home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Под конец экзаменационной сессии в коридорах Элидианского магического университета творилось что-то невообразимое. Студенты всё ещё метались из деканатов на кафедры и обратно в деканаты, пытаясь сдать задолженности и исправить неуды, а в это время уже начали прибывать абитуриенты и тоже скитались по коридорам, налетая на всех встречных и спрашивая, где здесь приёмная комиссия.

Алана толкнули не три, и даже не четыре раза. Это ему ещё повезло: не будь на нём мантии и значка магистра, кто-нибудь обязательно затеял бы с ним ссору и предложил выяснить отношения силовым методом. Но, увидев приметы преподавателя, оголтелые студенты шарахались в стороны и давали пройти.

Магистр Алан Баррский шёл по коридорам родного учебного заведения и про себя ругался нехорошими словами. Зачем ему понадобилось сюда переться? Вообще зачем он сейчас приехал в Элидиану? Забыл, какое сегодня число? Ещё пара декад и сюда можно было бы явиться, чувствуя себя в полной безопасности. Но ему захотелось совместить приятное с полезным. Нет, скорее одно полезное с другим. Получить доступ в королевскую библиотеку и посоветоваться с бывшим научным руководителем до того, как он отбудет в отпуск. Посоветовался, называется.

С библиотекой заминки не возникло, пропуск туда уже лежал в нагрудном кармане рубашки. А вот архимаг Эндор Кассийский подозрительно обрадовался появлению своего бывшего ученика. Заподозрив неладное, Алан хотел было быстро откланяться, но хитрюга-наставник ухватил его за рукав.

— Кстати, дорогой, хотел тебя попросить. Я бы не стал, если бы это было не твоё направление, но тут как раз тебе по профилю… Не в службу, а в дружбу. В магическую аномалию в Драконьих горах отправляется группа аспирантов изо всех стран Девятки сразу. Практика у них такая. Я должен был возглавить, да что-то прихворнул. Не мог бы ты меня заменить?

Алану очень хотелось послать Эндора в драконью задницу, но… Есть у магов одно непререкаемое правило: учителям не отказывают. Поэтому он глубоко вдохнул, прогнал рвущееся с уст проклятие и ответил:

— Да, учитель, конечно.

Это было вчера. А сегодня он как полный идиот бегает по административному зданию родного университета и ищет сорок первый кабинет в секторе А3. Родное учебное заведение оказалось магической аномалией похлеще Драконьих гор и Горячих болот. Кабинеты с таким номером он легко нашёл в знакомых секторах А1 и А2. А вот что такое сектор А3 никто не мог точно сказать. Даже всё знающие секретарши деканов затруднились с ответом. Одна, правда, вспомнила, что сектор А3 вроде как имеет отношение к аспирантам, но вот где его искать…

Алан когда-то был аспирантом именно здесь, в Элидиане, но про сектор А3 слышал впервые. Так что через три часа кружения по административному корпусу он готов был порвать каждого, кто к нему сунется, если только этот некто не нёс ему благую весть о местонахождении вожделенного сектора.

Помог как всегда случай. На него в очередной раз наскочил какой-то мальчишка и тут Алану удалось ловко схватить того за ухо.

— Ой, отпустите, дяденька маг, — заныл паршивец.

По обращению стало ясно, что это всего-навсего абитуриент, да ещё и деревенский. Алан уже приготовился произнести сентенцию: «больше тут не носись как угорелый», и разжать пальцы, но вдруг, сам не зная почему, сказал:

— Отпущу, если знаешь, где тут сектор А3.

— Знаю, знаю, дяденька маг, — заверещал мальчишка, — только это не тут. На улицу надо выйти и направо за угол повернуть. Там лесенка такая будет…

Пальцы магистра разжались и парнишка исчез, но это было уже неважно. Значит, надо выйти на улицу… Ну, Эндор, ну сволочь старая! Даже такой малости не мог подсказать!

Деревенский не обманул. Откуда знал, непонятно, но сказал всё точно. В торце здания нашлась непрезентабельная лесенка, ведущая на второй этаж. Она упиралась в скромную дверь с латунной табличкой «Сектор А3». Больше никаких пояснений. Хоть бы написали: «Отдел по работе с аспирантами» или вообще список служб повесили. Нет, ничего.

Магистр дёрнул за ручку и оказался в тамбуре, который при появлении магистра осветился призрачным голубым светом. Свет мигнул, Алан моргнул и открыл глаза уже в тёмном коридоре, обшитом по старой моде дубовыми панелями. Понятненько, сектор находится не в здании, а где-то далеко и проход в него устроен через новомодный туннельный портал.

Где-то впереди был виден свет. Алан прошёл мимо нескольких запертых дверей без табличек и ясно разглядел: коридор заворачивал и вот там-то и было светло. А ещё оттуда раздавались голоса.

Ещё несколько шагов и Алан Баррский оказался в просторном холле, в котором и находился нужный ему сорок первый кабинет, ключ от которого лежал сейчас у него в кармане. В холле толпились люди. Необычные, надо сказать. Только некоторые из них носили мантии, принятые в Элидиане. Про большинство сразу можно было сказать: иностранцы. Одеты непривычно и держатся скованно. Они либо липли к доскам, вывешенным на стене, либо совали носы в приоткрытую дверь кабинета номер сорок, поэтому не заметили появления магистра. А он и не желал привлекать к себе внимания раньше, чем выяснит, во что ввязался. Поэтому Алан накинул на себя усовершенствованный полог незаметного и по стеночке добрался до нужного места. Вошёл и понял: сороковой и сорок первый кабинеты представляли собой смежные помещения. Тот, куда проник Алан, был предназначен для начальника, а в том, куда совали нос иностранные маги, должна была сидеть секретарша. Только вот у Эндора не было никакой секретарши. Не могло быть, по рангу не положено.

Тогда кто? Тот самый «гениальный администратор», которого Эндор ему обещал? Похоже на то.

В кабинетах начальников всегда устанавливалась система подслушивания, поэтому Алану не надо было подходить и прислонять ухо к двери, даже заклинание не понадобилось. Он просто сел за стол, открыл верхний ящик и достал оттуда коробочку с серьгой. Не успел вдеть, как в ухе раздалось:

— Уважаемый господин, послушайте меня внимательно.

Голос был женский: глубокое, звучное драматическое сопрано. Таким бы в королевской опере петь, а его обладательница взывает к какому-то недоумку, который гневно ей возражает:

— Сама подумай: мне уже не раз определяли размер дара, зачем мне делать это снова? Зачем? Или ты такая непонятливая?

В ответ тот же звучный и абсолютно спокойный голос:

— Уважаемый господин, я действую по инструкции. Она требует от меня конкретных действий. Без определения размера вашего дара на шаре Хорна я не могу оформить ваши документы.

Мужчина, видимо, борется с ней уже давно, потому что тон у него усталый и чуть ли не плаксивый:

— Ты совсем тупая, да? Я же сто раз объяснил: я принц Александр. Ко мне не могут применяться всякие там инструкции. Я вообще делаю любезность, что соглашаюсь участвовать в этой дурацкой экспедиции. Так что давай забудем всё, что мы тут друг другу наговорили и ты наконец заполнишь мне бумаги на основании того, что я тебе уже предоставил.

Вероятно, девушка тоже устала от наглости и тупости принца, но отвечала ему терпеливо, не срываясь на хамство.

— Уважаемый принц Александр, в моей инструкции ничего не сказано о том, что для принцев надо делать исключения, поэтому я не могу сделать его для вас. Я дорожу моей работой и стараюсь выполнять её хорошо. И что вы так боитесь этого шара Хорна? Всего одна минута, а я с чистой совестью смогу вставить данные в таблицу.

В последней фразе прозвучала лукавая ирония, или Алану послышалось?

Туту вступил другой голос:

— Да бери уже ты эту стекляшку в руки, Александр! Она же по-другому не может! Думаешь уговорить? А смысл? Охота тебе тратить время на тупых блондинок? Давно бы уже подержался за шарик и пошли бы в трактир.

— Ну, чтобы время зря не терять…, - протянул тот, кто назвался принцем Александром.

— Двести шестьдесят восемь по шкале Хорна или две тысячи семьсот свечек, — отчеканила девушка, — Спасибо, принц Александр, я всё записала. Вы свободны, пригласите следующего.

Принц Александр с таким неслабым резервом и отвратным характером? Алан на мгновение задумался. Затем сообразил: один из сальвинских принцев. Те так гордятся, что происходят от эльфов, что на всех норовят смотреть не просто сверху вниз, а с высокой башни. Хотя с чего бы это? Последнюю тысячу лет сальвинская магическая научная мысль не сдвинулась с места. Скорее наоборот. Они утратили многие тайны эльфов, но сами ничего нового не выдумали. На их фоне даже затхлая Шимасса может считаться оплотом научной мысли.

Так, плевать на принца. Дело не в нём. Хотя именно в нём. Практика? Аспиранты, среди которых сальвинский принц? Что-то картинка не складывается. В какую историю втравил его Эндор?

Алан вырвал из уха подслушивающую серьгу и раскрыл толстенную папку, ожидавшую его в центре стола. Сверху на ней не было никаких наклеек, а вот внутри на первом листе значилось: «Отдел магического сотрудничества, молодёжная секция. Международная молодёжная научная экспедиция по изучению аномалии реки Ласерн».

А ниже: «Руководитель: архимаг Эндор Кассийский». Последние два слова зачёркнуты и сверху написано от руки «магистр Алан Баррский. Внизу место для росписи. Если сейчас Алан возьмёт перо и поставит там свой росчерк, то имя Эндора просто исчезнет, на этом месте будет красоваться его, Алана, прозвание.

Первое желание было плюнуть, пойти к Эндору и отказаться. Ну и что, что учителю не отказывают. Всё когда-то случается в первый раз.

Аномалия реки Ласерн!

Проклятый Эндор! Он скрыл самое главное: куда отправляется экспедиция. Драконьи горы, Драконьи горы! Ласерн — это же скука! Детские игрушки! Опять Валариэтанский отдел международных связей мутит. Придумал очередную показуху. Ласернская аномалия описана вдоль и поперёк. Дурацкое место, где маги не могут колдовать. Ведьмы — пожалуйста, а маги — нет. Почему — известно, драконы постарались: разрисовали камни окрестных скал и пожалуйста. Всё давно описано и изучено. Он там побывал ещё студентом и не нашёл ничего интересного. Та аномалия, которой Алан занимался сейчас и из-за которой приехал в Элидиану, была гораздо интереснее. Но туда он международный молодняк не потащил бы ни за какие коврижки. Загадят, затопчут.

Придётся водить экскурсии по Ласерну и смотреть, как придурки вроде этого Александра зарисовывают в альбомы древние драконьи руны.

Проклятый Эндор! Послать бы его подальше!

Но выхода не было. Раз уж Алан сюда пришёл, значит, подпишет всё как миленький и будет руководить этой дикой ордой до самого финала. Эх, пропало лето.

Он перелистнул несколько страниц и попал на список участников. Экспедиция действительно международная. По обычаям Валариэтана только имена, молодняк ещё не заработал себе прозваний.

Александр Сальвинский, Левкипп и Эвмен — это у нас Сальвиния. Будущая головная боль. Смешно, но принцу вместо фамилии вписали название его страны. А ведь у династии есть название рода, весьма звучное — Дорталион.

Так, что там дальше?

Эйно, Райо, Кальо — парни из Мангры, где до недавнего времени магия была под запретом. С магами из Мангры Алан никогда не имел дела и подозревал, что квалификация у них не очень.

Рианна, Дейдра и Зелинда — ведьмы из Ремолы. Вот это интересная группочка. Об участии ремольских ведьм в своей экспедиции он мог только мечтать. Может, кого-нибудь из них удастся уговорить поехать с ним на следующий год?

Гойко, Йован и Радован — ребята из Шимассы. Молодо-зелено. Опыта у них нет, а вот энтузиазма хоть отбавляй. Обычно тамошние парни отличаются прекрасной физической формой и неприхотливы в еде. Обузой не будут.

Луис, Родриго и Адриано — маги из Кортала. Алан сердито фыркнул. Как любой элидианец Кортал он недолюбливал и подозревал его жителей в самом плохом.

Ральф, Томас и Хольгер — гремонцы. Наверняка не очень грамотные, но зато старательные парни. Алан последние несколько лет изучал аномалию на границе Гремона и империи, так что к местным жителям относился хорошо.

Берта, Валент, Дидье — элидианские аспиранты. Хорошо! Со своими найти общий язык всегда легче, чем с чужими. Про них хотя бы известно как они выучены. Хорошо бы эта Берта оказалась ведьмой, её будет уговорить легче, чем ремольских дамочек.

И на сладкое.

Элиастен, Линдор и Сандорион — из Дарсы. По именам видно, что все они — потомки эльфов. Дарса когда-то была эльфийским государством. Чудо, что удалось их залучить. В своё время король Дарсы подписал валариэтанское соглашение, но страна эта так и осталась закрытой. Редко-редко кто оттуда появляется на Острове магов, но и то ненадолго. Так что эти парни — сами по себе аномалия.

Все девять королевств представлены. Ах, нет, только восемь. Из Лиатина никого. Не доросли ещё.

Ну хорошо. А что там Эндор говорил про гениального администратора? Девушка сумела без крика и скандала уломать сальвинского принца сделать то, что он считал уроном собственной чести. Это само по себе говорило о многом. Голос у неё приятный. Надо посмотреть, как она ведёт дела и пообщаться.

Алан пригладил волосы, поправил мантию и сунул руку в свою безразмерную сумку. Девушек принято угощать конфетами, а у него как раз имелся запас. Вкуснейший шоколад из Гремона и коробка красивая. «Гремонская красавица» называется. Действительно, нарисована фантастически красивая девица в гремонском вкусе: блондинка с томными голубыми глазами и нежнейшей молочно-белой кожей. Внизу художник подписал: «портрет Труди Вюрцль», явно хотел придать правдоподобия этому идеальному образу. Магистр Баррский накупил таких коробок чтобы дарить всем подряд. Вчера своему сволочному учителю вручил, а сегодня настал черёд администраторши.

Алан встал из-за стола, подошёл к двери в секретарскую и осторожно приотворил её. Хорошо сделал, что не стал лихо распахивать! Первая, кого он увидел, была та самая девушка с конфетной коробки. Она сидела за столом и старательно заполняла бумаги, время от времени поднимая глаза на высокого рыжеватого парня, стоявшего перед ней.

Алан отступил на шаг и сунул коробку обратно в сумку. Дарить барышне её собственный портрет на коробке с конфетами — это чересчур. Пусть даже сходство случайное, но девушка может принять за намёк и обидеться. А может это и впрямь её портрет?

Раз уж он разузнал всё, что хотел, то стоит выйти в коридор и войти сюда снова. Не тайно, а нормально, обычным образом. Заодно и познакомиться с девушкой. Если она назовётся Труди Вюрцль… Кстати, Труди — это скорее всего Гертруда.

Он выбрался в коридор и увидел троих здоровенных блондинов, которые стояли у двери в секретарскую, толкали друг друга в бок, но не входили, а шипели:

— Ты видел?

— Нет, а ты видел? Как это может быть?

— Это же не она? Или она?

Гремонцы, — определил про себя Алан. Увидели ту же картину что и он, и обомлели. Будем рассуждать логически. Не может эта девушка быть прототипом той, с коробки. Она совсем юная. Конфеты очень популярные и продаются в Гремоне давно. Может, родственница? Дочь или внучка знаменитой Труди?

Скинул полог незаметного и упругой походкой прошествовал мимо парней из Гремона прямо в секретарскую. Девушка с конфетой коробки вскинула на него взгляд, оценила преподавательскую мантию и значок магистра, поднялась из-за стола и произнесла своим звучным голосом:

— Магистр Алан Баррский, если не ошибаюсь? Временный администратор Адель Мансель к вашим услугам.

Уф, не она!


Анна Стриковская Девушка с конфетной коробки | Девушка с конфетной коробки. Книга 1 | * * *