home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Побег

В один из самых жарких июльских вечеров в квартире раздается звонок ночного портье:

– Мисс Джеймс, к вам пришла девушка по имени Миа.

– Пусть поднимается.

Миа? Что она здесь делает? Ведь сейчас уже почти половина десятого.

Миа стучится, я распахиваю дверь, и улыбка тут же сползает с моего лица. Мамма Миа выглядит просто ужасно. Собранные в хвост волосы растрепались. На ней шорты цвета хаки, белый топ и небесно-голубая толстовка на молнии. Толстовка поначалу смущает меня, но потом я вспоминаю, что Майкл, муж Мии, так охлаждает дом кондиционерами, что практически превращает его в пещеру Ледникового периода.

– Лекси! – стонет Миа.

– Миа? Что случилось? – Я завожу ее в квартиру. Она пытается рукой закрыть мне глаза. Обняв подругу за худенькие плечи, я веду ее к дивану, достаю коробку салфеток. Миа перестает плакать и вытирает лицо.

Я делаю еще одну попытку:

– Что стряслось?

– Я беременна… – И снова начинает плакать.

– О Боже! И какой срок?

– Чуть больше месяца. – Слезы текут по ее лицу.

– О, Миа… Дорогая, не надо плакать. Это гормональное, все пройдет.

Хватая ртом воздух, Миа произносит:

– Мы перестали заниматься сексом.

– Кто? Вы с Майклом?

Она кивает.

– Но ты беременна. А как же вазэктомия? О Боже! Миа, у тебя был роман? Ты беременна от своего любовника? Кто он? Почему ты мне не сказала? Господи, мне больше никто ничего не говорит.

– Лекси, заткнись. У меня не было любовника. Это ребенок Майкла. Сперма всегда найдет путь.

– Ох, но почему тогда ты сказала, что вы перестали заниматься сексом?

Миа вытирает лицо насухо и поворачивается ко мне:

– Мы не занимались сексом два месяца! Два месяца! Представляешь, как это долго?

– Ну да, два месяца.

– Раньше это случалось почти каждый день. Потом через день. После рождения Дэвида – утром, как только мы просыпались, потому что вечером уже не было сил. А когда появился Саймон, то только по выходным. Отслеживаешь тенденцию?

– В общем, да.

– Потом все стало еще хуже. Мы даже перестали искать время для секса. Если это случалось утром, все было замечательно. Но это было так редко. И внезапно я поняла, что мы прожили без секса целых два месяца. Мне это кажется невероятным. Я каждую ночь спала рядом со своим мужчиной и каждое утро просыпалась рядом с ним. Должно было что-то произойти, чтобы мы перестали заниматься сексом. Понимаешь, что я имею в виду? Ни я, ни он не изменились. А вот то, что было между нами, исчезло.

– Не исчезло.

– Мы две недели даже не целовались. Ну что это за семейная жизнь?

– Ты меня об этом спрашиваешь?

– Я сама могу тебе сказать. Это плохая жизнь, если муж с женой даже не целуются при встрече или на ночь. Опра и доктор Фил постоянно твердят об этом. Брак основан на интимных отношениях, и муж с женой должны беречь их, иначе все закончится. – И Миа снова начинает плакать.

– Как получилась, что ты забеременела, не занимаясь сексом?

– Когда поняла, что прошло целых два месяца, я чуть с ума не сошла. Отправила мальчиков на ночь к родителям. Сходила в «Будуар», купила сексуальное белье. Но даже не успела его надеть. Я набросилась на Майкла, как только он вошел в дом. И мы занимались сексом без остановки, ели пиццу в кровати, лежали в ванне с пеной и обещали друг другу, что больше такого не повторится.

– Миа, это же потрясающе!

– Да, так и было… – И она смотрит в окно на огни ночного города.

– Так что? Откуда эта истерика?

Миа не отрывает взгляда от темного неба:

– Я убежала.

– Как это?

– Убежала из дома. Сегодня во второй половине дня пошла к гинекологу, и он подтвердил, что я беременна. Остаток дня прошел как в тумане. После ужина Майкл играл в мяч с мальчиками. А потом они уселись на диван перед телевизором смотреть американский футбол. Я сказала ему, что съезжу в «Уауа» за молоком. Но магазин я проехала, все жала и жала на газ. – Миа смотрит на меня. – По дороге сюда их было целых шесть.

– Да, здесь много магазинов.

– Но я нигде не остановилась – не хотела возвращаться домой. А подъехав к мосту, поняла, что не взяла с собой бумажник и у меня нет денег заплатить за проезд. Так что я без остановки проехала через электронный пост. – Глаза Мии округляются. – Я нарушила закон.

Похлопав ее по коленке, я говорю:

– Есть смягчающие обстоятельства.

– Я собиралась заехать в кафе и подумать, но у меня нет денег, а просто так посидеть, ничего не заказывая, никто не позволит. Ты ведь знаешь?

– Конечно.

– Грейс звонить я не хотела, и мне показалось, что ты меня поймешь. – Миа говорит вполне искренне. Просто так повелось, что в чрезвычайных ситуациях из всего совета подружек она обращается к Грейс. Но не сегодня. Та не одобрила бы такое поведение.

– А что сказал Майкл, когда ты сообщила ему про ребенка?

– А я ему не говорила.

– Почему? – хмурюсь я.

Стараясь не встречаться со мной взглядом, Миа смотрит в окно.

– Миа? Ты думаешь об аборте?

Но она продолжает молчать. Несколько секунд мы сидим в тишине, а потом она спрашивает:

– Я могу сегодня остаться у тебя?

– Конечно, дорогая. – Я крепко обнимаю ее. Мы сидим так некоторое время, и тут я начинаю кое-что понимать. Отстранившись от Мии, я смотрю на нее и говорю: – Нет, тебе нельзя здесь оставаться. Ты должна поехать домой.

Ее глаза расширяются.

– Почему?

– Потому что у тебя есть муж и он любит тебя. Вполне возможно, он уже страшно волнуется. Ты уехала за молоком? За молоком, Миа? Это очень символично, но пойми: полтора часа – это слишком долго. Майкл уже мог позвонить в полицию.

– Ладно. – Миа вскакивает с дивана и скрещивает руки на груди. – Пойду в отель.

– Правда? Без денег и документов? Вперед.

Она как-то косо смотрит на меня, а потом бросается к кофейному столику и выхватывает из сумки мой кошелек. Прижав его к груди, вызывающе смотрит на меня. Глядя на нее, я не могу удержаться от смеха. Миа Роуз, которая всегда все делает правильно, стоит у меня в гостиной с недовольным лицом, в шортах и с волосами, собранными в хвост. Я хохочу так, что начинают болеть щеки.

– Теперь ты еще и воровка? Беременная воровка в бегах?

– Это не смешно, – ноет Миа, и вдруг у нее на лице появляется улыбка. Услышав очередной взрыв смеха, она закатывает глаза и плюхается на диван рядом со мной. Распускает волосы, приглаживает их, заправляет за уши и дергает себя за челку.

– Миа Роуз, я знаю, почему ты пришла сюда. Ко мне. – Сделав паузу, я смотрю на нее и улыбаюсь. – Ты думала, что я позволю тебе убежать. Потому что считаешь, что я сама так поступила. Убежала от Рона, от семейной жизни и так далее… Вот почему ты обратилась ко мне, а не к Грейс. Правильно?

Миа пожимает плечами:

– Может быть, у меня и мелькнула такая мысль. Но я считаю, ты приняла решение, которое в тот момент было правильным.

– Миа, и ты сделаешь то же самое. Примешь правильное решение для себя и своей семьи. И тебе не придется размышлять в одиночестве. У тебя есть муж, который тебя любит, и два замечательных сына.

– Да. – Миа откидывает голову на спинку дивана. – У меня был план. Хочешь, расскажу?

– Конечно.

– Приблизительно такой: окончить колледж, несколько лет поработать, выйти замуж за приятного парня-еврея, родить двоих детей, уйти с работы и заниматься домом и малышами, быть хорошей женой и матерью, а когда дети пойдут в школу, вернуться на работу. – Миа замолкает и смотрит на меня. – Вот такой у меня был план. И Майкл с ним согласился. Мы хотели дать нашим детям хороший старт в жизни. Для нас это означает, что мама должна быть дома, не работать. Я не собиралась становиться одной из тех мамаш, которые рожают и тут же сдают малышей в детский сад. И вот я собираюсь снова выйти на работу и понимаю, как я рада, что возвращаюсь к профессиональной жизни… И что теперь? Я снова беременна. Этого в плане не было, и я не знаю, как себя вести.

– Хорошо, во-первых, ты будешь работать со мной. – Я показываю на гостиную, в которой уже есть все необходимое. – Все это ждет тебя. И мы уже решили, что у нас будет свободный график. Ты даже могла бы брать ребенка с собой.

– Правда? – Лицо Мии озаряется, а я представляю себе, каково это – работать дома, когда рядом с тобой плачущий, пукающий малыш.

– Если ты решишь рожать, мы что-нибудь придумаем. – Я крепко обнимаю подругу. – Ты что-нибудь придумаешь. Вместе с Майклом. – Я поднимаюсь с дивана, беру телефон и передаю его Мие. – Позвони мужу и скажи, что уже едешь домой.

Миа берет телефон и улыбается мне:

– Ты отличная подруга, Лекси.

Она сказала это так просто, но так искренне, что мое сердце наполнилось радостью. Ведь меня по-прежнему терзают мысли о Лоле.

– Спасибо, Миа.

Она смотрит на меня «материнским» взглядом – так она дает мальчишкам понять, что знает обо всех их проделках и нет смысла ничего скрывать.

– Что происходит у вас с Лолой?

Я бы с удовольствием рассказала все Мие, чтобы разделить с ней горечь, оставшуюся после той истории, и спросить совета. Но Лола говорила, что совету подружек не стоит знать про Адриана. Конечно, я могла бы поделиться с Мией, взяв с нее обещание сохранить все в секрете, и тогда Лола ничего бы не узнала. Но с моей стороны это было бы неправильно. Так что я отвечаю:

– Ничего.

Миа не верит, но пожимает плечами и говорит:

– Ладно.


Пусть все об этом прочитают | Один-ноль в пользу женщин | С днем рождения!