home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КАРЕН

Едва лимузин подкатил к кварталу, где должна была состояться вечеринка, Карен посадила маленькую дочь Линдсей, Джоди, к себе на колени: пусть посмотрит. Машина медленно ехала по узкой улочке, осторожно переваливая через ограничители скорости. С выходящих на улицу балконов, опершись на перила и улыбаясь на вереницу машин, направлявшихся в общинный центр, глазели женщины. Они любили свадьбы.

За несколько секунд до этого они увидели новобрачных: те вышли из машины и под дождем поспешно двинулись к низкому кирпичному строению.

Карен еще только подъезжала к парадному входу, а первая машина уже спешила в обратный путь. Увидев группу молодых ребят, бесцельно слонявшихся по двору, водитель счел своим долгом предупредить своего коллегу.

— Смотри за этими подонками, — кивнул он в сторону парней. — В прошлый раз, когда я здесь был, мою «Серебряную леди» чуть не оторвали.

— Будь здоров! — откликнулся водитель машины Карен и, мрачно взглянув на ребят, поднял стекло.

Выйдя из машины, Карен разгладила руками прилипшее к телу атласное платье и порадовалась, что долго носить его не придется. Помогая маленьким подружкам невесты выйти из машины, Саймон устроил целое представление: он по очереди подбрасывал их в воздух, прежде чем опустить на узкий тротуар рядом с Карен.

— Большое спасибо. — Саймон кивнул шоферу, закрывавшему за ним дверцу лимузина. — Время выпить найдется?

Водитель снял с головы серую форменную фуражку и, пригладив волосы, снова надел ее.

— Пожалуй, не стоит, — кивнул он в сторону мальчишек, которые затаились у низкой стены, отделявшей общинный центр от жилых домов, и смотрели на машину, словно стервятники. — Не успею я выпить полкружки пива, как они уже снимут мне колеса! Нет, спасибо. Поеду-ка я лучше.

Он обошел «роллс-ройс» спереди, достал из кармана белый платок и, самодовольно взглянув на стайку мальчишек, протер и без того блестящую серебряную фигурку на радиаторе. Когда машина тронулась, Карен прикрыла рот рукой, чтобы скрыть улыбку, а мальчишки дружно закричали: «Козел!»

Пропустив вперед юных подружек невесты, Карен и Саймон вошли в ярко освещенный вестибюль. При свете люминесцентных ламп на потемневших от табачного дыма стенах и потолке были хорошо заметны каждое пятно, каждая трещина. На сквозняке покачивались металлические вешалки, поставленные в четыре ряда.

Слева вдоль стены располагались туалеты. Девочки, хихикая, побежали в комнату для леди, дверь за ними с шумом захлопнулась.

Карен и Саймон обменялись улыбками. За короткое время с момента их знакомства они уже успели подружиться, а в связи с последними неприятными событиями заключили нечто вроде союза — вместе боролись за то, чтобы скрыть правду. Любой ценой.

Двустворчатые двери, верхняя половина которых была выполнена из дымчатого стекла, вели в большой зал, где и должна была состояться вечеринка. Вверху мягко шелестело сделанное из фольги бело-розовое знамя с надписью: «Поздравляем Сюзи и Джо». Глубоко вздохнув, Карен двинулась вперед, но не успела сделать двух шагов, как услышала отголоски чудовищного скандала. Взявшись рукой за ручку двери, Карен прильнула ухом к стеклу.

Силы явно были неравны. Громоподобные тирады Сюзи полностью перекрывали жалкое блеяние Джо.

Саймон тоже приложил ухо к стеклу и теперь морщился, слушая детский лепет своего друга.

— Что вы делаете?

Оглянувшись, Карен увидела маленьких подружек невесты, словно Твидлди и Твидлдам стоявших и смотревших на нее во все глаза.

— Ничего! — прошептала она в ответ.

— Нет, делаете! — упрямо сказала Джоди. — Что вы делаете?

— Ш-ш-ш! — прошипела Карен, прижимая палец к губам. — Идите поиграйте.

— Куда?

Карен окинула взглядом маленький вестибюль.

— Ну, посидите вон там. — Она кивнула на стоявшие за вешалкой старые стулья. — Так делают все подружки невесты.

— А почему ты так не делаешь?

Карен повернулась к своей мучительнице:

— Потому что я главная подружка невесты.

Кажется, фокус удался. Надув губы, девочки прошли за вешалку и устроились там на жестких стульях. Прикрыв рот маленькими ладошками, они оживленно о чем-то зашептались.

— Мы хотим пить! — лукаво улыбаясь друг другу, вдруг хором заявили они.

— Помолчите, вы, жвачные! — рыкнул Саймон, пытаясь понять, что творится за дверью. Испугавшись его резкого тона, девочки ударились в слезы.

— Ох, черт! — вполголоса охнул Саймон, снова прижимая ухо к стеклу.

За дверью, словно в плохой радиопередаче, голоса то усиливались, то затихали — это Сюзи и Джо расхаживали по залу. Она бросалась обвинениями и оскорблениями в его адрес, а он, искусно лавируя, пытался свести ущерб к минимуму.

— Может быть, нам войти? — прошептала Карен. — А то она еще станет вдовой.

— Ох, не знаю! — задумчиво протянул Саймон. — Глядя, как сейчас перья летят, я думаю, что, может, лучше, пусть уж она выговорится, чем разразится скандал при гостях. Только этого нам не хватало!

Не удержавшись от смеха, Карен ткнула его локтем в бок и посмотрела на девочек. В ответ они насупились, а Джоди показала язык.

Захлопали дверцы автомобилей, снаружи послышались голоса. Обернувшись, Карен сквозь стеклянные входные двери увидела знакомые лица.

— Черт! Гости уже здесь! — ругнулась она, отдергивая руку от ручки двери с таким видом, словно от нее полыхнуло жаром. — Что же нам делать?

— Задержи их, — выпрямившись, предложил Саймон и поправил галстук. — И улыбайся…

Увидев свою маму, Джоди расхрабрилась.

— Я все расскажу про вас маме! — пригрозила она.

По сравнению с остальным это было сущим пустяком, и Карен ограничилась тем, что посмотрела на нее грозным взглядом, каким обычно смотрела на непослушных учеников.

Прежде чем подружка и шафер успели что-либо решить, входные двери распахнулись и маленький вестибюль заполнился радостным гомоном, заглушившим неутихавшую в зале ругань. Преградив доступ к новобрачным, Карен и Саймон замерли у входа в зал, гости тем временем неумолимо заполняли вестибюль.

Сначала приглашенные, довольствуясь разговорами, спокойно ждали некоего формального открытия банкета.

Но вот в вестибюле появились бабушка и дедушка Сюзи и с важным видом уселись на предупредительно подвинутые стулья — словно королевские особы в окружении своего двора. Как и следовало ожидать, первым недовольство по поводу непонятной задержки выразил отец Сюзи.

— Какого черта мы тут торчим? — взорвался Боб Фуллер.

— Давайте пошевеливаться, а? — подхватил чей-то раздраженный голос сзади. — Снаружи льет как из ведра, мы все промокли!

Толпа подалась вперед, прижав Карен и Саймона к дверям банкетного зала.

— Ну что ж, пошли. — Отец Сюзи решительно двинулся к заду. — Давайте войдем.

— Извините, мистер Фуллер. Надо немножечко подождать.

— Подождать? Чего подождать?

— Это все поставщики, — вдруг нашлась Карен. — Тут у них случилась авария. Они… эээ… рассыпали продукты перед дверью. — И она ткнула пальцем за спину.

— Да, — со вздохом облегчения добавил Саймон, — там сейчас все убирают. Иначе все разнесется по заду…

Еще поскользнется кто-нибудь, — добавил он и с участием посмотрел на родственников Сюзи.

В наступившей тишине раздался голос Джоди:

— Деда!

— Что, моя радость?

— А Сюзи ругается со своим дружком, — злорадно глядя на Карен, объявило маленькое сокровище.

Словно по заказу, шум за дверью усилился, достигнув новых, невиданных доселе высот.

— Кто это? — несколько смутившись, спросила Дорин Фуллер.

— Пошевели мозгами! Кто же еще? — обернувшись к Дорин, хмыкнул Боб. Никто не способен ругаться так, как твоя милая доченька. Ты только послушай ее!

Действительно, Сюзи за дверью выкрикивала одну непристойность за другой, голос ее постепенно достиг крещендо. Затем раздался жуткий грохот, и наступила тишина.

Карен окинула взглядом всех присутствующих.

— Я сейчас посмотрю, все ли убрали, — объявила она и натянуто улыбнулась.

— Вот хорошая девочка, — похлопав ее по руке, проговорила Дорин.

— Скажи им там, чтобы пошевеливались, — потребовал Боб Фуллер, — а то мы тут все умрем от жажды.

По рядам собравшихся, уставших от толкотни в тесном вестибюле, пробежал ропот одобрения.

— Может, у них там уже брачная ночь началась? — предположил кто-то из толпы. Тирада была встречена хриплым смехом и всеобщим одобрением.

— Вперед, сынок! — обращаясь к новобрачному, крикнул Чарли Фуллер.

— Оставь ты их в покое, Чарли, — взмолилась Дорин, поймав неодобрительные взгляды новых родственников Сюзи.

— Что с тобой, несчастная? — глумился он. — Обычная шутка.

— Знаем мы твои шутки, Чарли-Малыш, — придя на помощь сестре, сказала Бэбс. — Сразу скидываешь с себя штаны…

— Ага, сними их, Чарли! — подбодрил его кто-то. Раздались смешки, и кто-то затянул гимн стриптизеров.

Чарли всегда любил внимание и потому, желая показать, на что способен, принялся развязывать галстук и расстегивать пуговицы на рубашке.

— Смотрите, девочки! — крикнула из задних рядов двоюродная сестра Сюзи. — Сейчас он нас удивит, правда, Чарли? Посмотрим, что у него там болтается!

— Эй! Придержи язык! — крикнула ей Линдсей. — Здесь дети, — добавила она и, прижав к себе Джоди, заткнула ей уши.

Повернувшись, Карен осторожно приоткрыла дверь и попыталась незаметно проскользнуть внутрь, а войдя, сразу закрыла ее за собой. В глубине зала, свесив ноги со сцены и обхватив голову руками, сидел Джо. Рядом с искаженным от злобы лицом стояла Сюзи, сложив руки на груди. При виде Карен она с облегчением вздохнула, а когда та приблизилась, даже выдавила из себя улыбку.

— С тобой все в порядке? — взяв ее за руки, спросила Карен.

Сюзи кивнула.

— Как там гости? — Она кивком указала на дверь.

— О них не беспокойся. Что с вами?

— Брось, Карен. Я знаю.

Карен посмотрела на нее с удивлением.

— Насчет Джо и Мэнди. — Сюзи мотнула головой в сторону Джо. — Я все знаю.

— Мне так жаль, Сюз, — обняла ее Карен и, заглянув в глаза, добавила:

— Знаешь, я не думаю, что это серьезно.

— Да, он тоже так говорит.

— Вероятно, это просто бзик — он, дескать, теряет свою свободу и тому подобное. Ты же знаешь, мужчины — это большие дети.

— Да, знаю, — устало обронила Сюзи и посмотрела на Джо, который по-прежнему не изменил позы, будто был в шоке после крупной аварии. — Ты знаешь, я его ударила, — вздохнув, доложила Сюзи. — Думаю, я поставила ему «фонарь»!

Представив неотразимый хук Сюзи слева, Карен охнула и поднесла руку к губам. Не удержавшись от улыбки, Сюзи посмотрела на Джо.

— Пойдем, — потянула ее за рукав Карен. — Пусть он приходит в себя. Я больше не могу удерживать свиней перед корытом.

— Кстати о свиньях — мой папаша здесь?

Карен засмеялась:

— Ага. И как всегда, болтлив.

Сюзи кивнула:

— Пригляди за ним, ладно? Он опустошил бутылку еще до того, как мы выехали в церковь. Бог знает, на кого он скоро будет похож.

Улыбнувшись, Карен обняла ее за плечи.

— Пригляжу, — пообещала она и, наклонившись, поцеловала подругу в щеку. — Все будет в порядке, вот увидишь.

— Ты думаешь? — недоверчиво произнесла Сюзи и слабо улыбнулась. Пойдем. Надо их впустить, а не то сломают двери!

Карен села на жесткий деревянный стул, радуясь возможности дать отдых ногам. У входа в зал, возле двустворчатых дверей — теперь они были распахнуты настежь, так как под их створки подсунули пустые пачки из-под сигарет, — стояли новобрачные и, приветствуя гостей, предлагали им выпить за них сухого хереса. Какое лицемерие, подумала Карен и залпом осушила бокал.

К тому времени, когда появился последний гость, глаз Джо полностью заплыл и превратился из ярко-красного в багрово-фиолетовый. Втроем они договорились о следующей версии — поскольку после инцидента в церкви туфли у Джо стали скользкими, он случайно поскользнулся и упал. И хотя Карен сомневалась в том, что можно одурачить столько людей, гости получили устраивавшее всех объяснение.

Войдя в зал, они сразу же устремились к расставленным у стены столам, стараясь занять стратегические позиции — поближе к бару, причем родственники и знакомые Джо и Сюзи не задумываясь рассаживались в разных концах зала.

Каждый из неприглядных деревянных столов был накрыт белой бумажной скатертью с многочисленными изображениями серебряных подков, а посреди него стояли цветы — из тех, над которыми прошлым вечером трудились Бэбс и Дорин. На столах также находились круглые пепельницы, в которых лежали коробки спичек с затейливой надписью серебром: «Сюзи и Джо».

В глубине, у сцены, стояли два сдвинутых вместе стола для новобрачных и особо важных гостей. Здесь все просто утопало в цветах, а к каждому углу были прибиты серебряные подковы. На стенах с помощью белых атласных лент были укреплены гроздья розовых и белых воздушных шариков. Две грозди чересчур разодетые юнцы уже стянули на пол и гоняли по залу.

К столу, где сидела Карен, медленно двигалась Дорин Фуллер. Рядом с ней, одной рукой опираясь на палку, а другой — на руку дочери, величественно плыла бабушка Сюзи, Элси. За ними Бэбс транспортировала ее многострадального мужа Альберта.

— Карен, милая, — обратилась к ней Дорин, нацелив на сиденье мощные ягодицы матери, и изобразила улыбку. — Ты не возражаешь, если папа и мама сядут здесь, чтобы было недалеко от туалета? — Последние три слова она произнесла одними губами.

— Конечно, нет, — тотчас поднялась Карен. — Я должна быть вон там. — И она кивнула в сторону главного стола.

— Ты ведь помнишь Карен, мама? — прокричала Дорин на ухо старой леди. Это подруга Сюзи еще со школы.

Элси окинула ее взглядом.

— Да, я тебя помню. — Она тотчас умолкла и стала вытирать слезящийся глаз огромным белым платком. — Пожалуй, с тех пор как я видела тебя в последний раз, ты немного пополнела, — добавила она с тем полным безразличием к условностям, которым отличаются очень молодые и очень старые люди.

— Не обращай внимания, Карен, — укоризненно посмотрев на мать, сказала Дорин. — Ты выглядишь прекрасно. Правда, Бэбс?

— Прекрасно! — пропыхтела Бэбс, с трудом усаживая своего отца рядом с его женой, и опустилась рядом.

— Дай-ка мне мою сумочку, Дорин! — потребовала Элси. — Я надену тапочки. Эта мозоль меня просто с ума сведет!

Дорин послушно достала из материнской сумки пару клетчатых, отороченных мехом домашних тапочек и, к заметному облегчению старой леди, надела ей на ноги.

— Теперь все в порядке? — выпрямилась Дорин.

— Я хочу выпить, — потребовал Альберт.

— Так стоит же херес. — Дорин кивком указала на нетронутый бокал на столе. — Это приличный херес. Стоил нашей Сюзи четыре фунта за бутылку — не то что какая-то дешевая дрянь.

— Меня не волнует, сколько он стоит, я не могу его пить. — Отец с отвращением сморщил нос. — Это же для женщин! Дайте нам хоть каплю эля!

Дорин, рассердившись, только покачала головой.

— Ладно, Дорин, — похлопала ее по руке Карен. — Я принесу из бара пива для вашего отца.

— Если уж ты встала, я бы выпила «снежный ком», — сказала Элси, отставив в сторону бокал с хересом, к которому она едва притронулась. Только без всяких вишен {«Херес» по-английски звучит как «шери», «вишня» «чери». Глуховатая Элси, очевидно, спутала одно с другим}. Мне их не съесть, объяснила она, улыбнувшись Карен беззубым ртом.

Стараясь удержаться от смеха, та кивнула. Бэбс, сняв с ног розовые туфли, надевала вместо них мягкие виниловые шлепанцы, которые только что достала из сумки.

— О, вот так гораздо лучше, — пошевелив пальцами, сказала она. — Чего терпеть не могу — так это неудобных туфель.

— Выпьете, Бэбс?

— Да, пожалуйста, милая Карен. Мне бы портеру. Если тебя не затруднит.

— Не беспокойтесь, я возьму поднос. А как вы, Дорин?

— Нет, я лучше покончу с этим, — отозвалась та, указывая на бокалы с хересом. — Не пропадать же добру.

— Вам придется нелегко, — засмеялась Карен и широким жестом обвела зал, демонстрируя нетронутые бокалы с хересом, стоящие на столах или тайком отставленные на пол. — Если вы попытаетесь все их допить, то окажетесь под столом!

Дорин принялась громко выражать свое неодобрение подобной расточительностью и явным нарушением этикета. А Карен направилась к бару, где толпа страждущих уже стояла в ожидании нормальной выпивки.


* * * | Грехи и грешницы | * * *