home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВЫДЕРЖКИ ИЗ СТАТЬИ «ПРАВДА О ЗАКРЫТИИ АРМЯНСКИХ ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИХ ШКОЛ» («Кавказ», № 125, 1897 г.).


Опровергая распускаемые армянами и усердно поддерживаемые частью столичной и провинциальной печати, с «Спб. Ведомостями» во главе, слухи о том, что армянские церковно-приходские школы закрыты русским правительством, автор говорит:

«Возражения наши нужно начать с того коренного положения, что не правительство закрыло армянские школы, а закрыло их само армянское духовенство, не пожелавшее подчиниться основанным на законе, а стало быть, не неожиданным и не «произвольным» требованиям местного учебного начальства. Это было не правительственное притеснение, а демонстрация кавказского армянства, в лице его духовенства, против законных требований правительственной власти. Если при этом потерпело дело народного образования в крае, если оно потерпело особенно, хотя бы временно, в лице обучавшегося в закрытых школах юношества, если не оправдавшийся расчет на последствия демонстрации не внес во всяком случае успокоения в возбужденное с недавнего времени самими армянами недоверие к ним, то правительственная власть тут ни при чем, и правительство нельзя обвинять, при обнаруженном им долготерпении, даже в том, что оно превысило миры воздействия, необходимого для достоинства власти.

Все это выясняется следующим историческим очерком армянских церковно-приходских школ на Кавказе. Учредительный закон об этих школах — Высочайше одобренные 16-го февраля 1884 года правила для церковно-приходских школ армяно-григорианского вероисповедания, — в 1-й статье своей, цитированной и «Спб. Ведомостями», прямо говорит, что к разряду этих школ относятся только те элементарные учебные заведения, которые состоят при церквах и монастырях и содержатся: или исключительно на счет церковных или монастырских сумм, или при воспособлении со стороны прихожан. Если училище, хотя и церковное по источнику содержания, состоит из трех и более последовательных отделений, то оно подчиняется не этим (16-го февраля 1884 г.), а общим правилам о частных учебных заведениях (ст. 8). Чисто церковно-приходские школы открываются с разрешения духовного начальства армяно-григорианского вероисповедания, которое обязано об открытии… сообщать попечителю округа, с показанием местности и средств вновь открываемой школы.

Эти коренные правила, по удостоверению учебного начальства округа, с самого начала духовенством армяно-григорианского исповедания не исполнялись , и было бы неудивительно, если бы конфликт по поводу школ возник раньше. Правила 16-го февраля 1884 года не только не исполнялись, — но высшим армянским духовенством разосланы были по училищам, взамен их, другие, свои правила , утвержденные патриархом, в которых вовсе не упоминалось о статуте 16-го февраля. Этими правилами разрешено было, между прочим, сельским обществам (не приходам, а общинам ) участвовать по приговорам в содержании церковных школ, разрешено соседним деревням, не имеющим церквей, устраивать центральные училища , преподавателям незаконно присвоены были льготы по отбыванию воинской повинности и т.п. И в то время, как эти новые правила мы находим в каждом училище, правил 16-го февраля в них нельзя было найти, и учащие о таких правилах отзывались незнанием. Далее, 22-го марта 1889 г. состоялось Высочайшее повеление, по которому «преподавателями и преподавательницами русского языка, истории и географии России в церковные школы должны быть определяемы только лица, имеющие установленный учительский ценз», с дозволением, однако, патриарху допускать к преподаванию в сих школах прочих предметов , — и лиц, не имеющих означенного ценза, с тем, что такое исключение может иметь место лишь в течение пяти лет , т.е. до 1894 г., после же этого срока лица, не имеющие учительского права, к обучению в сих школах вообще не допускаются. И это Высочайшее повеление оставалось без исполнения, и годы проходили в напрасных напоминаниях учебным начальством как об этих, так и о первоначальных, коренных правилах.

В особом совещании по армянским делам, происходившем в феврале 1891 г., было признано необходимым стремиться к постепенному полному подчинению училищ учебному ведомству, и положено: по делам, касающимся армяно-григорианских церковно-приходских школ, требовать точного и беспрекословного исполнения правил 1884 г. с теми разъяснениями и временными отступлениями, какие последовали 16-го января 1886 и 22-го марта 1889 гг., и не допускать в этом отношении никаких новых послаблений. При нарушении сих правил патриархом-католикосом или кем-либо из подчиненных ему духовных лиц по отношению к каким-либо училищам, предоставить попечителю округа входить с представлением к Главноначальствующему о закрытии таких училищ или, в случае желания лиц, обеспечивающих эти училища материальными средствами, продолжать их существование, — о подчинении оных, на основании положения о частных учебных заведениях, непосредственно инспекции и дирекции народных училищ по закону 25 мая 1874 г. Журнал совещания Высочайше утвержден 2-го марта 1891 г. По поводу правил об учительском цензе патриарх испросил отсрочку сверх пяти лет еще на один год; но когда через год он вошел с ходатайством о новой отсрочке, то на это согласия уже не последовало. Предложено было исполнить упомянутые выше правила и Высочайшее повеление и указано было, что те школы, учителя коих будут без ценза, должны быть переданы учебному ведомству или закрыты. Духовенство предпочло закрыть школы.

Такова история закрытия школ, в общих чертах, если не касаться деталей. Но поучительны и некоторые детали.

«Спб. Ведомости» говорят, что противополагать армянские школы русским на Кавказе нет основания, так как из утвержденных попечителем округа программ и числа еженедельных уроков по русскому языку, русской истории и географии России видно, что преподавание русского языка поставлено так же правильно и высоко (?), как и в соответствующих казенных и общественных школах, и, так, как учебному начальству предоставлено (еще бы!) наблюдение за армянскими школами через своих представителей, а учебным округом в редких случаях только ставилась на вид армянскому духовенству слабая подготовка преподавателя русского языка учителями, которые в таких случаях удалялись и заменялись другими.

Но дело в том, что печатный план преподавания и программы — одно дело, а исполнение на практике — другое дело. Уже a priori, можно думать, что не особенно усердно будут исполняться отдельные требования и циркуляры попечителя там, где игнорировались Высочайшие повеления. Но в архивах дирекции и округа есть и документальные этому доказательства.

Замена одного лица, не имеющего учительского ценза, другим, таким же — конечно, не могла удовлетворить попечителя, а что значительное большинство учителей было таких, — лучше всего доказывается просьбами высшего духовного начальства об освобождении учителей от цензового экзамена все на новые и новые сроки. В местном учебном округе не могли быть так по-столичному наивны, чтобы довольствоваться для учителей вместо установленного ценза свидетельствами об окончании учителями курса в армянских семинариях и даже академии , — так как местному попечителю, как и многим здравомыслящим людям на месте, отнюдь не импонируют термины «семинария» и «академия». Армянские учреждения под этими названиями на Кавказе объявленных и утвержденных правительством программ не имеют, не имеют даже до сего времени установленных в законодательном порядке штатов!.. Что это за академия и семинарии можно заключить отчасти из того, что их воспитанникам так трудно выдержать цензовый экзамен!..

Что касается, в частности, фактического (а не на бумаге) преподавания русской истории, географии России и русского языка, — то вот некоторые иллюстрирующие дело материалы.

Попечитель округа как-то обратил внимание патриарха, что история и география Армении неправильно названы в программах «отечественными» и что в церковных училищах не должно быть особого курса истории и географии Армении. Замечание это было оставлено без внимания. При ревизии училищ усмотрены были карты Армении, изданные в Париже или Венеции, оказавшиеся запрещенными к обращению в пределах России. Странные ответы учеников по истории и географии России привели к необходимости ознакомиться с учебником, указанным патриархом в числе одобренных для руководства. В учебнике этом на 1-й странице говорится: «Армения — великое слово, великое воспоминание прошлых времен, великий элемент будущего! Кто знает, в пятьдесят лет чем станет эта страна, (?) где день ото дня все разрастается армянский народ, — племя усердное и полное будущности ». Стр. 87: «Армяне, как в численном, так и в нравственном отношении, превосходят все окружающие их народы ». Стр. 93: «Армянский народ Божественным Промыслом избран посредником в распространении христианства и цивилизации на Востоке ». Стр. 61: «Если производительность страны в упадке, то в этом виновато правительство» … «С тех пор, как Армения лишилась своих природных царей, многие местности заглохли, обратились в пустыни… страна, благодаря дурному управлению, часто подвергается голоду… правительство обременяет земледельца всевозможными податями… правители притесняют и грабят… у земледельца нет собственной земли… Русская Армения составляет из вышеизложенного маленькое исключение " (стр. 64). Когда запрещено было преподавать историю и географию Армении, то из церковных училищ исчезли история и география России, а армянская история и география вошли в историю армянской церкви и в армянские хрестоматии.

Что касается русского языка, то замечательно следующее явление. Казенные и общественные училища, если при объяснении учителя надо пользоваться местным языком, употребляют, тот, на котором ученики говорят с детства. Не то в армянских школах. В Тифлисской губернии армяно-григориане говорят дома по-грузински, в селении Варташен — по-удински, в Армавире — по-черкесски, на Северном Кавказе большей частью по-русски; но в церковной школе, — раз ученик григорианского вероисповедания, — ему навязывают, как природный, армянский язык и, так как в три года нельзя выучить двух языков (русского и армянского), то в жертву и приносится русский язык.

Наблюдение агентов учебного начальства за церковно-приходскими армянскими школами составляло самую тяжелую и неблагодарную обязанность , сопряженную с затруднениями и неприятностями, начиная с неимения сведений о том, где есть эти школы, и кончая унизительными для ревизоров объяснениями с учителями школ, не желавшими признавать за собой никакого надзора, кроме духовного епархиального, без разрешения которого нельзя было добиться никаких сведений. Школы были буквально недоступны общей учебной инспекции.

Теперь школы закрыты для учащихся; но их ведь можно открыть вновь во всякое время: стоит только подчиниться Высочайшей воле, выраженной 2 марта 1891 г., подчиниться искренно и не надеясь на «послабления».



21. РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ | Кавказ | МОГНИНСКОЕ УЧИЛИЩЕ («Кавказ», 1898 г. № 338).