами по комнате.

Алло! Принесите очень крепкого кофе в двадцать четвертый номер… как можно крепче и как можно больше… Да, и, пожалуйста, побыстрее! (Вешает трубку.)

Франсуа. Я ему не разбил морду, потому что думал, вот-вот придет она. Он оскорблял меня целых десять минут, а потом спокойно удалился.

Феликс (возвращается к Ральфу и расталкивает его). Вас напичкали наркотиками! Вы меня слышите? Вас напичкали наркотиками!

Ральф. У меня украли ее. У меня украли мою туфлю.

Феликс (в ужасе). О-ля-ля-ля-ля!… (Бежит в ванную.)

Франсуа (Ральфу). Я недотепа, жалкий, несчастный тип, лишенный честолюбия, а у вас голова рогоносца. Таково мнение доктора Вольфа.

Ральф (неопределенно). Это невежливо.

Феликс (возвращается из ванной со стаканом воды, к Франсуа). Он не сказал вам, сколько времени будет действовать это свинство?

Франсуа. Он мне сказал, что я слабак, тряпка, депрессивный шизоид с манией самоубийства.

Феликс (протягивая стакан Ральфу). Держите, выпейте…

Ральф пьет.

Франсуа. Двадцать лет я работаю на одном месте, разве недотепы работают по двадцать лет в одном учреждении? Он сам жалкий тип, я-то не зарабатываю на жизнь за счет сумасшедших!…

Феликс (Ральфу). Я заказал для вас кофе, сейчас его принесут, и все пройдет…

Франсуа (Феликсу). Это я навязал оптовикам с Юго-Запада нейлоновые рубашки, неправда, я не недотепа…

Феликс (Ральфу). Ну как? Вам лучше?

Франсуа. Они не хотели брать нейлоновых рубашек, оптовики с Юго-Запада, и это я навязал их…

С улицы доносятся звуки «Марсельезы».

Феликс (как сумасшедший бросается к окну). А, черт! (Свешивается вниз.)

Звуки «Марсельезы» после нескольких тактов замирают.

(Успокоенный, Ральфу.) Пустяки, это музыканты репетируют.

Ральф (тихо). Очень красиво играют.

Франсуа (Феликсу). Знаете, сколько я заплатил одних налогов в этом году? Догадайтесь.

Феликс (отталкивает Франсуа). Вы оставите меня в покое или нет?

Франсуа. Я не жалкий тип, это неправда, и она не скучала со мной, у нас… у нас все было так хорошо!

Ральф снова ложится.

Феликс (подходит к нему). Нет, не ложитесь, вас напичкали

наркотиками, вам надо проснуться! Франсуа (печально). …было так хорошо…

Пока Феликс расталкивает Ральфа, Франсуа тихо выходит из номера. Ни Феликс, ни Ральф этого не замечают.

Феликс. Я спрашиваю вас, сколько времени будет действовать эта гадость?…

Ответа нет.

(Поднимает голову и ищет глазами Франсуа.) Где он?

(Заглядывает в ванную и возвращается удивленный.) Он ушел…

Ральф (быстро вскакивает, не веря). Нет… он где-нибудь спрятался: в ванной или на карнизе…

Феликс. Нет же! Он ушел! (Еще раз заглядывает в ванную и возвращается оживленный.) Он ушел! Великолепно! У нас есть еще целый час, вы сможете прийти в себя, я заказал вам кофе…

Дверь открывается, и входит Франсуа.

Франсуа. Мне не хватает смелости… Я хотел убить Вольфа, но мне не хватает смелости… Я больше ничего не хочу: ни видеть ее, ни убивать его… Я хотел бы уснуть, забыть все… (Садится на кровать рядом с Ральфом.) Может, вы все-таки освободите мой номер?


Действующие лицa: | Контракт | АКТ ВТОРОЙ