home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГОРЕ ЖЕНЩИНЫ

Стоя у дверей квартиры № 8, капитан Попеску некоторое время не решался нажать на кнопку звонка. Ему тяжело было сообщить семье покойного о страшном известии. Он не знал, как сказать об этом супруге инженера Емелиана, которая, конечно, ничего не знает. Постояв немного у двери, Попеску позвонил.

В прихожей послышались шаги, дверь открылась, и на пороге появился высокий молодой мужчина в очках. Увидев перед собой офицера госбезопасности, он пригласил его войти.

«Должно быть, доктор Петку…» — подумал капитан. Прежде чем ему открыли, он успел прочесть табличку, на которой рядом с фамилией инженера стояла фамилия доктора Петку.

— Капитан госбезопасности Алексе Попеску, — представился офицер и добавил:

— Я хотел бы поговорить с кем-нибудь из семьи инженера Емелиана.

— Можете говорить со мной, товарищ капитан. Я доктор Николае Петку, зять инженера. Прошу вас…

— Очень рад, что мне представилась возможность сказать о случившемся сначала вам, доктор.

Петку изменился в лице:

— Что произошло, товарищ капитан? Он арестован?

— К сожалению, дело обстоит хуже. Он убит.

Некоторое время доктор оставался неподвижным. Известие было настолько ошеломляющим, что ему показалось, будто он ослышался. Петку тяжело опустился в кресло.

— Убит? — глухо переспросил он. — Где? Когда? Кто мог сделать это, товарищ капитан, и зачем? Он только вчера вечером ушел из дому.

Капитан рассказал ему о том, что случилось в лесу Бэняса.

Затем он попросил рассказать подробности последних дней жизни инженера. Но доктор Петку не мог сказать ничего особенного.

— У меня к вам просьба, товарищ Петку: посоветуйте, как лучше начать разговор с женой инженера.

Доктор смотрел на него отсутствующим взглядом. Он старался собраться с мыслями, но, видимо, это ему не удавалось.

— Не нужно пока ничего говорить. Она ничего не подозревает. Она ждет его. Я успокоил ее, сказав, что он задержался в институте и, вероятно, вместе с коллегами решил отпраздновать успешное завершение работы.

— Он часто встречался с друзьями?

— Что вы! Последнее время он так был увлечен работой, что, кроме института и своего кабинета, никуда не выходил. Именно поэтому-то я и беспокоился, что он не вернулся домой. Откровенно говоря, успокаивая тещу, я сам мало верил в свои доводы и уже решил, если он не вернется сегодня вечером, обратиться в милицию.

В эту минуту дверь в столовую открылась, и вошла женщина с седеющими на висках волосами. Умное, волевое лицо еще хранило следы былой красоты. Доктор взволнованно поднялся с кресла, не зная, что сказать, но, увидев капитана, женщина сама помогла ему начать разговор:

— Все же сообщил в милицию, Нику?

— Да, мама, и капитан Попеску, узнав о нашем беспокойстве, не счел за трудность навестить нас.

Женщина старалась сдерживать себя, но лицо ее выдавало тревогу. Она протянула руку капитану и пригласила всех в гостиную. Как только они сели, она спросила капитана:

— Как вы думаете, что могло с ним случиться? Вы не представляете себе, как я беспокоюсь!

— Я ничего не могу сказать, пока не выясню хотя бы какие-нибудь детали… Собственно, за этим я и пришел к вам.

— Я готова ответить на все ваши вопросы.

— Не замечали ли вы каких-нибудь странностей в поведении вашего мужа в последнее время?

— Нет, ничего особенного не замечала.

— Может быть, он получал какие-нибудь известия или письма? Он ничего не говорил вам об этом?

— Говорить он мне ничего не говорил, но кто знает, возможно, он узнал что-либо о своем брате Эмиле. Может быть, Мари, моя невестка, знает что-либо. Когда он вчера вернулся из института, она была здесь, пила с нами чай. Иоргу хотел было зайти к нам в столовую, но почему-то раздумал, прошел прямо в свой кабинет. Пока я готовила ему чай на кухне. Мари прошла к нему, и они о чем-то беседовали. О чем они говорили, не знаю, но я заметила, что потом, собираясь в город, он очень нервничал. Я удивилась, что он ушел из дому на ночь глядя. Было уже половина десятого. Я спросила его, куда он собрался, но он сухо ответил мне, что идет подышать воздухом, и предупредил, чтобы мы не беспокоились, если он задержится. Представьте мое состояние теперь, когда он до сих пор не вернулся.

Разговор с женой Емелиана дал возможность Попеску предположить, что инженер Емелиан получил какое-то известие, по всей вероятности о брате, пропавшем без вести десять лет тому назад. Во всяком случае, в жизни инженера случилось что-то неожиданное и в то же время неприятное. И не для того, чтобы получить удовольствие, он направился в ресторан в парке Бэняса…

— Возвратимся на минутку к началу нашего разговора, — попросил капитан. — Вы сказали, что на днях вы мельком видели, что у вашего супруга в кабинете был неизвестный человек, которого ни вы, ни ваша дочь никогда раньше не видели. — Женщина утвердительно кивнула головой. Попеску продолжал: — Не получал ли ваш супруг за последнее время какие-либо бумаги или деньги?

— Бумаги или деньги? Нет.

— Может быть, ему кто-нибудь часто звонил в последнее время?

— Чаще всего ему звонили коллеги по институту. Других разговоров по телефону я не слышала. Да еще Мари, которая считается своей в нашей семье.

— Ссорились ли вы с ней когда-нибудь?

— Ссориться мы никогда не ссорились, но с тех пор, как ее муж пропал без вести на фронте, отношения между нами стали более прохладными. За последние пять лет мы очень редко виделись.

— Почему?

Она замялась, и капитан, видя ее нежелание говорить об этом, поспешил переменить тему разговора:

— Как выглядит Мари?

— Высокого роста, недурна собой. Бедняжка Мари! Она тоже обеспокоена исчезновением Иоргу. Когда я сказала ей об этом, она едва не лишилась чувств.

— Вы можете сказать мне адрес Мари Емелиан?

— Она живет в старом доме, где раньше жил мой муж, улица Ликурга, дом четыре.

«М-да, понемногу дело проясняется», — подумал капитан, продолжая задавать вопросы.

— Ваш муж работал над чертежами дома?

— Мне кажется, что большую часть работы он выполнял дома, хотя об этом он никогда не говорил мне. Могу сказать: в те дни, когда муж не ходил в институт, он целыми часами просиживал в своем кабинете. Он очень не любил, когда ему мешали, поэтому мы старались не спрашивать его о работе. Часто он работал целыми сутками и отдыхал всего два — три часа.

— И последний вопрос: у вас есть домашняя работница?

— Вот уже месяц, как она не живет у нас. Сейчас к нам два раза в неделю приходит уборщица из института и помогает мне. Это пожилая, очень порядочная женщина. Но в кабинете у него, кроме меня, никто не бывает, я сама убираю там.

«Опять уборщица из института», — мелькнуло в голове у капитана. Потом, как бы вспомнив что-то, он торопливо перелистал записную книжку, вынул оттуда фотографию и протянул ее госпоже Емелиан. Последняя некоторое время смотрела на фотографию и, возвратив ее капитану, произнесла изменившимся голосом:

— Не думаете ли вы, господин капитан, что задержка Иоргу связана с какой-то женщиной?

Офицер немного смутился и, извинившись, опять положил в книжку копию фотографии, найденной в комнате Стратулата. Госпожа Емелиан молча сидела в ожидании следующего вопроса, а доктор Петку в замешательстве перекладывал с места на место книги. Было заметно, что он избегал взгляда тещи.

В связи с новыми данными Попеску решил, что следующим этапом должно быть посещение госпожи Мари Емелиан. Но прежде чем пойти на улицу Ликурга, он счел необходимым позвонить полковнику.

— Могу ли я воспользоваться вашим телефоном? — спросил Алексе хозяйку дома.

— Почему же нет, пожалуйста! Телефон стоит в комнате зятя. — Доктор Петку провел капитана в комнату и, оставив его одного, вернулся в столовую. Боясь, что женщина снова заведет разговор о пропавшем муже, доктор постарался опередить ее: — Где Санда?.. Она не искала меня? Может быть, она звонила?

Госпожа Емелиан недоуменно посмотрела на Николае. Его странный вопрос и растерянный вид показались ей подозрительными. Недавно, при этом был и Николае, Санда сказала, что идет в магазин купить кое-что. Он сам провожал жену, а теперь спрашивает, где она. Поймав на себе пытливый взгляд, доктор смутился, снял очки и без надобности машинально стал протирать их. Затем, не выдержав пристального взгляда госпожи Емелиан, он подошел к окну и, нервничая, стал бессмысленно смотреть на улицу.

Но пожилую женщину провести было трудно. Она встала со стула и подошла к доктору. Надвигался момент, которого Петку боялся больше всего. Он готов был говорить о чем угодно, лишь бы избежать разговора об Иоргу. Разве он мог сказать ей, что муж ее убит и что напрасно она мучает себя?

Почувствовав на своем плече руку, доктор вздрогнул, хотя и ждал этого момента.

— Нику, дорогой мой, ты что-то скрываешь от меня!

— Мне нечего скрывать, мама!

— Ты знаешь! С Иоргу что-то случилось! Скажи правду, за что он арестован?

— Арестован?

Не дождавшись ответа, женщина продолжала в том же тоне:

— Иоргу ни в чем не виноват, не так ли? Не пытайся скрыть от меня правду.

— Мама, ты же сама знаешь, что всю свою жизнь Иоргу был честным и трудолюбивым человеком, настоящим ученым.

Жена инженера сразу как-то сникла. Она не могла больше сдерживаться. Силы изменили ей.

Непрошеная слеза покатилась по морщинистой щеке.

— Тогда что же с ним? Почему он не вернулся домой? Зачем вы мучаете меня? Зачем скрываете правду?

— Мама, прошу тебя…

— Что бы ни было с ним, я хочу знать правду! — женщина зарыдала. — Он мой муж, и я вправе знать о его судьбе раньше, чем кто бы то ни было!

Ее ласковый взгляд стал холодным и требовательным. Плотно сжатые губы побелели. Доктор Петку не знал, что сказать. Он попытался было успокоить госпожу Емелиан, но та все время твердила: — Хочу знать всю правду!

Из соседней комнаты вышел Попеску. Увидев капитана, доктор Петку ухватился за него, как за последнее средство опасения:

— Мама, послушай, если ты не веришь мне, спроси товарища капитана.

Женщина повернулась к офицеру и решительно спросила:

— Господин капитан, умоляю вас, скажите мне, что с мужем? Я в силах перенести самую горькую правду, только скажите мне, умоляю… И после долгого молчания добавила: — Я хочу знать все!

По выражению его глаз, по безнадежному жесту руки женщина поняла все прежде, чем капитан успел что-либо сказать. И капитану стало ясно, что скрывать от нее правду бесполезно. Его голос, сдавленный спазмой, прозвучал в гробовой тишине комнаты:

— Ваш муж убит!

— Убит?! Иоргу? Не может этого быть?! — Женщина едва удержалась на ногах. Зять поспешил ей на помощь, но она отстранила его руку и отказалась от предложенного капитаном стула. — Убит?! — повторила она. — Нет, это неправда! Кто мог убить Иоргу? За что?

— Его убила банда шпионов.


В ИНСТИТУТЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ | Задание выполнено | АГРОНОМ МИХАЙЛЯНУ