home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Что может быть пакостнее, чем постоянно хнычущий Боб? Только Боб, делающий это громко. Прошли сутки с того знаменательного боя, в котором Бобу досталась пуля, и он явно шел на поправку. Жизненно важные органы задеты не были, а электронный медик провел операцию по извлечению пули и «штопке» повреждений просто блестяще. Боб уже вставал с постели, но причитать не переставал. Все было не так, не там, не теми людьми сделано и вообще не правильно. Стэн уже раскаивался в том, что вытащил этого нытика с Омаса. Хотя и не удержался от нравоучительной беседы на тему «Не с твоим везением лезть во всяческие авантюры».

Шмулерсон просто негодовал. Его в высшей степени не интересовало, где эти современные вандалы приобрели вооружение, запрещенное к продаже специальным законом Совета Конфедерации, его интересовало только, как они посмели так варварски обращаться с памятниками истории. Доказать что-либо разбушевавшемуся профессору было просто невозможно, и Стэн оставил свои попытки расставить приоритеты. Вместо этого он съездил к себе на крейсер и, используя его мощную приемно-передающую установку, рискнул связаться с командованием Патруля. Благодарение Всевышнему, на экране появилось лицо генерала Ижи. Генерал был явно поднят с постели, и это отнюдь не придавало ему благодушия.

— Ты что, ополоумел? Я тут доказываю, что ты выполняешь оче'едную важную миссию, а ты мало того что п'охлаждаешься где-то на ку'о'те, так еще и звонишь в т'етьем часу ночи!

— Да, мой генерал! Я, наверное, действительно прохлаждаюсь. Но тут незадача вышла: похоже, что я здорово отстал от жизни, во всяком случае, я не слышал о разрешении на свободную продажу «Барракуд».

Это подействовало. Генерал моментально проснулся и непонимающим взглядом уставился на Стэна.

— То есть как свободную? Ты умуд'ился «Ба"акуду» п'икупить? У кого?

— Ничего я не прикупил. Я ее как раз поломал. Надо полагать, я вас заинтриговал?

— Све'х всякой ме'ы. Выкладывай!

И Стэн принялся рассказывать. Медленно, смакуя подробности, отлично понимая, что генерал сейчас борется со сном и всячески это пытается скрыть. Когда он закончил, Ижи еще долго молчал, слышно было только его громкое сопение. «Переваривает старик», — почти с нежностью подумал Стэн.

— Понял. Ты уже их доп'осил? — Ижи говорил так, будто Стэн об этом и не догадывался.

— Нет еще. — Стэн нахмурился. — Пришлось сиделкой поработать.

— Над кем же ты сидел? — В голосе генерала прорезались язвительные нотки.

— Над Пенски.

— А зачем ты над ним сидел? — не унимался Ижи.

— Этот дурак умудрился пулю в живот схлопотать, — ответил Стэн и вдруг почувствовал себя очень неловко за Боба.

— Неучем был, неучем и остался, — философски заметил генерал, о ком он говорил, было абсолютно непонятно. — Хо'ошо. Сейчас же дуй к своим пленникам и доп'оси их. Методы меня не волнуют. В конце концов, ты сам гене'ал, не мне тебя учить. Доп'осишь — свяжешься со мной. Сдается мне, я знаю, что это за бесхозная «Ба"акуда».

— Есть! — уныло ответил Стэн.

— Да не волнуйся ты так! С «Галактическими пе'евозками» я уже догово'ился. Кстати, п'ивезешь четы'еста тысяч. У «Галахе и Ко» на пове'ку не все оказалось так чисто, как казалось. Эти тоже молчать будут. Сциллийцев уже почти всех пе'еловили, планета в блокаде. Единственное, в полиции Амконикса есть один шибко п'инципиальный лейтенант, кото'ый считает, что на самом деле ты не легионе', а мошенник и я тебя п'ик'ываю из ко'ыстных побуждений. Но я и ему ско'о от закрою.

— Спасибо. — Стэн был просто восхищен масштабами проделанной генералом Ижи работы.

— Благода'ить будешь позже, когда я все закончу. Да, чуть не забыл! А куда делись пятьсот тонн де'ьма, которое ты снял с Амконикса?

— Сбросили где-то, — с видом полной невинности сказал Стэн.

— Уж не возле Ата'и ли? — Глаза генерала хитро блеснули.

— А где это? — Стэн продолжал изображать полную невинность.

— Тебя хоть не засекли?

— Ну.., не совсем. Опознать не смогут.

— Ладно! Иди доп'ашивай этих своих пот'ошителей могил. Как закончишь — с'азу свяжешься со мной.

Стэн выключил передатчик и надолго задумался. Так ли его привлекала карьера генерала в Патруле? Свободный художник тем и хорош, что он свободный художник. Как только его нанимают учить детей господина графа, селят в родовом замке того же графа и заставляют жить по расписанию, он начинает чахнуть, из-под его кисти все чаще лезет очевидная халтура, а потом он превращается в полную посредственность. И только иногда, теплой летней ночью, когда не спится, когда за окном разливается соловей, он вдруг вспоминает, как это ночевать не на мягкой перине, а в стогу сена, и его охватывает непонятная грусть. В такие моменты он может создать настоящий шедевр. Работу всей своей жизни. Последнюю. Самую последнюю. Без всякого перехода Стэн вспомнил, что в лето после его развода у него под окнами все ночи напролет пел соловей. Смешно. В самом сердце громадного мегаполиса — и соловей. Наверное, это было-таки начало, а не конец, как тогда представлялось Стэну. Иначе для чего бы соловей пробирался в такую даль? Конечно, поддержать в трудную минуту! Кого? Да своего собрата, вольного художника. Потом был Патруль, несколько лет изнурительных тренировок. И все равно он оставался вольным художником. Его скорее терпели в Патруле за знания и умения, чем любили. Даже тот же Пенски, при случае любивший вылить ушат грязи на кого угодно, старался скорее перенять навыки, чем стремился к дружбе. «Дай бог, если я ошибаюсь!» — искренне взмолился Стэн.

Но пора было возвращаться к действительности. Стэн еще пару раз вздохнул для порядка и отправился к вездеходу, в котором его ждал оказавшийся просто незаменимым Седрик. Вопрос о призвании свободного художника очередной раз повис в воздухе.


* * * | Вольному воля | * * *