home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Нейтрализация фактора внешней поддержки

По мнению ТАКИХ специалистов в области проведения «бархатных революций», как Джин Шарп, успешное применение «майданных технологий» возможно только в определенных условиях. В ходе «бархатных революций» задача «революционеров», не располагающих, в отличие от «диктаторского режима», серьезными силовыми ресурсами, состоит в том, чтобы заставить находящуюся у власти группу уступить бразды правления «демократическим силам». Но решить эту задачу можно, только если «диктатор» будет считать невозможным применить против протестующих граждан репрессивный аппарат государства – просто разогнать участников акций силами специальных подразделений армии или полиции.

Чтобы избежать такого развития событий, необходимо следующее:

– «диктатор» должен быть кровно заинтересован в том, чтобы западное сообщество воспринимало его как демократа;

– должен присутствовать «внешний наблюдатель» – некая зарубежная сила, удерживающая имеющимися в ее распоряжении средствами «диктатора» от применения открытых репрессий;

– участники движения протеста должны применять только те способы давления на власть, которые не провоцируют ее на применение силы.


Операция АнтиНАТО. Феодосийская модель

Роль внешнего наблюдателя в «цветной революции»


В случае с антинатовской кампанией в Крыму перечисленные условия были соблюдены. Для президента Ющенко европейский образ его режима действительно крайне важен. И от применения силовых методов его явно заставила воздержаться позиция «внешнего наблюдателя».

Однако в отличие от классических сценариев «бархатных революций», действия этого «наблюдателя» оказались направлены вовсе не на поддержку «революционеров» – он, похоже, временно отказал в поддержке «диктатору». Причина этого скорее всего в том, что крымский кризис начался накануне саммита «Большой восьмерки» и Виктор Ющенко, пользующийся традиционным покровительством США, решись он на применение силы, некстати выставил бы в весьма невыгодном свете и сделал бы предметом обсуждения усилия своих покровителей в области ускорения демократизации Украины.

Россия, хотя официальный Киев и пытался намекать на ее решающее участие в качестве «внешней силы», оказывала влияние на развитие событий лишь в той мере, в какой ее пристальное внимание к делам на Украине могло сдерживать американцев и европейцев от совсем уж радикальных шагов в «продвижении демократии». В остальном ее участие во время протестных выступлений в Крыму не выходило за рамки обычного – ограничивалось, как правило, достаточно подробным отражением феодосийских событий в национальных СМИ.

Наконец, методы давления на власть, избранные организаторами кампании протеста в Крыму, также вполне соответствовали поставленным задачам. Например, участники акций широко применяли такой прием, как пикетирование объектов и транспортных путей, мешая перемещению военнослужащих США и натовских военных грузов, блокируя таким образом исполнение решения, принятого президентом. Виктору Ющенко в результате была предоставлена возможность либо отменить свое решение, либо первым – со всеми вытекающими последствиями – применить силу.


Нейтралитет как форма поддержки | Операция АнтиНАТО. Феодосийская модель | Действие на опережение