home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

– Эй, юнга! Живо отнеси эту цепь боцману! Что значит «где»? Чай на клотике пьет! Стой! Куда поволок? Зачем она боцману ржавая? Песочком ее сперва…

Пока Диего драил песком никому не нужную цепь, младший канонир Том, сидя рядом, рассуждал о жизни.

– Самое главное на корабле – это понравиться боцману. Если это тебе удалось, постарайся понравиться еще и капитану – только боцмана при этом не задень. И, вестимо, веди себя с командой по понятию. Ради команды можно и поперек капитана пойти. Только лучше, чтобы он этого не заметил. Вот помню, был у нас капитан. Зверь, не чета нынешнему – этот-то всем зверям зверь. Чуть что – акулам. Что? Нет, это нынешний – акулам, а тот все под килем таскал. Ты, салажонок, слыхал такое слово: «оверкиль»?[35] Так вот, тащили меня под килем…

Диего с остервенением тер цепь. Его обычно подвижное узкое лицо изображало сейчас прославленную испанскую невозмутимость. Уж он ее натрет – пускай Томми хоть смотрится. При этом он старался не думать о том, что будет, когда, наконец, он явится с этим железом к боцману. Конечно, вполне могло оказаться, что цепь тому и вправду нужна, но последние несколько дней научили Диего остерегаться розыгрышей. Временами его посещала крамольная мысль, что дон Мигель де Сервантес-и-Сааведра мог и ошибаться. Или все-таки лошадь – не совсем корабль. Однако, здесь кормят… Так что лучше считать дона Мигеля правым. И драить цепь.

Между прочим, думал Диего, многие знаменитые мореплаватели прошлого носили ту же фамилию, что и он. Им, правда, вряд ли приходилось тереть песком ржавое железо (Диего подул на озябшие пальцы). Вот, например, дон Альварес де Сааведра, почти двести лет назад открывший острова, называемые Новой Гвинеей. Интересно, он всегда помнил, что именно де Сааведра открыл эти острова, но все время забывает, в каком они океане. И опять ведь забыл! Хорошо бы тоже стать знаменитым мореплавателем и открыть какой-нибудь остров. Он назовет его… Да, так: он назовет его «Остров Девы Марии».

Тем временем Том, подстегнутый невозмутимым выражением лица юнги, продолжал живописать нынешнего капитана «Дельфина» – личность, безусловно, таинственную, и потому, несомненно, зловещую.

– И если ты, парень, ему не угодишь, он скормит тебя акулам еще до Английского Канала…

От удивления Диего поднял голову.

– Как, прямо здесь, сэр? Разве в Темзе водятся акулы? – с некоторым сомнением спросил он. Окрыленный его дрогнувшей невозмутимостью Том истово округлил глаза:

– И еще какие, парень! Речные! Зуба-а-астые. Зубы – во! – и он развел руки настолько, насколько позволяла совесть. Судя по всему, совесть у Тома была сговорчивой.

Диего вздохнул и вновь склонил голову. Он подозревал, что ужасы, столь красочно описываемые Томом, были некоторым образом преувеличены. Впрочем, какая-то доля истины в них, несомненно, была, вот только какая? Почему-то ему совсем не хотелось под киль к акулам… Но все равно, он – кабальеро, и еще покажет им всем, как следует принимать удары судьбы.

При этом Диего совершенно не держал зла на Тома. На эту добродушную рожу было грешно обижаться. К тому же Диего слыхал про ритуалы «крещения» новичков на кораблях, и понимал, что это со временем кончится. Не понимал он другого: зачем вдруг понадобился юнга на стоящем у стенки бриге?

Рядом возник еще один канонир и сказал, что Тома требует к себе старый Огл.

– А зачем это я ему понадобился? – озадачился Том.

– Вот заодно и узнаешь, – жизнерадостно ответил канонир.

Диего решил, что настал подходящий момент проверить кое-что из услышанного.

– Мистер Френсис, – вежливо спросил он, подождав, когда Том немного отойдет, – а что такое «оверкиль»?

– Страшная вещь, – ответил тот, живо представив себе перевернувшийся корабль. – Мало кто выживает, парень…

В этот момент в борт мягко ударила шлюпка.

– Никак, гости у нас? – удивился Френсис, и тут над палубой раскатился рев боцмана:

– Юнга! Трап!



* * * | Дети капитана Блада | * * *