home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Маленькие женщины

Тяжелая дубовая дверь Райт-холла скрипит, когда я прикрываю ее за собой. Откуда-то доносится резкий женский голос – по интонациям я угадываю уроженку Бостона.

– Кэролайн, ты уже шесть лет в «Кэмп Кольридж» и прекрасно знаешь наши правила!

Я иду на цыпочках по отполированному дубовому полу в ту сторону, откуда доносится голос. Заглянув в кабинет, вижу книжные шкафы у стен, коричневые кожаные диваны, мягкие кресла с подставками для ног и кресла с подголовниками, обитые гобеленовой тканью. Кабинет похож на уютную библиотеку.

– Кэролайн не любит читать, потому что ей приходится надевать очки, – слышится девичий ответ.

Блондинка с длинными волосами показывает язык девочке, которая это сказала, а та, в свою очередь, посылает ей воздушный поцелуй.

– Вот списки книг, которые мы будем читать этим летом. Патрисия, раздай, пожалуйста.

Я перехожу в зал, который чем-то напоминает гостиную, и встаю напротив огромного зеркала, установленного под углом к библиотеке. Теперь я вижу не спинки диванов и кресел, а лица девочек, расположившихся на них. Эшли сидит в кресле в самом конце комнаты и уже протягивает руку, чтобы взять список, но Патрисия вдруг выпускает листок; и он летит на пол. Патрисия резко разворачивается, и я вижу ее лицо. Негодница делает большие глаза. Эшли наклоняется, и все девчонки начинают хихикать.

– Тише, девочки, – говорит учительница. – Для начала мы возьмем простую книгу. Вы ее уже наверняка читали. Это «Маленькие женщины».

Как здорово! Я облегченно вздыхаю. Это одна из любимых книг Эшли. Она получила лучшую оценку за отзыв по ней. Знаю точно, потому что Сьюзен приносила эту работу в офис.

– Мы будем подробно разбирать эту книгу. Вам придется анализировать художественные произведения в средней школе, а потом и всю оставшуюся жизнь. И не просто читать их, а глубоко проникать в основные мысли и идеи. Может кто-нибудь назвать социально-политические темы романа?

– Гражданская война, – говорит одна девочка.

– Правильно. А еще? Какая основная тема книги? Кэролайн?

– Сестры. Матери.

.– Понятное дело! – вставляет Патрисия. – Она и называется «Маленькие женщины».

Кэролайн и другие девочки хихикают.

– А как насчет женщин? Посмотрите на сестер и выбор, который каждая из них сделала в жизни. Одна вышла замуж и родила детей, другая путешествовала по миру и нашла свою любовь, третья была очень независима и основала собственную школу, четвертая умерла. О чем говорит нам название? Каково было место женщины в обществе в те времена? Кто-нибудь знает, кто такие суфражистки?

Рука Кэролайн взмывает в воздух.

– Это те, кто против рабства.

– Нет.

Девочка явно огорчена. Учительница оглядывает кабинет, намереваясь спросить кого-нибудь другого.

– Эшли? Ты знаешь?

Эшли тихо отвечает:

– Суфражистки боролись за избирательные права женщин. Против рабства выступали аболиционисты. Луиза Мэй Олкотт поддерживала и тех и других. Так что ты в чем-то была права, Кэролайн. – Эшли слабо улыбается ей, но девочка смотрит на нее со злостью.

– Молодец, Эшли, очень хорошо. В те времена вопрос о правах женщин стоял очень остро. Что касается четырех сестер, с кем, по вашему мнению, ассоциировала себя автор?

Учительница видит перед собой пустые лица. Эшли опускает голову. Звучит подсказка:

– Она была писательницей.

Я уверена, что Эшли знает ответ. Но она молчит. Устав ждать, учительница сама отвечает на свой вопрос.

– Естественно, с Джо Марч.

Урок длится еще десять минут, и я вижу, как голова Эшли склоняется все ниже. Когда девочек отпускают и просят пройти к родителям в Лонгстрет-холл, она поднимается с кресла, но отходит в сторону, чтобы пропустить остальных к выходу. Проходя мимо, Кэролайн глупо ухмыляется:

– Отличная прическа, Эшли.

Остальные хихикают. У Эшли на глаза наворачиваются слезы, и она стоит неподвижно, пока ученицы с шумом выходят в холл прямо на меня. Быстро выхожу из здания и останавливаюсь в сторонке, словно я и не подслушивала. Девочки вежливо кивают мне, а я им в ответ, хотя мне хочется наброситься на них.

В конце концов появляется Эшли: голова опущена, в глазах стоят слезы.

– Привет, Эш, – тихо говорю я, чтобы не напугать ее.

Она вытирает лицо, чтобы я не поняла, что она расстроена.

– Привет, Лекси! Как прошла твоя встреча?

– Отлично. Мистер Уитмен такой забавный.

Эшли улыбается. Мы идем вслед за остальными по дорожке, вымощенной булыжником.

– Как все прошло, Эш?

– Нормально.

– Ты одна новенькая в классе?

– Да-а!

– Ох, тяжело быть новенькой. Уверена, тебе досталось от девчонок.

– Да-а. – Эшли снова опускает голову, стараясь спрятать лицо.

Хватит, я не могу больше этого выносить.

Схватив девочку за руку, я завожу ее за какое-то здание и крепко обнимаю. Она тут же начинает плакать, громко всхлипывая. Я глажу ее по спине, пока она не успокаивается:

– Эш?

– Что? – Она шмыгает носом.

– Иногда дети бывают очень злыми. Ты ведь знаешь.

– Знаю, просто я всю жизнь ходила в одну и ту же школу и никогда не была новенькой.

– Это ужасно, быть новенькой. Точно. Но послушай меня. – Отступив на шаг, я поднимаю ее голову так, чтобы она меня видела. – Какими бы злыми ни были эти девочки, я прошу тебя никогда, никогда не молчать. Иначе они будут радоваться. Если ты знаешь ответ, но молчишь, ты даешь им шанс превзойти тебя. Учитель решит, что ты ничего не знаешь, и очень скоро ты сама начнешь думать, что другие дети умнее тебя. Послушай, Эшли. Ты меня слышишь?

– Да.

– Молчание гораздо хуже, чем отсутствие популярности. Популярность проходит, а мозги остаются на всю жизнь.

Девочка улыбается мне.

Когда мы уезжаем из «Кэмп Кольридж», Сьюзен, глядя на меня в зеркало заднего вида, интересуется:

– Все в порядке с мистером Уитменом?

– Да, – отвечаю я коротко. Я слишком устала, чтобы объясняться.


Леди Лекси и традиции «Кэмп кул» | Один-ноль в пользу женщин | Звонок