home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть пятая

КРАСНЫЙ МИР. КОРОНА ВСЕВЛАСТИЯ

Тамара

Я приходила в себя. Рядом тихо, словно стараясь меня не потревожить, спорили знакомые голоса.

– До Крак-шера отсюда полдня пути.

– Я знаю. Остается чуть больше суток, чтобы захватить корону Бриллиантов.

– Да, надо успеть короновать смертную. Ты станешь ее фаворитом, и тогда Бриллианты будут в нашем полном подчинении.

– Я не хочу ее подчинения. И фаворитом ее становиться я не собираюсь!

– Ты прав, самое важное сейчас для тебя – это стать князем. Поверь, не имеет значения, на чьей голове корона Всевластия, самое главное – кто ею управляет.

– Я?! Князем?! Но… мне казалось, твои мудрость и опыт приведут род Сапфир к небывалым высотам, и с нами будет считаться даже Лазурь!

– Лазурь и так с нами считается. Подумай над тем, что я сказал, и тогда тебе не придется стоять перед выбором, который мучает тебя сейчас.

Голоса замолчали, а я лежала, боясь вздохнуть.

Не люблю становиться случайным свидетелем того, о чем лучше ничего не знать!

Молчание, казалось, длилось вечность, пока я не услышала ответ Алекса:

– У нас впереди почти два красных дня. Давай сначала свершим то, что наметили, а после будет видно.

– Ты как всегда осторожен и нетороплив, Элекзил. Не это ли истинные качества будущего князя? Но в любом случае ты прав. Буди Бриллиант, и пойдем.

Послышались приближающиеся шаги. Моего плеча коснулись пальцы.

– Брилл…

Я открыла глаза. Надо мной багровело небо. Рядом со мной на корточках сидел Алекс.

– Надо идти. У нас мало времени!

Не отвечая, я посмотрела ему в глаза, виднеющиеся сквозь прорези шлема, и поднялась.

По ногам скользнул хвост. Я выгнулась, разглядывая черную чешуйчатую броню.

Интересно, как же я все-таки выгляжу?

– А куда пойдем? – Надо не переиграть. Чтобы он… они не догадались, что я слышала их разговор.

Я приветственно кивнула стоявшему поодаль Верецию.

Он поклонился и махнул рукой в сторону светлеющего горизонта:

– В Крак-шер.

– Пешком? – уточнила я, разглядывая простирающуюся во все стороны пустыню.

– К сожалению.

– У нас нет переходов, – развел руками Алекс.

– Ну что ж, пойдемте! Чего стоять, времени же осталось мало. – И решительно зашагала в неизвестность.


Элекзил

Шли мы долго, пока на востоке не посветлело небо, приобретая ярко-красный оттенок. Законы мироздания едины во всех мирах: ночь сменило утро.

Вдруг над нами послышались крики. Отец запрокинул голову к небу, жестом приказав остановиться. Мгновение спустя из алеющих небес к нам спустились шесть фершехров с восседающими на них рыцарями-дозорными.

– Вы вошли на территорию земель рода Сапфир. Кто вы и какова цель вашего похода?

Мы оказались в кольце ощетинившихся мечей-рук. Отец шагнул к говорившему и с достоинством представил нас:

– Князь Сапфир. Наследный князь Сапфир и наследная королева Бриллиант.

Столбняк, напавший на дозорных, развеял ехидный голосок Брилл:

– Ай-ай-ай! Своих героев надо знать в лицо, а, судя по вашим рожам, мальчики, вы нас не то что не знаете, не видели, но еще и надеялись, что никогда не увидите.

– Прости, госпожа. Князь. Мастера Совета усилили охрану границ, приказав проверять малейшие всплески пространства, мы ждали вас, но…

– Да ладно, не оправдывайтесь – ждали они нас! Еще скажи – шампанского приготовили!

– Брилл! – Холодный голос отца осадил смертную. Под его взглядом девчонка фыркнула, недовольно дернула хвостом, но перечить не стала. – Проводите нас в Крак-шер. Мы должны собрать войско.

– Но, господин! – Стражи переглянулись. – Все наши силы и все фершехры сегодня на рассвете в несколько переходов переправились к стенам Шеррахха.

Князь Сапфир помолчал, не сводя с говорившего глаз. Тот оглянулся на товарищей, словно ища поддержки, и снова поднял на него взгляд.

– Кто их ведет?

– Мастера Совета.

– Кто дал приказ?

– Мастер Стратегии. Вчера по прибытии из Лазури.

Отец посмотрел на меня.

– Что ж, задача упростилась. – И приказал стражам: – Вы, двое, собирайте всех охраняющих наши границы и отправляйтесь к Шеррахху. Сегодня у стен столицы нам понадобятся все Сапфиры. А вы, четверо, отвезите нас туда.


Тамара

По убедительной просьбе Вереция нам выделили два фершехра. Одного он тут же забрал себе и, вскочив на огненную лошадку, вслед за дозорными начал подниматься в красное небо. Второго оседлал Алекс и, поглядывая на меня, приглашающе протянул руку:

– Поторопимся, королева?

– Поторопимся? Интересно куда? Вернее – зачем?

Почему-то в последние несколько часов меня так и подмывало сказать ему какую-нибудь гадость.

Не отводя взгляда от его глаз, я крепко ухватилась за его руку и тут же оказалась позади.

На этот раз – правильно.

Мощный рывок и ощущение невесомости ознаменовали начало нашего полета. Я едва успела вцепиться в его жесткую броню.

Некоторое время мы летели молча. Чувство обиды сдавливало горло, заставляя придумывать миллион вопросов, но я не решалась их задать. Наконец мне надоело молча обнимать спину Алекса.

– Алекс… если победят Сапфиры, ты или твой отец все равно обретете абсолютную власть. Скажи, зачем короновать меня? – спросила я тихо.

И, когда решила, что он меня не услышал, демон ответил:

– Брилл, к чему этот вопрос? Сапфиры победят, а ты станешь королевой рода Бриллиант.

– Зачем? Чтобы быть одной из подчиненных князя Сапфир?

– Чтобы быть королевой! Чтобы возродить свой род. Чтобы жить в этом мире!

– А зачем? Быть королевой, если править твоим родом все равно будет кто-то другой?

– Любой наследник крови может получить абсолютную власть. К тому же если ты не примешь корону Бриллиантов, ты уйдешь.

– Отлично! Давненько подумывала! Почему бы не вернуться?

Он обернулся, и его глаза, видимые мне даже из-за прорезей шлема, двумя лезвиями царапнули сердце.

– Ты действительно этого хочешь?

– Да! Потому что я чужая этому миру. Сапфирам, Рубинам, Бриллиантам. Тебе! Скажи, нужна ли я тебе?

Он отвернулся и так сжал кулаки, что я услышала, как хрустнули его пальцы.

Я помолчала, сглатывая злые слезы.

Зачем я вообще завела этот разговор?! Не знала ничего и жила спокойно. А теперь… Сейчас как ответит… если вообще ответит.

– Да, – услышала я его голос.

– Что? – Вначале я даже не поняла, ЧТО он сказал.

– Я сказал – да. Нужна. Я… хочу… чтобы… ты осталась… И чтобы заняла свой трон. – Он снова обернулся ко мне, подхватил под мышки, перетащил и усадил впереди себя. Лицом к себе.

Однако это уже привычка!

Не успев испугаться, я лишь машинально обвила его хвостом.

– Так лучше.

– Привычнее! – согласилась я.

– Я ответил на все твои вопросы?

Я улыбнулась и кивнула.

– Ты станешь королевой?

– Только при одном условии!

Его глаза прищурились.

– При каком?

– Ты будешь со мной. – Выдержав его взгляд, я пожала плечами. – И учти! Если тебя не будет рядом, мне этот трон до лампочки!

– Ты не понимаешь! Даже если я захочу… – Он помолчал и словно нехотя ответил: – Я очень хочу остаться рядом, но в конце концов мне придется уйти.

– Но почему?

– Меня назовут твоим фаворитом. Будь я простым рыцарем, все было бы просто замечательно, но я наследный князь. И я не могу допустить, чтобы говорили, будто я укрепляю за счет тебя свое положение. И не хочу, чтобы ты это слышала.

– Правильно! А я и не услышу. – И, словно не замечая его настороженного взгляда, продолжила: – Потому что ты тоже примешь корону и станешь правящим, а не наследным князем. У меня политэкономика всегда была на слабую тройку. Так что без тебя никак!

Он перевел взгляд на небо, изучая что-то поверх моей головы, и хмыкнул:

– Хм, даже если я стану правящим князем (представляю, как удивится отец), я все равно останусь твоим фаворитом. Правда, тогда скажут, что ты упрочняешь свой трон за счет меня.

– А ты мне нужен не в качестве фаворита. – Я дождалась, когда он посмотрит мне в глаза, и улыбнулась. – Ты мне нужен в качестве мужа. В вашем мире знают такое определение?

А я думала, его сложно удивить!

– Да… но правители разных родов еще никогда не объединялись в такой союз!

– Так кто ж мешает? Все бывает в первый раз!

Мне показалось, что он улыбнулся. Его глаза сощурились.

– А это действительно вариант!

Я тихо рассмеялась и уткнулась ему в грудь.

Мужчины!


Но не успела я помечтать, как Алекс меня затормошил.

Жаль, что все хорошее заканчивается.

– Брилл! Мы скоро будем на месте, а там… Там такое творится!

Романтическое настроение исчезло, даже не извинившись. Удерживаясь за Алекса, я оглянулась через плечо. Фершехр уже снизился так, что можно было разглядеть город и омывающее его стены море демонов.

Каждую секунду там что-то вспыхивало, грохотало и время от времени возникали смерчи дыма, а в центре Шеррахха, рядом с пылающей Огненной Чашей, клубилась тьма, скрывающая башни дворца и часть прилегающей к нему площади.

– Брилл, пожалуйста, будь рядом! – Алекс притянул меня к себе.

Я не успела ответить, как вдруг перед нами завис фершехр Вереция.

– Спускайтесь за мной и нашими провожатыми. Вначале встретимся с моими советниками и все узнаем. – Миг, и он провалился вниз.

Алекс только сильнее прижал меня к себе и рухнул за ним следом.


Элекзил

Падение закончилось внезапно. Фершехр плавно остановился в нескольких шагах от огромного, словно вытканного из темноты шатра. Спрыгнув на красную потрескавшуюся землю, я развернулся к Брилл и, подхватив ее под мышки, помог спуститься.

Почувствовав мелкую дрожь, колотившую тело смертной, я крепко сжал ее руку и торопливо направился вслед за отцом, уже исчезнувшим за темным пологом.

В большом шатре на устилавших землю мягких коврах с удобством расположился Правящий Совет Сапфиров. Увидев нас, все почтительно поднялись и вспыхнули защищающим огнем, пряча броню. Мы последовали их примеру. Что ж, на большом совете все должны видеть лица друг друга.

– Берфеллаг!

– Князь!

– Вы снова с нами!

Отец успокаивающе вскинул руки:

– Да. Я снова с вами. И сейчас, мастер Стратегии, я бы хотел узнать план захвата Шеррахха.

– Рыцари и суккры-воительницы окружили Башню Наказаний, – коротко поклонившись, заговорил один из Совета. Жаль, я так мало с ними общался, что не знаю из них никого. – Все Бриллианты, узнав о возвращении королевы, перешли на сторону Сапфиров. Часть Рубинов сдались и под страхом развоплощения согласились воевать на нашей стороне. Остальные Рубины вместе с князем защищают Башню Наказаний.

– Мастер Вероятностей, где Самуайгр? – Отец прошел, сел в центр шатра и сделал приглашающий жест.

Все уселись вокруг него.

Мы с Брилл выбрали место неподалеку от входа.

– Он вместе с князем Рубин. – Демон, отвечавший на вопрос, остался стоять. – Но он недавно был здесь и оставил ключ от всех дверей Башни Наказаний.

В руках мастера Вероятностей закачался на длинной массивной цепи большой темный, почти черный шар.

– И как вы решили действовать, мастер Стратегии? – Отец оглядел советников и остановил свой взгляд на медленно поднявшемся демоне.

– Князь Рубин закрылся в Башне Наказаний. И хотя он понимает, что эта война им проиграна, но никогда добровольно не отдаст корону. Самуайгр предложил дождаться серединного часа, когда сила князя Рубин будет в упадке и с помощью этого ключа, – мастер Стратегии кивнул на покачивающийся в руке мастера Вероятностей шар, – проникнуть за ограждающий Башню Наказаний щит.

– Отличный план, но с князем Рубин будет очень трудно совладать. Его бесплотная броня защитит его и от оружия, и от воздействия силы.

– Это верно, но я не знаю, что могло бы заставить его снять броню. – Мастер Стратегии обреченно развел руками и сел.

Мастер Вероятностей словно по команде спрятал шар в складках одежды.

– Значит, дождемся серединного часа? – Отец оглядел притихших советников. – Сколько в наличии переходов и сколько это займет времени?

– Хватит на всех Сапфиров и примкнувших к нам воинов Бриллиант, чтобы вынести всех к Башне Наказаний, это если не считать погонщиков фершехров. Но до серединного часа осталось чуть меньше двух пролетов тени на огненных часах. Мы должны поторопиться, князь.

Отец задумчиво нахмурился и поднялся.

– Хорошо. Я понял тебя, мастер Времени. Поторопимся. Проводите меня к воинам и… готовьте переходы! – Он, ни на кого не глядя, направился к выходу из шатра, попутно вызвав огонь, заковавший его в броню.

Вслед за ним все демоны Совета, перевоплощаясь в рогатых чудищ, поспешили покинуть шатер.

Мы с Брилл поднялись последними. Глядя на меняющихся демонов Совета, она перевела на меня растерянный взгляд.

– Слушай, Алекс. Мне стыдно, но я ничего не поняла… Чего это такое сказал тот дядька про время?

Я улыбнулся.

Еще бы! Электронные часы в этом мире пока не изобрели и вряд ли когда изобретут. Не потому что не знают, а просто брезгуют власть имущие пользоваться изобретениями мира смертных. Хотя есть исключения… но пока об этом умолчим.

– В каждом более или менее крупном городе стоят большие огненные часы. За ними следит мастер Времени.

– Ну это я примерно поняла, а сколько конкретно времени он прокуковал?

Брилл, даже не заметив, вызвала броню, но ее любопытство сияло даже сквозь выпуклые желтые глаза шлема.

– Серединный час дня, равно как и серединный час ночи, это по людскому времяисчислению где-то около трех часов. По подсчетам мастера Времени выходит, что сейчас примерно полпервого. Естественно, дня.

– Хм, нет чтобы так сразу и сказать. – Брилл подошла к пологу и шагнула под красное небо. – А то два пролета тени… Черт ногу сломит! – донеслось до меня ее недовольное бормотание.


Тамара

– У-у-у!

Алекс вышел почти вслед за мной, но за те секунды, пока он надевал броню, я насмотрелась таких невероятных костюмчиков, в которых щеголяли демоны, что, если бы осталась на Земле, разбогатела бы на эксклюзивных разработках монстров для Голливуда. Хотя таких чудиков было не много, и держались они особняком.

Выйдя из шатра, Алекс пояснил, что такими эксклюзивными шкурами обладают демоны рода Бриллиант.

Вот интересно, а как выгляжу я?

Воинов Сапфир я распознала сразу. Суккр я видела, только, в отличие от приятельницы Алекса, суккры-воительницы радовали глаз не пышными формами, а острыми шипами в два ряда на спине и на груди.

Да, такая если обнимет…

Рыцарей смерти было больше всего, ну а демоны Совета были сами по себе. Часть из них красовались в броне рыцарей смерти, а часть выглядели как оживший кошмар. Причем Самуайгр и Ваграйл, которые одними из первых поразили меня своей кошмарной броней, выглядели по сравнению с ними как младенцы с погремушкой.

Не дав до конца удовлетворить мое разыгравшееся любопытство, Алекс, услышав откуда-то из-за шатра голос князя, потянул меня за собой. Обойдя огромный полог, я обалдела. До городской стены было недалеко – метров триста-четыреста, но все это расстояние кишело рогато-хвостатым воинством.

– Здесь нет и половины той армии, что сейчас осаждает главную площадь, – с тайной гордостью прокомментировал Алекс, снисходительно поглядывая на меня.

Я равнодушно передернула плечами:

– В принципе, чтобы завоевать победу, достаточно запустить в город Бриллиантов. Они одним своим видом могут довести всех до инфаркта.

Алекс подозрительно хрюкнул и, явно скрывая улыбку, поторопил:

– Пойдем. Сейчас мастер Перемещений будет пробуждать переходы. – Он взял меня под руку. – Или… – Пылающие прорези его шлема оказались напротив моих глаз. – Или останешься здесь? Тут безопасно. А в Шерраххе осталось только захватить Башню Наказаний. Я думаю, с такими-то силами мы в любом случае уже сегодня будем внутри. Так что до завтра успеем тебя короновать.

– Во-первых – нас! Забыл уговор? А во-вторых, никаких «останешься»! Я пойду с тобой! В конце концов, Шеррахх всегда принадлежал королям Бриллиант. А бродяги Рубины его захватили, и я не могу находиться в стороне, когда решается судьба моего города! Моей земли!! Моего мира!!!

Я замолчала, испуганно прислушиваясь к вырвавшимся из моей глотки словам. Перед глазами словно ожили видения – другая армия, с легкостью покоряющая другие города, вереницы шагающих по выжженной земле закованных в цепи рабов…

Будто помутнение нашло! Я потрясла головой в надежде вернуть саму себя.

Алекс же, наоборот, смотрел на меня с какой-то гордостью и… Пониманием?

– Это пробуждается твоя истинная сущность. Пробуждается королева. Твое земное время на исходе. Нам нужно торопиться! А для того чтобы твоя душа не потерялась в череде перерождений, нужно быстрее тебя короновать.

– Брр! – Я схватилась за голову. – Ничего не поняла и одна тут не останусь!

– Да! После того что я увидел и услышал… тебе сейчас действительно нужно быть как можно ближе к короне. Наш главный враг и помощник – время.

Он дернул меня туда, где уже в ряд развернулись пять пыльно-черных воронок-смерчей, и в них, словно в пасти великанов, потекли вереницы воинства Сапфиров.

– Элекз! Друг! – ударил нам в спины радостный окрик.

Обернувшись вслед за Алексом, я узнала в приближающемся к нам циклопе Ваграйла. Подскочив, он обнял Алекса и от души потискал, довольно щуря свой единственный глаз.

Интересно, как он выглядит без брони?

– Живой! – Алекс тоже не остался в долгу, по дружески выбивая его чешуйчатую шкуру.

– Да что со мной будет? Рубинам бы сейчас свои задницы спасти, а не перебежчиков ловить.

– Это да! Забвение и развоплощение от Рубинового князя нам уже не грозят.

– А ты где был-то? Я краем уха слышал, что в Лазури. Правда? – Циклоп с искренним любопытством переводил свой глаз с меня на Алекса и обратно. – И как там? Страшно? А это что за цыпочка? Из Бриллиантов? Познакомь?

– Вагр! Давай я все тебе расскажу, но чуть позже. Допустим, завтра? – прервал его неуемное любопытство Алекс и кивнул в сторону переходов. – Отец зовет.


Переход пугает только вначале. Когда ты стоишь перед этим вихрем и часть тебя еще цепляется за ту землю, на которой ты стоишь, а другая часть уже стремительно рвется туда, где ты никогда не был. Так вот, больше всего пугает, что твои половинки никогда не встретятся, разделенные навсегда неизведанностью перехода.

Ну или о чем-то подобном подумала я, когда, изо всех сил цепляясь за Алекса, смотрела в темноту перехода.

Бесконечная армия быстро таяла в пыльных воронках. Последними шагнули демоны Совета во главе с князем Сапфир, а за ними и мы мгновением позже вышли на красные плиты главной площади Шеррахха.

Дальше путь преградила высокая стена огня, скрывая возвышающееся над площадью, словно слепленное из черно-красных прогоревших углей здание, над высоченным шпилем которого клубилась густая темнота.

– Ой, мамочка! Что это еще за дешевые спецэффекты? – Надеюсь, у меня получилось произнести это с изрядной долей иронии, за которой я пыталась скрыть свой… даже не страх – ужас от увиденного.

– Князь Рубин в гневе! – прокомментировал циклоп и поежился. – Если честно, хочется сбежать! Причем чем дальше, тем лучше!

– Умеет он воздействовать на чувства подчиненных, – кивнул Алекс, даже не поднимая головы, и предложил: – Может, подойдем к отцу и советникам?

Проследив за его рукой, я увидела Вереция в окружении демонов.

– Пойдем, лучше быть к ним поближе! Вдруг что дельное присоветуют: например, как справиться с вашей катастрофой, именуемой князем Рубин. – Я кинула еще один настороженный взгляд вверх.

Прямо нашествие инопланетян!

И бодро двинула к совещающимся демонам.

Алекс меня догнал и остановил, когда я уже собралась беспардонно влезть в их разговор. Я возмущенно обернулась, но промолчала, увидев зверскую рожу подоспевшего Ваграйла.

Затаив дыхание, мы застыли за спинами советников, ловя каждое слово.

– Надо атаковать, не дожидаясь серединного часа! Неизвестно, какие ловушки нас поджидают. Мы можем не успеть!

– Я с мастером Тактики согласен, но нужно еще продумать все варианты, которые могут заставить Рубина снять броню.

– Да когда он в броне, это полный… конец нашим планам!

– Да, мастер Стратегии прав. Мы можем вечность пытаться захватить этот трон!

– Но серединный час…

– И что, мастер Времени? Мечами пойдешь воевать с туманом?

– А я предлагаю идти немедленно и решить все на месте!

– Что ж, я согласен с мастером Вероятностей. Только попав в башню, мы сможем действовать!

– Что ж, где ключ? – Голос Вереция заставил всех замолчать.

Мастер Вероятностей протянул ему черный шар.

Взяв артефакт в жесткую перчатку, князь Сапфир подержал его, словно вглядываясь в непроницаемую черноту, и приказал:

– Всем моим воинам ждать здесь. Когда замок откроется, пройду я, мастер Перемещений, мастер Тактики и мастер Вероятностей. Огненная стена уйдет лишь на мгновение, но нам этого хватит. – Он обернулся к незаметно обступившей его многотысячной армии, и голос его зазвучал, наполняясь мощью: – Затем мы разбудим переходы для всех, чтобы вашими руками, шипами и мечами, вашей силой род Сапфир стал первым и единственным обладателем абсолютной власти Красного мира.

Поднялся такой восторженный визг, крик, рев, вой, что я реально побоялась оглохнуть. Миг, и, повинуясь жесту Вереция, вопли восторга поглотила сосредоточенная тишина. Четыре рогатые фигуры по коридору из уступающих им дорогу воинов неторопливо пошли к огненной стене.

Мы смотрели, как они подходили к преграде. Вереций на вытянутых руках все ближе подносил шар к огню. По мере их приближения пламя тускнело, меркло, а затем золотистой ленточкой втянулось в шар.

Демоны не останавливаясь шагали дальше. Подойдя к ступеням башни, они стали подниматься, как вновь вспыхнувшая стена огня мгновенно скрыла их своим сиянием.

– Алекс, смотри! – Ваграйл затормошил друга, указывая вверх.

Чернота, клубящаяся над шпилем Башни Наказаний, словно стала темнее и… Ниже?

– Она опускается! – не сводя глаз с тучи, пробормотал Алекс. – Нужно что-то делать!

Словно в ответ на это неподалеку от нас завертелся смерч, затем еще один и еще.

– Переходы!

Я смотрела, как оставшиеся демоны Совета стали отправлять в переходы воинов.

– Совет справится и не допустит бессмысленной суеты. Думаю, мы больше поможем там. – Алекс кивнул на скрывающееся за стеной огня здание Башни Наказаний и, посмотрев мне в глаза, крепко сжал руку. – Только, Брилл, будь рядом. Кстати, а где Васиэль?

Я обернулась, только сейчас вспомнив об ангеле. Действительно, что-то давно я его не видела… С самого Инквизеля?

– Может, его миссия уже закончена?

Алекс качнул головой:

– Тогда бы это означало, что твое земное тело умерло. Но если бы это было так, твоя истинная сущность, или душа, не принадлежащая безраздельно этому миру, уже ушла бы. Значит, твой хранитель просто не показывается… Хотя что с него взять? Как всегда трусит!

Он огляделся по сторонам, словно рассчитывая на ответ, и, не дождавшись, потащил меня к ближайшему переходу.


Элекзил

Шагнув в смерч, мы ступили на плиты дворца. Дальше по коридору, перекрывая нам путь и окрашивая стены черной кровью, бились оставшиеся в живых Рубины-защитники с бесконечными реками Сапфиров, текущими из открытых переходов.

– Брилл! – Лязгнули, вырастая, мечи.

– Да, я поняла. – Девчонка послушно вынырнула откуда-то из-за спины. – Я буду рядом!

– Нет, оставайся здесь. Тут безопасно. Все Рубины охраняют подступы к Тронной зале. Мне нужно пробраться туда. – Я кивком указал Ваграйлу на Бриллиант и, не дожидаясь ответа, кинулся на помощь теснившим врагов Сапфирам.


Тамара

– Ну и что? – Окончательно потеряв в рогатой толпе Алекса, я с нетерпением посмотрела на циклопа, тоже не отрывающего жадного взгляда от бойни. – Так и будем здесь со скуки дохнуть?

Он оживился:

– А что делать-то?

– Ну иди помоги им! Может, только тебя там и не хватает?

– А? – Его желтовато-зеленый глаз загорелся азартом, но, словно что-то вспомнив, Ваграйл посмотрел на меня. – А…

– Да что со мной будет? Видишь, вон из переходов новые рогатые полезли, пока их всех покрошат… Короче, меня в обиду не дадут!

– Ам?

Очень содержательная беседа!

– Ну я же вижу, что тебе хочется туда… повеселиться!

Глаз циклопа в растерянности пометался между мной и вновь ожившими воронками переходов.

– Ага!

– Ну так иди!

– А ты?

– С места не сойду! – Я чуть не перекрестилась, но вовремя опомнилась и только клятвенно приложила руку груди. – Буду ждать вас здесь!

Он задумчиво потоптался и ринулся вслед за бегущими по коридору Сапфирами.

Фух!

Я обрадованно проследила за врезавшейся в битву тушей Ваграйла.

Уж лучше стоять одной, чем пялиться на его по-дурацки выпученный глаз. Особенно убийственный в сочетании с вывороченным носом и клыкастой пастью. Не знаю почему, но я даже не представляла его без брони.

Где-то во дворе, за стенами башни, стали раздаваться странные удары, словно великаны гигантскими молотами начали долбить камни площади.

Смерчи переходов вдруг один за другим стали сминаться. Из последнего показалась рогатая башка, слепо повела глазами и вдруг, уставившись на меня, проскрежетала:

– Князь. Передай. Рубин выставил тройную защиту. Мы не можем…

Этот переход тоже начал сжиматься. Голова лопнула мыльным пузырем, и смерч растаял.

Я инстинктивно успела закрыться руками. От увиденного меня колотила мелкая дрожь и захотелось куда-нибудь сбежать, но в то же время какая-то незнакомая часть меня, оценив ситуацию, развернулась и пошла по коридору.

Тем временем Сапфиры довольно далеко оттеснили защитников башни, и теперь шум битвы доносился приглушенно, практически не тревожа. К тому же коридор делал резкий поворот, за которым вся баталия уже практически скрылась.

Что ж, нужно будет просто передать сообщение любому Сапфиру, и, я думаю, его быстро получит Вереций и любой из Совета. Интересно, если переходы уничтожены, как он сможет помочь своим оставшимся на площади воинам?

Погрузившись в мысли, я едва не пропустила темный, практически слившийся со стеной ход.

Хм, интересно, что там?

Я остановилась, прислушиваясь. Вопли битвы доносились теперь как бы издалека, приглушенные звенящей тишиной, льющейся из темной невысокой арки.

Повинуясь какому-то шестому чувству, я ступила в темноту и обнаружила идущие вниз каменные ступени.

Ладно. Я только посмотрю, что там…


Элекзил

Руки стали мечами, уничтожая остатки дворцового войска князя Рубин. Таких же, как и я, рыцарей смерти.

Удар, еще удар. Меня уже давно окропила черно-красная кровь, вот только непонятно, своя или чужая. Чувства обострились, заставляя замечать любое движение. Лезвия мечей равнодушно пронзали чужую плоть, продвигая меня дальше вместе с волной Сапфиров, рвущихся вперед. Лихорадка битвы сделала незаметными легкие порезы, мгновенно заживляемые броней, но тут в плечо, пробив защиту, вгрызлась черная сталь.

Я отшатнулся. Меч перестал терзать плечо и нацелился в горло. Молниеносное движение – и мое лезвие первым нашло сердце Рубина.

Н-да-а, от таких ран не излечит никакая броня. Может, мы даже вместе служили… Удачи тебе в путешествии по внешним мирам, брат.

Стряхнув тело, я отступил за спины Сапфиров. Они шли стеной, не замечая многочисленных ран, приближаясь к заветной Тронной зале. Святая святых князя Рубин.

Тьма и бесы. Рана не опасная, но как не вовремя! Правая рука онемела настолько, что я не мог воспользоваться этим лезвием. Ждать, когда меня излечит броня, долго.

Спрятав лезвие, я убрал броню.

Где-то у меня был исцеляющий огонь.

Найдя небольшой, светящийся золотистым светом шарик, я стиснул зубы и, едва не зарычав, вдавил его в рану. Вскоре туман, стоявший перед глазами, начал рассеиваться. Тиски боли, терзающие плечо, разжались.

Вызвав броню, я взмахнул мечами, с удовольствием отметив, что рана еще отдается легким онемением, но уже не болит.

Меж тем Сапфиры оттеснили Рубинов еще дальше, устлав каменный пол дворца закованными в броню телами. Что ж, скоро от них ничего не останется. Огонь, что живет в каждом жителе Красного мира, уничтожит тела, а горячий ветер, хозяйничающий в этих коридорах, развеет прах, добавив пыли к красным пескам.

Догнав Сапфиров, я влился в бой.

Через два поворота будет Тронная зала.

Осталось немного. Немного!


Тамара

Ступени уходили все ниже, освещенные лишь нервным светом редких, едва тлеющих факелов. Звуки битвы, вначале будоражащие каким-то непонятным чувством вины, сейчас и вовсе исчезли, оставив меня один на один лишь с моими гулкими шагами.

За очередным поворотом, когда я, окончательно струсив, уже собралась возвращаться, ступени привели меня в небольшой коридор, в конце которого манили распахнутые двери. Подойдя ближе, я со смешанным чувством любопытства, восторга и гордости увидела теряющийся в полумраке зал, освещенный лишь огненными бликами, исходящими из огромного, доверху наполненного жидким огнем бассейна.

Вот интересно, куда это меня занесло?

Страха не было вообще. Словно кто-то внутри меня точно знал, куда идти.

Я не заметила, как миновала гостеприимно раскрытые высокие двери. Под ногами блестели черно-красные плиты, ведя меня все ближе к огненному бассейну, в котором бурлящая лава не обжигала, а… Согревала?

Завтра не останется меня. Той, какой я была… Завтра родится кто-то другой.

И уже не я, а кто-то другой, кто жил и правил здесь бездну лет, кто знал этот дворец как самого себя, коснулся одной из десятка одинаковых плит, украшающих бортик бассейна, и легонько погладил.

Два раза к себе, один раз от себя.

Здание вздрогнуло, будто просыпаясь. Бассейн трещиной разошелся на две половинки и медленно разъехался, обнажая под собой простые гранитные ступеньки, ведущие к стоявшему внизу на небольшой круглой площадке черному трону.

И уже не я, а кто-то другой неторопливо начал спускаться, привлеченный блеском драгоценных камней на короне рода Бриллиант.


Элекзил

Еще метр, еще полметра. Черные плиты дворца стали скользкими от пролитой крови. Рубины, жалкой сотней перегородив коридор, с яростью крылатых, защищающих трон Вседержителя, обороняли сейчас последние метры, что оставались до дверей в Тронную залу.

Взмах, и еще одна отсеченная голова покатилась под ноги. Оттолкнув тело, я шагнул вперед, увернулся от лезвий-рук и еще на шаг приблизился к двери… и тут увидел Ваграйла.

Вернее я бы даже не понял, что это он, если бы не одна отличительная особенность его брони, что иногда проявляется у демонов-гончих. А именно длинные, острые и, главное, смертельно ядовитые шипы, что вырастали у него на груди.

Несколько мгновений я тупо смотрел, как эта туша, чуть вырвавшись вперед, с выражением безграничной ненависти в дико вытаращенном золотисто-зеленом глазу, ласково обнимал всех, кто имел неосторожность оказаться поблизости.

Я шагнул назад, и ряды Сапфиров тут же укрыли меня, давая передышку.

Если он здесь, то где Брилл?

Что случилось?

Паника на мгновение опьянила мозг. Не сводя взгляда с рогатого шлема, я снова вступил в битву и начал прорубаться к другу.


Тамара

Пальцы обжег холод драгоценного металла. Камни вспыхнули разноцветными искрами.

Я улыбнулась, разглядывая корону рода Бриллиант. Когда-то самый величественный, наделенный абсолютной властью род снова станет править этим миром.

И только я, наследница крови Тариймаар, смогу сохранить и возвысить этот трон до пришествия истинной королевы Бриллиант. Наш род снова станет абсолютным правителем Красного мира. Только я…

– Здесь живет дух рода Бриллиант. Будь осторожней с этой короной.

Кто, кто это сказал?

От этого мягкого, но властного голоса я словно очнулась, удивленно разглядывая мерцающий в моих руках венец, который только что едва не надела на голову. Стремительно развернулась и припустила вверх по лестнице. Выскочив на плиты залы, я удивленно огляделась.

Стало светлее. Вдоль стен залы ярко горели факелы. Темнота, скрывающая дальнюю стену, исчезла, а в нескольких шагах от меня, одетый в черный балахон, стоял высокий, скуластый, темноволосый парень, внимательно разглядывая меня пронзительно-черными глазами.

– Это я позволил себе тебя предупредить. – Его властное лицо озарила легкая улыбка. – Когда-то я тоже воспользовался моментом и пришел сюда в самый черный для этого рода и города день. Я надеялся, что мне удастся договориться… с ней. – Он кивнул на посверкивающую в огненных бликах корону. – Но она не для меня. Она подчинится только истинной королеве крови Бриллиант. – Он опустил глаза, словно раздумывая. – Со мной она играла несколько столетий. – Холодный взгляд снова приковал к себе мое внимание. – А когда я, очарованный могуществом, что дарила мне эта корона, поверил в свою безграничную власть, тут же был раздавлен ею. Она словно лишила меня рассудка, подчинив и заставив совершать непростительные ошибки, пока я и мой род, на мгновение вознесшийся из самых низов, снова не были превращены в прах на ногах очередного победителя.

Я повертела в руках сокровище и с подозрением уставилась на неожиданного собеседника.

– Кто ты?

Он усмехнулся и развел руками:

– Тот же, кто и ты… Очередная жертва этой игрушки Лучезарного. Когда-то я захватил этот трон. Теперь отдаю…

И тут до меня дошло.

– Ты – князь Рубин?!

– Да. Корона дала мне ту броню, что за столетия власти привыкли видеть мои слуги. И сейчас я даже рад, что эта война избавила меня от нее. – Он снова улыбнулся. – Ты даже не представляешь, как невыносимо больно быть тенью. Туманом. Иметь все и ничего. Ладно… нужно спешить жить! – Он резко развернулся и зашагал к выходу, но вдруг остановился. – Да! И еще один совет. На будущее… Если почувствуешь, что тебя становится мало и появляется кто-то другой, бросай все, как бы ни было трудно, и беги.

Он снова развернулся к выходу, но не успел сделать и пары шагов, как над нашими головами в разные стороны разъехался потолок и плиты, украшающие бассейн, сложились в воздухе в винтовую лестницу. Зала начала наполняться армией Сапфиров.

Со стороны дверей залу тоже заполонили рогато-хвостатые воины. Они окружили презрительно посматривающего на них князя Рубин и вдруг как по команде расступились.

Я увидела приближающихся к нам Вереция и Алекса. Следом за ними шлепала туша Самуайгра и несколько рыцарей смерти, судя по всему, кто-то из Совета.

Увидев меня с короной в руке, они на мгновение замерли и все разом заговорили:

– Как ты нашла тайный ход?

– Где князь Рубин?

– Это князь Рубин?

– Наверное, думал, что мы не найдем спуск в истинную Тронную залу Бриллиантов?

– Как ты забрала корону?

– Какая разница, как она ее забрала?

– Так надевай! Чего ты ждешь?

– Молчать! – хлестнул властный голос Рубина. – Вы победили, но я еще пока князь. Так дайте мне уйти, а после продолжайте ваши пляски суккр. Хотя на вашем месте я бы не радовался, а рыдал!

– Да, он прав! – прорычал Самуайгр. – Он имеет право с достоинством уйти. – И приказал окружившим их рыцарям: – Проводить этого самозванца в мою тюрьму. В самую дальнюю клетку. Мои слуги знают, какие шикарные хоромы я для него приготовил.

Оглядев всех, князь Рубин задержал взгляд на мне, едва заметно усмехнулся и, не проронив больше ни слова, зашагал мимо расступившихся демонов в распахнутые двери.

Я смотрела ему вслед, изо всех сил стараясь сдержать предательски наворачивающиеся слезы.

– Вот и все. Теперь эта корона твоя! – Ко мне подошел Алекс. Взглянув на него, я заставила себя улыбнуться и кивнула. – И у нас даже еще есть время!

– Да! Почти целый красный день. – Вереций тоже не отказал себе в удовольствии подойти ко мне. – И поэтому предлагаю провести обряд коронации по всем правилам. А именно в серединный час ночи.

Я только пожала плечами. Перед глазами стоял свергнутый князь. Что-то неправильное было в финале его правления. Что-то настораживающее…

– Что ж, если будущая королева не против… – Вереций вежливо забрал у меня корону и кивнул Алексу. – Готовьтесь к обряду. Отведи Бриллиант. Ей нужно отдохнуть.

Не противясь, почти не замечая происходящего, я, погруженная в мысли, позволила себя увести.


Покои, в которые меня привел демон, судя по всему, оказались королевской спальней. Среди большого зала стояло роскошное ложе, покрытое блестящей серебристой тканью. В углу, плескаясь пламенем, ярко горел очаг.

– Отдохни. – Он усадил меня на кровать и развернулся к выходу. – А я прикажу прислужникам принести еду.

– Останься! – Обхватив плечи, я поежилась.

Броня! Я даже не заметила, как сняла ее. Кажется, это входит в привычку.

– Мне нужно идти. – Алекс улыбнулся. – Нужно помочь подготовиться к обряду.

Я встала, подошла к нему и заглянула в глаза.

– Алекс, ты не забыл о своем обещании?

– Не забыл.

– Ты станешь князем?

– Обязательно!

Я улыбнулась и, помедлив, спросила:

– А что будет с князем Рубин?

Демон пожал плечами:

– Ты же слышала, Самуайгр позаботится о нем.

– А давай его отпустим?

– Что? Отпустить князя крови? Чтобы через тысячелетие он снова возродил свой род и напал на наши земли? Вспомни, что он сделал с твоим родом! С моим отцом! – Тяжело дыша, он уставился на меня гневным взглядом. – Забудь этот бред! Ты принадлежишь не только себе, но и своему роду и уже не имеешь права на ошибку! К тому же он проиграл.

Я отвела глаза:

– А мне показалось, что это не он проиграл, а мы.

Алекс вдруг обнял меня.

– Тебя мучает тоска, что ты сделала что-то неправильно, что ты делаешь ошибку? – Он улыбнулся. – Успокойся. Это всего лишь его чары, направленные на тебя. Нужно подождать. После его развоплощения они исчезнут, и ты сможешь реально оценить сложившуюся ситуацию. Только не спеши оценивать ее сейчас. Реальность пока искажена. – Подняв мой подбородок, он легонько коснулся губами моих губ. – Мне нужно идти. В полночь я вернусь.

И, не прощаясь, вышел.

Вот так!

Нужно идти!

А то, что мне одиноко, тоскливо и страшно в этом мрачном зале – никого не волнует!

Я уселась на кровать.

Снова и снова переживая сегодняшний день, я пришла к выводу, что князь Рубин прав. Еще не поняла в чем, но прав. И от этого хотелось выть.

– Э-эй! – Услышав осторожный голосок, я даже не сразу осознала, что он прозвучал не в моих мыслях, а наяву.

Я резво обернулась и застыла, удивленно разглядывая лысое рогато-грудастое чудо.

У двери стояла суккра. Не воительница, а та, что в самом начале моих приключений, заметив мой потенциал, пыталась привлечь к «труду».

Девушка (если только к этому созданию можно применить это слово) оглядела коридор, юркнула в комнату и плотно закрыла створки дверей.

Не сводя с меня настороженного взгляда, она приблизилась.

– Бриллиант? Наследница Эллеайз?

Я кивнула, продолжая ее разглядывать. Что-то знакомое было в ее приторно красивом, будто нарисованном личике.

– Ты должна меня выслушать! – Высокая грудь, обтянутая блестящей тканью, быстро вздымалась, выдавая волнение. – Потом будет поздно! И я никогда не прощу себе, что даже не попыталась все изменить.

Интересное начало.

Я приглашающе подвинулась и похлопала ладонью рядом с собой.

– Садись. Говори. До серединного часа я совершенно свободна.

Задумчиво почесав между рожек, суккра неуверенно присела на краешек кровати, рассматривая меня ярко-зелеными глазами.

Молчание затянулось и начало меня злить.

– Ну? Если есть что сказать – говори, нет – выход там же, где и вход!

Не отводя от меня глаз, она вдруг покачала головой и поднялась.

– Нет. Ты права. Зря все это. Я ухожу.

– Стой! – Я вскочила и шагнула к ней. – Ну уж нет! Так не пойдет! Быстро говори, зачем пришла! И… мы знакомы?

Смерив меня недобрым взглядом, девушка усмехнулась:

– Можно сказать и так. Я – Марьега. Хозяйка дома отдохновения. Мы встречались всего один раз, и я не оскорблена тем, что ты меня не помнишь.

Ну конечно! Естественно, что я решила, будто мы знакомы! К тому же в ту единственную встречу мне показалось, что их с Алексом связывают несколько иные, чем просто дружеские отношения.

В душе червячком завозилась ревность.

А может, я просто все это придумала?..

Наткнувшись на ее внимательный взгляд, я заставила себя улыбнуться:

– Да, конечно! Я вспомнила тебя, Марьега! Благодаря маскировке Алекса ты приняла меня за суккру.

Она вернула мне ехидную улыбку:

– Да, я сваляла дурака! Ведь знала же, что Элекзил никогда не позволит себе сомнительного знакомства с дешевой суккрой. Увидев тебя на пороге моего дома, я насторожилась, но не догадалась. Да и кто бы смог подумать, что ты – будущая королева Бриллиант? Глупо вышло…

Я рассмеялась и успокаивающе махнула рукой:

– Глупо, да, но… забудь!

– Забыть? А что именно? Что из-за тебя я никогда не буду рядом с Элекзилом? Что ты лишила меня всего?

Глядя в ее горящие ненавистью глаза, я даже отступила на шаг. Мало ли из какой психушки она сбежала.

– Эй, гражданочка, а чего всего-то? На публичный дом твой не зарюсь, в конкурентки не набиваюсь. Чего еще тебя можно лишить? А на конкурс королев ты бы и сама не попала! Формат не тот!

– Да, ты права. Я бы никогда не стала королевой, уступив это место Элекзилу. Он – истинный король этого мира! – Шипя, как бешеная кошка, суккра подскочила ближе. – А меня бы устроило место его фаворитки. Любимой и единственной.

– Ха, я же говорю – формат не тот! Мелко плаваешь! А Элекзил и так будет королем и… моим мужем! Или, может, ты с чем-то не согласна? – Глядя в побледневшее лицо Марьеги, я с хрустом размяла кисти. И не таким рога обламывала! – К тому же мало ли у кого что с кем было? Как известно, не бывает некрасивых женщин!

– Элекзил всегда любил и будет любить меня! – угрожающе ощерилась она сантиметровыми клыками.

– Ха, вот это самомнение! – Я обидно рассмеялась. – Чтобы Алекс влюбился в тебя? Тетя, ты себя в зеркало-то хоть раз видела? И вообще, где факты, доказательства?

Она вдруг прищурилась. Ее пухлые губы разошлись в торжествующей улыбке.

– Тебе нужны доказательства? Ну хорошо! Слушай. Элекзил, отправляясь в мир смертных, как-то оставил мне на память свой голос. – Она вытащила откуда-то маленький темный шарик, что-то шепнула, и в тишине княжеской спальни зазвучал такой близкий и такой чужой голос Алекса:

– Да потому, что ты, Марьега, моя любимая и единственная подруга, действительно мне очень дорога… Сама посуди, мы так долго вместе… Как я смог бы тебя предать? Ты единственная, кто мне дорог!

Тишина, наступившая после, оглушила.

Искренность, звучавшая в этих коротких фразах, острым стилетом била прямо в сердце.

– Конечно же он останется с тобой. Потому что ради своего рода он пойдет даже на такой союз, но он никогда не забудет меня. В конце концов он тебя возненавидит.

Покатав на ладони черный шар, хранивший голос Алекса, Марьега вдруг развернулась и пошла к выходу. Я молча смотрела, как за ней захлопнулись двери.

Усталость навалилась бетонной плитой, мешая дышать.

Да. Я устала! Господи, как же я устала!!! Помоги мне…

– Гм, я, конечно, не Господь и такими темпами даже ангелом-то скоро быть перестану, но, может быть, я тоже смогу тебе чем-нибудь помочь? По старой памяти?

Украдкой смахнув злые слезы, я обернулась.

На кровати, позади меня, по-восточному скрестив ноги, восседал Васиэль. Как всегда в белом балахоне, белых штанах и белых тапочках.

Внимательно оглядев мою физиономию, он стер с лица ехидную улыбку:

– Что, как всегда не вовремя?

Я плюхнулась рядом с ним.

– Иногда мне кажется, что вся моя жизнь – не вовремя!

– А я что зашел… – Ангел вздохнул и потупился. – Попрощаться. Ночью родится новая королева, а у нее, сама знаешь, не будет ангела. Это привилегия смертных. – Он незаметно скользнул с кровати. – Так что желаю тебе всего и побольше. Я бы, может, еще и повоевал за тебя, но, увы, совсем не осталось времени. – Ангел развел руками и эффектно начал таять.

– Вась.

– Что? – Этот мерзавец тут же стал видимым и с интересом поглядывал на меня.

– А ты сможешь выполнить на прощание одну мою просьбу?

Он неуверенно пожал плечами:

– Наверное. А что за просьба?

Я помедлила с ответом.

– Мне нужно кое-что сделать, вернее узнать, до того как на меня наденут корону.

Васиэль заинтересованно шагнул ближе:

– Ну говори. Чего ты хочешь?

– Перенеси меня в тюрьму?

– Че-го? Томочка, а может, тебе лечь поспать, и все пройдет?

– Вась. – Я подошла к нему вплотную и посмотрела в глаза. – Это не шиз и не бзик. Мне нужно увидеться с Рубином. До моей коронации. Нужно кое о чем узнать, но, сам понимаешь, нужно это сделать так, чтобы ни Алекс, ни Вереций ни о чем даже не догадались!

– Если честно, не понял, зачем тебе это нужно, но если ты просишь – помогу! К тому же его заперли не в тюрьме. Князя Рубин отвели в комнату ожидания, как раз рядом с залом мастера Обрядов. Уж не знаю, что там случилось, но в свете грядущих событий мне кажется, существовать ему в этом мире до серединного часа. Развоплотят как пить дать! – Ангел обошел вокруг меня. – Я бы развоплотил. А почему нет? Смотри, как все гладко выходит: род Рубин обезглавлен и практически перестает существовать. Род Бриллиант в полном подчинении, да еще и слезно упрашивает принять корону и… Оп! Сапфиры в дамках! Неважно, кто станет правящим князем, самое главное – абсолютная власть на все времена! Прямо как по нотам!

Слушая Васиэля, я невольно вспомнила Марьегу.

А может, все действительно так и есть? И лишь я, влюбленная дура, вижу все в ином свете? Как узнать? Как проверить?

– Вась, хватит с меня уже твоих умозаключений! Если можешь помочь – помоги. Нет – проваливай!

Ангел обиженно засопел:

– А чего на правду-то обижаться? За что боролись… Ладно! Хватит время терять, у нас его и так нету. Иди ко мне!

Он развел руки в стороны, и его охватило нестерпимое сияние. Я шагнула к нему.

– Ближе.

Еще шаг.

Когда я уткнулась носом ему в грудь, он вдруг укрыл меня руками-крыльями, словно одевая в свет, и мы исчезли. Растворились в обступившей нас пустоте.

Миг.

Вечность.

И все закончилось.

Ангел выпустил меня из объятий, и я оказалась в большой комнате. Пустынной и сумрачной. Освещенной только закатным красным светом из узких бойниц.

Хотя нет. Не пустынной. Из тени, разлитой у стен, навстречу нам поднялась фигура.

– Ну вы тут пока общайтесь, а я покараулю в коридоре на предмет появления демонов. – Кивнув на закрытые двери, Васиэль растаял.

Я удивленно хмыкнула.

Общайтесь! Надо же какие мы вежливые! Чего это с ним?

Невольно пожав плечами, я пошла к ожидающему меня демону.

– Зачем ты пришла?

Этот вопрос заставил меня остановиться.

– Я… Мне… – Действительно, зачем? – Сегодня днем ты ведь хотел меня о чем-то предупредить? Я чувствую… знаю! О чем?

Я не отрываясь смотрела в его лицо, пока он неторопливо приближался.

– Зачем? – Его губ коснулась ласковая улыбка.

– Что зачем? – Я недоуменно похлопала ресницами.

– Зачем мне тебе помогать? – Он подошел ко мне, и я ощутила на щеке холод его пальцев. – Пойми, это не Лазурь и даже не ваш мир смертных. Это – Красный мир, где никто не пошевелит пальцем за идею. Поэтому начнем сначала: зачем ты пришла?

– Хорошо! – Гордо вскинув голову, я улыбнулась. – Я пришла узнать у тебя то, что ты считаешь нужным мне рассказать в обмен на твою свободу! Но я подарю ее тебе только в том случае, если твоя информация будет мне интересна! Сам понимаешь, мы в Красном мире!

Теперь его улыбка стала задорной. Не отводя пристального взгляда от моих глаз, он восторженно качнул головой.

– Ты замечательная ученица! Как жаль, что все вышло не так, как я задумал. Кто знает, что было бы теперь… – Он посерьезнел. – Итак, что тебя тревожит? Говори.

И я, повинуясь его приказу, поспешно начала:

– Сегодня мне показалось, что корона будто примеряла меня к себе. А еще я не могу забыть то, что ты сказал: если я почувствую… почувствую, что меня осталось мало. Бежать! А я, только взяв корону в руки, поняла, что меня практически не осталось! И ведь я еще даже не королева! – Я очнулась, понимая, что мертвой хваткой вцепилась в его руку, и, заметив его внимательный взгляд, разжала пальцы. – Я не хочу становиться королевой. Я чувствую, что пропаду, исчезну! Вместо меня появится кто-то другой!

Князь спрятал руки за спину и улыбнулся.

– Элекзил не ошибся. В тебе действительно течет Наследная Кровь Бриллиант, но ты не избрана этой короной. Кстати, после коронации, ты не ошиблась, действительно появится кто-то другой, с чьей помощью корона снова будет править, дожидаясь свою королеву. А ты – исчезнешь.

– Я не хочу исчезать!

Но князь меня словно не слышал:

– Когда я только завладел это короной, я слышал навязчивые строки, которые сводили меня с ума днем и ночью, но с годами они стали тише и незаметнее, пока, как мне казалось, не исчезли совсем. Но только сейчас, сняв корону, я стал от них свободен. – Он помолчал.

Хочу я властвовать в веках, лишь именем внушая страх.

Когда придешь ко мне с Земли, чтоб нам склонились короли,

Свое ты имя не забудь – оно тебе укажет путь.

Лишь в крови истинной ответ узнаешь ты сквозь много лет.

– Но я ничего не понимаю! Чем мне это стихотворение должно помочь?

– Я думаю, что это как-то связано с истинной королевой. Ее возвращение предсказали мне мудрейшие, и именно по их совету я заставил Элекзила пойти за ней, но он привел тебя…

– Может, это как-то связано?

– Может, связано, может, нет, жаль, не слышал вашу беседу, – перебил меня голос Васиэля, – но выяснить это тебе предстоит потом. Нам надо уходить. Сюда идут! Уходим.

– А как насчет меня? – Князь Рубин вежливо мне улыбнулся.

– Я не отказываюсь от своих слов. – Я посмотрела ему в глаза. – Мы поможем тебе бежать.

– Мы?! – возмущенно подпрыгнул Васиэль. – Я под этим бредом не подписывался!

– Я подписалась. И если ты не поможешь ему бежать, помогу я. Не знаю как, но я сдержу свое слово.

Васиэль обреченно вздохнул:

– Надеюсь, ты получила действительно нужную информацию, потому что дарить свободу князю Рубин очень опрометчиво!

– Я сказал то, что действительно важно! – холодно хлестнул голос князя. – Сама решай, стоит ли это того, чтобы меня отпустить.

– Ой, Томочка, зная твоего сумасшедшего Алекса, я бы очень хорошо подумал! Он же меня потом под боком у Вседержителя достанет!

– Я не прошу свободы Красного мира. – Голос князя мгновенно остудил истерику ангела, возродив тишину. – Мой род почти мертв. Оставшиеся в живых женщины и дети не покинут Шеррахх, дабы в будущем растворить кровь Рубин в крови очередных завоевателей. Да и Сапфиры рано или поздно нашли бы меня, как бы хорошо я ни спрятался.

– Ладно! – Васиэль подошел к нам. – Тогда проще. Выбирай между Лазурью и миром смертных.

– Боюсь, Лазурь в скором времени запылает, если там поселюсь я. – Князь невесело усмехнулся, оглядел нас и решил: – Я выбираю мир смертных.

– Фух! Слава богу! А я так боялся, что ты выберешь Лазурь.

– А что мне там делать? Лазурь – это скучно! Разве что восстания против Вседержителя поднимать? Нет, я ухожу на Землю. Несколько десятков лет, и я снова вернусь в Красный мир, только к тому времени обо мне забудут.

– Что ж, тогда тебя ждет Арка Мечей. Пойдем, я провожу тебя. – Ангел, паря в воздухе, поплыл к дальней стене.

Мы переглянулись и, не сговариваясь, зашагали следом.

У стены Васиэль остановился и коснулся серых камней. Скрежет наполнил залу, заставив нас отступить.

– Прошу! – Он приглашающе махнул рукой, исчезая в полумраке открывшегося проема.

Скользнув за ним, мы оказались в большой круглой зале, в центре которой, будто впаянный в темные плиты пола, сиял яркими гранями светящийся изнутри белый камень. За ним у стены была арка.

– Никто, верно, и подумать не мог, что князь Рубин настолько не захочет развоплощаться, что даже выберет мучительный переход в мир смертных. Иначе они бы не оставили меня ждать серединного часа в такой непростительной близости от Арки Мечей. – Рубин неторопливо пересек залу и остановился у изогнутой конструкции, верх которой украшали серебристые лезвия. Разглядывая этот ужас, он, помедлив, обернулся ко мне. – Что бы ты ни выбрала, девочка, сделай так, чтобы твой выбор всколыхнул это красное болото!

Его лицо озарила улыбка. В следующее мгновение он шагнул в арку. Лезвия упали.

Я отвернулась.

– Васиэль, а если я захочу вернуться домой, мне тоже нужно будет через это пройти?

Руки ангела утешающе легли мне на плечи.

– Да. Но только если ты утратишь свое земное тело и пройдешь обряд коронации.

Я посмотрела на него и решилась:

– Может, то, что я сейчас скажу, глупо, но я боюсь. Боюсь смерти, боюсь Алекса, его власти надо мной, но больше всего я боюсь исчезнуть навсегда. И боюсь что это «навсегда» произойдет уже этой ночью… Верни меня на Землю?

Глаза Васиэля широко раскрылись.

– Ты хочешь сказать, что согласна уйти? И согласна прожить земной век? Снова испытать собственную смерть и если вернуться сюда, то обычной суккрой?

– Вась, – я поняла, что еще чуть-чуть, и у меня начнется истерика и первым от нее пострадает этот самодовольный ангел, – не утомляй меня вопросами. Я не знаю, чего хочу, поэтому выберу то, что меня пугает меньше всего.

– А Алекс?

Я поморщилась, рассматривая пол.

– Найдет счастье в объятиях рогатой красавицы. – Я подняла глаза на изумленного Васиэля. – Так что? Ты мне поможешь или нет?

– Конечно, Томочка! Хотя мне жаль, что все так, но… Конечно, я помогу! – Ангел, не скрывая восторга, чуть не кинулся мне на шею.

Ну конечно… жаль ему! Не это ли было его конечной целью, которую он ждал всю вечность?!

– Тогда сделай это прямо сейчас! Мне кажется, я больше ни мгновения не смогу находиться в этом мире. И… – Я покосилась на Арку Мечей и, стараясь не замечать его радостно горящих глаз, попросила: – Пожалуйста, сделай так, чтобы воспоминания о моих приключениях не тревожили меня в психбольнице.

– Доверься мне! Этот кошмар ты не увидишь даже во сне! – И, вспыхнув нестерпимым светом, он встал у меня за спиной.

В коридоре послышались встревоженные голоса.

Обняв, он прижал меня к себе, и я поняла, что взлетаю. И тут в проем двери посыпались темные фигуры. Кажется, я успела увидеть Вереция, прежде чем меня забрал из этого мира клубящийся переход, открытый ангелом.


Часть четвертая ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЛАЗУРЬ | Бриллиантовая королева | ЭПИЛОГ