home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Кросс

Сняв грязную одежду, я надеваю шорты, спортивный бюстгальтер и топ, бейсболку на голову и, схватив ключи, выбегаю из дома. Лифта приходится ждать слишком долго, поэтому я просто сбегаю по лестнице. Мне необходимо выбраться на свежий воздух.

Портье сегодня уже закончил работу, поэтому никто не спрашивает, куда я спешу. И это кстати, потому что я сама не знаю ответа.

Дойдя до Восемнадцатой улицы, я поворачиваю на Локаст-стрит и направляюсь на восток. Иду быстро, согнув руки в локтях. Проходя мимо кирпичных особняков, построенных лет двести назад, я заглядываю в окна. Сквозь шторы удается разглядеть большие семьи и влюбленные парочки, кое-где я вижу домашних животных. Люди смотрят телевизор, ужинают, разговаривают и смеются.

Дойдя до Брод-стрит, я поворачиваюсь спиной к зданию мэрии и направляюсь по Пайн-стрит на юг. Здесь толпы людей стоят в ожидании городских автобусов, и я маневрирую между ними, их чемоданами, сумками и отрешенными взглядами. У этих людей сегодня самый обычный день. И они даже не догадываются, что моя жизнь изменилась навсегда.

Шагая по Пайн-стрит на юг, я оказываюсь в Антикварном ряду. Все магазины уже закрыты. Я рассматриваю витрины, заставленные старой мебелью, зеркалами, картинами и разным другим хламом. Магазины чередуются с маленькими кафе. «Ласт дроп» и «Тако-хаус» заполнены посетителями, которые смеются, целуются – в общем, наслаждаются жизнью.

Снова повернув, я оказываюсь на перекрестке Саут-стрит и Десятой. На одной стороне – старые дома, на другой новое, со сверкающими чистотой окнами, здание «Хоул фудс». Чернокожие дети играют в мяч среди развалюх, а из шикарного магазина выходят люди с коричневыми пакетами, полными органических продуктов. Этот перекресток и есть настоящая Филадельфия. Чуть дальше по Саут-стрит начинаются современные магазины и рестораны с яркими витринами. Здесь можно встретить и белых, и афроамериканцев – в основном это подростки или туристы. На улице так много народу, что я замедляю шаг и, чувствуя толчки локтями и коленями, позволяю людскому потоку нести меня вперед. Я как будто нырнула в толпу, не заботясь о том, куда меня вынесет.

Вместе со всеми выхожу на Франт-стрит, которая по порядку первая, но… Имена улицам в этом городе давали квакеры. А слово «первый» они употребляли, только если речь шла о Боге. Так что если даже Бог есть, он здесь не живет.

Подняв глаза, я вижу пешеходный мост Саут-стрит, который соединяет Франт-стрит с Пенн-лэндинг, а там уже совсем близко до реки Делавэр.

Теперь я уже бегу. Расталкивая людей, пересекаю Франт-стрит и оказываюсь на мосту, под которым подростки курят сигареты и травку и пьют пиво и водку из бутылок, спрятанных в коричневые бумажные пакеты. Пробегаю по мосту и через парковку, огибаю машины на Делавэр-авеню и наконец, оставив позади деревья и скамейки, оказываюсь на набережной, откуда открывается вид на реку. Здесь я останавливаюсь и, тяжело дыша, смотрю на мост Бенджамина Франклина, ярко освещенный на фоне ночного неба. Перевожу взгляд на извилистую береговую линию Камдена, которая издалека выглядит вполне привлекательно. Посмотрев на юг, вижу линкор «Нью-Джерси». Оглянувшись по сторонам и убедившись, что поблизости никого нет, начинаю орать во весь голос.

Сжимаю кулаки, вытягиваю шею, открываю рот и кричу. Перевожу дыхание и снова кричу изо всех сил.

Я кричу на Сьюзен за то, что она поставила меня во главе своей компании, на Адриана Сальво за его лояльность «Бэкстер бразерс». И на доктора Франклина – за то, что он задавал мне такие жесткие вопросы. А потом замолкаю.

И через некоторое время начинаю смеяться. Закончился один этап моей жизни и начался другой. Все прошлое останется здесь, в темной мутной воде. Я бросаю в реку злость, разочарование и сомнения в себе. Туда же отправляется страх. Со мной все будет в порядке. Я уверена.

Повернувшись к реке спиной, шагаю по Пенн-лэндинг в сторону Честнат-стрит, перехожу мост и оказываюсь на Франт-стрит. Здесь начинается Старый город – в буквальном смысле место рождения Филадельфии, где Бен, Бетси и Билли Пени воплотили в жизнь свои идеалы. И я последую их примеру.

Я медленно иду по Честнат-стрит и с улыбкой поглядываю на шикарные рестораны и клубы. Около них уже собрались толпы красивых людей, и я стараюсь не толкаться, а обходить их. Повернув на юг, на Пятую улицу, направляюсь к Локаст-стрит через район Сосайти-Хилл с его старыми домами, узкими улочками и колониальными фонарями. По выложенным кирпичом дорожкам Вашингтон-сквер, очень похожего на Риттенхаус-сквер, я иду к Уолнат-стрит. Ускоряя шаг, оставляю позади театр, где у входа уже собралась целая очередь. Окна госпиталя «Уилле ай», сияют в темноте спасительным светом. На Двенадцатой улице понимаю, что оказалась в излюбленном месте сборищ геев – здесь и бутики, и кафе, и дискотеки. Но вот я наконец возвращаюсь на Брод-стрит и уже в который раз удивляюсь, почему мы не зовем ее просто Четырнадцатой улицей.

Прислонившись к столбу, я окидываю улицу взглядом и вижу яркие вывески, которые и превращают ее в Авеню Искусств. В ресторанах кипит жизнь. На одном конце улицы расположен Киммелевский центр исполнительского искусства – новая надежда культурной общественности Филадельфии. Он похож на большой, нарядный и шумный космический корабль. На другом конце находится огромный особняк Юнионистской лиги с шикарной лестницей и известным всем флагом – бастион старой Филадельфии, города белых мужчин. И это тоже истинная Филадельфия.

Пересекаю Брод-стрит и прохожу последние несколько кварталов до дома. В холле терпеливо дожидаюсь лифта и, войдя в него, вижу в зеркалах потную раскрасневшуюся девушку, которая выглядит просто кошмарно. Но мне хочется, чтобы кто-нибудь обнял меня. И я звоню маме.


Хозяйка Вселенной. Превращение | Один-ноль в пользу женщин | Чипсы для души